Кино-Театр.ру
МЕНЮ
Кино-Театр.ру
Кино-Театр.ру
Кино-Театр.ру мобильное меню

Белый театр

Белый театр
Другое название
Белый театр музея Достоевского
Адрес
Санкт-Петербург, Кузнечный переулок, 5/2
Сайт
Обсуждение

Белый театр

Среди петербургских камерных театров Белый театр занимает особое место. Руководитель театра Михаил Чавчавадзе живет почти затворником в известном с середины 19 века доме Зверкова в Столярном переулке. Этот дом и переулок перенасыщен литературными сюжетами: здесь жил Гоголь, сюда приходил герой его «Записок сумасшедшего» Поприщин, поблизости обитал странный герой неоконченной повести Лермонтова, не раз переулок отсчитывали шагами Достоевский с Раскольниковым. Плотность литературно-сумасшедшего контекста и атмосфера самого «достоевского» района Петербурга явно влияют на Чавчавадзе, в его квартире постоянно рождаются фантастические проекты. Но если герою лермонтовского «Штосса» все люди казались желтыми, то темпераментный и горячий Чавчавадзе воспринимает жителей нашего города слишком «белыми» - возможно, поэтому возникло немного загадочное название – «Белый театр», очень созвучное стилистике Петербурга с его белыми ночами.

Первые спектакли театра - «На кабельных работах осенью 69 года» (1995) по поэме «Москва-Петушки» В.Ерофеева (режиссер Георгий Васильев) и «Мрамор» (1996) по пьесе И.Бродского (режиссер Григорий Дитятковский) - стали событиями, о которых заговорил весь город. Смело осваивая полуподвальные помещения, театр, то появляясь, то исчезая, существовал на разных площадках. Его мерцающий ритм и бесплотность казались программными. Невозможно было представить, что театр несколько спектаклей будет играть на одной и той же сцене. Но в 1997 году под крышей Белого театра по пьесе М.Угарова создавался спектакль «Голуби». Нужно было где-то репетировать и сыграть премьеру. В поисках помещения для репетиций Белый театр пришел в Музей Достоевского. С тех пор музей и театр вместе.

Было решено попробовать создать совместный проект, непосредственно реализовав идею соединения театра и музея. Появился спектакль «Наказание», основанный на текстах Достоевского и сыгранный в музейной экспозиции (режиссер Роман Смирнов). Этот опыт оказался неудачным. Зрители, невольно становившиеся соучастниками действа, покорно шли за актером (Валерий Кухарешин) от раздела к разделу, но необходимость перемещений была формальной. Само по себе движение не меняло застывшего музейного пространства, строго смонтированные тексты Достоевского не давали возможности импровизации, игра с отдельными экспонатами была слишком заданной, статичность музейной экспозиции не разрушалась: спектакль получился просто театрализованной экскурсией.

Следующая совместная работа была сделана опять в экспозиции, но в качестве совершенно самостоятельного спектакля. Это были «Европейские анекдоты» (режиссер Георгий Васильев) - «живые страницы» выставки «Странствия с Достоевским» (о путешествиях писателя по Европе). Литературным материалом для этого миниспектакля стали «Зимние заметки о летних впечатлениях», своеобразные путевые очерки Достоевского. Спектакль получился ярким, ироничным, тонким. Но он не мог существовать по организационным причинам: профессиональные актеры не могли играть для случайных посетителей, в выставочном зале могло поместиться не более 30-ти человек, спектакль был нерентабельным.

Мучительно не хватало театрального зала. Кинозал музея с укороченной сценой, больше похожей на широкую ступень, годился только для чтецких программ. Не было осветительного и звукового оборудования, не было средств. Но необходимость создания полноценного спектакля была так ощутима, что несмотря на практическое отсутствие всех составляющих, Белый театр, выпустив два спектакля на других площадках (в театре им. В.Ф.Комиссаржевской спектакль «Женитьбагоголя», в Театре на Литейном – «Дом спящих красавиц»), начал в музее репетиции нового спектакля, и в конце 1999 года состоялась премьера спектакля «Обняться и заплакать» по повести Достоевского «Вечный муж».

Георгий Васильев, удивительно тонко и глубоко поставивший к этому времени несколько спектаклей по произведениям Гоголя и Чехова («Старосветские помещики», «Записки Поприщина», «Человек в футляре»), начинавший уже в музее работать с прозой Достоевского («Европейские анекдоты»), в том же выставочном зале решил проанализировать психологическую драму Достоевского.

