Кино-Театр.ру
МЕНЮ
Кино-Театр.ру
Кино-Театр.ру
Кино-Театр.ру мобильное меню

Мультфильмы на госслужбе

24 июля
2012 год
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
26
27
28
29
30
31
 
 
 
 
1
2
4
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 
 
 
 
 
 
1
2
3
4
5
7
8
11
12
13
14
15
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 
 
2
3
4
8
9
12
13
15
16
17
18
20
22
23
24
25
26
29
30
31
 
 
 
 
 
1
2
3
5
6
7
8
9
12
13
14
15
16
17
19
20
22
23
24
25
27
28
29
1
2
4
5
6
8
10
11
12
13
14
16
17
18
19
20
21
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 
 
 
2
3
4
7
8
9
10
13
14
15
16
17
18
23
24
26
28
29
30
 
 
 
 
 
2
4
5
6
8
9
10
12
13
14
15
16
17
19
20
22
23
24
26
27
28
30
31
Все рубрики

Анимация с Машей Терещенко >>

Если вы попросите меня назвать главный ежегодный конкурс русской анимации, я, конечно, сразу скажу: «Суздальский фестиваль». Или: «КРОК». Сложно между ними выбрать. Но если задуматься, не тот и не другой. Главный конкурс проходит в стенах Министерства культуры. Фестивали оценивают фильмы, раздают призы, выявляют тенденции. А минкульт решает, быть или не быть тому или иному фильму. Ни для кого не секрет: русские мультфильмы живут на госденьги. Без них – никуда.

Кадр из фильма Про Ивана-дурака, реж. Михаил Алдашин (цикл Гора самоцветов)
фото: kino-teatr.ru

На прошлой неделе Минкульт опубликовал список победителей-2012. Первая часть посвящена детским альманахам, короткометражкам и образовательным сериалам.
В списке много проектов, которые уже хорошо известны в узких (а иногда и довольно широких) кругах. Тут и новые эпизоды «Горы самоцветов», и продолжение «Зеленого яблока» от студии «Пчела», и обновленная «Веселая карусель» от обновленного же «Союзмультфильма», и очередной эпизод из цикла о чудотворных иконах, который делает Наталья Федченко на студии «Балтийское телевидение», и два небезызвестных альманаха от студии «М.И.Р.» - «Современные сказки мира» и «Сказки старого пианино» (цикл фильмов про великих композиторов, в котором уже есть серии посвященные Баху, Чайковскому, Россини, Шуману и др.).

Кадр из фильма И.С.Бах, реж. Елена Петкевич (из цикла Сказки старого пианино
фото: kino-teatr.ru

Есть и новые названия. Например, «Сказки «Детского мира»» - сериал, задуманный молодым екатеринбуржским режиссером Ниной Бисяриной, которая в двух своих предыдущих короткометражках очень нежно и тонко говорила о детях с их мечтами, фантазиями и способностью видеть сказку в самых бытовых предметах и событиях. Или короткометражка от «Метроном-фильма» про то, как появился на свет Новый год. Эту историю Марины Москвиной будет экранизировать тоже молодой режиссер Анастасия Головань.
В общем, много всякого разного интересного: общей сложностью 28 проектов.
Еще приятнее выглядит список «авторских» короткометражек. Среди них – «Мы не можем жить без космоса» Константина Бронзита, экранизация «Бобка» Достоевского от Андрея Золотухина и мрачная сказка Андерсена «Мать и смерть» в исполнении Владислава Байрамгулова, а также короткометражки Дмитрия Геллера, Ивана Максимова, Леонида Шмелькова и др.

