Кино-Театр.ру
МЕНЮ
Кино-Театр.ру
Кино-Театр.ру
Кино-Театр.ру мобильное меню

«Я – Четвёртый» выходит в прокат

21 февраля
2011 год
 
 
 
 
 
2
3
4
6
7
8
9
14
16
17
18
22
23
24
30
 
 
2
3
7
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
21
22
24
25
26
28
29
 
 
 
 
3
7
8
9
10
17
18
21
22
24
25
26
30
1
3
8
9
11
13
14
15
16
19
20
21
23
24
25
29
30
31
 
 
 
2
3
5
6
7
9
10
12
13
14
15
16
17
18
24
25
27
28
29
30
 
 
 
 
 
3
5
6
7
8
9
12
13
17
19
20
22
23
25
28
29
 
 
 
2
3
5
6
8
9
10
11
12
13
14
17
18
19
21
22
23
26
29
31

Пресс-релизы >>

24 февраля в прокат выходит новый триллер Ди Джея Карузо «Я – Четвёртый». Количество копий в кинотеатральном прокате: 630+.
«Я – Четвёртый» выходит в прокат
«Я – Четвёртый» – это напряжённый триллер о необычном молодом человеке по имени Джон Смит (Алекс Петтифер), который вынужден вечно убегать от беспощадных убийц, идущих за ним по пятам. Джон постоянно меняет имена и кочует из города в город вместе со своим хранителем Генри (Тимоти Олифант). У него нет никаких связей с прошлым, в каждой компании он обречён вечно быть новичком. В маленьком городке в штате Огайо, который Джон временно называет своим домом, неожиданные события полностью изменят его жизнь: он встретит первую любовь (Дайанну Эгрон), освоит новые сверхспособности и поймёт, что в мире есть люди, разделяющие его необыкновенную судьбу.
В феврале 2011 года, когда «Я – Четвёртый» появится на экранах кинотеатров, зрители увидят напряжённый и увлекательный фильм с убедительными и симпатичными героями. Знакомый каждому мир средней школы станет ареной смертельной битвы.
При помощи классических приёмов драматургии фильм держит зрителей в напряжении с первых кадров и до самой развязки. Главный герой, Джон Смит, осознаёт, что он – совсем не тот, кем всегда себя считал. Теперь он должен либо бежать от своей судьбы, либо принять её – а вместе с ней и все жертвы, которые за этим последуют.
По словам продюсера Майкла Бэя, «убегать от судьбы Четвёртому бессмысленно: она всё равно его настигнет и не спросит у него разрешения. В этом вся драма фильма. Парень, наконец, находит то, что искал, но обрести это не может: сперва ему придётся спасти мир».
При этом Джон – типичный подросток: бесится на пустом месте, идёт на неоправданный риск, бунтует против своего хранителя Генри, не задумываясь о последствиях. Всё, как в жизни, только ставки очень высоки.
Зрители будут до самого финала ёрзать в креслах, переживая за главных героев. Режиссёр Д. Дж. Карузо объясняет: «Чем симпатичнее персонаж, чем он достовернее и убедительнее, тем сильнее волнуешься за него в опасных ситуациях, и напряжение фильма от этого растёт».
Карузо старался наделить героев убедительными чувствами и переживаниями и показать их сверхъестественные способности как можно реалистичнее. «Если с самого начала выдерживать драму на достоверном уровне, то потом, когда начинается фантастика, её воспринимаешь естественно и даже буднично».
«Если взять наш реальный мир и добавить туда немного инопланетной мифологии и неприкаянного главного героя, который отчаянно желает любить и жить по-человечески, из этих драматургических элементов получается очень интересная смесь – и очень увлекательный фильм» — Д. Дж. Карузо, режиссёр.

