Кино-Театр.ру
МЕНЮ
Кино-Театр.ру
Кино-Театр.ру
Кино-Театр.ру мобильное меню

Арсений Гончуков: «У меня есть чувство долга перед моими фильмами»

интервью >>

Арсений Гончуков: «У меня есть чувство долга перед моими фильмами»

В российский прокат вышла черно-белая драма «Сын» режиссера Арсения Гончукова. Картина рассказывает о молодом парне Андрее, который заботится о больной шизофренией матери. Накануне вылета на лечение в Германию мать умирает, а сын, движимый местью, отправляется на поиски отца, уход которого из семьи и спровоцировал смертельную болезнь. Фильм «Сын» стал победителем кинофестиваля «Окно в Европу» в Выборге, а исполнитель главной роли – Алексей Черных – стал обладателем приза за лучшую мужскую роль на фестивале «Киношок». Мы поговорили с режиссером Арсением Гончуковым о мотивах любви и мести в его фильмах, влиянии Николая Хомерики и способах существования российского независимого кинематографа.

Арсений Гончуков: «У меня есть чувство долга перед моими фильмами»

Я прочитала, что вы учились у Николая Хомерики. Насколько он на вас повлиял?

Судя по стилистике и общему настроению «Сына», кажется, что довольно сильно.
Я на самом деле учился у Анны Фенченко, а не в мастерской у Николая. Там запутанная ситуация. Анна Владимировна и Владимир Фенченко набирали курс в Высшей школе экономики. Я учился у нее, а Николай ее близкий друг, мы были знакомы. Но если я у Фенченко научился азам режиссуры, снял дипломную работу, то потом у Николая Хомерики я почти год работал вторым режиссером.

На сериале «Синдром дракона»?

Да. И вы знаете, я даже не видел его фильма «Сердца бумеранг». Я ученик Николая, но в таком глобальном смысле, потому что, конечно, как режиссер, как личность, я получил от него очень много. Он работал – я наблюдал, учился и впитывал буквально каждое его слово. Он повлиял на меня очень сильно, потому что он, конечно, необыкновенный человек, интеллектуал, очень глубокий человек, очень необычный, совершенно уникальный, на мой взгляд. Я считаю, что его первые короткометражки, которые были замечены в Каннах, – это чуть ли не лучшее, что происходило в нашем кинематографе за последние 20 лет. Это очень тонкие, пронзительные работы, которые добираются до каких-то абсолютных вершин кинематографа. Но мы с ним очень разные: как режиссеры, как люди, мы находимся в совершенно разных энергетиках. Похожи ли мы стилистикой? Ну ч/б снимают многие. Я люблю европейское кино и на него ориентируюсь в своем творчестве, а он учился во Франции 7 лет. Наверное, в этом есть какие-то точки соприкосновения. А если спросить меня напрямую, что есть в моих фильмах от Хомерики, то это приемы работы с артистами, построение мизансцен, отношение к кинопроцессу, выстраивание смыслов. Он дал мне некую философию режиссерскую, и она во мне проросла и работает. Он такой духовный учитель что ли, хотя он сам этого не заметил, но я впитывал каждое слово. Естественно, что-то трансформированное оно выражается, я этого не стесняюсь и я благодарен судьбе за то, что она меня свела с таким человеком и режиссером.

Арсений Гончуков: «У меня есть чувство долга перед моими фильмами»

Опыт сериального производства вас как-то отвратил от кинопроцесса? Вы теперь снимаете исключительно малобюджетное, авторское кино, а с сериалами больше не экспериментируете.

