Кино-Театр.ру
МЕНЮ
Кино-Театр.ру
Кино-Театр.ру

История кино >>

Пол ВерховенЗрители, знакомые лишь с американским периодом творчества известного режиссера Пауля Верховена, могут подумать, что он относится к профессиональной когорте создателей фантастических боевиков, начиненных сложнейшими спецэффектами и смертельными трюками. Еще бы! Его «Робокопа» и «Абсолютную память» не видели, пожалуй, лишь самые равнодушные к кинозрелищам зрители.
Однако в первых фильмах, снятых еще на своей родине, в Голландии, этот режиссер предпочитал совсем другие жанры и сюжеты, из тех, что в западных видеотеках и каталогах сопровождаются предупредительными значками, существенно ограничивающими возрастные рамки предполагаемой аудитории.
К примеру, в эротической комедии, не лишенной черного юмора в духе Даниила Хармса, названной «Турецкий фрукт», рассказывалась эпатажная история некогоПол Верховен плейбоя от искусства, насыщенная интимная жизнь которого складывалась в череду авантюр, порой садомазохистского характера. Фильм был снят на пике сексуальной революции в кино и, вероятно, даже сегодня способен шокировать зрителей пожилого возраста ироничностью тона, смелостью любовных сцен и ракурсов.
Пол ВерховенСнятая несколькими годами позже драма из жизни молодых парней «Спеттерс» поставлена в более близком к реалистическому повествованию ключе. Киноманы, быть может, найдут тут отзвук «Беспечного ездока» (1969) Денниса Хоппера. И хотя актеры из «Спеттерса» не достигали уровня игры Питера Фонды, Денниса Хоппера и Джека Николсона, смотреть фильм Верховена все равно интересно: в нем есть дыхание подлинной жизни, хорошо передана атмосфера европейской провинции, трогает и насмешливо-печальная авторская тональность.
Пожалуй, самой нашумевшей была европейская работа Пауля Верховена - мрачная притча «Четвертый мужчина». Проблемы художественного творчества, окрашенные гомосексуальными мотивами, погруженные в алогичную атмосферу сновидений и фрейдистских комплексов, возможно, казались многим зрителям слишком сложными, зато у них был шанс насладиться изысканным изобразительным решением фильма, в котором чувствовались традиции живописной школы старых голландских мастеров.
Пол ВерховенСледующую свою картину – «Плоть и кровь» Пауль Верховен снимал уже для американской фирмы. Эпоха средневековья, далекие времена рыцарей, баронов и красавиц оживала на экране в мрачном колорите полыхающих костров, жестоких поединков. В этом фильме взошла звезда славы демонически красивого блондина с холодным взором голубых глаз - Рутгера Хауэра, обреченного с тех пор из фильма в фильм играть мужественных и жестоких воинов, коварных негодяев и т.д. и т.п. Увы, режиссеры класса Верховена встречаются на его пути не слишком часто...
Обосновавшись в Штатах, Пауль Верховен, решивший, по-видимому, посоревноваться с Ридли Скоттом и Джеймсом Кэмероном, снял фантастический полицейский триллер «Робокоп» - о суперроботе с мозгом погибшего полицейского, который становится грозой для гангстерского мира. Профессионализм Пауля Верховена, получив мощную компьютерную поддержку, превратил «Робокопа» в один из самых кассовых боевиков сезона. Коммерческая репутация режиссера вознеслась на такую высоту, что в следующем его фантастическом триллере «Абсолютная память» без малейших колебаний согласился сыграть главную роль сам Арнольд Шварценеггер.
«Абсолютная память» (другой вариант перевода – «Вспомнить все») - торжество динамики, напряженного ритма, потрясающих спецэффектов - представляет собой вариант антиутопии о неком тоталитарном царстве-государстве, где человек находится под неусыпным компьютерным контролем, и даже его бунт оказывается коварно запрограммированной операцией «сильных мира сего».
Гвоздем сезона-1992 стал психопатологический криминальный триллер ПауляПол Верховен Верховена «Основной инстинкт» с Майклом Дугласом и Шерон Стоун в главных ролях, который ещё больше повысил «котировки» Верховена на коммерческом рынке Голливуда. Фильм не блистал особыми режиссерскими изысками, но сюжет был крепко закручен, сексуальные сцены вызывали умеренный скандал среди пуритански настроенной публики. Итог: Шерон Стоун, до сих пор рядовая старлетка, стала одной из наиболее оплачиваемых актрис США, а Майкл Дуглас обрел, похоже, девятый вал своей популярности...
Не знаю, как вас, читатель, но меня «Основной инстинкт» разочаровал. Персонаж Дугласа выглядит на экране бледной копией главного героя триллера Эдриена Лайна «Роковое влечение» (1987), а сам «Основной инстинкт», в отличие от, скажем, «Окончательного анализа», далек от хичкоковских традиций, лишен стилистического блеска, постмодернистских ироничных цитат. Законы триллера предполагают, как правило, эффект сопереживания: мы сочувствуем жертве маньяка, частному детективу, попадающему в коварную ловушку и т.п. Пауль Верховен выстроил действие «Основного инстинкта» таким образом, что оба главных героя - полицейский и миллионерша-убийца симпатий почти не вызывают. Эротические сцены между ними лишены зажигательного огня, да и сама режиссура Верховена удивительно неэмоциональна, скована льдом профессионального расчета... В итоге получилась очень американская картина, если под этим понимать рядовую продукцию конвейера.
Через несколько лет Верховен попробовал усложнить драматургию и режиссерскую трактовку сюжета в амбициозной по замыслу картине «Шоу-гёлс». Эротическая драма об изнанке шоу-бизнеса не имела успеха в Америке: во-первых, на П.Верховена набросилась цензура, повысившая возрастной ценз для проката ленты, во-вторых, стилистика фильма оказалась слишком европейской. Так что звания «одного из самых американских режиссеров мира» Пауль Верховен на сей раз не оправдал, нет-нет, да «голландская юность» даёт о себе знать...
© Александр Федоров, 1995