РЕЖИССЁР ПРИХОДИТ НА ПРОЕКТ
Режиссёр Д. Дж. Карузо («На крючке», «Паранойя») давно и с удовольствием работает со Стивеном Спилбергом и студией DreamWorks, поэтому за фильм «Я – Четвёртый» он взялся охотно.
«Мои взаимоотношения с DreamWorks начались в 1996 году: я тогда снял для студии телесериал «Опасное происшествие», – рассказывает Карузо. – Десять лет спустя мы сделали «Паранойю», потом – «На крючке»: два очень успешных проекта. DreamWorks для меня – как родная семья; это дом, где я вырос как режиссёр».
До фильма «Я – Четвёртый» Карузо не приходилось сталкиваться с таким количеством спецэффектов. Он признаётся, что Майкл Бэй, режиссёр мега-хитов «Трансформеры» и «Армагеддон», оказал ему неоценимую помощь. «Майкл помог мне понять, что должно происходить на съёмочной площадке, когда работаешь с персонажем, нарисованным на компьютере», – объясняет Карузо.
Продюсер Майкл Бэй тоже очень доволен режиссёром: «У Ди Джея есть редкая способность находить контакт со своими молодыми героями и проникать в самую суть их проблем. Нелегко сделать так, чтобы инопланетный подросток с необычными возможностями стал для нас своим – настоящим живым парнем, к которому зритель проникся бы душой».
Сценарий «Я – Четвёртый», а особенно – главный герой, Джон Смит, которого в фильме играет Алекс Петтифер, сразу понравились Карузо. «Когда студия прислала мне сценарий, – говорит Карузо, – меня, как магнитом, притянул к себе главный герой – неприкаянный подросток, который переезжает с места на место, нигде не успевает прижиться и не понимает, что с ним не так. Он пока ещё не знает о своём тайном предназначении. Я подумал, что это интересная история».
Бэя в сюжете привлекла необычная экспозиция. «Мне всегда нравились истории о самых обычных людях в необычных ситуациях. «Я – Четвёртый» – случай полностью противоположный: необыкновенный человек мечтает только о том, чтобы жить, как нормальные люди».
Карузо признаётся, что ему всегда интересны герои, проживающие чёрную полосу жизни. «В этой тьме им удаётся разглядеть свет, и они обретают что-то хорошее. Иногда неприятности полезны: они помогают повзрослеть и понять себя. В этом фильме именно так и происходит».
«Впервые прочитав рукопись книги, я сразу понял, что из неё получится отличный фильм. Она придаёт неожиданный поворот классическому сюжету, превосходно сочетая реализм с драками и погонями» — Майкл Бэй, продюсер.

