Кино-Театр.ру
МЕНЮ
Кино-Театр.ру
Кино-Театр.ру
Кино-Театр.ру мобильное меню

Сергей Семенов: «Вина пиратов в том, что они разрушают суть кинобизнеса».

интервью >>

О проблемах защиты авторских прав в сети Интернет рассказывают Сергей Анатольевич Семенов, руководитель юридической службы Гильдии продюсеров России, и Константин Викторович Земченков, директор Российской антипиратской организации.

Совместимо ли классическое авторское право со свободой слова, с правом на получение и использование информации? Как влияет появление новых технологий на изменение законодательства? Например, массовое распространение книгопечатания породило совершенно новые отношения, в начале XVIII века появился первый закон об авторском праве…
С. Семенов: Ну, это вы упоминаете статут королевы Анны. Я не сказал бы, что технический прогресс и авторское право – это две противоречащие друг другу вещи. Ведь что такое технический прогресс с точки зрения искусства и авторского права? Это способ использования произведения. Появление новых способов исторически всегда влекло за собой изменение законодательства.

Не сразу. Иногда процесс затягивался на годы.
С. Семенов: Естественно. Законотворчество – это сложный процесс, всегда есть сторонники и всегда есть противники. Новые законы не появляются сами по себе, должна возникнуть некоторая общественная необходимость, когда общество осознает необходимость правового регулирования. В идеале - этот процесс должен идти параллельно. Исторически, как правило, правовое регулирование всегда запаздывало, хотя есть и исключения: например, американцы осознали проблему цифрового окружения до того, как появилось большинство технологий. И вот этот знаменитый Digital Millennium Copyright Act, который был принят в США, во многом предвосхитил развитие технологий. В Европе этот процесс шел с большим запозданием, у нас – с очень большим запозданием. Только сейчас началось активное обсуждение всевозможных законопроектов, нормативных актов по вопросам Интернета. В Общественной палате(), например, создана рабочая группа - мы пытаемся определить, чего в законодательстве, которое связано с авторским правом, не хватает для того, чтобы можно было эффективно регулировать эту область.
Я хорошо знаю, что с Интернетом связано большое количество проблем, которые в свою очередь связаны с такими понятиями, как свобода хранения информации, свобода личности и т.д. У многих интернет-пользователей есть опасения, что изменения в законодательстве будут ограничивать свободу общения, свободу доступа к информации. Нет, к этому мы не призываем. Но! Давайте будем называть вещи своими именами: использование произведений в Интернете, которые являются чьей-то собственностью, без разрешения собственника, является воровством.
Основная проблема в том, что появилось большое количество всевозможных сервисов - в первую очередь я говорю о файлообменных сетях. С точки зрения защиты авторских прав здесь возникают юридические проблемы. Предположим, некий сайт предоставляет возможность потребителям обмениваться между собой различными файлами. Например, у вас есть на компьютере какой-то фильм незаконно записанный…

Почему так сразу - незаконно? Я купила DVD, переписала на жесткий диск, разве это незаконно?
С. Семенов: Запись на жесткий диск осуществляется законно, конечно, потому что в Гражданском кодексе предусмотрено право на так называемое «домашнее копирование».
Речь идет о том, что в российском законодательстве, как и во всех других законодательствах, существует понятие исключительного права. Это понятно. Только сам владелец этого права может распоряжаться произведением по своему усмотрению – выдавать лицензии или уступать авторское право, выдавать лицензии на использование отдельными видами и так далее. При этом только он сам решает, когда, где и за сколько он разрешает использование этого права. Это основополагающий принцип, без него не существует авторского права. Но есть большое исключение: использование исключительно в личных целях. То есть, если вы скопировали произведение для себя, то здесь нарушения никакого нет. Но проблема в том, что если вы участвуете в файлообменных системах, то с того момента, как вы скачали что-то, вы сами становитесь «раздатчиком». Вы «раздаете» этот контент помимо вашей воли. Когда вы стали раздатчиком, вы нарушаете как минимум одно право, предусмотренное нашим законодательством: - право на «доведение до всеобщего сведения». Так вот, когда пользователь сети начинает «раздавать», он автоматически становится нарушителем авторского права, со всеми вытекающими последствиями. Безусловно, этот человек не может являться основной целью преследования в борьбе с Интернет-пиратством, потому что ни одна правоохранительная система не сможет совладать с таким огромным потоком пользователей. Другой вопрос, что здесь возникает некая морально-этическая проблема. Миллионы людей, которые участвуют в файлообменных операциях, фактически являются нарушителями авторского права. А нарушения влекут за собой как гражданскую и административную, так и уголовную ответственность.