Забавно то, что я сам отказываюсь от предложений снимать сериалы. «Синдром дракона» для Коли был первой сериальной работой. Там не было никакой гнили. Все снимали очень честно, по-киношному, да и сериал этот не особо сериал. По драматургии, по каким-то другим вещам снят он как большое многосерийное кино. Поэтому на этом проекте я бы не смог испортиться даже при большом желании. Ведь сериальщина – это отношение к работе, это халтура, пренебрежение профессией, пренебрежение кино. Там этого ничего не было, потому что люди пришли только что из кино. Но с другой стороны, как ни странно, опыт работы на «Синдроме» мне очень сильно пригодился: я хорошо изучил производство кино, организаторскую часть, документы, техника, логистика, тайминг – второй режиссер профессия очень тяжелая и практическая. И я, работая вторым, многому научился. Такой секрет небольшой – возможно, именно благодаря этому я снял за 6 дней полнометражный фильм, который получил 6 наград – по награде за день. Потому что я очень четко понимаю, как снимать, у меня хорошая производственная школа, дисциплина и опыт.

Но тем не менее вы отказываетесь от сериалов.

Ну с Колей Хомерики я готов снимать даже мультики. Я отказываюсь не потому, что это сериалы. Мне присылают сценарий, я смотрю, что это какая-то очередная мерзость про то, как у кого-то вырезали почку и все 24 серии два дурака расследуют, кто это сделал и зачем – оказывается, что просто так. Я очень люблю зарубежные сериалы. Смотрю, как все Homeland, «Доктор Хаус», «Мост», True Detective, «Игра престолов». Это все отсмотрено, я держу руку на пульсе, мне это все нравится. И конечно, сериал с заявкой на подобного уровня продукт я бы пошел снимать не задумываясь. А участвовать в производстве низкопробного контента за небольшие деньги на высоких скоростях и в результате этого растерять профессию – в этом я не вижу смысла.

Арсений Гончуков: «У меня есть чувство долга перед моими фильмами»

Еще к одной грани вашей прошлой жизни вернусь. Вы работали журналистом, освещали события в августе 2008-го. Об этом вам не хочется снять фильм?

Вообще нет. Я снимаю не социальные фильмы, а все-таки художественное кино о людях, о каких-то внутренних историях, о человеческих драмах.

Амбиций снять ответ «Августу. Восьмого» нет?

Не дай бог, если со мной такое случится. Дело в том, что журналистом я был как бы случайно. Человек может заниматься чем угодно. Я филолог по первому образованию, творческий человек и занимался журналистикой просто в силу того, что это давало мне заработок, я мог кормить семью, и мне это было интересно. Как только это перестало мне быть интересно, я сразу ушел. Поэтому я не считаю себя профессиональным журналистом, но эта профессия много мне дала в понимании людей и событий.

А в какой момент вы поняли, что хотите заниматься кино?

Я изначально понимал, что я занимаюсь не тем, чем хочу. Даже когда я учился на филфаке, я понимал, что я не ученый, не филолог, меня приглашали в аспирантуру и в науку, но я понимал, что по энергетике, по не очень хорошей способности к изучению языков, по своему внутреннему складу и ритму я, конечно, не филолог и не ученый. Занимаясь журналистикой, я понимал, что я умнее этой профессии. В том смысле, что я занимался тележурналистикой, а это достаточно пустоголовая профессия. Я всегда уважал в большей степени газетчиков, которые пишут расследования, аналитику.

Арсений Гончуков: «У меня есть чувство долга перед моими фильмами»

Ну да, там такая молотилка, поехал-снял-показал.

Конечно, я очень быстро понял, что это совершенно не то, чем я хочу заниматься. Я всю жизнь пишу стихи и публикуюсь - и в «Литературке» меня печатали не раз, и за рубежом.

Захар Прилепин очень высоко оценивал ваше поэтическое творчество.

Да, ему нравятся мои стихи. И наверное, я всегда мечтал заниматься творчеством, как и все мы, наверное. Мне недавно один человек, узнав про мои фильмы, сказал: «Ты воплотил мою мечту». И как-то меня вынесло в кино. Мне тогда казалось, что телевидение – это близко, хотя я сейчас понимаю, что это вообще не близко – примерно как театр и черная металлургия. Вот так же соотносится кино и телевидение. Я пошел учиться на режиссера и просто тогда мне впервые в жизни пришло понимание того, насколько это разнообразная, глубокая и разносторонняя профессия, которая полностью меня поглощает.

