Кино-Театр.ру
МЕНЮ
Кино-Театр.ру
Кино-Театр.ру
Кино-Театр.ру мобильное меню

Отар Иоселиани

Отар Иоселиани (Otar Iosseliani) фотографии
Дата рождения
Категории
Режиссёр, Сценарист
Фильмография
Фотоальбом
Обсуждение

Иоселиани Отар Давидович

Otar Iosseliani

Родился 2 февраля 1934 года в Тбилиси, Грузия.

Сценарист, режиссер, актер, оператор, монтажер, продюсер.

Заслуженный деятель искусств Грузинской ССР (1979);
Народный артист Грузии (1984).

В 1952 окончил музыкальное училище (класс скрипки и дирижирования). В 1953-55 годах учился на механико-математическом факультете МГУ, затем во ВГИКе, который окончил в 1961 (мастерская А. П. Довженко и М. Э. Чиаурели). Среднеметражный фильм «Апрель» (1962), который с едкой иронией, но в манере отвлеченной и надуманной символики представлял образ жизни городской молодежи, был выпущен только в Грузии и лишь десятилетие спустя. Проработав год на металлургическом заводе в Кутаиси, Иоселиани снял дипломную документальную ленту «Чугун» (1965), в которой, помимо сразу читающейся поэтизации тяжелого труда сталеваров и некоего моцартовского подхода к работе, есть еще непостижимая тайна высокого искусства, метафорического преображения действительности. Именно этот опыт постижения истинной реальности и не лишенного глубинной поэзии перенесения ее на экран, в дальнейшем сформировал круг стилевых и смысловых пристрастий режиссера.

Его первая полнометражная картина «Листопад» (1968) предугадывала резкую смену климата в стране — оттепель закончилась. Режиссер удивительно точно почувствовал почти неуловимую связь между временами года и состоянием души своего героя. Скрытое лукавство Иоселиани, не избегающего возможности с доброй иронией подчеркнуть некоторое «донкихотство» Нико, который борется за правильную организацию работы на винодельческом заводе (поистине как Дон Кихот с ветряными мельницами), проявляется еще и в том, что режиссер окольцовывает заурядную историю явно внесюжетными прологом и эпилогом. Начало может показаться обманчиво документальным, как, например, и «Чугун». Дотошное воспроизведение древнего обряда получения вина из винограда превращается в какое-то мудрое священнодействие, непонятное нам, не посвященным в его таинства. А время сбора плодов и листопада оказывается временем раздумья и выбора пути. В таком случае последующий рассказ о молодом специалисте, доказывающем правоту своих идей и нравственность в каждом поступке (особенно в сравнении с более беспринципным Отаром), должен как бы подтвердить мораль этой природной притчи о том, кто посеет, тот и пожнет, а смоковница будет плодоносящей. Тем не менее в финале словно ничуть не повзрослевший Нико гоняет мяч вместе с мальчишками на пустыре около старинного храма. Простота и вместе с тем многозначность инсценированного эпилога в каком-то смысле сопоставимы с хроникальным прологом. Нико, несмотря на действительно мальчишеский вид и ряд запальчивых поступков, обладает некой взрослостью души, нравственной зрелостью. И в этом плане он, имеющий, судя по фотографиям, хорошую родословную, представляется духовным ровесником той мудрой и спокойной перед лицом вечности церкви, которая высится на холме. Возраст не имеет никакого значения, когда есть одна единая духовная традиция, общие человеческие истины.

В его следующем фильме «Жил певчий дрозд» (1971) можно обнаружить особое соотношение между сюжетом и фабулой. Фильм перенасыщен действием, сюжет ответвляется в разные стороны, значение приобретает каждая мелочь. Жил певчий дрозд — вот фабула, имеющая метафорический смысл. Сюжет лишен открытого конфликта, приближен к неторопливому течению жизни. Но малозаметные детали намекают на существование второго, смыслового пласта. Метафорическим камертоном ленты становится мотив истекающего времени, отсчитывающего часы и секунды человеческой жизни. Внутри повествования этот мотив сюжетно оправдан. Камертон необходим Гии как музыканту. А в часовой мастерской, куда он часто заходит, работает приятель Гии. Своеобразный «вечный цейтнот» заставляет Гию постоянно спешить. Но в некоторые моменты действие как бы замедляется — наступает пауза, время останавливает свой бег. Время здесь вырывается из конкретных реалий, лишается ежеминутности. Но герой этого не замечает, жизнь тратится попусту. Однако что-то остается после его внезапной, нелепой смерти. В финале время мифологизируется, превращаясь во Время. И судит героя? А может быть, нас, зрителей, зовет к размышлению.

