Кино-Театр.ру
МЕНЮ
Кино-Театр.ру
Кино-Театр.ру

Рецензии на спектакли >>

27 марта отмечается День театра - праздник тех, кто так или иначе к этому институту причастен: режиссеров, актеров, работников литературной части, билетеров - всех не перечислишь. Отмечают его, разумеется, и зрители, редкие и завзятые, поклонники самых разных форм и стилей. Какой театр правильный, спорят на протяжении всей его истории, но в праздник принято сажать всех за один стол; тем же занимается уже 23 года фестиваль «Золотая маска», под чьей эгидой собирают спектакли со всей России.

«Золотая маска»-2017: Мир с ограничением свободы

Для столицы - это возможность увидеть, чем живет так называемый провинциальный театр: показы «Золотой маски» уже отучили от скепсиса в отношении городов, где театры не громоздятся друг у друга на головах, как в Москве или Петербурге. Это, к счастью, не освобождает режиссеров от художественных исканий, экспериментов и актуальных тем, про которые, как считается, большинство зрителей не очень хочет говорить и думать.

Сейчас «Золотая маска» в самом разгаре: прошла программа «Маска плюс» (внеконкурсная) и начали показывать конкурс, а также «Золотую маску в кино» (уже состоялась трансляция «Жизни и судьбы» Льва Додина, впереди - «Гроза» Андрея Могучего и «Война и Мир. Начало романа» Петра Фоменко).
Уже «Маска плюс» (про конкурс рассуждать рано) дает довольно широкую картину и в плане географии, и актуальных тем. На столичных площадках показывали спектакли из Перми, Самары, Новокузнецка, Уфы, Набережных челнов, Санкт-Петербурга, Кургана, Лесосибирска и Нюрбы (Республика Саха). В центре внимания - отсутствие свободы в самых разных его проявлениях: от тюремного заключения до семейной трагедии.


***
Театр против кино: кто из нас соха?

Не новейший тренд - переносить фильмы на подмостки, совсем общее место - театр с кино сравнивать (или стравливать). Как минимум два спектакля дали для этого повод: в пермском «Театре-Театре» поставили спектакль-спектакль «Догвилль», адаптировав известную картину Ларса фон Триера, в самарском Театре драмы им. М. Горького произошел «Побег из Шоушенка» по роману Стивена Кинга, которому не удается избежать сравнений с одноименной лентой Фрэнка Дарабонта.

«Золотая маска»-2017: Мир с ограничением свободы

Пермский «Догвилль» в постановке обрусевшего немецкого режиссера Андреаса Мерц-Райкова оказывается в два раза компактнее фильма - и короче (полтора часа против почти трех), и меньше персонажей (по понятным причинам выкинули, например, афроамериканку с больной дочерью). Перенос на сцену диктует и обратную оптику: если Триер сталкивал квази-документальную, вуайеристскую камеру с демонстративной условностью декораций, то Мерц-Райков вынужден делать зрителя соучастником. Закадровый текст, который в фильме читал умышленно старомодный рассказчик-атавизм, в спектакле распределен между персонажами - они каются перед публикой, которая здесь оказывается в качестве суда присяжных.

Пред ними разыгрывается история жителей горного городка Догвилль (семь взрослых и мальчуган), живущих своими заботами в полной уверенности, что ни в чем не нуждаются и ничего менять нет необходимости. Начинающий писатель Том Эдисон (Александр Гончарук) пытается убедить земляков в обратном, но ему не хватает примера - и тут в Догвилль заносит беглянку Грейс (Ирина Максимкина), которая скрывается от гангстеров. Эдисон уговаривает приютить девушку на две недели, а потом жители будут вольны её прогнать. Чтобы избежать выселения гостьи и подтвердить свою теорию, Том предлагает Грейс делать для жителей Догвилля какую-нибудь работу - любую, какую они для неё найдут. Вскоре те за символическую плату сбрасывают на новоприбывшую бесполезные в хозяйстве дела: заботу о крыжовнике, собственных детях и разговоры с одиноким стариком Томом Эдисоном-старшим (Олег Выходов). Со временем они не только привыкают к такой гуманитарной помощи, но и начинают считать Грейс им исключительно обязанной, что приводит к насилию, в котором добрые жители никогда бы себя не заподозрили.