Сюжет «Вечного мужа» был использован Георгием Васильевым для прочитывания всего Достоевского. Многие эпизоды повести отсутствовали, но для развития сценического действия это не имело принципиального значения. Информационный уровень текста в этом спектакле был почти не важен, все зрительское внимание сосредотачивалось на подтексте и интонации актерской игры. Режиссерская трактовка каждой сцены настолько была выверена «по Достоевскому», что спектакль приобретал внутреннее содержание и объем, рождал множество ассоциаций с известными темами писателя. Атмосфера Музея Достоевского, дома, в котором жил писатель, становилась важной составляющей частью спектакля. Незримое присутствие автора чувствовалось на протяжении всего спектакля. Мы ощущали его иронию, игру словами, смех, его страдание.

Долго ожидаемое событие произошло. Союз музея и театра состоялся. Фестиваль «Рождественский парад» отметил Сергея Бызгу и Валерия Кухарешина премией «Лучший актер года-2000», в 2003 году спектакль был показан на международном фестивале в Болгарии и получил высокую оценку критики, в 2004 году спектакль был признан лучшим и получил 4 диплома на фестивале камерных спектаклей по произведениям Ф.М.Достоевского в Старой Руссе.

Пока зала не было, спектакли игрались в выставочном пространстве. В марте 2001 года прошла совместная акция со Швейцарским институтом и Генеральным Консульством Швейцарии в Санкт-Петербурге. Была осуществлена постановка эссе швейцарской писательницы Клары Мессажер «Антиподы» по мотивам произведений Достоевского «Преступление и наказание» и «Идиот» (режиссер Галина Бызгу, художник Эмиль Капелюш). Стилистически спектакль получился необычным – в сценах, связанных с конкретными героями (Раскольников, Мышкин, Рогожин), были использованы куклы (художник Андрей Запорожский). Но присущая жанру эссе некоторая размытость сюжета делала спектакль незаконченным. Он получился эмоциональным, но не очень внятным этюдом.

В 2002 году музей и театр предприняли попытку приспособить кинозал к сценической площадке: сняли стационарные кресла, на сцене установили стулья, закрыли дизайн 70-х годов черной тканью. Сюда перенесли спектакль «Женитьбагоголя» и «Обняться и заплакать».

Именно в этом полуразобранном зале в марте-апреле 2002 года прошел грандиозный для культурной жизни Петербурга проект Музея Достоевского и Белого театра «Достоевский и Вайда».

По собственному признанию Анджея Вайды, половина его творческой жизни была связана с Достоевским. Это не только сценические и кинематографические воплощения произведений русского писателя, но и вся проблематика творчества польского режиссера, поднимающая вслед за Достоевским «проклятые» вопросы мироустройства. По произведениям Достоевского Вайда поставил несколько спектаклей — «Бесы» (1971, 1974), «Настасья Филипповна» (1977, 1989), «Преступление и наказание» (1984, 1986). Во Франции им был снят фильм по роману «Бесы» (1988), в Японии он создал фильм «Настасья» (1994) по роману «Идиот». Пожалуй, ни один режиссер не обращался к Достоевскому с таким постоянством. В 1989 году в Варшаве вышла в свет книга А.Вайды «Достоевский. Театр совести», в которой были опубликованы три инсценировки режиссера и его размышления о работе над сценическими версиями известных романов. К проекту в Петербурге режиссер подготовил новое, дополненное издание своей книги, переведенной на русский язык. Эта книга дает возможность познакомиться с трудным, но невероятно интересным процессом работы режиссера над страницами произведений Достоевского.

С актерами разных театров (Мариной Солопченко, Сергеем Бызгу, Дмитрием Готсдинером, Юрием Ицковым, Валерием Кухарешиным, Натальей Паниной и др.) Анджей Вайда провел несколько мастер-классов по работе над главами романа «Идиот». Вайда предложил довольно необычное театральное решение – по его новой версии князь Мышкин (на репетициях это был Сергей Бызгу) появлялся с огромным деревянным крестом, который должен был быть рядом с ним на протяжении всего спектакля. Этот крест не замечали остальные персонажи, но зрители, естественно, его видели. Такая метафора многим участникам мастер-классов показалась слишком нарочитой, но сам процесс репетиций и непосредственной работы Вайды с текстом Достоевского был незабываем – оказаться в творческой лаборатории великого режиссера, фильмы которого несколько десятилетий назад были чуть ли не единственным глотком свободы, казалось просто чудом.