Михаил Трофименков: Жук в муравейнике («Космический десант»). «Искусство кино» №5, Май 1998
Пол ВерховенРыдающие в экстазе зрители прижимаются к изодранным, в крови, в зеленых жучиных мозгах комбинезонам космического десанта. Праздник со слезами на глазах.
Пауль Верхувен ходит по проволоке: ему удалось невозможное. Нео-Голливуд, в отличие от созданного иммигрантами Голливуда классического, нетерпим к авторским индивидуальностям этих странных европейцев. Успех обменивается на обезличивание - сломали Формана и Кончаловского, с волчьим билетом и уголовным делом отбыл в европейские Палестины Роман Поланский. Пауль Верхувен - единственный, кто не изменил себе, кто пользуется голливудскими возможностями для развития собственных, часто болезненных тем. Женщина как воительница и онтологический враг мужчины; одиночка и коллектив; сладкий морок насилия. Боже, как его терпят в Беверли Хиллз, как позволяют снимать за 95 миллионов долларов фильм, достойный садомазохистских фантазий Кеннета Энджера?
Пауль Верхувен снял самую страшную за последние годы антиутопию, загримировав ее под светлую утопию. Перечитал Оруэлла, как Ивана Ефремова. Антифашист, снял фильм, абсолютно фашистский по эстетике. Прекрасный новый мир вполне справедлив. Земля объединилась в единое государство. Исчезла расовая дискриминация. Правда, гражданство предоставляется только тем, кто отслужит срочную, но и неграждане никакой дискриминации не подвергаются -- играют себе на бирже, нежатся на звездных курортах. Зато белозубая спортивная молодежь рвется всеми правдами и неправдами в армию, тем более что земная цивилизация вошла в смертельно опасное соприкосновение с цивилизацией жуков. Отброшена вся - из обязательного меню политкорректности -- либеральная болтовня о Другом и о его правах. Жук - не Другой, он просто Враг. В борьбе с ним появятся и свои Александры Матросовы, выдергивающие чеку из атомной гранаты, и свои космические комсомольцы, клянущиеся в верности, когда "дан приказ ему на запад". Никаких нюансов - такого мир не видывал с 30-х годов в Германии, с 50-х в Советском Союзе. Такова правда войны, а Верхувен снял фильм обо всех войнах, как Годар – «Карабинеров».