«Пастораль» (1976, премия ФИПРЕССИ на Международном кинофестивале в Западном Берлине, 1982) по сравнению с двумя первыми частями своеобразной трилогии — «Листопад» и «Жил певчий дрозд» —поневоле выглядит более дидактичной, а порой даже не лишенной иронически-сатирического заряда. Фильм рассказывает о поездке камерного оркестра городских музыкантов на летний отдых в деревню, где они репетируют классические произведения, то соотносящиеся с буколикой пейзажей, то контрастирующие с сельским бытом и местными нравами. Но в стилевом отношении по мере развития творчества Иоселиани от все-таки более прозаического «Листопада» к намеренно амбивалентному по морали и манере фильму «Жил певчий дрозд», далее в «Пасторали» проявляется уже безусловная притчевая форма, лукаво спрятанная под видом чуть ли не телерепортажа, случайно зафиксированного камерой на деревенской натуре. Как раз природа, остававшаяся только на заднем фоне в городских работах Иоселиани, становится, пожалуй, главным героем в исключительно сельской по месту действия «Пасторали». Нега лета и работа до пота, будь то простые сельские труженики или музицирующие горожане-интеллектуалы; умиротворение всего вокруг, замирающего в жаркие дни; и сонливое переживание «застойного времени». Конфликт между вдохновенными музыкантами и приземленными жителями из провинции может показаться явным, острым, не терпящим примирения. Но постепенно это отходит на второй план. В самой деревне не все так уж пасторально, однако и не заслуживает гневного презрения, ленивого снисхождения, но в чем-то способно вызвать любопытство и пробудить подлинный интерес горожан, которые тоже не идеальны, не столь одержимы служением искусству, подчас мелочны и эгоистичны. Смысловая перекличка с предыдущими картинами Иоселиани в том и заключается, что грань в отдельном человеке или группе людей, объединенных по профессиональному, социальному, какому-либо иному принципу, проходит между нравственным и безнравственным, духовным и бездуховным. После отъезда музыкантов, которые вроде бы должны были уже всем надоесть, остается непредусмотренное чувство грусти. Финал не замкнут. Деревенская девочка-подросток, покорно выполнявшая работу по хозяйству и лишь прислушивавшаяся к репетициям музыкантов, ставит на проигрыватель подаренную ими пластинку и слушает музыку. Не это ли становится истинной пасторалью — что-то изменившееся в душе тех, кто не тронулся с места или же уехал восвояси.

Переселение режиссера во Францию в конце 1980-х годов по лично-семейному поводу не было на самом деле резким и демонстративным разрывом ни с обществом, ни со страной, не говоря уже о родине. К сожалению, не свойственная Иоселиани тема огульного неприятия и раздраженного отрицания советского прошлого все же найдет свое отражение в поздней документальной ленте «Грузия одна» (1994). А в фильмах, снятых в окрестностях Парижа — «Фавориты луны» (1984, специальная премия на Международном кинофестивале в Венеции), «Охота на бабочек» (1992), «Коровья площадка» (1999) — или вообще в африканской деревне («И стал свет», 1989, специальная премия на Международном кинофестивале в Венеции), он остается самим собой, не изменяющим своим эстетическим принципам художником, с еще большим лукавством смотрящий на окружающий мир. Только в картине «Разбойники. Глава VII» (1996, специальная премия на Международном кинофестивале в Венеции), в которой Иоселиани свободно путешествует по прошлому и настоящему Грузии, его отношение к действительности принимает уже трагифарсовые черты. В этой седьмой по счету работе режиссера в игровом кино (что как-то объясняет ее подзаголовок) наследник старинного рода, а ныне опустившийся бомж-пьяница, живущий сначала в Грузии, потом перебравшийся во Францию, вполне представим в качестве все и вся утратившего Нико из «Листопада», только в 1990-е годы. Круг замыкается.

