Кино-Театр.ру
МЕНЮ
Кино-Театр.ру
Кино-Театр.ру
Кино-Театр.ру мобильное меню

Марина Полицеймако

Марина Полицеймако фотографии
автор фото: Ольга Чумаченко
Дата рождения
Категория
Актриса
Фильмография
Театр
Фотоальбом
Обсуждение
Марина Полицеймако: смотреть фильмы онлайн
Марина Полицеймако:
смотреть фильмы онлайн

Полицеймако Марина Витальевна

Родилась 10 февраля 1938 года в Ленинграде.

Заслуженная артистка РСФСР (18.07.1988).

Дочь артистки Ленинградской филармонии Евгении Фиш и народного артиста СССР Виталия Полицеймако, актёра Ленинградского БДТ.
В 1964 году окончила Театральное училище имени Б.В. Щукина (курс А. Орочко).

С 1965 года — актриса московского Театра драмы и комедии на Таганке.

Вдова актера Семёна Фарады (1933—2009) .
Сын — артист театра и кино Михаил Полицеймако (род. 1976).
театральные работы
Московский театр драмы и комедии (Театр на Таганке):
1964 – Жена "Добрый человек из Сезуана" Б. Брехт (постановка Ю.П. Любимова)
1964 – Госпожа Шин "Добрый человек из Сезуана" Б. Брехт (постановка Ю.П. Любимова)
1965 – "Антимиры" А. Вознесенский (постановка Ю.П. Любимова, режиссёр П.Н. Фоменко)
1965 – "Кресты"; Женский батальон; Дама полусвета "Десять дней, которые потрясли мир" Д. Рид (постановка Ю.П. Любимова)
1965 – Мать Багрицкого "Павшие и живые" сценическая композиция Д. Самойлова, В. Грибанова, Ю. Любимова (постановка Ю.П. Любимова, режиссёр П.Н. Фоменко)
1966 – Госпожа Сарти "Жизнь Галилея" Б. Брехт (постановка Ю.П. Любимова)
1967 – Двор; Плакальщица "Пугачёв" С.А. Есенин (постановка Ю.П. Любимова, режиссёр Б.А. Глаголин)
1967 – "Послушайте!" В.В. Маяковский (постановка Ю.П. Любимова)
1968 – Госпожа Пернель "Тартюф" Ж.-Б. Мольер (постановка Ю.П. Любимова)
1969 – Женщина "Мать" М. Горький (постановка Ю.П. Любимова, режиссёр Б.А. Глаголин)
1971 – Матрёна "Что делать?" Н.Г. Чернышевский (постановка Ю.П. Любимова)
1971 – Лиза Бричкина "А зори здесь тихие..." Б.Л. Васильев (постановка Ю.П. Любимова, режиссёр Б.А. Глаголин)
1972 – Студентка-толстушка "Под кожей статуи свободы" Е.А. Евтушенко (постановка Ю.П. Любимова, режиссёрская группа: Б.А. Глаголин, А.И. васильев, В.Б. Смехов, Л.А. Филатов)
1973 – за Арину Родионовну; за Карамзину; за Даму "Товарищ, верь..." Л.В. Целиковская, Ю.П. Любимов (постановка Ю.П. Любимова)
1973 – "Бенефис" А.Н. Островский (постановка Ю.П. Любимова)
1975 – Шарлотта Ивановна "Вишнёвый сад" А.П. Чехов (режиссёр-постановщик А.В. Эфрос)
1979 – Лизавета "Преступление и наказание" Ф.М. Достоевский (постановка Ю.П. Любимова, режиссёр Ю.Н. Погребничко)
1980 – Юлия Михайловна «Дом на набережной» Ю. Трифонов (постановка Ю.П. Любимова, режиссёр Б.А. Глаголин)
1981 – Ольга Прозорова «Три сестры» А.П. Чехов (постановка Ю.П. Любимова, режиссёр Ю.П. Погребничко)
1985 – Квашня "На дне" М. Горький (постановка А.В. Эфроса, режиссёр Б.А. Глаголин)
1985 – Зинаида "У войны не женское лицр" С. Алексиевич (режиссёры А.В. Эфрос, Б.А. Глаголин)
1986 – Марья Полубояринова "Полтора квадратных метра" Б. Можаев (режиссёры А.В. Эфрос, С.Н. Арцыбашев)
1989 – Настя "Живой" Б. Можаев (постановка Ю.П. Любимова)
1990 – Мария Лукьяновна "Самоубийца" Н.Р. Эрдман (постановка Ю.П. Любимова)
Кормилица "Медея" Еврипид (постановка Ю.П. Любимова)
1996 – Татьяна Павловна; Бандерша "Подросток" Ф.М. Достоевский (постановка Ю.П. Любимова)
1997 – Хохлакова; Первая Мать "Братья Карамазовы" (Скотопригорьевск) Ф.М. Достоевский (постановка Ю.П. Любимова)
2000 – Герцогиня Йорская "Хроники" У. Шекспир (постановка Ю.П. Любимова)
2007 – Графиня Хрюмина-бабушка "Горе от ума – Горе уму – Горе ума" А.С. Грибоедов (постановка Ю.П. Любимова)
Мицци, жена Старосты; Старуха (мать Варнавы) "Замок" Ф. Кафка (постановка Ю.П. Любимова)
2009 – Мать Мэй, миссис Филдинг "Сказки" Г. Андерсен, О. Уайльд, Ч. Диккенс (постановка Ю.П. Любимова)
2011 – Актриса "На все времена" Бенефис Марины Полицеймако по произведениям Ю. Мисимы, Р. Брэдбеот, А. Ахматовой и И. Бродского (режиссёр-постановщик Эрвин Гааз)
2012 – Мама ДжонниПатинМайка "Калека с Инишмана" М. МакДонах (постановка С. Федотова)
2013 – "Феникс" М.И. Цветаева (режиссёр Л. Маслова)
2014 – Няня "Гроза двенадцатого года. Имени Твоему" (Из записок Даниловского) С. Глущенко при участии И. Голубева, К. Фокина (режиссёр-постановщик С. Глущенко)
2016 – Таисия Петровна "Эльза" Я. Пулинович (режиссёр Ю. Ауг)