РОЛИ И ИСПОЛНИТЕЛИ
Персонажи фильма были так хорошо прописаны, что создателям фильма не терпелось подобрать актёров, способных передать энергичность и глубину характеров.
Главной задачей было найти человека на роль Джона Смита, Четвёртого. Карузо искал актёра, наделённого сильной личностью, но при этом ранимого и уязвимого: именно таким он видел главного героя. «Из-за своих необыкновенных способностей Джон не похож на своих одноклассников, и поэтому ему так тяжело вписаться в окружение, – говорит Карузо. – Это чувство знакомо многим подросткам, особенно тем, кто в этом возрасте пережил переезд в другой город. Новенькому в классе всегда нелегко. В этом персонаже есть что-то универсальное, оно и цепляет зрителя: хоть он и сверхчеловек, он испытывает такие же чувства, что и любой подросток на его месте».
Много недель ушло на поиски актёра, подходящего на роль Джона Смита и физически способного выдержать нелёгкие съёмки. Впервые увидев на пробах Алекса Петтифера, Д. Дж. Карузо понял, что этот парень – не такой, как все. «Мне кажется, у Алекса очень редкий дар, – говорит Карузо. – При всей своей динамичности и привлекательности, он невероятно раним, и это нам как раз на пользу. Я думаю, зрители в него влюбятся».
Продюсер Майкл Бэй говорит о Петтифере: «Я давно наблюдаю за Алексом. У него сильная харизма и прекрасная физическая форма. В роли Четвёртого он замечательно демонстрирует и силу, и хрупкость: такой коктейль под силу не каждому молодому актёру».
Алекс Петтифер был счастлив сыграть Джона Смита по двум причинам. Во-первых, он давно хотел поработать с Д. Дж. Карузо. «Ди Джей – это что-то, – объясняет он. – Я вписался в этот фильм, потому что считаю, что у него потрясающее режиссёрское чутьё. Он всегда готов предложить что-то новое. Он снимает фантастический фильм так, что всё кажется настоящим».
Второй причиной радоваться были, собственно, сценарий и персонаж. «Всё очень круто задумано, – объясняет Петтифер. – Джон Смит стоит перед выбором, и проблема в том, что он хочет быть обычным парнем, но по зову судьбы должен стать могучим воином. Сначала он сопротивляется судьбе, такой Джеймс Дин, «бунтарь без причины». Он весь на нервах и в любой момент может взорваться».
«Джон пытается понять, кто он и чего хочет от жизни, – продолжает Петтифер. – Думаю, многим подросткам его переживания будут понятны – многие знают, каково быть изгоем».
Важнейшую для сюжета роль Сары Карузо отдал актрисе Дайанне Эгрон, звезде сериала «Лузеры». Что характерно, Карузо не видел ни одной серии. «Я редко смотрю телевизор, – говорит он. – Она пришла на пробы одной из последних и просто ошеломила меня: столько в ней энергии, ума и красоты. Я подумал, что у неё с Алексом получится отличная пара: единство противоположностей, ведь они очень разные».
«Сара тоже одинока, хотя она красавица и раньше у неё было много друзей. Но некоторые её поступки были не поняты одноклассниками. И она оказалась на обочине, где давно уже находится Джон. Так что им будет о чём поговорить» — Д. Дж. Карузо, режиссёр.
Дайанна Эгрон сразу же ухватилась за этот сценарий. «Мне особенно понравилось, что ребята там вполне зрелые и даже мудрые не по годам, – объясняет она. – Может, их не назовёшь «крутыми» в подростковом понимании этого слова, они не участвуют в традиционных школьных развлечениях, но у них широкая душа и храброе сердце, и их ждёт захватывающее приключение».
«Сара многим меня зацепила, – продолжает Эгрон. – В её истории много общего с моим школьным опытом. Я люблю фотографировать и впервые всерьёз увлеклась этим в старших классах. Я сделала все фотографии для выпускного альбома».
По сценарию Джон начинает нравиться Саре с первого взгляда. «Джон не похож на других, и между ними сразу же возникает крепкая связь, – говорит Эгрон. – По ходу сюжета она только крепнет. У них очень романтичные отношения. Так можно любить только в юности, не зная страха – потому что тебе ещё не разбивали сердце пятьсот раз».
На роль Шестой Карузо подыскивал актрису, готовую пройти тяжёлую каскадёрскую подготовку. После долгих поисков он выбрал Терезу Палмер («Сказки на ночь», «Проклятие–2», «Ученик чародея»). «Шестая – очень сильный, мрачный и загадочный персонаж, – говорит Карузо. – В Терезе есть напористая сексуальная самоуверенность, необходимая для этой роли. В ней столько заразительной энергии, что на пробах я был поражён».
Палмер говорит о своей героине: «Шестая обаятельна, но опасна. Это сила, которую надо воспринимать всерьёз. Она привыкла выживать в одиночку, и это добавляет ей загадочности. Шестая – опытный боец, её удары точны и хорошо просчитаны, приёмы коварны и жестоки. В любой битве лучше быть на её стороне».
Палмер отмечает, что у Шестой трудный характер, поэтому играть её было непросто: «Она всю жизнь готовилась к битве, в рукопашном бою и на мечах почти непобедима, но при этом она странная, замкнутая, себе на уме. В общем, тут было что играть, и эта роль совсем не похожа на всё, что я делала раньше».
«На пробах я говорила с родным австралийским акцентом, – вспоминает Тереза. – Сначала к этому отнеслись скептически, но потом все согласились, что тут есть своя логика. Зачем забрасывать всех девятерых в Америку? Это слишком опасно. Гораздо интереснее забросить их в разные страны, чтобы они говорили с разными акцентами».
На роль Генри, охранителя Джона, Карузо лично выбрал Тимоти Олифанта («Крепкий орешек 4.0», сериал «Правосудие»). «Тимоти – очень подвижный актёр, восхитительно владеющий ритмом, – говорит Карузо. – Вы не представляете, как интересно было наблюдать за тем, что он делает с ролью и как работает с Алексом. Это не стандартные отношения отца и сына. Тимоти больше похож на старшего брата или на дядю, который не всегда знает, как ему вести себя с ребёнком».
«По ходу фильма мой персонаж меняется, – объясняет Олифант. – В начале Генри – хранитель с планеты Лориан. Его задача – оберегать необычного ребёнка, растущего на Земле. Постепенно Джон начинает раскрывать в себе уникальные способности и становится всё сильнее и сильнее. Генри помогает ему понять, что уготовано ему судьбой».
Размышляя об отношениях между Генри и Джоном, Олифант говорит: «Это очень интересные и напряжённые отношения, когда любишь человека, но иногда хочется его придушить. Если мы всё сделали правильно, вы поймёте, что Генри – человек очень жёсткий и опасный, но при этом он очень тепло относится к Джону».
Олифант доволен не только ролью Генри, но и возможностью поработать с режиссёром Д. Дж. Карузо: «Ди Джей – классный парень и мастер своего дела. Мы с самого начала нашли общий язык и понимали друг друга с полуслова. Я рассказывал ему, что хотел бы сделать в этой роли, и он почти всегда меня поддерживал».
Каллан Маколифф как раз закончил съёмки в фильме Роба Райнера «Привет, Джули!» и собирался садиться на обратный самолёт в Австралию, когда ему позвонили и пригласили попробоваться на роль Сэма. «У Сэма эмоциональная травма, – говорит режиссёр Д. Дж. Карузо. Каллан прекрасно понял и передал его чувства. Он – прирождённый актёр, который умеет быть и смешным, и обаятельным».
«Сэм – почти ботаник, только не занудный. Таких в школе всегда тиранят, – говорит о своём герое Маколифф. – Он немного сдвинут на инопланетянах, поэтому над ним смеются и дразнят его «Космонавтом». Его отец тоже всё своё время тратил на изучение «близких контактов» и называл себя «древним космонавтологом».
Маколифф добавляет: «Когда Сэм узнаёт, что Джон – инопланетянин, он радуется как ребёнок! Он же думает, что инопланетяне похитили его отца, и теперь надеется, что Джон поможет его вернуть».
Кевин Дюран играет Командора Могадориан. По словам Карузо, «Кевин сделал Командора страшным, но по-своему завораживающим. Он умеет одним своим появлением менять ритм и динамику сцены: он задаёт всем окружающим такую высокую планку, что те поневоле вынуждены подтягиваться».
«Я познакомился с Ди Джеем в его кабинете, – вспоминает Дюран. – Едва мы пожали руки, я понял, что скучно не будет. Он получает огромное удовольствие от своей работы и всегда рад чем-то новому. В рамках сценария и образа персонажа он разрешал мне импровизировать, а это всегда заводит и даёт неожиданные результаты. Приятно работать с человеком, который доверяет актёрам».
Дюран рассказывает о своём персонаже: «Мы уничтожили почти всех лорианцев, но девять детей со своими хранителями спаслись и переселились на Землю. Моя задача – выследить их и уничтожить. Но убивать их приходится по одному, в строго определённом порядке, что сильно осложняет мне жизнь».
«Мне нравится Командор. Так приятно раствориться в этом персонаже и наслаждаться вместе с ним тем, от чего он кайфует! Чувствуешь себя как удав, играющий с крольчатами»Кевин Дюран.
«Командору нравится эта планета, – говорит Дюран. – Я думаю, самое приятное для него – это наши игрушки. Люди на Земле избалованы всякими приятными штуковинами: они могут ходить в кино, торчать в интернете, слоняться по магазинам и есть разные вкусности. Командор обожает есть всё подряд».