Ваши фильмы всегда про какие-то семейные отношения, есть в них и элемент мести. Это с чем связано?

Я не знаю на самом деле. Это какие-то личные, внутренние мотивы. Да, семья моя была непростой – первая моя семья. Я был дважды женат, и это не окончилось ничем хорошим. По поводу мести: у меня не было родителей-военных, у меня в жизни, в судьбе не произошло какого-то рокового отмщения, к счастью. Не знаю. Все эти вещи, о которых ты хочешь говорить, о которых ты говоришь – откуда они берутся? Откуда-то из тебя. Что их спровоцировало, откуда они выросли и какие имеют истоки – это уже другой вопрос и вряд ли на него есть какой-то ответ.

Арсений Гончуков: «У меня есть чувство долга перед моими фильмами»

Фильм «Сын» вы посвятили брату. Почему? Там же речь не идет именно о таких отношениях. Или это какая-то очень личная история?

Наверное, у меня нет какой-то точной расшифровки. Единственное, что могу сказать, у меня сложный брат, и во многом его историю взаимоотношений я отразил в фильме – я о нем как бы снимал. Поэтому брат как сопричастный, как подельник, как свидетель, как часть биографического материала, которая легла в основу фильма. Родители – они объекты, а брат – он с тобой на одной стороне трибун.

Как вы отбирали актеров для фильма? Большинство из них не известны широкой публике.

Кастинг был серьезный и долгий, я очень ответственно к нему отнесся. Несмотря на то, что мы ничего не платили артистам, мы выбирали долго. Вадим Андреев много снимается в сериалах, высокооплачиваемый актер, а сейчас все пишут, что это его лучшая роль. Он снимался у нас одну смену, и так получилось, что эта его роль для некоторых кинокритиков стала событием. Лешу Черных мы выбрали на последнем этапе из четырех артистов, а изначально их было человек 10-15.

Арсений Гончуков: «У меня есть чувство долга перед моими фильмами»

Как вы вообще создаете фильм без поддержки государства? Вы один из немногих людей, которые так рискуют. Я так понимаю, в запуске у вас еще один фильм.

Да, мы только что отсняли. У нас в производстве участвуют маленькие деньги – это свои деньги. Мои деньги. 300 тысяч рублей в Москве заработать за год можно.

Это и есть бюджет фильма?

Первый мой фильм был «1210» и второй – «Полет» стоил 600-700 тысяч рублей. В «Полете» нам помогли пермяки, они вложили какую-то сумму. На производство фильма «Сын» я потратил 350 тысяч рублей за 2 года. Дальше вложил деньги продюсер и стал раскручивать этот фильм. Все это время помогали зрители – порядка 100 тысяч рублей мы собрали в интернете. На фильм «Последняя ночь», который мы только что сняли, мне дал деньги мой друг, он дал 1 миллион 200 тысяч.

Для вас это уже крупнобюджетный проект.

Ну в рублях.

Я понимаю. До этого вы тоже в рублях цифры озвучивали.

У нас была другая камера, мы снимали на Red, а предыдущие фильмы снимались на фотоаппарат. Деньги нам позволили снимать не только в Москве, но и в Нижнем Новгороде. Мы слетали в Анапу на море, где сняли очень важный эпизод фильма, взяли хороший свет, чуть-чуть заплатили команде, взяли побольше группу.

Этот фильм будет тоже о семейных отношениях и о мести?

Ну я бы не стал так сужать тематику своих фильмов. Это, конечно, другая история. Наверное, есть что-то общее у всех этих фильмов.

Актеры тоже в основном неизвестные?