(Список ролей составлен Павлом Тихомировым)

последнее обновление информации: 27.08.17

В образе еврейской мамы

Блистательная актриса, старожил Театра на Таганке Мария Полицеймако родилась в потомственной театральной семье. Ее отец — премьер ленинградского Большого драматического театра Виталий Полицеймако, мама — эстрадная артистка Евгения Фиш. В браке с известным артистом Семеном Фарадой у нее родился сын Михаил, продолживший актерскую династию. Несмотря на возраст, Мария Витальевна по-прежнему играет в театре, поскольку, как и полагается настоящей актрисе, не представляет свою жизнь без сцены. Премьерша Театра на Таганке признается, что так и не смогла покорить кинематограф. «Мне очень не хватало бойцовских качеств. Надо было быть жестче, больше общаться. Да и мой муж, Сеня, был против того, чтобы я снималась в кино. Он любил, когда я была дома, у плиты», — говорит актриса. О своих знаменитых родителях, трудностях военного времени и о любимом муже Мария Полицеймако рассказала в интервью Jewish.ru.

— Мария Витальевна, почему вы взяли сценический псевдоним «Марина»? Чем вас собственное имя не устроило?
— На самом деле, Марина — это мое официальное имя; так назвал меня папа. При этом он никогда не обращался ко мне по имени: звал меня либо Машей, либо Макой. Открывал окошко и кричал: «Мака, домой!» Из-за этого меня во дворе дразнили «Макой-Какой». «Папа, ты что, с ума сошел? Не зови меня так!» — обижалась я. Так что официально я — Марина Витальевна. Тем не менее все зовут меня Машей. У меня два имени.

— В интервью нашему изданию ваш сын, Михаил Полицеймако, с сожалением отметил, что вы, будучи блестящей театральной актрисой, так и не сказали своего слова в кино. Вы с этим согласны? Почему кинематографическая карьера у вас не сложилась?
— Во-первых, я активно играла в Театре на Таганке, а Юрий Петрович Любимов очень неохотно отпускал нас в кино. «Как?! А кто будет играть?» — говорил он, когда я подходила к нему, чтобы отпроситься на съемки. Кроме того, мне очень не хватало бойцовских качеств. Надо было как следует поднажать, а у меня это никогда не получалось... Во-вторых, мой муж, Сеня, был против того, чтобы я снималась в кино. Он любил, когда я была дома, у плиты. Хотя признавал, что я очень хорошо играю в театре. Когда меня утверждали в какой-нибудь фильм, а его — нет, он иногда говорил: «А я болен, я не хочу, чтобы ты играла». И всё, тема была закрыта, ведь Сеня — глава семьи. В общем-то, я сама виновата. Надо было быть жестче, больше общаться. Наделала ошибок — чего уж тут вспоминать!