Реальность такова, что скачивание фильмов из Интернета давно и прочно вошло в наш быт и миллионы людей даже не задумываются о том, законны их действия, или нет.
С. Семенов: Я понимаю. Одной из самых больших проблем с незаконным использованием материалов в Интернете, является то, что Интернет с самого начала стал развиваться по пути безразличного отношения к тем правам, которые имеют определенные люди на определенный контент. И я хотел бы, чтобы вы меня правильно поняли: скачивание, к сожалению, не является у нас преступлением, потому что у нас есть исключение из авторского права, которое предусматривает воспроизведение в личных целях. Не какие-то другие виды использования, а именно воспроизведение. В соответствии и с российским законодательством, и законодательством других стран запись в память ЭВМ является актом воспроизведения, поэтому, когда вы скачиваете себе на жесткий диск произведение или делаете копию себе на другой носитель, вы осуществляете акт воспроизведения.

Почему - «к сожалению»?
С. Семенов: Потому что в данном случае речь идет уже не о правовых нормах, а о моральных. Когда вы, достоверно зная, что скачиваете фильм, который размещен в Интернете без правовых оснований, без согласия правообладателя, вы тем или иным образом финансово поддерживаете тех людей, которые осуществили незаконный акт использования. Есть расчеты, не наши, а независимых аналитических центров, что дневной доход среднего пиратского сайта составляет от 2,5 до 5 тыс. долларов. За день. А потери легальной индустрии составляют несколько миллиардов долларов в год!

Некоторые люди скачивают фильмы для того, чтобы посмотреть качество, а потом решают – пойти в кино или нет. «Пираты» – очень разношерстная публика. Вы зря думаете, что это только любители «халявы».
С. Семенов: Нет, я не так думаю, я представляю себе, что это за аудитория. Но, на мой взгляд, в жизни очень много интересных вещей. И посмотрев фильм, скачанный из Интернета, не факт, что народ пойдет в кино или купит DVD. Мы, правообладатели, исходим из того, что скаченный фильм является прямым убытком для легального использования фильма. Взять, например, музыку: скачали, послушали, потом купили диск и слушаете эту музыку несчетное количество раз, пока она у вас в ушах не навязла. Музыку можно использовать сколько угодно. Но если вы знаете, чем закончился детектив, кто убийца в этом фильме, я думаю, что вы не пойдете смотреть этот фильм второй раз.
В любом случае, это вопрос спорный, и мы считаем, что убытки правообладателей напрямую зависят от количества скачивания. Есть методики, когда количество ссылок умножается на количество скачиваний ежедневных, потом это умножается на среднюю стоимость, и получается в среднем, что фильм, причем, достойный фильм, за период активного проката теряет около миллиона долларов.

Знаете, в книжных магазинах, например, можно побродить, в них зачастую есть стулья для покупателей, человек может присесть и внимательно просмотреть книгу, даже глянуть – чем же всё-таки закончился детектив и кто же убийца? И никто у него книгу отбирать не будет, потому что человек выбирает – что почитать…
С. Семенов: То есть вы хотите провести аналогию с Интернетом? Неудачная аналогия с точки зрения авторского права. Дело в том, что, когда книга издана, автор уже, как правило, получил деньги за издание. Эти книги уже практически введены в оборот, авторские права уже соблюдены. В Интернете же пользователь приходит на сайт, и спокойно смотрит, скачивает, обменивается файлами, зная заранее, что этот фильм размещен там незаконно. Это все равно, что украсть у автора книгу, напечатать ее или оцифровать и где-то разместить.
К моему огромному сожалению, огромная часть нашего замечательного населения являются пособниками незаконной деятельности. Фактически, происходит скупка краденого. Кстати, в США пытаются бороться с потребителями. Компании, владельцы концернов и кинокомпании отправляли так называемые «desist letters», то есть письма, предписывающие прекращение незаконного использования. Потому что в законодательстве США существует положение - если вы скачали или использовали произведение из незаконного источника, то вы сами становитесь нарушителями. У нас в законодательстве прямого указания на это нет. Я понимаю, что вряд ли судебная практика пойдет по пути усечения прав пользователей. Здесь есть много проблем, и эти проблемы и юридического плана, и социального, и экономического. Но можно принять закон, который бы более четко регулировал обязательства тех лиц, которые делают доступными незаконно скопированные произведения, а именно: владельцев сайтов, операторов, трекеров, владельцев социальных сетей и так далее. И одним из направлений работы по усовершенствованию законодательства в этой сфере, является рассмотрение вопросов - какая должна быть ответственность сервис-провайдеров и должна ли она быть вообще. Конечно, все провайдеры говорят о том нам, что они не должны следить за своими клиентами, что они не могут контролировать контент. Обычный довод оператора связи: «Мы – провода» и «вы же не будете судить телефонную станцию за то, что там кто-то договорился по телефону о совершении преступления». Поскольку техника постоянно обновляется, появляются всё новые и новые технологии, то непонятно, как их всех классифицировать. Очевидно, что оператор связи – не тот термин, который здесь нужен. Я не могу себе представить, что оператор сети не имеет возможности смотреть, что же происходит у него в сети. Это сложно, для этого нужны дополнительные деньги, но представить себе он вполне может. Более того, во всем мире действует система предупреждений со стороны правообладателей сервис-провайдерам о том, что деятельность такого-то сайта на таком-то сервере – незаконна.