Кадр из фильма Уборная история - любовная история, реж. Константин Бронзит
фото: kino-teatr.ru

Часть этих проектов подавались к финансированию еще прошлой осенью, но тогда по ряду причин денег короткометражкам вообще не досталось: весь грант разошелся по сериалам и большим проектам. Ну да ладно, кто старое помянет, тому глаз вон, как говорится. Судя по нынешним результатам, государству нашему не вовсе плевать на анимацию, и некоторые позитивные перемены все же происходят.
Еще недавно анимационный тендер выглядел без преувеличений ужасно. Ежегодно минкульт объявлял перечень «лотов», за которые предлагалось сражаться студиям. Например, «приключенческий фильм о духовных ценностях» (и нет, это не шутка, действительно был такой лот), «экранизация произведения русской классики», «дебютный фильм», «философская притча»… Студии делали заявки, и если на одну тему подавалось несколько, то специальная комиссия обсуждала, какой проект лучше и смотрела, кто из студий просит меньше денег на производство. Эта дикая практика создавала огромное пространство для подковерных игр: если у студии появлялась хорошая идея, нужно было заранее договориться с чиновниками, чтобы те организовали подходящий лот. И как тут ругать студию или чиновников? Если правила маразматичны, то их нарушение - зачастую благо. Если б не человеческий фактор, «лотовая» система могла бы напрочь уничтожить все живое в нашей анимации.

Кадр из фильма Про барана и козла, реж. Наталья Березовая (цикл Гора самоцветов)
фото: kino-teatr.ru

За последний год отменили «лоты» и разделили финансирование разных проектов. Коммерческие сериалы и полные метры подаются теперь не в министерство, а в Фонд кино, где обсуждаются другим экспертным советом и получают суммы побольше.

Кадр из фильма Уборная история - любовная история (реж. Константин Бронзит)
фото: kino-teatr.ru

Минкульту остались короткометражки, детские альманахи и образовательные проекты (плюс некоммерческий полный метр). Отток сериалов позволил министерству больше внимания уделять «авторским фильмам». Это тоже огромное достижение. Поскольку раньше минкульт ежегодно выпускал специальный документ с перечнем «приоритетных тем», и в этом списке значились сплошь высоко-духовные экранизации сказок и мировой классики, преследующие воспитательные цели. Так что получить деньги на экспериментальное кино было куда сложнее, чем на детское, и многие студии делали эксперименты под видом детских фильмов (прям как в советские времена, только хуже). Будем надеяться, что теперь взрослые режиссеры начнут снимать по-настоящему взрослое, экспериментальное, острое, необычное кино, а место в детской тематике освободится для тех, кто действительно хочет делать фильмы для детей, а не заниматься чистым творчеством.

Кадр из фильма Жихарка, реж. Олег Ужинов (цикл Гора самоцветов)
фото: kino-teatr.ru

Одним словом, заметные улучшения произошли в нашей системе финансирования.
Конечно, совершенству предела нет, и проблем остается достаточно. Одна из них – удельный вес бюрократических процедур. Например, в этом году на подачу документации у студий было что-то около 14 рабочих дней вокруг майских праздников. За это время крайне сложно собрать все необходимые для пакета документы. Между тем, малейшая ошибка ведет к автоматическому отказу. Никаких поблажек ни для кого. Ровно по этой причине некоторое время не проходила заявка Константина Бронзита. И будь он хоть «оскаровским» номинантом, хоть лауреатом, а любая неправильная закорючка в бумажках, и все, - в пролете. Я пишу «все», потому что несделанный бронзитовский фильм – это, разумеется, печально не только для Бронзита, но а) для публики; б) для нашего престижа (Костя – один из немногих русских режиссеров, кто за каждую свою работу получает много международных наград). А на конкурсе-2012 из-за ошибок в документах отказ получил проект Сергея Меринова – и кому какое дело, что его «Часики» набрали уже более миллиона просмотров в ютубе (что тоже нечасто случается с нашими режиссерами).

Кадр из музыкального клипа Часики, реж. Сергей Меринов (проект Фиксипелки)
фото: kino-teatr.ru