«Золотая маска»-2017: Мир с ограничением свободы

«Догвилль» Мерц-Райкова довольно точно следует сценарию Триера, зачастую уступая ему в режиссерской изобретательности, но интересно работая с деталями: например, заработанные деньги Грейс тратит на фигурки гномов (в фильме это были фарфоровые фигурки детей), что заставляет взглянуть на «Догвилль» как суровый парафраз «Белоснежки». Вдобавок сегодня, спустя почти полтора десятилетия после премьеры фильма, история про Грейс и Догвилль вновь попадает в информационный контекст безжалостно и метко. Не только в России, но и по всему миру общество вновь обращается к идеям консерватизма, считая, что помощь извне - это роскошь и проявление слабости. Вдобавок тема домашнего насилия в последние два года стала обсуждаться гораздо шире, чем в начале XXI века. Благие намерения ни Триер, ни Мерц-Райков тоже не идеализируют: Эдисон использует Грейс как марионетку, чтобы доказать свои либеральные тезисы, а сама высокоморальная героиня лицемерно надевает маску ангела-мстителя. «Догвилль» в короткие сроки возводит утопию - и уничтожает её: зная финал, щебень под ногами пермских актеров сложно не воспринимать как будущий пепел. Впрочем, зная финал, не так уж обязательно смотреть и сам спектакль - интересный не столько в сравнении с фильмом, сколько в современном контексте и в рамках диалога со зрителем, который Триера не смотрел.

«Побег из Шоушенка» в постановке Вячеслава Гвоздкова - тоже история про суровые отношения между людьми, но более оптимистичная: в отличие от Триера, Стивен Кинг наградил колодками бульварного романа с блатной лексикой сказочный сюжет про бронебойную силу порядочности и мечтательности, которыми наделен ошибочно осужденный счетовод Энди (Андрей Нецветаев). Он не просто выживает в мужской тюрьме штата Мэн, но и заражает благими идеями несколько собратьев по несчастью (например, привыкшего к тюремной жизни Рэда в исполнении Петра Жуйкова).

«Золотая маска»-2017: Мир с ограничением свободы

Спектакль Гвоздкова - почти театральный блокбастер: трехчасовая драма с массивной декорацией тюремного двора и тремя рядами решеток, которые постоянно поднимаются и опускаются, создавая дополнительные препятствия между персонажами и воздухом свободы. «Побег из Шоушенка» предлагает взглянуть на население тюрьмы штата Мэн как на мужской ад, где не только нет женщин, но и большинство заключенных попали за решетку из-за преступлений, с женщинами так или иначе связанными (Энди якобы убил жену, Рэй - сделал это по-настоящему, иные пошли на преступление из-за любви). Большинство из них оказались здесь еще детьми, то есть выросли в среде, не знакомой с уважением к человеческому достоинству, благородством или сочувствием. Именно такого человека, как Энди, им и не хватало, - человека, для которого мужественность - не характеристика объема кулаков и вспыльчивого нрава, а составляющая строгого характера.

Такой контраст тюремной реальности и душеспасительного сюжета, вероятно, залог успеха одноименной кинокартины, которую очень высоко ценят зрители, но в переводе на русский язык тюремный быт тоже обращается в фантазию. Большинство реплик напоминает о переводах временах видеопроката, а персонажи выглядят наигранно и плоско: подлые подлецы, преступные преступники и святой святой. В фильме, впрочем, было всё то же самое.

«Золотая маска»-2017: Мир с ограничением свободы


***
Не прислоняться

Другая микро-тема фестиваля - дети, о которых не принято говорить. В «Кроличьей норе» Русского драматического театра «Мастеровые» из Набережных Челнов речь заходит о погибшем ребенке. В спектакле «Малые деньги» лесосибирского театра «Поиск» - о взрослом ребенке, аутисте Я’соне.

«Золотая маска»-2017: Мир с ограничением свободы

«Кроличью нору» Дэвида Линдси-Эбейра в конце прошлого года также поставил Сергей Голомазов в Театре на Малой Бронной с Юлией Пересильд в главной роли, но версия Дениса Хусниярова если в чём ей и уступает, то только в громких именах. Бекки (Марина Кулясова) и Хауи (Евгений Федотов) потеряли четырехлетнего сына Дэнни: собака побежала за белкой, он побежал за собакой, мимо на 2 км/ч быстрее положенного ехал на автомобиле старшеклассник Джейсон (Евгений Гладких), и мальчик угодил под колеса. Как с этим жить, супруги решают по-своему, у окружающих тоже есть конструктивные предложения: мать Бекки, Нэт (Ольга Астафьева) советует обратиться к богу, как и в группе поддержки. Есть еще безбашенная младшая сестра Иззи (Анна Дунаева), которая, кажется, просто обходит болезненную тему стороной, вдобавок забеременела. Ответа, кто виноват и что делать, разумеется, нет. Легче Бекке становится только от общения с Джейсоном, который посвятил Дэнни рассказ - про кротовые дыры и путешествия во времени. В других мирах - верят ученые и юный фантаст - живут точные копии нас, у которых жизнь складывается чуть-чуть иначе: где-то Дэнни не сбили; где-то Бекка и Хауи нашли силы не плакать по ночам.