СОТВОРЕНИЕ МИРА
Том Саутвелл уже 10 раз работал с режиссёром Д. Дж. Карузо, из них шесть раз – как художник-постановщик. В этом качестве он пришёл и на этот фильм. «На нашем первом совместном проекте, – вспоминает Саутвелл, – мы строили миниатюрные модели, чтобы лучше понимать друг друга. С тех пор это стало традицией. Например, готовясь снимать автомобильную погоню, мы пристёгивали крохотную камеру на крышу игрушечной машинки и выстраивали сцену покадрово. На этом фильме мы построили миниатюрный макет декораций. Ди Джей искал нужные ракурсы маленькой камерой. Затем художник-раскадровщик делал наброски по отснятым кадрам, и уже по ним все понимали, чего добивается Ди Джей».
Главная декорация фильма, его центр – это школа. В этой декорации съёмочная группа провела больше всего времени, не выходя оттуда днями и ночами. Проще всего было использовать настоящую школу, и поэтому немало сцен было отснято в средней школе Franklin Regional High в городке Меррисвилл, штат Пенсильвания. Однако, как справедливо отмечает Саутвелл, «некоторые сцены мы там снимать не могли, потому что они влекли за собой масштабные разрушения».
Режиссёр и его команда должны были воссоздать знакомый каждому подростку образ школы и сделать его интереснее, чем в реальной жизни. «Один из полезных приёмов в таких случаях – игра с освещением, – объясняет Саутвелл. – Другой – игра с цветом. Я всё время стараюсь воздействовать на публику при помощи цвета: это хорошо работает на уровне психологии. Иногда, чтобы напугать зрителей, достаточно приглушить цвет. Это создаёт противоестественный эффект, от которого людям становится не по себе. Постепенно они начинают чувствовать, что сейчас произойдёт что-то страшное».
Саутвелл добавляет: «То же самое и с освещением: чем темнее вокруг, тем внимательнее мы вглядываемся в темноту, особенно если знаем, что из-за угла вот-вот появится какая-нибудь дрянь».
В школьных коридорах фильма много кто появляется из-за угла. Там происходит большинство трюковых сцен и спецэффектов, поэтому Саутвелл должен был подготовить декорации для сложных съёмок, а кроме того – сделать так, чтобы они излучали опасность и угрозу.
Супервайзер спецэффектов Грег Макмёрри объясняет: «У нас много очень разных трюков и визуальных эффектов. Драки выглядят очень динамично, потому что у каждого персонажа свои уникальные способности. Есть персонажи, которые мы создавали совместно со студией ILM (Industrial Light and Magic); один из них – Пайкен, спущенный с поводка могадорианами».
Над созданием огромного и массивного железного Пайкена работал координатор спецэффектов Питер Чесни. По его словам, «Пайкен – это боевой зверь наших злодеев; больше всего он похож на двухтонную клыкастую летающую белку».
«В одной сцене Джон пытается задержать Пайкена и крушит телекинезом металлические шкафчики в школьном коридоре», – вспоминает Чесни. Для этой сцены Чесни соорудил 24 молота (весом в 50 кг каждый), которые приводились в движение попарно, с двух сторон коридора, и разбивали по 20 шкафчиков каждый со своей стороны. Затем он запустил по коридору моторную тележку, изображающую Пайкена, и, по мере её продвижения, включал 12 пар молотов поочерёдно.
В другой сцене художники построили часть декорации из настоящего шлакоблока и запустили в эти стены Пайкена на скорости 30 км/ч. «Самое интересное, что эта сцена снималась сложными и резкими движениями камеры, – говорит Чесни. – Чтобы нигде не ошибиться, нам пришлось не раз всё покрушить до съёмок. Во время репетиций мы отмечали места, где можно добавить спецэффекты – например, искры или рапид на резких поворотах камеры, когда она пытается угнаться за несущейся тварью».
Художник-постановщик Том Саутвелл рассказывает, как меняется стилистика фильма по ходу сюжета: «У фильма очень разнообразная цветовая палитра. Начинается всё в одинокой хижине в африканских джунглях. Это короткая сцена, но она готовит нас к тому, что будет страшно. Потом мы переносимся во Флориду, где живут Джон и Генри. Они живут у прекрасного белого пляжа, с пальмами и чистейшей водой. Это просто рай для подростка».
Генри и Джон живут в домике на ходулях, похожим на логово пляжного бездельника. Однажды ночью, когда Джон чуть не погибает в океане, Генри понимает, что они в опасности и пора бежать. Они собирают вещи и не оставляют следов. «Вот это было непросто, – вспоминает Саутвелл. – Их дом стоит на пляже из белоснежного песка. Обстановка совершенно неземная. Рай на земле. Мы долго уговаривали владельцев, чтобы нам разрешили построить вокруг дома новый фасад – а затем всё взорвать».
Генри и Джон пускаются в бега и оказываются в городе Парадайз, штат Огайо. «Там тоже красиво, но цвета гораздо бледнее. Всё тут выглядит скучнее и как-то консервативнее», – говорит Саутвелл.
Режиссёр Д. Дж. Карузо хотел, чтобы Джону, персонажу Алекса Петтифера, не нравился новый дом в Огайо, и Саутвелл помог сделать так, чтобы он сильно проигрывал в сравнении с пляжной идиллией во Флориде. Саутвелл предложил сломать несколько стен, как будто в доме был начат ремонт, по неизвестной причине так и не доведённый до конца. Персонажи вынуждены жить в недоделанных комнатах, где отовсюду торчат балки и провода.
Тем сильнее контраст с домом Сары, где Саутвелл постарался создать тёплую атмосферу семейного уюта, в которую Джон попадает впервые за свою жизнь.

