Кино-Театр.ру
МЕНЮ
Кино-Театр.ру
Кино-Театр.ру

Фестивальная колонка >>

Все тонкости киносмотра, который будет интересен не только мусульманам

В Казани завершился XII Международный фестиваль мусульманского кино, на котором, помимо ближневосточных и азиатских шедевров, можно было увидеть фильмы со всего мира. Кино-Театр.ру рассказывает о самых захватывающих премьерах.

Бог Дьёсёгёй


Мухаммад, иранские «История игрушек» и Тим Бёртон

Говорят, о книге не судят по обложке. Тоже самое можно сказать и о фестивале мусульманского кино: его содержание, скорее, светское, нежели религиозное; он не столько про ислам, сколько про мусульманскую культуру, которая уже давно и прочно проникла на Запад — взять хотя бесчисленные постановки сказок «1001 ночи»: голливудские экранизации «Синдбада», «диснеевский» мультфильм «Аладдин», выдающейся, но не сильно известный мини-сериал «Арабские приключения» Стива Бэррона, вот это всё. Впрочем, фильмы на религиозную тему в программе тоже были — например, иранская картина «Мухаммад — посланник Всевышнего» Маджида Маджиди, открывшая фестиваль.

Маджиди — сценарист, режиссёр, детский писатель и актёр (в частности, он снимался у классика иранского кино Мохсена Махмальбафа). В новой картине он рассказывает историю пророка Мухаммада или, что привычнее на слух, Мухаммеда. Честно говоря, смотреть это в разы интереснее, чем новые экранизации «Исхода» и «Бен-Гура», — хотя бы чисто из культурологического интереса (много ли вы видели фильмов про пророка Мухаммеда?). При этом картина не лишена и художественных достоинств: от эпического размаха на исходе третьего часа начинает захватывать дух — значит, в драматургии ленты есть что-то правильное. Из минусов: фильм всё несколько упрощает и работает над созданием стереотипов, которые в идеале должен, наверное, всё-таки развенчивать. Правда, в его защиту можно сказать, что это больше мифологическое кино, нежели историческое, как те же «Десять заповедей» с Чарлтоном Хестоном. И как в том же «Бен-Гуре» с Хестоном, где не показывали лик Христа, нам не показывают лицо Мухаммеда — в исламе, как известно, вообще всё сложно с изображением людей в искусстве, о чём нам предусмотрительно сообщают титры в начале фильма.

Мухаммад - посланник Всевышнего

Надо ли говорить, что фильм Маджиди был не единственным представителем иранского кинематографа — одного из самых мощных на Ближнем Востоке? В конкурсной анимационной программе, например, показали короткометражку «Ненужная девочка» Мохаммеда Заре — экранизацию одноимённого стихотворения Тима Бёртона Junk Girl.

Как «Кошмар перед Рождеством» и «Труп невесты», «Девочка» была сделана в кукольной эстетике, но без единого слова в кадре: вся поэтика бёртоновского произведения передавалась только через визуальный ряд. Выглядело это крайне впечатляюще — даже сам Бёртон, пожалуй, в последнее время не снимает настолько пронзительного кино.

Ненужная девочка

Другой поразительной иранской анимацией (правда, сделанной на стыке с игровым кино) оказалась полнометражка «Мобарак» Мохамадреза Наджафи Эммами, показанная в детской программе «До 16 и старше». Задуманная, очевидно, как ответ «пиксаровской» «Истории игрушек», только с национальными персидскими героями (Мобарак, например, иранский Петрушка — традиционный персонаж уличного театра кукол), картина эта восстаёт против гаджетов и мира новых технологий, советует вспомнить о традициях и фольклоре, кукольном доме. Она безумна, но в самом хорошем смысле этого слова. Мне такого дикого культурного опыта не удавалось переживать со времён румынской «Марии, Мирабеллы».