Еще одна проблема – отсутствие дифференцированного финансирования. Деньги выдаются в расчете на минуту времени, при этом без учета технологии (а компьютерное CGI стоит совсем не столько же, сколько простенькая флеш-анимация), амбиций проекта или статуса режиссера. То есть подаешь на трехминутку, получаешь 20 тыс. долларов, подаешь на 5-минутный фильм – 35 тыс. долларов. А вот в Канаде, положим, все иначе. Там проект оценивается индивидуально, без учета хронометража. То есть под каждый фильм составляется смета. Конечно, больше какой-то суммы (максимум - 600 тыс. долларов на короткометражку) не дадут. Но при этом режиссеру выгоднее взяться за изысканную технологию и сделать шикарный фильм, нежели растягивать его хронометраж (у нас же ситуация обратная: выгоднее сделать нечто длинное, но примитивное).
Третья беда в том, что государство не требует хорошего кино. Есть формальная отчетность, и студии должны сдавать все документы, а также само кино строго в срок. Но качество созданного фильма никак не оценивается. Так что режиссер или студия могут абсолютно легально делать по хорошей заявке халтуру и получать на нее год за годом государственные деньги (что опять же было бы невозможно, скажем, в Канаде).

Кадр из фильма Куйгорож, реж. Сергей Меринов (из цикла Гора самоцветов)
фото: kino-teatr.ru

Кстати, про сроки сдачи – тоже целая история. У минкульта есть строгие правила относительно сроков. На короткометражку дается обычно 12-18 месяцев, а на полный метр – кажется, три года. А вот, например, Александр Петров (что-то я часто привожу его в пример, но так ведь и правда много показательных эпизодов в его биографии) делает свои фильмы долго. Так что если Петров собирается сделать полный метр (а он собирается, и проект у него умопомрачительный, и явно в три года он не уложится), то ему нужно сначала найти где-то деньги на то, чтобы половину процесса осуществить, а потом уже подавать на госфинансирование. И тут же опять вспоминается канадский сюжет про Венди Тилби и Аманду Форбис, которые свою «Дикую жизнь» (13 мин.) делали 10 лет при полном понимании Национального киносовета. Сделали. Были номинированы на «Оскар», получили десяток призов, и еще потом сто лет будут с этим фильмом во все золотые списки входить, поскольку это действительно великолепное кино.
Все эти проблемы кажутся непреодолимыми, и Бог весть, как нужно перепахать всю систему финансирования, чтобы их решить. Часто даже думаешь: зачем это обсуждать? Ну, получают наши художники деньги, делают фильмы, и ура! А не сумели заполнить документы, так нужно быть внимательней, будто не знают, в какой стране живут.

Пластилиновая заставка из Горы самоцветов
фото: kino-teatr.ru

И все же. Если вдуматься. Вся эта история с государственной поддержкой создана для того, чтобы развивалась наша культура. Совершенно очевидно (полагаю, для всех осведомленных сторон), что Бронзит, Меринов или Петров делают в эту самую культуру, простите за бюрократизм, важный вклад. Точно так же очевидно, что некоторые студии, получающие регулярно деньги на свои проекты, вклад делают в какое-то другое место. Если система дает шанс финансироваться плохим фильмам, но при этом не позволяет Бронзиту, Меринову и Петрову по первому желанию получить деньги под свои интересные проекты, значит, система эта функционирует неправильно, и ее нужно менять. Это ведь нелепо, правда, чтобы мы оставались без хороших фильмов из-за того, что кто-то не умеет заполнять бумажки? Или из-за того, что кто-то решил, будто хороший фильм обязан делаться три года?
Конечно, не стоит ждать, что мир изменится за пять минут. Но сейчас заметна хорошая динамика. Хочется думать, что нынешние перемены неслучайны, и что политика по финансированию анимации будет от года к году становиться все более внятной и осмысленной. А пока можно поздравить тех, кто получил в этом году гранты, и ждать хорошие фильмы. Кажется, через 12-18 месяцев их немало появится.
Кино-Театр.ру Фейсбук
Кино-Театр.ру Вконтакте
Кино-Театр.ру Одноклассники
МирТесен

Афиша кино >>

психологический триллер
Испания, Италия, Франция, 2018
драма, комедия
США, 2018
биография, драма, исторический фильм, комедия
США, 2018
драма
Исландия, 2018
детектив, драма, триллер
Великобритания, 2018
боевик, приключения, семейное кино
США, 2019
триллер, фильм ужасов
Гонконг, США, 2019
истерн
Россия, 2019
все фильмы в прокате >>
Кино-театр.ру на Яндекс.Дзен