ЧЕРЕЗ ОБЪЕКТИВ
«Оператором-постановщиком со мной работал Гильермо Наварро, и это настоящий подарок судьбы, – говорит Д. Дж. Карузо. – Я уже не раз пытался заманить его в свои фильмы, но каждый раз он был занят. Но на этот раз «Хоббита» отложили, у Гильермо образовалось окно – и тут уж я не терялся. Работать с ним было очень приятно и поучительно».
«Гильермо Наварро потрясающе выстраивает освещение: это идёт у него откуда-то изнутри, из глубины души, что для меня гораздо дороже простого профессионализма. Даже кадры из фильма смотрятся великолепно»Д. Дж. Карузо, режиссёр.
«Я всегда стараюсь подбирать для себя такие фильмы, где бы мне удалось не просто зафиксировать реальность, а создать собственный мир, – говорит Наварро. – В данном случае мы, конечно, привязаны к нашей современной реальности, но персонажи прилетели к нам из другого мира, и мы смотрим на то, что нас окружает, их глазами – вот что меня больше всего привлекло в этом фильме».
Наварро рассказывает о том, как формировался его творческий стиль: «Я думаю, что тот культурный багаж, который я накопил за свою жизнь, позволяет мне смотреть на вещи по-своему. Видимо, всё началось с детства в бедной стране, где цвета, запахи и визуальные образы врезаются в память и становятся частью тебя. Наверное, поэтому привык выражать свои мысли и чувства образами. Большое влияние на меня оказал оператор Рикардо Аронович; в молодости я у него учился. Я не подражал его стилю, но он научил меня готовиться к съёмкам, точно знать, что именно ты можешь предложить, и не таскать за собой набор готовых решений и штампов. Многие считают, что фильмы должны выглядеть только так и не иначе: фантастические фильмы – так, а вестерны – эдак… Мне такой подход не нравится».
Актёр Тимоти Олифант оказался поклонником Гильермо Наварро. ««Я – Четвёртый» будет смотреться невероятно красиво, – говорит Олифант. – Вы увидите, что там Гильермо делает с освещением – это что-то из ряда вон».
«Мне нравится наблюдать за тем, как он работает, – добавляет Олифант. – У каждой его камеры есть имя: он назвал их в честь знаменитых героинь испанской литературы. Его команда – как семья родная, они работали с ним на всех его фильмах. Он приносит на площадку семейную атмосферу, в которой очень приятно находиться. Для меня Гильермо – не меньший авторитет, чем Ди Джей. Он страстно любит свою работу, и это вызывает восхищение. Такие люди, как Ди Джей и Гильермо, дарят ощущение настоящего творческого диалога».