К. Земченков: Мы, кстати, такие письма тоже рассылаем, и в очень большом количестве. Если провайдер известный и большой, как Mail.ru, они быстро закрывают сайт, который замечен в нарушении законодательства. Но небольшие компании нам отвечают: «Идите в суд, докажите нарушение закона в суде, тогда закроем». Мы надеемся, что внесение изменений в закон обяжет провайдеров реагировать на наши письма, ведь у нас есть все доверенности от правообладателей – и американских, и российских. В Общественной палате идет работа над тем, чтобы Четвертую часть Гражданского Кодекса дополнить положением об ответственности сервис-провайдеров. Конечно, мы тоже будем нести ответственность за то, что сообщим неправильную информацию, которая повлечет за собой закрытие какого-либо сайта, а этот сайт вдруг окажется обладателем прав на данный фильм.

Недавно был закрыт ресурс Interfilm.ru, кстати, не самый крупный из Интерне-пиратов. Почему именно Interfilm.ru, а не torrents.ru, который является лидером среди российских трекеров?
К. Земченков: Вы не понимаете опасность Интерфильма. Появлялся фильм в прокате, а уже на другой день Интерфильм выкладывал его на сайте. За рубежом перестали воровать фильмы у кинотеатров, так называемые «экранки». У них уже другое пиратство пошло – аудио. В кармане лежит небольшой плеер, и не видно – подключились вы к прибору звука или просто положили руку на подлокотник кресла. А потом они берут в Интерфильме картинку и туда вставляют свой текст. Все! Это пиратство Интерфильма несло всемирную опасность.

Значит, человек может прийти в кинотеатр, достать видеокамеру и снимать. И никто его не остановит.
К. Земченков: Останавливают.

Кто? Человек же снимал «экранку»?
К. Земченков: Служба безопасности кинотеатра. Система безопасности всех кинотеатров заключается в том, что сотрудники службы безопасности должны заходить в зал каждые 20 минут, это прописано в договоре с правообладателем проката и дирекцией кинотеатра. Есть меморандум, в котором сказано, что должен делать начальник службы безопасности. Более того, во многих кинотеатрах стоят камеры, охране можно сидеть в стороне и видеть – кто в зале снимает. Но мы не можем контролировать все кинотеатры, в России их около двух тысяч. Конечно, мы смотрим статистику, метим все диски, и все фильмы. И мы знаем, в каком кинотеатре была «экранка». Метка остается.
С. Семенов: Я дополню. Дело в том, что раньше очень трудно было с правовой точки зрения решить эти вопросы. То есть человека задерживают и спрашивают: что за съемки? А он говорит: «Я снимаю для себя», то есть - частное использование. Но с 1-го января 2008 года вступила в силу Четвертая часть Гражданского Кодекса, и нам удалось туда включить две нормы, которые были в интересах правообладателей и тех, кто создает произведения искусства. Первая - о том, что в понятие «частное использование произведения» или «частное копирование» не входят съемки в кинозалах, и при публичном показе вообще. И второе: не входит в это понятие и копирование с помощью профессионального оборудования.