События «Кроличьей норы» актеры из Набережных челнов разыгрывают в комнате, чьи стены увешаны видеокассетами (на них запечатлен Дэнни). Бекка, Хауи и другие герои этой маленькой большой трагедии оказываются заперты в комнате памяти - все персонажи сидят на сцене, ожидая своего выхода. Сцены из семейной жизни сменяются без пауз, будто по щелчку - так на кассете новое видео выпрыгивает поверх старой записи. Бекка разговаривает с Иззи - и вот уже встречается с Хауи, а вот пришла пора вечеринки в честь дня рождения, и собирается вся семья, зажигаются свечи. Нет времени перевести дух, хотя, казалось бы, это и есть самое необходимое. Весь ансамбль играет очень точно, оставляя желание лишь слегка подрезать верхи, крайние проявления эмоций: мучительно наливается скорбью и яростью Евгений Федотов, валяет дурака Анна Дунаева, из последних сил не рыдает Евгений Гладков, но солирует, конечно, Марина Кулясова - сильная, обожженная, автоматически-заботливая. В финале стены поворачиваются на 180 градусов и складываются в гигантский портрет Дэнни, который до этого незримо занимал всё пространство спектакля.

«Золотая маска»-2017: Мир с ограничением свободы

«Малые деньги» по пьесе финна Сиркку Пелтола поставил Радион Букаев, оказавшийся в Лесосибирске после лаборатории муниципальных театров Красноярского края, организованной театральным критиком Павлом Рудневым. Я’сон (Виктор Чариков) живет с пожилой матерью (Наталья Михайленко) и каждый вторник ездит в город за покупками - после многочисленных ритуалов и проговаривая вслух всё, что ему необходимо сделать: надеть шапку, сесть в автобус, купить то, купить сё, не забыть угощение для себя и вернуться домой с купюрой сдачи. В городе он случайно встречает молодую пару Микки и Ванессу (Максим Потапченко и Анна Лесько), которым позарез нужны деньги: жить негде, вдобавок Ванесса ждет ребенка.

Спектакль играется в несценическом пространстве: например, в Москве его исполняли в фойе Центра Мейерхольда. В начале за стойкой появляется бармен (Олег Ермолаев), который делится удивительной историей: однажды он поскользнулся и упал, чуть не ударившись головой об угол. А мог бы удариться и умереть - но, к счастью, не ударился. С такой же навязчиво человеколюбивой интонацией рассказывается история Я’сона, которого хочет обворовать Микки, - и только внезапный финал, когда «мужчина с ограниченными умственными способностями» случайно убивает обидчика, выводит повествование за пределы эксплуатационной фабулы «негодяй обижает невинного и безобидного».

«Золотая маска»-2017: Мир с ограничением свободы

Конечно, «Малые деньги» рассказывают о том, что никто не сверхчеловек, и в каждом какая-то плата не функционирует: у матери Я’сона болят ноги, Микки - инвалид совести, Ванесса - заложница отношений, соседка Ильсе (Наталья Гамеза) не может наладить отношения с дочерью. Плотно укутанный заботой Я’сон не срывается - просто действует по выученному: банковская карта должна лежать во внутреннем кармане, а она не лежит. С другой стороны, и Микки решается на неприглядный поступок не только из-за проблем с совестью (режиссер Букаев задается вопросов, а кто же из них, Микки или Я’сон, должен быть изолирован от общества). Безусловным злом в пьесе Пелтолы оказываются всеобщее недоверие и те самые «малые деньги», чью важность с детства программируют в каждом человеке. Они должны быть, и должны быть - любой ценой (здесь корни обоих противозаконных поступков в спектакле). В то же время, подлинный гуманизм этой прямолинейной истории сконцентрирован в сцене после убийства: Я’сон садится на любимую скамейку и встречает мальчика (Ксения Бакшина), который предлагает ему булку, а взамен получает варежки. Человек человеку - сосед по скамейке, а не бумажник, который нужно обчистить.

Сейчас начали показывать конкурс (о нём мы расскажем в следующий раз), итоги фестиваля в 37 номинациях объявят 17 апреля. У «Золотой маски» нет одного главного приза - спектакли поделены по категориям: на награду Драма / Спектакль большой формы претендует 10 спектаклей, Драма / Спектакль малой формы - 18, Опера - 13. Весь список номинаций и номинантов.

Подписаться на рассылку новостей
Кино-Театр.ру Фейсбук
Кино-Театр.ру Вконтакте
Кино-Театр.ру Одноклассники

Афиша кино >>

мистика, триллер, фильм ужасов, фэнтези
США, 2015
мелодрама, музыкальный фильм
Россия, 2016
научная фантастика, фильм ужасов
Великобритания, США, 2017
драма, мистика, триллер, экранизация, эротика
Италия, США, 2017
приключения
Бельгия, Германия, Люксембург, Норвегия, США, 2017
комедия
Италия, 2016
драма, социальная драма
Канада, США, 2016
комедия, мелодрама
Великобритания, США, 2016
биография, музыкальный фильм
Великобритания, Россия, США, Украина, 2016
все фильмы в прокате >>