ТРЮКОВАЯ ПОДГОТОВКА
«Я – Четвёртый» – это всё-таки история не только о драматических отношениях. В этом фильме много физического действия и разнообразных трюков, уникальных для каждого из героев. Большинство опасных трюков выпало на долю актрисы Терезы Палмер. Она приступила к тренировкам за два месяца до начала съёмок в Питтсбурге. Палмер объясняет: «Я бы здорово подвела Шестую, если бы выяснилось, что я не умею драться. Поэтому я работала с Чжаном Пеном, талантливым постановщиком боёв и знатоком боевых искусств. Мы занимались несколько месяцев, больше всего обращая внимание на удары – сбоку, сзади, спереди. Если добавить к ним несколько эффектных фехтовальных приёмов, можно произвести сильное впечатление. Я много времени проводила с каскадёрами: Брэд Аллан, постановщик трюков, натаскал меня до такой степени, что я могла работать с ними наравне. Задача была в том, чтобы стать этим персонажем, а не притворяться ею».
Алексу Петтиферу тоже перепало несколько нескучных трюков. Его любимый момент – когда его швыряют спиной в школьные шкафчики на скорости 50 км/ч. «Это очень динамичная сцена, очень много всего происходит, и это движение затягивает тебя, как водоворот. Просто подарок, если вы адреналиновый маньяк, хотя прыжок со скалы спиной вперёд – это сильно. Ничего страшнее со мной в жизни не было», – говорит Петтифер.
«Мне двадцать лет. Я, по сути, большой ребёнок. Мало кому в моём возрасте так везёт: я прихожу на съёмочную площадку, ношусь по ней, пуляю из пестиков, прыгаю со скал – это же очень весело» ― Алекс Петтифер.