А какую работу проводит РАПО?
К. Земченков: Российское антипиратское общество входит в систему всемирных антипиратских организаций, которые существуют во всех более-менее развитых странах. Есть обмен информацией, есть сотрудничество. Вы же понимаете – чтобы разместить фильм в Интернете, нужно иметь доступ к произведению. Так вот, одним из источников пиратских копий была система «Телекино», то есть процесс перевода изображения с кинопленки в видеоформат. Для этого используется специальное оборудование. Для того, чтобы легальный производитель смог выпустить фильм на DVD, студии, оснащенные таким оборудованием, делают оцифровку кинопленки. В этот момент подключается пират - довольно часто лица, которые имели доступ к этому процессу, создавали нелегальные копии. Мы собрали все аппараты Телекино и взяли образцы. И Госфильмофонд, и телевидение - они тоже дали образцы, и мы нашли те аппараты, на которых делали пиратские копии. Я скажу вещь неприятную для людей, которые занимаются кино: одним из источников таких копий был Госфильмофонд России. Туда сдается обязательный экземпляр до начала показа в кинотеатрах и, к сожалению, некоторые сотрудники воспользовались своим служебным положением. Мы ставили перед собой цель - хотя бы частично исключить коррупционную составляющую при использовании профессионального оборудования. Думаю, нам это удалось.


В некоторых европейских странах официально зарегистрированы Партии пиратов, это движение постепенно набирает силу. По Вашему мнению, партии пиратов – экзотика или грядущая реальность?
С. Семенов: Я не знаю, как их назвать… в любом случае, с моей точки зрения, как общественное движение пираты всегда будут находиться на обочине политического спектра. Не знаю, как пойдет историческое развитие, но прогнозирую, что любое движение, политическое или общественное, которое имеет целью паразитировать на чьей-либо собственности, обречено. В конечном итоге пиратство не потому плохо, что кто-то незаконно нарушает чье-то право, а потому, что оно разрушает искусство. А кино, как искусство, имеет одну очень большую особенность. Это еще и производство. И без производства, без вложения огромных организационных и творческих усилий, значительных средств, сделать качественное кино невозможно. Вы себе не представляете количество организационной работы при создании фильма: найти актеров, сценарий, режиссера, финансирование, наконец. Произведенный продукт нужно продать, чтобы получить средства на дальнейшее производство. Конечно, часть полученной прибыли выплачивается собственникам в виде дивидендов, но основные средства всё-таки идут на развитие и создание новых продуктов. Понятно, что когда осуществляется незаконное присвоение этих средств, возможность дальнейшего развития сужается. Пираты не платят авторам, не платят никому. Я не думаю, что общество у нас настолько прогнило, что движение, которое ставит своей целью паразитировать на чужой собственности, и тем самым разрушать базу создания культурных ценностей, в том числе кинопроизводства, найдет широкую поддержку.

Партии пиратов выступают не против авторского права, а за его фундаментальную законодательную реформу. Кроме того, они выступают за снижение стоимости лицензионных компакт-дисков и снятии запрета на оцифровку в домашних условиях.
К. Земченков: Куда дальше снижать цены на DVD, я просто не понимаю! У нас Universal выпускает диски за 100 рублей, за 60 рублей, есть уже и за 50 рублей диски. Ну, есть, конечно, и подороже – 150-200 рублей.

Меньше, чем за 150 рублей я не видела в магазине ни одного DVD.
К. Земченков:Есть, в «Ашан» зайдите и вы в этом убедитесь. Легальные диски продаются в «Ашане» по 50-60 рублей. Сейчас средняя цена - 260 рублей за диск, есть и по 600 рублей и по 80-90 рублей, разные, на любой вкус.
С. Семенов: Я знаю, существует расхожее мнение, что в пиратстве виноваты сами правообладатели. В одной из центральных газет бы опубликовано интервью заместителя министра внутренних дел: «Что же это такое – 250 рублей билет в кино и 150 рублей диск, у нас население столько не зарабатывает». Это было очень странно читать. Почему же никто не говорит: «Я хочу ездить на «Мерседесе», но у меня денег нет, я пойду на склад, взломаю замок, сяду в «Мерседес» и уеду.»
Но нельзя же сводить все к тому, что население у нас привыкло к «халяве». Конечно, это один из тех побудительных мотивов, на котором паразитируют пираты. Сначала они не платят правообладателям, потом они используют для своих ресурсов рекламную компанию, которая стоит примерно тех же денег, что и производство фильма. Основной пиратский доход идет в те же самые сроки, в которые проходит кинопрокат. Аналитическая служба одного из сайтов посчитала, что блокбастер «Адмирал» потерял в первые две недели 10 миллионов долларов. А ведь продюсер может быть должен банку, может еще расплачиваться за костюмы, постановку. Ни один из российских фильмов, за исключением двух-трех, произведенных в прошлом году, не достиг окупаемости на уровне продюсера. А пират получает прибыль, не затратив ничего.
В киноиндустрии сложился определенный порядок: фильм сначала идет в кинотеатрах, потом выпускается в закрытой сети кабельного телевидения, потом на DVD, а уж потом - на общедоступном телевидении. Через год-два. Это не кто-то придумал, это является объективной реальностью функционирования кинорынка во всем мире, в том числе в России. А пираты в первую неделю проката выпускают пиратский диск и подрывают саму систему бизнеса.