Театральная деятельность музея развивалась, Комитет по культуре начал поддерживать проекты музея и театра. К 300-летию Петербурга было выделено финансирование на реконструкцию зала. В этот момент и Норвегия выразила желание сделать подарок музею к юбилею города. В ответ на королевский дар норвежцев музей и театр решили создать спектакль по пьесе Генрика Ибсена. 7 июня 2003 года в музее открылся новый зал и состоялась премьера спектакля «Нора» («Кукольный дом»).

Страсти в «кукольном доме» Михаила Бычкова (его пригласили поставить пьесу Ибсена) разыгрываются в стилистике немого кино, грим и костюмы актеров выдержаны в том же стиле. Режиссер продемонстрировал фантастические способности, составив из актерской мозаики (все актеры как будто специально собраны из разных театров: Нора-Марина Солопченко – актриса Белого театра, Хельмер-Александр Баргман – из Александринки, Крогстад-Валерий Кухарешин – актер Молодежного театра, фру Линне-Светлана Письмиченко – из театра им. Ленсовета, доктор Ранк-Георгий Штиль – из БДТ) безупречный ансамбль.

Декадентские цвета декораций, изысканно простыми средствами созданных Эмилем Капелюшем, усиливали эффект выбранного жанра. Правила игры по Бычкову не просты: первая часть спектакля сделана в духе мелодраматического экспрессионизма, во второй же части, не меняя, иногда даже усиливая ритм, Бычков убрал заданную стилистику и заставил актеров играть почти трагические монологи. Актеры, в первой части манерно заламывающие руки, принимающие эффектные, как будто для камеры, позы, чуть иронизирующие над своими героями, во второй части должны перестроиться и начать существование в другом жанре. Это превращение более всего ощущается в игре двух главных героев – Марины Солопченко и Александра Баргмана, потому что основное действие этой части спектакля сосредотачивается именно на них. М.Солопченко и А.Баргман легко справляются со сложной партитурой спектакля. Так же органично, как в начале спектакля Нора-Солопченко в стильном платье меняла перед воображаемой камерой позы страдания или беспечности, в финале спектакля, в простеньком черном пальто и скромной шляпке она проникновенно произносила монолог о человеческом достоинстве женщины. Так же естественно и артистично, как в первой части преуспевающий и довольный собой Хельмер-Баргман разучивал жесты, соответствующие его представлению о директоре банка, во второй части его страдающий и брошенный герой горько тосковал об упущенном счастье.

Зрители, в первой части спектакля смеявшиеся вместе с актерами над героями пьесы, в финале испытывали чувство сострадания, наиболее чувствительные даже плакали. Придуманная форма спектакля позволила режиссеру уйти от несколько устаревшего сюжета пьесы, переведя основное внимание на самих персонажей и их чувства. Смена жанров дала возможность сделать пьесу живой и современной.

Великолепны в спектакле роли «второго плана».Отрицательный Крогстад с огромными, утрированно подведенными глазами и начесанными волосами в комическом исполнении Валерия Кухарешина с самого начала кажется ненастоящим злодеем. Фру Линне-Светлана Письмиченко наигранно защищает от него Нору, патетически проговаривая свои монологи и вытирая несуществующие слезы. Каждый выход дуэта Письмиченко и Кухарешина представляет собой почти концертный номер: экспрессия Крогстада-Кухарешина с размахиваниями руками, повышением голоса точно сочетается со спокойной холодностью героини Письмиченко. Единственный, кто изначально «выпадает» по замыслу режиссера из заданного жанра, - доктор Ранк в исполнении Георгия Штиля. Как врач, он привык смотреть на возможных пациентов отстраненно, тем более, что страсти, разыгрываемые в кукольном доме Хельмера, слишком театральны. Подлинная игра Георгия Штиля замечательно контрастирует с мелодраматизмом остальных персонажей. Еще одно точное попадание режиссера - почти невидимый зрителям, уникальный тапер, в исполнении известного петербургского композитора Валерия Пигузова. Рояль Пигузова является заключительным инструментом виртуозного оркестра Бычкова. Неслучайно петербургская критика назвала спектакль «Нора» в 2003 году «жемчужиной» театрального сезона.

Спектакль «Нора» был представлен на фестивале «Золотая маска»-2003 года по 4 номинациям: «Лучший спектакль», «Лучшая режиссура», «Лучшая мужская и женская роли», а в 2004 году стал лауреатом виртуальной премии «Браво!», присуждаемой по результатам голосования зрителей на крупнейшем российском театральном интернет-форуме. В 2006 году предполагается участие спектакля в Ибсеновском фестивале в Норвегии.