Не предназначенной для слабаков оказалась и драма «Бессмертный» Хади Мохагеха, которая относительно недавно стала лауреатом ереванского фестиваля «Золотой абрикос». По сюжету один дед пытается покончить с собой, но каждый раз безуспешно — смерть работает по собственному расписанию и сама решает, кого когда забрать. Поэтому герою со жгучим чувством вины (из-за него погибла его семья) приходится терпеть ад на Земле, медленно угасать и надеяться, что на другой стороне он сможет наконец обрести покой. В фильме много медитативных планов, символов и спартанской сдержанности — люди в кадре могут по несколько минут ногти на руках подстригать. При этом глаз не оторвать — режиссёр выпускает такого джинна из бутылки, что выкинуть это кино из головы будет не так-то просто.

Бессмертный


Анимация, дебютанты, легко ли быть молодым?

Также отличительная черта фестиваля - обилие конкурсных и параллельных программ. Каждый зритель на КМФМК, как, скажем, и на ММКФ, живёт своей жизнью — объять все фильмы не получится просто физически, приходится чем-то жертвовать и выбирать, выбирать, выбирать… Благо есть из чего. Например, конкурсная анимация оставила после себя самые приятные впечатления. Помимо уже упомянутой «Ненужной девочки» хотелось бы отметить остроумный мультфильм «Ни-ко-му» Елизаветы Стариковой про дружбу коровы и щавеля; картонное «Долесу» Алёны Ребезовой про жизнь как метро и поиски выхода из него; наследующую лучшие традиции «Союзмультфильма» «Маму Цаплю» Марины Карповой и картину местного производства «Стрела наследия» Сергея Киатрова, рассказывающую про схватку юноши и девушки со злым шаманом из Волжской Булгарии — последний проект является также образовательным и знакомит с историей Казани и прошлым Республики Татарстан.

В конкурсной же программе «Россия молодая» короткометражкам дебютантов не так-то легко было угнаться за «Светлячком» Натальи Назаровой, в центре которого мощный актёрский перформанс Марии СмольниковойСталинград») в роли филателистки, страдающей от ДЦП. Поверить в то, что это не док, удаётся не сразу — Смольникова заряжает экран какой-то безусловной правдой, после чего в этом мокьюментари появляется настоящая жизнь.

Светлячок

А вот чего нет в «Антигоне» Олега Хамокова — выпускника Кабардино-Балкарского госуниверситета (мастерская Александра Сокурова) — так это как раз жизни. У Хамокова фактурные актёры и сильная киногения, но при всей визуальной выразительности достаточно схематичная драматургия (тем, кто не знаком с пьесой Софокла, а также с её переосмыслением Жана Ануя, будет тяжело понять сюжет — в фильме с трудом читается конфликт Антигоны (Заира Ширитова) и царя Креонта (Олег Гусейнов).

Не менее фактурные артисты и у Светланы Калиной в короткометражке «Шишел-мышел». По сюжету девушка в тельняшке и с агрессивным смоки-айзом (Елена Качиашвили) знакомится в дурдоме со старой актрисой (Елена Ненашева), но знакомство это оказывается кратковременным, а последствия его печальными — во всём фильме разлита невыносимая осенняя тоска. Особо впечатлительным его, наверное, лучше не смотреть.

Тем временем внеконкурсная программа задала крайне непростой вопрос: «Легко ли быть молодым?». Все режиссёры сошлись на том, что - нет (особенно если ты залез в «Кредит»), но наиболее душераздирающей получилась история у Ксении Зуевой в короткометражке «Геля». Главная героиня (Анастасия Бакова) ухаживает за больной матерью, забив на личную жизнь, но подавленные желания (и сексуальность) дают о себе знать. Устав от того, что согласно Лао Цзы «Небо и Земля не милосердны, люди для них — лишь соломенные псы», девушка устраивает бунт против собачьей жизни — впрочем, в отличие от фильма Сэма Пекинпа, за ружья никто не берётся, а протест оказывается, скорее, похож на нервный срыв.

Геля


Смирение, Внутренняя Монголия, современный Маугли

Конкурсная программа полнометражных фильмов подтвердила, что самобытное кино умеют снимать в Якутии («Божество Дьесегой» Сергея Потапова), неплохое в Кыргызстане («Завещание отца» Бакыта Мукула) и прямо очень неплохое в Эмиратах («Отправляясь в небеса» Саида Сальмиина).