Население поддерживает пиратов, и будет поддерживать, ведь скачать фильм из Интернета – быстро и удобно.
С. Семенов: Оно поддерживает пиратов, потому что есть вопрос общего правосознания населения. Потребителю надо думать о правообладателях.

Вы уверены, что потребитель будет думать о прибыли правообладателей?
С. Семенов: Значит надо подумать потребителю, что он способствует преступлению. А это способствование ведет к тому, что нового произведения не появится. Происходит разрушение финансовой и организационной структуры этого бизнеса. Продюсеры – это же не миллионеры, сидящие в кресле с сигарой, а несчастные люди, которые задолжали деньги банкам и большим компаниям, и которые за эти деньги должны поставить на рынок продукт.
Если вы считаете, что наша публика недостаточно образована и развита в этическом и социальном смысле, тогда нужно просто вести работу. Работа ведь заключается не только в том, чтобы нарушителей лишать свободы (кстати, у нас несколько человек посадили за пиратство, это связано с распространением и изготовлением материальных носителей на DVD). Я не исключаю, что в скором времени наша правоохранительная система начнет понимать, что незаконное использование произведений в Интернете несет гораздо большую угрозу, чем незаконное использование охраняемых авторским правомпроизведений на материальных носителях.
У меня есть, например, данные о том, что на легальном сайте зарегистрировано 200-300 человек, а на нелегальном – 300-400 тысяч. Несоизмеримые величины… Но если человек привык к бесплатному потреблению, ему очень трудно будет объяснить, что он разрушает основу того, на чем живет. Всем надо понимать: если ты хочешь, чтобы любимые актеры играли в фильмах, любимые режиссеры ставили фильмы, чтобы фильмы снимались, чтобы кинотеатры были хорошие, необходимо, чтобы деньги в индустрию возвращались. Я себе отдаю отчет в том, что множество людей просто не задумываются о том вреде, который они наносят своими действиями. Но это одна из задач СМИ – разъяснять правовую политику в отношении авторского права, рассказывать о криминологической основе пиратства. Задача же правоохранительных органов и организаций, которые представляют правообладателей, как, например, РАПО, - преследование незаконных операций. У нас система правовая слабовата пока, но мы работаем над тем, чтобы люди обращали внимание на эту проблему.
К. Земченков: Я хотел бы добавить про воспитание и обучение. Я встречался с курсом во ВГИКе. Мы хотим ввести в школах факультативы, на которых раз в две недели или раз в месяц рассказывать старшеклассникам - кто такие авторы, что такое творчество, как оно охраняется, что такое охрана результатов творческой деятельности. Должно быть широкое обучение детей, чтобы они понимали, что это такое – права автора на произведение, что это за профессия – продюсер, как создается, например, кино. Ведь после Интернета будет еще что-то, будут появляться новые технологии, будут усложняться существующие.

Мне кажется, что с Интернетом не то, чтобы запоздали, а уже опоздали «совсем» …
С. Семенов: Все составляющие элементы борьбы с пиратством должны совпасть: и уголовное преследование, и воспитание, и просветительство. Мировая практика борьбы с пиратством показывает следующее: сначала 100% пиратства, потом людям объясняют, что это незаконно, что это ведет к разрушению определенного вида бизнеса и искусства, параллельно начинают применять правоохранительные меры. Несколько серьезных судебных решений о применении уголовной ответственности, как правило, выбивают большой процент из желающих этим заниматься. Почему? Пираты сейчас чувствуют полную безопасность этого бизнеса, следовательно, нужно создать такие правовые и практические условия, чтобы этот бизнес перестал быть безопасным для пиратов и, соответственно, снизился уровень прибыльности этого бизнеса. И люди начнут задумываться - а не договориться ли мне с автором? Так что уровень незаконного использования понизить можно.