В 2000 вышел еще один фильм Иоселиани «In vino veritas!». Фильм представляет поток жизни, режиссер наконец-то нашел свою Грузию в Париже (эпизод пения вместе с клошаром), он почти лишен речи, и от этого становится еще более привлекательным и таинственным.
призы и награды
1968 МКФ в Каннах - Приз FIPRESCI ("Листопад")
1968 Премия им. Жоржа Садуля Фонда культуры Франции "За лучший п/м дебют" ("Листопад")
1982 МКФ в Берлине - участие в Программе «Forum» ("Пастораль")
1982 МКФ в Западном Берлине - Премия FIPRESCI ("Пастораль")
1984 МКФ в Венеции - Специальный приз жюри ("Фавориты луны")
1989 МКФ в Венеции - Специальный приз жюри ("И стал свет")
1992 МКФ в Венеции - Премия итальянской кинокритики им. Ф. Пазинетти ("Охота на бабочек")
1992 Премия Берлинской академии искусств "За лучшее произведение искусства" ("Охота на бабочек")
1992 Премия им. Серджо Амидеи "За лучший сценарий года" ("Охота на бабочек")
1992 Премия министерства культуры Италии "За качество в искусстве" ("Охота на бабочек")
1992 Приз кинопрессы "За лучший зарубежный фильм года" ("Охота на бабочек")
1993 МКФ в Москве - Премия Фонда А. Тарковского ("Охота на бабочек")
1996 МКФ в Венеции - Специальный приз жюри ("Brigands, chapitre VII")
1996 МКФ в Венеции - Приз FIPRESCI ("Brigands, chapitre VII")
1998 Премия киноакадемии «Ника» "За лучшую режиссуру" ("Brigands, chapitre VII")
1999 Премия «Феликс» Европейской киноакадемии ("In vino veritas")
1999 Приз FIPRESCI за лучший европейский фильм ("In vino veritas")
2000 Премия «Золотой Овен» "За лучший зарубежный фильм в российском прокате" ("In vino veritas")
2002 МКФ в Берлине - Приз «Серебряный Медведь» за режиссуру ("Утро понедельника")
2002 МКФ в Берлине - Приз FIPRESCI ("Утро понедельника")
2003 МКФ славянских и православных народов «Золотой Витязь» - Приз «Золотой Витязь» за лучший игровой фильм ("Утро понедельника")

последнее обновление информации: 22.04.17

дополнительная информация >>

Если Вы располагаете дополнительной информацией, то, пожалуйста, напишите письмо по этому адресу или оставьте сообщение для администрации сайта в гостевой книге.
Будем очень признательны за помощь.

обсуждение >>

№ 17
дрыщ   8.04.2015 - 18:43
... Что касается обезьян, то это к грузинам, которые напали на осетин. Быдло - в первую очередь деятели культуры, которые, во времена СССР, шопились за бугром, мого среди них было и кинематографистов. читать далее>>
№ 16
Ольга Вячеславовна (Минск)   27.07.2014 - 18:16
Продолжим разговор о режиссере и быдле. Нападают друг на друга – обезьяны. Это – истина. Выезжают за границу в шопинг – быдло. Ни там, ни тут нет режиссеров. Они стоят за обезьянами и быдлом. И тут главное:... читать далее>>
№ 15
Анна Васильева (Батайск)   15.02.2014 - 22:21
После просмотра "певчего дрозда" впервые поняла, что, все, что я делала до этого, как размышляла, это было по-настоящему, а самое главное - что я счастливый человек! Спасибо, ЧЕЛОВЕК! читать далее>>
№ 13
Макс   16.06.2013 - 12:27
№12 Мы другому не учимся.. Не быть быдлом.. Ладно, проехали. Все равно при своем мнении останемся. читать далее>>
№ 12
levshulepnikov   16.06.2013 - 00:29
№11. Еще раз. Возможно когда-то Иоселиани снимал хорошее кино (например Певчий дрозд или Листопад), но то, что он снял живя на Западе на мой взгляд пронизано презрением как минимум к французам. Но французы... читать далее>>

Отар Иоселиани: пресс-центр >>

Все статьи пресс-центра >>
Кино-Театр.ру Фейсбук
Кино-Театр.ру Вконтакте
Кино-Театр.ру Одноклассники
"Безбашенные"
Ролики фильмов

"Безбашенные"

В охваченной войной Боснии команда спецназа ВМС США «Морские котики» находит клад — золотые слитки стоимостью более $300 млн.