ЗНАКОМЬТЕСЬ: МОГАДОРИАНЕ
Работа над образом могадориан шла долго. Авторы фильма перебрали много разных вариантов, стараясь не переборщить с нездешностью их внешнего вида. В книге могадориане, как и лорианцы, внешне ничем не отличаются от обычных людей, разве что ростом необычайно высоки.
«Могадориане – интересная раса. Они заметно крупнее и лорианцев, и землян, – говорит режиссёр Д. Дж. Карузо. – Все они ростом за 2 метра, таскают с собой огромные бластеры и привыкли всегда получать то, что им нужно».
«Могадориане видят планету, приходят и побеждают, не задавая лишних вопросов. Они похожи на бандитов из вестернов, которые врываются в город, убивают мужчин, увозят детей и женщин. Вот это стиль жизни по-могадориански» – Д. Дж. Карузо, режиссёр.
Карузо хотел, чтобы внешне могадориане казались людьми, но внушали своим видом опасения и тревогу. И всё же, чтобы вся история выглядела убедительно, «моги» должны были без проблем сливаться с толпой. Поэтому самым сложным для художника по костюмам Мари-Сильви Дево стала одежда могадориан. «Надо было найти нужный образ, который не стеснял бы их в движениях в трюковых сценах», – говорит она.
Дево посмотрела фильм 1972 года под названием «Большой налёт на Норфилд, штат Миннесота». «Мы влюбились в длинные плащи-пыльники, которые там носят, – говорит Дево. – Мы выбрали чёрный цвет, потому что в большинстве сцен они появляются на экране ночью и сливаются с окружающей темнотой».
В этом выборе были и минусы: летом в Питтсбурге жарко, а во Флориде – тем более, и носить могадорианские костюмы было тяжело. Дево наладила внутри костюмов систему вентиляции, а между дублями актёрам давали отдохнуть в палатках с кондиционерами. Проблемы были и с гримом: если актёры долгое время проводили на жаре, он буквально сползал с их лиц.
Сделать могадориан выше ростом тоже было непростой задачкой. Чтобы придать «могам» более угрожающий вид, актёрам надевали сапоги на высокой подошве, благодаря чему они вырастали сантиметров на 15 и приобретали странную, медленную походку. Поверх сапог накладывались кожаные муляжи в виде обычных ботинок.
«Мы долго бились над тем, как сделать их выше без ходулей, – объясняет Дево. – Наконец, постановщик трюков нашёл эти сапоги, и мы взяли их в оборот. Они прибавляют актёру 15-20 см. Учитывая, что Кевин Дюран, играющий Командора, и без того под 2 метра ростом, лишние сантиметры делают его очень внушительным».
По словам самого Кевина Дюрана, платформы полностью изменили походку, и эта новая странная манера передвижения только добавляет жути его герою.
В процессе работы над образом «могов» Дево наткнулась на фотографию в одном из европейских журналов моды, где на голове модели была татуировка в виде волос. Так зародилась идея, что «волосы» могадориан – это татуировки на черепе. Идея стала развиваться, и вскоре было придумано, что татуировки заменяют могадорианам воинские знаки отличия. Некий базовый набор есть у каждого, но чем выше звание и опыт могадорианина, тем сложнее и детальнее его татуировки.
Учитывая весь этот сложный грим, на то, чтобы превратить актёра в «мога», уходило около двух часов. Эскизы татуировок и грима Командора и его подручных были сделаны лос-анджелесской студией KNB Effects под управлением Ховарда Бергера и Грега Никотеро.
«Перед нами стояла задача создать новую, интересную инопланетную расу, которая при этом могла бы незаметно раствориться в толпе людей. Задача сложная, но мы с ней справились и разработали грим, который позволил актёрам создать живые и убедительные образы на экране» ― Ховард Бергер, грим и спецэффекты.
Кевин Дюран должен был выучить не только свою роль, но и целый язык – могадорианский. «Когда я впервые на это посмотрел, я даже слегка растерялся, – вспоминает Дюран. – Мне нравится изображать акценты, и я знаю несколько иностранных языков. Но это было совершенно ни на что не похоже, и правильно – ведь это же язык другой планеты».
Могадорианский язык был создан специально для фильма на базе латыни, славянских языков и английского. У него есть свои правила, так что во время съёмок режиссёр мог менять реплики или придумывать новые. Актёрам были разосланы видеопособия по фонетике могадорианского, чтобы они имели возможность попрактиковаться в этом уникальном языке.
«Скажу вам честно, я серьёзно этим делом заморочился, – говорит Дюран. – Выучивал реплики наизусть, работал над произношением. Много времени потратил, зато теперь говорю по-могадориански очень бегло».

НАСЛЕДСТВЕННЫЕ СПОСОБНОСТИ
Хотя планета Лориан находится в очень далёкой галактике, она похожа на Землю. Лорианцы дышат воздухом и выглядят так же, как земляне… но на этом сходства заканчиваются. Каждый из девяти детей, выживших после уничтожения Лориана и бежавших на Землю, обладает уникальными наследственными способностями.
«Что самое интересное, ни один из них не знает точно, какие именно способности ему достались, – говорит Карузо. – Они вырастают, становятся подростками, и с ними начинают происходить странные вещи: например, свечение исходит из рук. Это довольно больно, и они сначала не понимают, что им делать с таким подарком».
«Переехав в Парадайз под именем Джона Смита, я встретил Сару, и во мне проснулись незнакомые сильные чувства, – говорит Алекс Петтифер. – У меня резко меняется настроение, я ревную, влюбляюсь – и эти чувства становятся детонатором для моих скрытых способностей. Впервые это происходит в классе. Марк, бывший парень Сары, ко мне цепляется, и я начинаю чувствовать странное ощущение. Руки горят, пот течёт рекой. Я выбегаю из класса, раскрываю ладони – а оттуда бьют лучи света».
Петтифер вспоминает: «Как-то, ещё до начала съёмок, я ужинал и вдруг решил подержать руку над свечкой и посмотреть, что будет. Конечно, я обжёгся, зато понял, каково это. Лучи из ладоней – это не просто источник света, это источник огня. Я хотел показать, что наследственные способности – штука мучительная, пока не научишься ими владеть».
Авторы фильма работали над тем, чтобы эти способности выглядели как можно убедительнее. Например, чтобы свет действительно исходил из ладоней Алекса Петтифера. Оператор-постановщик Гильермо Наварро комментирует свой подход: «Ладони персонажа излучают свет, это влияет и на них, и на окружение. Мы долго думали, как прикрепить к его рукам источник света, чтобы его самого не обжечь. Но, когда придумали, получилось отлично».
«Ещё я владею телекинезом, и обнаруживается это довольно смешно, – говорит Петтифер. – В одной сцене мы с Генри сильно ругаемся, и я припечатываю его к стене дома и только потом понимаю, что произошло».
«Шестая умеет становиться невидимой, – рассказывает Тереза Палмер. – Она может исчезнуть из вида и появиться в другом конце комнаты. Это практически телепортация. Очень полезное умение в бою: когда противник заносит руку для удара, она исчезает и появляется у него за спиной».
«Технически это довольно сложно сделать на экране, – продолжает Палмер. – Тут и компьютерная графика, и физические спецэффекты. Я многому научилась. Непросто работать с зелёным экраном, зато посмотрите, как хорошо получилось!»