Наталья Вдовина есть. Я не люблю снимать медийных актеров и не гонюсь за этим. Все актеры, которые у меня снимаются, – профессионалы, а играют они в эпизодах в сериалах или в театре – это дело пятое. Я никогда не ориентируюсь на медийность того или иного актера, потому что, во-первых, она мешает в фильме, а во-вторых, с этими актерами трудно работать в силу их занятости и определенной избалованности. Да и потом мне это абсолютно не нужно, потому что у нас же некоммерческое кино. Медийных актеров нужно сажать, как вишенки на торт, чтобы они делали маркетинг, а мне это совершенно не нужно.

Арсений Гончуков: «У меня есть чувство долга перед моими фильмами»

А с фильмом «Сын» вы ожидали, что победите на Выборгском фестивале и попадете в прокат?

У меня был фильм «1210», и я его за полгода показал в 50 кинотеатрах.

Самостоятельно, а тут у вас есть прокатчик. Вы теперь серьезный режиссер.

Да у меня 15 наград, две полки. Я когда-то думал, серьезный я режиссер или нет. Получил приз в США – вроде, серьезный, а вроде и нет. Тодоровский мне дал денег и статуэтку, я думал, потом Лунгин

То есть вы часто об этом задумываетесь?

Нет, какое-то время, когда я снял первый полный метр. Да, сейчас у фильма есть прокатчик «Парадиз», а еще год назад я отказывался и говорил, что сам прокатаю фильм лучше. Меня «Синема-парк», например, на фестивале «Другое кино» катали в 20 городах в каждом кинотеатре по 3 показа.

Все-таки серьезный режиссер.

Просто я удивляюсь, что сам себе задавал такой вопрос, когда еще не знал индустрию. Я как-то так пришел и смотрю, все пирожки продают с больших лотков, а я взял и стал пирожки продавать на коробке, и пирожки стали покупать за те же деньги. Очень быстро я понял, что в таком авторском кино – все равно. Десятки картин, которые выпускают за огромные деньги, валяются никому не нужные. Где этот «Разносчик» Стемпковского? Где «Комбинат «Надежда»? Где фильм Таисии Игуменцевой? «Море» Александры Стреляной? Я ни один свой фильм – пусть он снят не с таким размахом, не позволю взять и просрать. Я делал показы, устраивал презентации, отправлял на фестивали. Где только не было показов. С другой стороны, я думаю, а «Горько!» сколько заработал? 12 миллионов. Нет, я не серьезный режиссер. Тут забавно то, что в авторском кино все так построено, что никогда не понимаешь, ты в игрушки играешь или нет. Но я, конечно, не хочу быть продюсером и дистрибьютором. Мне интересны съемки, актеры, локации, режиссура, творчество, все остальное интересует меньше. Меня многие обвиняли в том, что я занимаюсь самопиаром. А с другой стороны, кто кроме меня покажет фильм зрителям? Я не могу снять фильм, положить его на полку и спокойно идти пить в «Жан-жак». Это не моя история. Я такой парень из Нижнего Новгорода и приехал покорять столицу. Но дело даже не в этом. У меня есть чувство долга перед фильмом: я должен сделать для него все, чтобы донести до людей.

Арсений Гончуков: «У меня есть чувство долга перед моими фильмами»

Ну а возможно сейчас самому кино снимать – без помощи государства и крупных компаний?

У всех, конечно, разные условия, но я думаю, что возможно. Для меня невозможно другое: я не буду 15 лет ждать, пока мне какой-нибудь продюсер найдет 5 миллионов долларов. Я сам собираю команду – ребята работают бесплатно. И я вообще не вижу смысла в другом варианте существования. Может, я уже избалован свободой – хочу сниму то, хочу другое, захочу – текст поменяю. В «Сыне», например, я вот специально мат написал. Я не скажу, что я большой поклонник мата, но я человек из народа, учился в обычной школе, рос со шпаной, я сам люблю поматериться. Для меня мат – это такая красочка.

