Кино-Театр.ру
МЕНЮ
Кино-Театр.ру
Кино-Театр.ру
Кино-Театр.ру мобильное меню

Иваны, не помнящие родства

11 сентября
2014 год
 
 
2
3
5
6
7
9
12
13
15
16
18
19
21
23
24
25
27
28
30
31
 
 
 
 
 
2
4
5
6
7
9
10
12
13
14
15
16
17
18
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
 
 
 
 
 
5
7
8
10
12
14
15
19
21
23
24
26
27
30
 
2
4
5
8
9
10
12
13
14
16
17
18
20
21
22
24
26
27
29
30
 
 
 
3
4
5
6
8
10
12
13
14
17
21
24
25
27
29
31
 
 
 
 
 
 
2
5
6
7
8
9
10
13
14
15
17
18
19
20
22
23
24
25
27
29
30
 
2
4
5
7
8
10
11
12
14
15
16
17
18
19
23
24
27
28
29
30
31
 
 
 
 
3
4
5
6
14
15
19
22
23
25
26
28
30
31
2
4
6
8
10
11
12
13
14
15
16
17
18
20
21
22
23
25
26
27
30
 
 
2
3
4
6
8
9
10
12
13
16
18
19
20
22
23
24
28
29
31
 
 
 
 
 
3
5
8
10
11
12
14
15
16
17
18
20
22
23
24
25
26
27
29
30
2
4
6
7
8
9
10
12
13
15
16
18
19
21
22
24
26
27
30
Все рубрики

«Моё отечественное кино» с Сергеем Кудрявцевым >>

120 лет Александру Довженко: переоценка ценностей

Иваны, не помнящие родства

После такого шедевра, как «Земля», наверняка было трудно Александру Довженко создать очередной фильм на столь же высочайшем художественном уровне, а главное - актуально и идеологически верно, учитывая порой ожесточённую критику его будто бы «патриархального мышления», откликнуться на стремительно меняющуюся социалистическую действительность в ходе «великого перелома» в стране, которая вступила на путь глобальной индустриализации. И ведь по самой картине «Иван», снятой в 1932 году, наглядно видно, как корёжит и ломает уникального творца, пытающегося изо всех сил и с редкостной убеждённостью истинно соответствовать требованиям времени, где как раз стали не нужны «неповторимые индивидуальности», а резко выросло в цене умение существовать в коллективе, трудиться сообща, испытывать энтузиазм толпы, строящей Днепрогэс и Магнитку.

Иваны, не помнящие родства

Довженко начинает свою ленту с поразительного шестиминутного пролога, величественного и умиротворённого, словно прощаясь со знакомым с детства и безоглядно любимым миром не просто деревенского бытия, а почти мифологического пространства, запечатлённого на экране в таких композициях и ракурсах, которым бы точно позавидовал американский оператор Грегг Толанд, вроде как считающийся пионером сверхобщих планов и глубинных натурных панорам. Но и в последующих сценах первой половины действия преподносится, пожалуй, с не меньшим восторгом «технократическая симфония Днепрогэса» - и несомненная поэтическая структура монтажного построения фильма выдаёт в режиссёре ещё не преодолённое желание киноноваторов 20-х годов творчески преображать подлинную реальность и как бы воссоздавать её заново с помощью ассоциативных сопоставлений, экранных метафор и даже символов.

Иваны, не помнящие родства

Однако прозаический кинематограф 30-х годов, уже стремящийся полностью вытеснить с экранов монтажно-поэтический строй повествования, вынуждает Александра Довженко идти на определённые хитрости, вставлять в произведение «внесюжетные обманки» подчас эксцентрического плана, как в случае со злостным прогульщиком Степаном Губой, отцом комсомольского вожака, или же в трактовке образов самодовольного обывателя и его жены-мещанки, что оборачивается, к сожалению, смысловой невнятицей и рыхлой конструкцией второй половины картины. К тому же она несёт на себе печать чрезмерного пропагандистского пафоса в отстаивании довольно фальшивой идеи, что «новый человек» в социалистическом государстве должен чуть ли не отказаться от всех своих корней, связывающих его с патриархальным прошлым, напрямую заявить о том, что развитию подлинно советской личности даже мешают родственные узы с отсталыми и малосознательными выходцами из деревни, а преодоление всех сковывающих пут возможно лишь благодаря учёбе на рабфаках.

Иваны, не помнящие родства

Знаменательно и то, что не только главного героя зовут Иваном, и это имя носят ещё два персонажа, а вот некое демонстративное нежелание протагониста ответить ясно и чётко на вопрос одного из партийных работников насчёт отчества и фамилии. Иван произносит: «Иван» - и остальное оказывается совершенно неважным. И его первоначальное наивное намерение выделиться из толпы таких же работяг на строительстве Днепрогэса в качестве «стихийного ударника» получает незамедлительный отпор, поскольку истинным «лидером труда» может быть только человек подготовленный и назначенный, если и имеющий какую-то индивидуальность, то словно отлитую по заказу и отшлифованную до блеска.

Иваны, не помнящие родства

Так что финал по-своему закономерен: сын украинского крестьянина радостно вливается в ряды безликих городских комсомольцев и молодых партийцев, заполонивших институтские аудитории. Это Иваны, уже не помнящие родства.

Сергей Кудрявцев
Подписаться на рассылку новостей
фильмы

обсуждение >>

№ 4
kinanet (Москва)   12.09.2014 - 22:57
Так не благодаря системе, а вопреки! Королёв сидел, Мандельштам вообще погиб в лагере. читать далее>>
№ 3
Надежный (Коломна)   12.09.2014 - 19:14
... Именно так! Королев, Шостакович, Мандельштам, Тарковский, Курчатов. Это все яркие инвидуальности. Назвать любого из них "человеком толпы" просто язык не поворачивается.... читать далее>>
№ 2
kinanet (Москва)   12.09.2014 - 15:06
И были Иваны, которые в массовом порядке доносили на товарищей и друзей. И были Иваны, которые расстреливали миллионы людей. читать далее>>
№ 1
Avdert (Брюссель)   12.09.2014 - 05:00
= ряды безликих городских комсомольцев и молодых партийцев, заполонивших институтские аудитории. Это Иваны, уже не помнящие родства= - Эти " Иваны, уже не помнящие родства" в неимоверно тяжелых... читать далее>>
Кино-Театр.ру Фейсбук
Кино-Театр.ру Вконтакте
Кино-Театр.ру Одноклассники

Афиша кино >>

комедия
Россия, 2017
психологический триллер
Исландия, 2016
комедия
Россия, 2017
драма, триллер
Австралия, США, 2017
драма
Франция, 2017
драма, комедия
Канада, Мексика, 2016
боевик, комедия
США, 2017
комедия, приключения
США, 2017
все фильмы в прокате >>