Выше среднего оказалась китайская картина «Норжмаа» Баянерула, которая могла похвастаться не только красивыми пейзажами Внутренней Монголии, где проходили съёмки, но и драматургией с ярко выраженным гуманистическим посылом. По сюжету монголка (Бадема) пытается примирить японца и русского, которых она нашла на поле после боевых действий и выходила. Похожую коллизию мы могли наблюдать в «Кукушке» у Александра Рогожкина. У Баянерула она сделана в не менее изящном и комичном ключе.

Норжмаа

Другими главными фильмами игровой конкурсной программы стали уже упомянутый иранский «Бессмертный», малазийское «Смирение (Редха)» и сербское «Ничьё дитя». «Смирение» Тунку Моны Ризы рассказывает о семье, в которой родился мальчик-аутист, но несмотря на довольно спекулятивную тему (вышибить слезу таким кино, в принципе, несложно), картина не уходит в пошлость. Драма каждого персонажа раскрыта максимально полно, особенно отца мальчика (Намрон) — мужчина не отказывается от самого ребёнка (Хариф Хазик), он отказывается его принимать таким, какой он есть. Всё это приводит к трагедии, но «Смирение» не о том, как несправедлива жизнь, а о том, как обрести то самое смирение перед жизнью и вместе с ним - тихое маленькое счастье. Пусть это прозвучит несколько пафосно, но именно после таких фильмов из зала выходишь немного другим.

Ещё одной конкурсной бомбой оказалось «Ничьё дитя» Вука Ршумовича - про современного Маугли. По сюжету мальчик, выращенный волками, попадает в настоящие джунгли — детский интернат, где люди могут дать животным фору в жестокости. Пучке (так зовут героя, его играет Денис Мурич, будто бы брат Одиннадцатой из «Очень странных дел») приходится приспосабливаться. Однако став полноценным членом общества в Югославии периода её полураспада, человеческий детёныш окончательно разочаровывается в мире людей. Посему фильму идеально подходит эпиграф из «Страха и ненависти в Лас-Вегасе» - «Тот, кто становится зверем, избавляется от боли быть человеком».

Ничье дитя
Ничье дитя


Награды КМФМК-2016:

Лучший игровой фильм:
«Бессмертный», Хади Мохагех (Иран)

Лучший неигровой фильм:
«Я хочу быть королём», Мехди Ганжи (Иран)

Лучший короткометражный неигровой фильм:
«Ата Бейит», Алижан Насиров (Кыргызстан),
«З/К», Руслан Валеев (Татарстан)

Лучшая режиссёрская работа:
Сергей Потапов, «Божество Дьесегой» (Якутия)

Лучший сценарий:
Вук Ршумович, «Ничьё дитя» (Сербия)

Лучшая операторская работа:
Рузбех Райгу, «Бессмертный» (Иран)

Лучшая мужская роль:
Хариф Хазик, Иззи Риф, Намрон, «Смирение» (Малайзия)

Лучшая женская роль:
Бадема, «Норжмаа» (Китай)

Лучший анимационный фильм:
«Долесу», Алёна Ребезова (Россия)

«Россия молодая»:
«Мама», Кирилл Плетнёв (Россия),
«Личное дело», Андрей Носков (Россия)

Спецприз президента Республики Татарстан «За гуманизм в искусстве»:
«Смирение», Тунку Мона Риза (Малайзия)

Долесу

Подписаться на рассылку новостей
Поиск по меткам
Кино-Театр.ру Фейсбук
Кино-Театр.ру Вконтакте
Кино-Театр.ру Одноклассники
МирТесен

Афиша кино >>

биография, драма
Россия, 2018
приключения, семейное кино, фэнтези
США, 2018
драма
Великобритания, Польша, Франция, 2018
драма, криминальный фильм
Италия, Франция, 2018
социальная драма
Россия, 2018
триллер, фильм ужасов
Аргентина, 2017
драма, мистика, триллер
Великобритания, Литва, Франция, 2018
все фильмы в прокате >>