— Вы родились в известной театральной семье…
— О, да! Мой папа, Виталий Павлович Полицеймако, родом из Царицына (Волгограда). Он по происхождению грек, его настоящая фамилия — Полицеймакос. Папа был потрясающим актером, всю жизнь он прослужил в Большом драматическом театре имени Горького в Ленинграде. Моя мама, эстрадная актриса Евгения Михайловна Фиш, по национальности еврейка. Она была невероятно красивой женщиной. Из-за фамилии ее одно время не пускали работать из Ленинграда в Москву. Мамин отец, Михаил Фиш, был банкиром и жил то в Берлине, то в Кировограде. Мама познакомилась с папой уже в Москве.
Мария Витальевна показывает старые фото родителей. На одном из общих снимков стоит подпись: «1931 год. Свадьба, которой не было».
— Не было у них денег, — объясняет Мария Витальевна, — вот и свадьбу справлять было не на что. Просто расписались — и всё…
Сначала мама работала в Новом театре в Ленинграде (впоследствии Театр имени Ленсовета). Когда началась Великая Отечественная война, она поехала с театром на Дальний Восток. Я же оставалась с бабушкой в Ленинграде. Мама пришла к художественному руководителю с просьбой отпустить ее к семье. В результате ее выгнали из театра, и она на попутках (и это во время войны!) добралась до Ленинграда. Папа в это время был на гастролях в Средней Азии. Когда мама приехала в Ленинград, папа срочно с ней связался и посоветовал уехать вместе со мной на его родину, в Сталинград. Когда мы туда приехали, к городу уже подходили немцы. Мама металась по городу — это было так страшно. Ей говорили: «Да чего ты! И с немцами можно жить, оставайся!» А она в отказ: нет, мол, с немцами я не буду жить никогда. Там она встретила известных кинематографистов братьев Васильевых. Надо сказать, что в то же время до нее дошли слухи, что папа, якобы, в Ленинграде погиб. Он вышел из театра и его взрывной волной бросило в Неву. Из реки мертвецов выгребали и сжигали. Когда папу тронули, он пошевелился. Оказалось — живой.
Мама была полна решимости вернуться в Ленинград. Так вот, братья Васильевы дали ей немного денег. «Женя, ты должна продать все, что у тебя есть, — сказали они ей, — ты просто обязана вырваться отсюда. На днях сюда придут немцы». А у мамы ничего не было — только наручные часики. На площади была единственная железнодорожная касса, и толпы людей ночами ждали ее открытия. Мама отстояла очередь, кинула в билетное окошко платочек, в который были завернуты часы, деньги и записка со словами: «На любой транспорт». Так мы оказались в Кирове. По дороге со мной случилось ужасное происшествие: я упала с верхней полки, внизу люди пили чай, и меня обожгло кипятком. Когда мы приехали, мама, у которой уже не осталось ничего, взяла лошадь, положила на нее бабушку (она была к тому времени совсем плоха, у нее диагностировали рак), обсыпала меня солью (так делают при ожогах), обвернула простыней и пошла по Кирову. Город был оклеен афишами ленинградского БДТ. И вот идет она, и вдруг слышит: «Женя, Женя!» Оборачивается — а это папа…

— А как он ее нашел?!
— Случайно! Он был в Кирове с театром. Шел по улице — и вдруг увидел женщину с ребенком на руках. Ею оказалась мама… Какое-то время мы жили в Кирове, а потом папу направили в Ленинград. Мама работала на эстраде, папа играл на сцене БДТ. Они часто репетировали дома. Мама читала стихи под музыку. Она была очень интересным человеком: красивая, умная, смелая. Во время войны, еще в Кирове, мама работала медицинской сестрой. Был там такой специалист, доктор Бахон, который делал обожженным танкистам и летчиком новые лица. Вы представляете, что это были за раны и какие должны были быть у врача руки? Он брал кусок кожи с бедра и пересаживал его на лицо, создавая солдатам совершенно новую внешность.
Вот такая у меня была мама. Она до сих пор дает мне силы… Они с папой безумно любили друг друга. Мама была очень образованным и культурным человеком. Она никогда не ссорилась со свекровью, Анастасией Михайловной, хотя та была очень простой женщиной, которая могла легко ее обидеть.
— Вы, наверное, всегда хотели быть похожей на маму?
— Конечно… Я часто бывала у нее в театре. Помню, когда мне было лет пять, я была безумно влюблена во Владислава Стржельчика... Он был такой красивый! А как он выступал…