Есть ли какие-то режиссеры, которые на вас повлияли?

Это самый сложный для меня вопрос.

Или писатели – вы все-таки филолог по образованию.

Я очень люблю Достоевского, бредил им в свое время. Очень люблю Есенина, я вырос на Цветаевой, на Бродском – это для меня такая основа основ. Я очень люблю античную литературу и поэзию. Я прочитал всю классику, все книги Толстого. То есть я стопроцентно человек, испорченный русской классикой. Паустовского, Бунина – все читал. И это было огромное счастье. Я очень медленно читаю и помню, как во время зимних каникул взял «Анну Каренину» и все 10 дней читал, выходил из комнаты только в туалет и поесть. То удовольствие, которое я испытывал от этой книги, я помню до сих пор, оно мало с чем сравнится. Я как летал. Настолько много мне дала литература! А из кино я люблю европейский артхаус, как все – Триера, Ханеке, Трюффо, Ромера, Рене.

Арсений Гончуков: «У меня есть чувство долга перед моими фильмами»

А есть какой-то фильм, который вас зацепил в детстве, как «Анна Каренина»?

Наверное, Милош Форман – его я увидел одним из первых. «Пролетая над гнездом кукушки» и «Амадей». Это стало таким впечатлением на всю жизнь. Конечно, я люблю Тарковского, Германа, Балабанова, Бертолуччи.

А из ваших коллег?

Вообще «новые тихие» – я их всех очень люблю: Бориса Хлебникова, несмотря на какие-то откровенные неудачи, я очень высоко ценю Германику – как личность и как художника; мне очень жаль, что Буслов начал как художник, а закончился непонятно чем. Очень люблю фильмы Кирилла Серебренникова. Юрий Быков – мне не нравится ни один его фильм, но он совершенно офигенный, мне кажется, как человек, как творец. Жора Крыжовников и Роман Каримов – мне кажется, ребята просто колотят бабки, мне совсем не близки ни они, ни их творчество. А из тех кого прям люблю-люблю – естественно, Звягинцев, это определенная икона. Я с ним общался, он сам очень клевый, открытый, очень интеллигентный, интеллектуальный. Много тех, кто его не любит, но я очень люблю все, что с ним связано. Без фанатизма, конечно. Мне кажется, то, что такой человек у нас есть это очень здорово. Ну и большая плеяда женщин-режиссеров, документалистов. Школа Разбежкиной и она сама просто совершенно потрясающие ребята, правильные такие в нашем кино. Я хоть и сам такой консервативный чувак, больше замешанный на классике, но я люблю все свежее, новое, яркое – от Германики до Звягинцева.

Мария Токмашева
Подписаться на рассылку новостей

обсуждение >>

№ 2
Кирилл Волин   26.09.2015 - 14:53
Эйрамджан авторского кино. Печально наблюдать, как при помощи социальных сетей из дилетантов-любителей у нас делают режиссеров. Автор уже снял четыре микробюджетных картины, и все они выполнены по одному... читать далее>>
№ 1
Ренат69   18.12.2014 - 12:54
Интервью вызывает большие вопросы. Как и оправдания режиссера, что он не видел фильм "Сердца бумеранг" Хомерики. Тем не менее фильм "Сын" как две капли воды похож и на "Вдвоем"... читать далее>>
Кино-Театр.ру Фейсбук
Кино-Театр.ру Вконтакте
Кино-Театр.ру Одноклассники

Афиша кино >>

биография, военный фильм, исторический фильм, триллер
Великобритания, Франция, Чехия, 2016
военный фильм, драма, мелодрама
Россия, 2017
комедия
Франция, 2017
боевик, комедия, криминальный фильм
Италия, 2017
боевик, научная фантастика, приключения
США, 2017
триллер
Великобритания, 2016
мелодрама, экранизация
США, 2017
драма, комедия
США, 2017
все фильмы в прокате >>