О.Суркова: «Пророки и пороки в своем отечестве». «Искусство кино» №6, Июнь 2000
Просмотр «Турецких сладостей» входит, например, даже в школьную программу.Пол Верховен В чем же прелесть этого фильма, честно говоря, не распространяющего на меня свое обаяние? Казалось бы, простая незатейливая мелодрама: всего лишь история взаимной любви, осложненной лишь не очень существенными размолвками героя с его возлюбленной, излишне ветреной и детски инфантильной. Она страдает канцерофобией, которая время от времени служит поводом для резковатых специфически голландских шуток. Однако к финалу картины у героини действительно обнаруживается рак мозга, и она умирает, оставляя неизгладимый след в душе героя.
Фильм Верхувена «Турецкие сладости» родился в годы экономического просперити, которые молодежь, как и повсюду в Европе, отметила своими требованиями полных и окончательных свобод, внешним отказом от всякой аскезы кальвинизма, главным образом в сфере сексуальных отношений и вызывающей правды поведения. Смешение полов, поражающие с непривычки формы одежды, нагота, как и наркотические грезы, были выведены из-под запрета.
Верхувен первым продемонстрировал под восторженные аплодисменты сочувствующей публики, что же такое свободная любовь и свободные взаимоотношения по-голландски. Эстетика его экрана была вскормлена так называемой правдой без прикрас. Мы так любим, так общаемся, так ничего не стесняемся и вовсе не стараемся кому-то понравиться. Но в то же время в не всегда аппетитной грубоватой физиологичности проглядывало и нечто специфическое, «правда» была освещена традиционной голландской простотой и простодушием, доходящим до прямолинейности. Никакого изысканного артистизма, никакой сложной психологической игры.
Самое интересное, что при этом даже амстердамцы, достигшие, казалось бы, максимальной свободы или вседозволенности, на самом деле в глубине души остаются детьми все той же преуспевающей, деловой, но крошечной провинциальной крестьянской страны и обременены изрядным комплексом неполноценности. Они верят в то, что очень похожи на отвязных героев «Турецких сладостей», «своих» ребят, оставаясь внутренне скромными и неуверенными в себе. Бравируя полной раскрепощенностью, голландцы словно боятся подступиться к себе подлинным, к тому внутреннему смятению, которое они так скрывают от чужих. «Турецкие сладости», очевидно, и были восприняты как образец предельной честности в изображении любовных отношений. Лишь бы все было честно и просто во внешних проявлениях.
Ранние картины Верхувена, как и других голландских режиссеров, привлекают национального зрителя неэстетичной для меня, но зрителями горячо любимой поэтикой тривиального. С их точки зрения — естественностью естественного. Голландцы — практики и не слишком любят философствовать. По крайней мере, на экране.
Подписаться на рассылку новостей
персоны
Кино-Театр.ру Фейсбук
Кино-Театр.ру Вконтакте
Кино-Театр.ру Одноклассники

Афиша кино >>

комедия
Франция, 2017
семейное кино
Германия, 2017
детский фильм, семейное кино
Россия, 2017
биография, драма
Россия, 2017
триллер, фильм ужасов
США, 2017
драма
Южная Корея, 2016
боевик, приключения, фильм ужасов
Великобритания, Индонезия, Канада, США, Сингапур, 2017
боевик, криминальный фильм, приключения
Китай, США, 2017
комедия
Индия, 2017
комедия, сказка
Россия, 2017
триллер, фильм ужасов
США, Филиппины, 2017
боевик, научная фантастика, триллер, фильм-катастрофа
США, 2017
все фильмы в прокате >>