Новая сценическая площадка в центре города оказалась очень востребованной. У музея появился еще один партнер – театр «Кукольный формат». Вместе с этим молодым коллективом музей реализовал проект к 300-летию города – «Физиология Санкт-Петербурга». «Кукольный формат» участвовал в театральной части проекта, представив свой новый спектакль «Всадник cuprum». В декабре 2004 года стало известно, что этот спектакль отобран для показа на «Золотой маске» по 3 номинациям.

С осени 2003 года при поддержке фонда «Международная тюремная реформа» (Penal Reform International) музей, Белый театр и театр «Кукольный формат» начали работу над новым, совершенно необычным проектом «На пути к свободе».

Идея проекта «На пути к свободе» родилась в Музее Достоевского – в феврале 2004 года исполнилось 150 лет со дня выхода Ф.Достоевского из Омского острога. Результатом проекта стал спектакль по роману писателя «Записки из Мертвого дома», премьера которого состоялась в Колпинской колонии и в Музее Достоевского. Художественным руководителем постановки стал Михаил Чавчавадзе, режиссером - Евгений Зимин, художниками – Эмиль Капелюш (сценография спектакля) и Анна Викторова (художник-постановщик кукольного представления). В спектакле были заняты профессиональные актеры: засл. артист России Валерий Кухарешин, Сергей Бызгу, Петр Васильев, студент Музыкального училища им. Н.А.Римского-Корсакого Сергей Князев и 16 воспитанников Колпинской воспитательной колонии.

Те, кому удалось попасть на этот спектакль, видели, какие замечательные лица были у заключенных актеров, как увлеченно эти «неуправляемые» подростки играли куклами, как научились они быть прекрасными партнерами, слушать собеседника, существовать на сцене. Опыт музея и театров практически повторил описанное Достоевским: тюремный театр, искусство возвышают человека, дают ему возможность почувствовать свободу, радость творчества. Театр необходим в колонии, особенно важно это для подростков. Многие мальчики (отбывающие наказание за убийство, насилие, наркоманию) выходили из зала со слезами на глазах.

Содружество Музея Достоевского и Белого театра развивается интенсивно. За 10 лет определился основной творческий состав театра: художник - один из сильнейших в Петербурге - Эмиль Капелюш; композитор - тонко чувствующий природу театра Валерий Пигузов; актеры – блистательная Марина Солопченко, потрясающий Сергей Бызгу, виртуозный Валерий Кухарешин. Белый театр живет единой семьей, в которой все понимают друг друга. Несмотря на занятость в разных театрах, гастролях и съемках фильмов, актеры стремятся участвовать в новых проектах Белого театра.

В 2005 году состоялась премьера моноспектакля Валерия Кухарешина. Спектакль «Табу, актер!» по пьесе Сергея Носова поставил Георгий Васильев, оформил Эмиль Капелюш. Эта парадоксальная история о скромном человеке, существующем с некоей тайной, разгадка которой проясняется лишь в финале, играется в жанре кукольной драмы. Герой спектакля – по должности пожарный в кукольном театре, но истинное его призвание - создание деревянных кукол. Он одинок, не понят окружающими. Его куклы (художник по куклам Игорь Князев), общение с ними заменяют ему реальную жизнь. Актер виртуозно передает особенную пластику персонажа, постигая трагически-смешной образ непонятно-странного человека, читающего Кьергекегора и ведущего разговоры об ответственности подлинного художника со своими деревянными человечками.

В 2006 году в рамках проекта «Играем с Достоевским» Белый театр поставил спектакль «Преступление» по роману Ф.М.Достоевского «Преступление и наказание».

Кино-Театр.ру Фейсбук
Кино-Театр.ру Вконтакте
Кино-Театр.ру Одноклассники
25 ноября
ТВЦ
25 ноября
Россия 1
25 ноября
Первый канал
25 ноября
Первый канал
26 ноября
Россия 1
27 ноября
НТВ
27 ноября
НТВ
29 ноября
Россия 1
29 ноября
Первый канал

Афиша кино >>

драма
Россия, 2017
драма, мистика, научная фантастика, триллер
США, 2017
детектив, криминальный фильм, триллер, экранизация
Великобритания, 2017
комедия, приключения, семейное кино
США, 2017
комедия, семейное кино
Россия, 2017
комедия
Италия, 2017
боевик
Болгария, 2017
комедия, мелодрама
Россия, 2016
биография, исторический фильм, семейное кино
Великобритания, 2017
боевик, исторический фильм
Россия, 2017
мелодрама, научная фантастика
Норвегия, 2017
комедия, приключения, семейное кино
Россия, 2017
все фильмы в прокате >>