Понизить можно, но истребить невозможно. Потребитель пиратского контента - очень разный. И деньги играют далеко не главную роль. Основное – это время, которого ни у кого сейчас нет. У меня нет времени идти в кинотеатр, у меня нет времени ехать в «Ашан» и покупать DVD за 99 рублей.
С. Семенов: Я с вами не соглашусь, это неправда. У каждого человека, это доказано, есть определенный процент времени, который он тратит на развлечения.

Если в 98 году человеку предлагалось около трех десятков видов развлечения, то на сегодняшний момент их более пятисот. Свободного времени у людей совсем немного, 2-3 часа в день. Тратить время на дорогу до кинотеатра – жалко, а рядом с домом есть, например, боулинг, или симпатичный ресторан, где можно посидеть с друзьями. Но и кино посмотреть хочется…
С. Семенов: Но вопрос в том, являются ли мои действия законными?

А человек об этом не задумывается.
С. Семенов: Значит – плохо! Значит, у нас плохо СМИ работают, плохо школы работают, плохо семья работает. Людям не объясняют, что воровать – это плохо, что они являются пособниками или прямыми преступниками. Давайте их все вместе воспитывать.
Я знаю, сейчас много говорят о том, что без компромисса с пиратами не обойтись. Например, на парламентских слушаниях в Думе выступал заместитель Министра экономического развития и он сказал откровенно, что у правообладателя нет другого выхода, как смириться с пиратами. Нужно как-то приспособиться и получить хоть какую-то выгоду, которой пираты сочтут возможным поделиться.

Я читала стенограмму парламентских слушаний, у меня сложилось впечатление, что Станислав Сергеевич Воскресенский говорил о необходимости новых бизнес-моделей, учитывающих появление современных технологий. Вот и я пытаюсь говорить про Интернет, а не про пиратов. Или у вас эти два слова ассоциируются?

Нет (хором).
С. Семенов: Вы же говорите о компромиссе не с Интернетом, а с пиратами. Если интернет нормальный, там не нужен компромисс.

А разве есть у нас легальный контент по фильмам?
С. Семенов: Немного, но есть. Наш президент недавно сказал, что пока Интернет и авторское право трудно несовместимы, что Интернет враг авторского права. Но нужно сделать так, чтобы Интернет не убивал авторское право, потому что это один из видов использования для правообладателей. Существует определенная система традиционного использования фильмов, в первую очередь кинотеатры, домашнее видео и так далее, которая пока не очень совместима с использованием в Интернете. Сейчас многие компании, европейские и голливудские, создают свои сайты и в ограниченном количестве выкладывают там фильмы. В ограниченном, потому что непонятна структура бизнеса, непонятна система и структура получения вознаграждения, много болевых точек, когда легальные сайты становятся источниками нелегального использования. Все эти проблемы вызывают настороженное отношение легальных правообладателей к использованию Интернета.

Пока правообладатели раздумывают, пираты множатся…
С. Семенов: Что делать, если у нас страна такая. Когда в нормальной стране нормальный фильм все-таки окупается, я имею в виду Соединенные Штаты, Англию, Францию, зачем же убивать своими руками прокат? Ради чего лишать людей, которые ходят в кино, возможности смотреть фильм в кинотеатре? Ради Интернета?

Когда в 70-х годах появились видеокассеты, было опасение, что люди перестанут ходить в кино.
С. Семенов: Не совсем так. Умные люди никогда этой угрозы не видели. Когда появился CD взамен грампластинок, произошло колоссальное обновление старого репертуара на новых носителях. Это дало колоссальный толчок к развитию бизнеса, когда стали выходить записи 30-40-50 годов. Но вы должны понимать, что особенность авторского права в общем, и в области кинематографа в частности, заключается в том, что если и возможен компромисс, то только на условиях правообладателя. Только правообладатель решает, когда использовать фильм в Интернете. За него не может решать «некто» на сайте, который беззастенчиво эксплуатирует чужую собственность, чужие вложения – интеллектуальные и финансовые. И второй вопрос: только владелец прав должен решать, за какое вознаграждение это произведение будет использоваться. Я говорю о вещах, которые составляют саму суть авторского права. Сейчас много говорят о том, что авторское право устарело, его надо изменить или вообще отменить. Но для меня - авторское право есть один из важнейших стимулов процесса творческого. Без авторского права процесс творчества обречен, может быть, кто-то хочет писать книги «в стол», но в кино, где вкладывается несметное количество денег в производство фильма, авторское право является гарантией того, что будут сниматься новые фильмы.
Я думаю, что речь нужно вести не о компромиссе, а о том, чтобы включать Интернет в сферу интересов правообладателя, но только на условиях незыблемых основ авторского права.