ДИЗАЙН КОСТЮМОВ
Костюмы главных героев, Джона и Генри, нарочно сделаны так, что по ним почти невозможно что-то сказать о них. «Они объездили весь мир, спасаясь от могов, – говорит художник по костюмам Мари-Сильви Дево. – Для них очень важно быстро вписываться в любую обстановку, особенно для Джона: он же школьник. Мы решили, что у Генри на каждом новом месте будет новая профессия. В Парадайзе он – писатель, поэтому мы придали ему богемный вид: свитера, широкие штаны...»
«Сара – романтичная и мягкая натура, – говорит Дево. – Хотя она живёт в маленьком городке, это не мешает ей заказывать по интернету всё, что она носила бы в Нью-Йорке или Лос-Анджелесе. Она выделяется из толпы, потому что у неё есть свой стиль. В ней чувствуется надрыв, но всё равно у неё мягкий характер, и это видно по её картинам и фотографиям».
«Шестая выглядит круто, сексуально и угрожающе, – говорит Дево. – Она тоже много где побывала, а этот образ вывезла из Берлина».
Дево продолжает: «Она из тех людей, что любят вечно одеваться в одно и то же. Она осталась без хранителя, поэтому ни от кого не зависит и не думает о том, чтобы остаться незамеченной. В этом она сильно отличается от Четвёртого: незаметность – самая главная забота для Джона и Генри».
Создатели фильма подарили Шестой уникальный стиль. «Она разъезжает на мотоцикле, и вся её одежда изношена, в пыли, но очень удобна. Она одета вызывающе, по-современному, но некоторые детали сбивают с толка, и невозможно сказать с определённостью, откуда она. Дизайн костюма в подробностях обсуждался с постановщиком трюков, чтобы актрисе ничто не мешало выполнять сложные кульбиты», – объясняет Дево.
Терезе Палмер очень понравился её экранный образ. «Уже читая сценарий, я чётко себе представляла, как Шестая выглядит и одевается, – вспоминает Палмер. – К счастью, оказалось, что у всех это представление совпало. Это настоящая оторва. Носит обтягивающие чёрные джинсы с большим ремнём и цепочкой. Мне ещё хотелось, чтобы у неё была заметная татуировка и кольцо с черепом. Сразу видно, что с ней шутки плохи».
Палмер добавляет: «Когда я приехала в Питтсбург, я и сама стала одеваться как Шестая: тяжёлые ботинки, тёмная подводка для глаз, всклокоченные волосы. Для роли пришлось носить нарощенные волосы. Это не очень удобно, зато Шестой они отлично идут».

Ссылки по теме:
Новый триллер Карузо
Трейлер фильма
Тизер-трейлер фильма
Подписаться на рассылку новостей
Кино-Театр.ру Фейсбук
Кино-Театр.ру Вконтакте
Кино-Театр.ру Одноклассники

Афиша кино >>

притча, трагикомедия
Россия, 2017
биография, драма, исторический фильм, экранизация
Великобритания, США, 2017
комедия
Франция, 2017
комедия, семейное кино
Россия, 2017
драма, социальная драма
Россия, 2017
боевик, научная фантастика, приключения, фэнтези
США, 2017
драма, комедия
Франция, 2016
мистика, фильм ужасов
Канада, США, 2016
комедия, семейное кино
Франция, 2017
криминальный фильм, триллер
США, 2017
все фильмы в прокате >>