— Почему вы решили уехать из Ленинграда в Москву и поступать в Щукинское театральное училище?
— Дело в том, что сначала я поступила в театральное училище в Ленинграде. Папа очень не хотел, чтобы я была артисткой. Он говорил, что у меня не тот характер — и был, кстати, абсолютно прав. Я ужасно обиделась и со скандалом пошла работать на электроламповый завод «Светлана» — вот, мол, какая я независимая. Уже потом я поступила в институт, вышла замуж. Он был москвичом, и я переехала к нему. Наша с ним жизнь сложилась неудачно, мы разошлись, а я совсем одна осталась в Москве.

— Как вы попали в Театре на Таганке?
— Юрий Петрович поставил в «Щуке» спектакль «Добрый человек из Сезуана», а потом из нашего курса образовался Театр на Таганке.
— Вы ведь всю жизнь служите в одном и том же театре. В чем причина такой приверженности?
— Приверженность чему-либо — это вообще свойство моего характера... Мне было очень интересно в театре, в частности, с Юрием Петровичем Любимовым, он — мой учитель.

— Как вы отнеслись к скандалу в театре, в центре которого оказался Юрий Любимов?
— Это очень тяжело переживать. Юрий Петрович уже немолод, у него есть жена, Каталин, которая за ним ухаживает. Она очень некорректно вела себя в театре, именно она послужила причиной всего случившегося. Если бы не Каталин, ничего не было бы. Это мое личное мнение. Юрий Петрович создал этот театр, но был вынужден из него уйти. Некрасивая история... Театр в этом совершенно не виноват.
— Вы продолжаете играть на сцене? В каких спектаклях вы сегодня заняты?
— Играю и в старых спектаклях, поставленных Юрием Петровичем, и в новых — «Калека с Инишмана», «На все времена». Все, что я могу, я делаю. Правда, у меня плохо с ногами, но ничего, справляюсь.

— Вы несколько раз исполняли в кино роль классической еврейской мамы. Вам близок этот образ? Ощущаете ли в себе еврейскую составляющую?
— А как же? Ведь моя мама еврейка. От мамы я унаследовала, наверное, все: и ум, и доброту, и юмор. Я несколько раз была в Израиле, но, знаете, жить там я бы не смогла. Не могу без России, без нашей культуры, языка. Но составляющую, конечно, чувствую. Мои бабушка и дедушка по маминой линии, Альтшванк и Фиш, были немецкими евреями. В Германии я, с одной стороны, понимала, как же этих немцев ненавижу, а с другой — что-то во мне говорило: это великая нация. Я люблю их порядок, точность. Есть многое, за что можно любить и одновременно ненавидеть этот народ. Еврейское во мне — это душа, тонкость человеческих переживаний. Это невозможно объяснить.

— В начале интервью вы обмолвились, что из-за фамилии маму не пускали в Москву...
— Да, было такое. Я помню, как она переживала из-за того, что однажды ее, уже совсем старенькую, на улице назвали «израильской коровой». Я ужасно переживала. За такие вещи я могу убить. Я вообще дитя мира и не понимаю, когда людей начинают делить по национальному признаку — так меня воспитал папа. В каждой нации хватает и хороших, и плохих людей. Поэтому сержусь, когда говорят, будто евреи жадные. Это неправда. Есть русские, которые в миллионы раз жаднее. Добрее моей матери я вообще никого не знала. Я выросла в семье, где не тряслись над деньгами. Маме говорили: «Смените фамилию, и тогда будете везде ездить». Она ответила, что ее отец не сделал ничего плохого, и поэтому менять фамилию она не будет. Маминого отца, Михаила Фиша, выстрелом в упор убили погромщики. Есть камень, на который он упал... После этого мама переехала к своим родственникам в Ленинград. Они были выкрестами и приютили маму. Мой муж, Сеня, тоже еврей. Мы познакомились с ним в 1972 году, когда он поступил к нам в театр. И для него, и для меня это был не первый брак. У меня к тому времени уже был сын, Юра; у Сени же детей никогда не было, а он очень хотел ребенка. В браке у нас родился Миша.