С этим никто не спорит.
С. Семенов: С этим как раз спорят, предлагают смириться с пиратами и получать хоть какую-то материальную компенсацию. Фактически, ставят перед фактом: вот, получи свои 2,5 копейки или сто долларов за использование. Такой компромисс, конечно, невозможен.

Сейчас все процессы происходят намного быстрее, чем несколько десятков лет назад. В 70-х годах судебное разбирательство против корпорации Sonу о том, насколько законно или незаконно применение видеомагнитофонов продолжалось восемь лет. Но мы живем в XXI веке, Интернет очень быстро развивается, создаются более сложные форматы. Изменения же в законодательстве появляются тогда, когда они уже не актуальны.
С. Семенов: Вы опять рассуждаете с точки зрения технологии. Но технология должна соответствовать законодательству, которое существует. Даже если оно отстает от технологии.

Но исторически получается так, что сначала появляются технологии, а потом появляется право, которое регулирует применение этих технологий.
С. Семенов: Но необязательно так. Развитие технологий должно основываться на существующем праве.

Необязательно идти и убивать старушку-процентщицу…
С. Семенов: Это вопрос скорее философский, а не пиратства.

Это вопрос не философский. Есть технологии и есть законодательство, регулирующее авторское право, но они существуют в отдельных нишах, а пересекаются только тогда, когда принятые правовые нормы становится неактуальными, потому что появились другие, более совершенные технологии.
С. Семенов: Я не понимаю, почему развитие технологий и Интернета должно происходить с нарушением авторского права? Ведь только правообладатель решает, использовать или не использовать ему этот новый формат.

Понятно. Не хочет.
С. Семенов: Где-то не хочет, где-то не может, где-то ждет. Вопрос в другом. Все крики о том, что эти несчастные правообладатели, эти корпорации, эти гиганты, которые навязывают нам, простым людям свою волю, забывают, что Интернет появился как информационная система - обмен информацией, новости. Но когда в Интернете стали использовать контент, охраняемый авторским правом, здесь, к сожалению, пошел крен в нарушение авторских прав.

Радио появилось как средство беспроводной связи и первыми им заинтересовались военные. И только потом пришла «эра коммерческого радиовещания», а следом – новые проблемы в отношениях с правообладателями...
С. Семенов: Я не понимаю, на каком основании Интернет-провайдер решает, что он имеет право красть чужую собственность только потому, что он имеет для этого техническую возможность? Почему все сторонники свободы в Интернете, ограничения авторского права не принимают во внимание, что развитие технологий должно идти в русле уважений чужих прав? Огромное количество этих сайтов незаконны, и цель у них простая - извлечение денег. Но нельзя строить свой бизнес на подрыве другого бизнеса. Пользование правами возможно до тех пор, пока вы сознательно не нарушаете права других. Право каждого индивидуума ограничено нарушением прав других. Не очень понятно, почему те лица, которые ратуют за свободу в Интернете, вдруг присвоили себе право паразитировать на другом бизнесе? Почему право провозглашаемого ими свободного использования основано на ущемлении права другого, права собственника?
К. Земченков: Всегда с чего-то надо начинать. Сейчас появился новый формат «Blu-ray», и законодательство очень легко легло на законодательство по выходу дисков и VHS.

Запретительные меры не сработают.
К. Земченков: Это не запретительные меры. Это меры правоприменения. Я привел пример по DVD. Потом пойдем в Интернет. Четыре года назад было продано 24 миллиона легальных DVD. Три года назад – 42 миллиона, рост – почти в два раза, два года назад – 67,3 миллионов, в прошлом году – 89 миллиона легальных DVD. Четыре года назад уровень пиратства в Москве и в Питере был 90-92% пиратских продаж, сейчас – 50%, в продаже стало значительно меньше пиратских DVD.

Скачивать стали больше.
К. Земченков: Опустили цены, репликация в России, нет привозных дисков. Конечно, скачивание тоже есть, но продажи растут - 89 миллионов легальных DVD продано, это очень большая сумма, хотя в этом году из-за кризиса продажи немного снизились. С Интернетом то же самое будет, просто надо быстрее вводить ответственность провайдеров. Писать письма. Есть возможность с пиратством бороться легально. А компании-правообладатели придут в Интернет, этот вопрос сейчас довольно интенсивно обсуждается. Первой в Интернет придет компания Universal, за ней - скорее всего Warner.

А как же Россия?
К. Земченков: Так это они придут в Россию, в Интернет.