— Как давались последние годы жизни Семена Львовича?
— Ужасно. Жалко его было до смерти... Говорю об этом, а сердце разрывается. Он так хотел жить, надеялся, что выкарабкается. Очень обижался, что к нему редко приходят гости. «Сеня, ну посмотри на нашего Мишу, он же постоянно работает, — говорила я ему. — Вот и остальные так же. Ведь всем нужно зарабатывать деньги. Вот и не приходят». Он очень скучал. Все время лежал, глядел в потолок, пересматривал фильмы с Чаплином. Он был очень хороший, а какой талантливый, и это при том, что у него не было актерского образования. Ему неоднократно намекали на то, чтобы он сменил фамилию (настоящая фамилия Семена Фарады — Фердман, — С.Б).
— Что это у вас за фамилия такая? — говорили ему — У вас, евреев, даже республики своей нет.
— Так у меня другой фамилии нет...
— Ну, придумайте какую-нибудь шараду!
Так Семен Фердман стал Фарадой.

— Мария Витальевна, а вы хотели бы, чтобы ваши внуки продолжили актерскую династию?
— Как Б-гу будет угодно... Мой старший сын, Юра, очень музыкальный и красивый парень, актером быть не захотел. «Нет, мама, не хочу, — говорил он мне, — вижу, как ужасно ты живешь, как тяжело быть в этой профессии. Мне такой жизни не надо». Подталкивать я к этому их не буду — таким путем можно только навредить.
— А сколько у вас внуков?
— У Юры двое своих и двое приемных детей: две Саши, Оля и Ева. У Миши две дочери, Соня и Эмилия, и сын Никита.
— Как вы думаете, какая вы бабушка?
— Думаю, что не очень хорошая. Гулять с ними уже не могу — проблемы со здоровьем замучили... Но вообще стараюсь проводить с ними как можно больше времени.

Соня Бакулина

9.03.2012

дополнительная информация >>

Если Вы располагаете дополнительной информацией, то, пожалуйста, напишите письмо по этому адресу или оставьте сообщение для администрации сайта в гостевой книге.
Будем очень признательны за помощь.

обсуждение >>

№ 39
Селена48   25.03.2017 - 23:14
Тоже обожаю эту необыкновенную актрису в "Табачном капитане", и как ей там "куфюру" служанка неуклюжая "распудрила", и как она изумительно поёт дуэтом с Кривоносом: "Амуром... читать далее>>
№ 38
ODA   24.03.2017 - 22:28
Обожаю вашу героиню в "Табачном капитане" ,до сих пор пересматриваю только из-за "дубинушки"за которой дают столько леса:)и до сих пор употребляю в разговоре фразы:"Всю купюру... читать далее>>
№ 37
елена в(звенигород)   10.02.2016 - 12:34
Всех благ и хорошего здоровья желаем прекрасной актрисе! С днем рожденья! читать далее>>
№ 36
Лизбет   10.02.2016 - 08:10
Обаятельнейшая женщина ,прекрасная актриса ,поздравляю! читать далее>>
№ 35
Татьяна Васюки.   23.07.2015 - 12:16
Замечательная роль в фильме "И всё- таки я люблю". Прям не насмотрюсь. читать далее>>

Марина Полицеймако: пресс-центр >>

Сущность «Глянца»

Сущность «Глянца»

Кажется, совсем недавно Роберт Олтмен высмеял нравы «гламура» в своей картине «Pret-a-porter», где вместе с безупречным актерским составом участвовали и сами законодатели моды. Последние, скорее всего, пожалели о своем участии в этом скандальном фильме, чуть не похоронившем под слоем пыли всех кутюрье.
6 комментариев
Дневник ММКФ. Первая страничка

Дневник ММКФ. Первая страничка

Свершилось! Теперь и наша нога ступила на обетованную землю самого престижного киносмотра Государства Российского... Правда, не всех сразу, а только поднадоевшего всем зануды под кодовым именем Макс.
Тяжкая болезнь

Тяжкая болезнь

Главной фигурой фильма становится следователь — в значительной степени благодаря великолепной игре В. Стеклова.
Кино-Театр.ру Фейсбук
Кино-Театр.ру Вконтакте
Кино-Театр.ру Одноклассники