Это ОНИ придут в Россию, а наши компании?
К. Земченков: И наши компании придут… Мы очень хорошо знаем ситуацию на рынке пиратской продукции, в том числе и в Интернете. Знаете, сколько по нашим заявлениям в год возбуждается уголовных дел? Больше тысячи. Мы все доводим до суда, например, в ноябре прошлого года были осуждены семь человек с одного пиратского завода. Владелец завода осужден на 4,5 года, его замы и остальные сотрудники – на 3,5 года. Семь человек было сразу арестовано в зале суда и уже все сидят на зоне. Раньше технологические линии после суда возвращались владельцам завода, пиратам, а сейчас всё оборудование конфискуют. За два года мы закрыли 9 заводов, 57 линий, каждая из которых могла выпускать в месяц миллион дисков. Диски изъяты, конфискованы. Процесс, конечно, идет медленно, но это работает. И продажи пошли большие.
Компании-правообладатели действительно пока опасаются начинать продажи в Интернете. Пока выпуск DVD окупается, хотя доходы идут только от 60% продаж. Есть сомнения, будет ли бизнес в Интернете прибыльным, компенсируют ли «онлайновые» продажи потери от снижения продаж дисков.

Когда появились видеокассеты, правообладатели опасались снижения доходов от кинопроката.
К. Земченков: Человек, привыкший ходить в кино, в любом случае всегда туда пойдет. Ему нужен широкий экран, ему нужен хороший звук, и не будет он смотреть блокбастер на маленьком экране. Поэтому кинопрокат не проиграет никогда. В прошлом году мы ждали бокс-офис на уровне миллиарда долларов, но не получилось из-за кризиса. Но прошлый год – 800 с чем-то миллионов долларов, рост на 20% каждый год, правда, цены на билеты растут, но всё-таки не на 20% в год.
Например, сеть «Каро-фильм» – 36 кинотеатров. У них ни разу не было «экранки». Никогда. И вне зависимости от сроков выхода DVD – выйдет ли DVD на второй день театрального проката, либо через неделю, их касса не становится меньше. У них есть свой зритель, аудитория постоянно растет.

Мы благодарим Сергея Анатольевича Семенова и Константина Викторовича Земченкова за столь откровенный разговор. Несмотря на колоссальную занятость, они смогли уделить нам довольно много времени и поговорить о проблемах, связанных с пиратством.

Марина Троянова, Людмила Куликова
Подписаться на рассылку новостей

обсуждение >>

№ 17
Елена Леонидовна   11.04.2010 - 16:06
есть проблема, которая касается закупки лицензионных дисков. И рады бы покупать для магазинов лиценз, а взять то его кроме Москвы - негде. А народ тоже хочет смотреть кино, и кинотеатр ближайший до нашего... читать далее>>
№ 16
Марина (Казакь)   28.03.2010 - 21:47
Вот Вы говорите о правообладателях, но ведь подавляющее большинство населения действительно не можеь себе позволить поход в кино - во многих малых городах кинотеатров просто нет. А покупка лицензионного... читать далее>>
№ 15
Porutchyk (Магадан)   10.01.2010 - 16:46
Согласен что наше общество ещё не готово обойтись без пиратов. Тут друг слетал в отпуск- в глубинку Волгоградской области. И он говорит- работы нет, и потому женщины за 2000 рублей в месяц работают доярками... читать далее>>
№ 14
Анфиса   24.11.2009 - 01:44
Не думаю, что наше общество сегодня в состоянии обойтись без пиратов. А чтобы лишить пиратов наживы, и помочь кинемотографу - фильмы хотя бы на 80 % должны спонсироваться государством. Если же оно не в... читать далее>>
№ 13
Евгений Cимановский (Спб)   8.11.2009 - 14:00
Может хватит уже зудеть о деньгах! Что, больше говорить не о чем! Думайте лучше о том, чтобы создавать великое искусство, нравственное, духообразующее, преобразовывающее; чтобы люди посмотрев сказали:... читать далее>>
Кино-Театр.ру Фейсбук
Кино-Театр.ру Вконтакте
Кино-Театр.ру Одноклассники

Афиша кино >>

драма
Россия, 2017
драма, мистика, научная фантастика, триллер
США, 2017
детектив, криминальный фильм, триллер, экранизация
Великобритания, 2017
комедия, приключения, семейное кино
США, 2017
комедия, семейное кино
Россия, 2017
комедия
Италия, 2017
боевик
Болгария, 2017
все фильмы в прокате >>