Кино-Театр.ру
МЕНЮ
Кино-Театр.ру
Кино-Театр.ру

Фестивальная колонка >>

Роттердамский фестиваль ищет лазейки для сострадания

Роттердам-2018: Кинематограф в поисках жалости
фото: "Вдова-ведьма" (The Widowed Witch)

Всякий раз, приезжая на крупный фестиваль авторского кино – вроде Роттердамского, - ловишь себя на одной и той же мысли: на наших просторах больше такого не увидеть. Представить себе даже в ограниченном прокате такие фильмы, как победившие на нынешнем Роттердамском фестивале «Ведьма-вдова» китайца Цай Чэнцзе или «Нина» польского режиссера Ольги Шайдас, практически невозможно. Ставший лауреатом «Тигра» - главной премии Роттедрама – фильм «Ведьма-вдова», неторопливое черно-белое текучее полотно из жизни китайской глубинки, где овдовевшая три раза подряд молодая женщина объявляется делегатом потустороннего мира, построено на фольклорных мелодиях неизвестных нам китайских сказаний. Здесь все перемешано – черно-белая реальность и цветные фантазии, прагматичный крестьянский мир и неосязаемый воздух древних вольных сказок. Чем дальше – тем больше российский зритель отучается от такого кино. Он, по правде говоря, и был-то не слишком приучен, но помнятся времена, когда истории, рассказанные необычным, свежим киноязыком, еще не были похоронены под грудой суровых патриотических предпочтений государства.

Роттердам-2018: Кинематограф в поисках жалости
фото: "Вдова-ведьма" (The Widowed Witch)

«Нина» Ольги Шайдас, молодого польского режиссера, и вовсе в наших краях персона нон грата. Разве что на специальных фестивалях. Картина о неожиданно вспыхнувшей страсти между двумя женщинами кажется буквально начиненной взрывчаткой чувств. Нина, дама под сорок, замужняя, бездетная учительница французского языка, заскучавшая в своей бездетности и сбившаяся с ног в поисках суррогатной матери, знакомится с последней потенциальной претенденткой. Ею оказывается молодая таможенница Магда – развеселая лесбиянка. Чувство, вспыхнувшее между двумя женщинами и снятое почти на одних крупных планах, загадочно и приземленно одновременно. В очередной, не первый и не последний раз, режиссеры несут нам такую простую, но такую не очевидную для многих мысль: любовь выше полового разделения, она их не видит и не знает. Любовь универсальна и может быть прекрасна вне зависимости от половой принадлежности влюбленных. Но нет – все тише голоса согласных в этой простейшей истиной. Поэтому несмотря на превосходную актерскую игру (актрисы Юлия Кийовска и Элиза Рысембел), несмотря на яркую режиссуру – резкую, сосредоточенную на крупных планах, - такой фильм не найдет себе места в нашем целомудренном прокате. «Нина» стала победителем в соревновании «Big Screen Competition» и выйдет теперь в прокат в голландских кинотеатрах, а также появится на местном телевидении.

Роттердам-2018: Кинематограф в поисках жалости
фото: "Нина" (Nina)

Одним из самых ярких фильмов конкурса (всего в основном конкурсе Hivos Tiger Competition – 8 картин) стал «Донос на Сару и Селима» Муайада Алайана), снятый кинематографистами Палестины, Германии, Нидерландов и Мексики и уехавший из Роттердама со специальным призом жюри. Герои фильма – израильтянка Сара, жена большой шишки из спецслужб, заводит роман с молодым палестинцем. Поскольку парень вхож в кровать спецслужбовской шишки, его мгновенно берут на карандаш и подозревают в меркантильном сексе с Сарой. Словом, любовь на фоне затянувшегося палестинско-израильского конфликта по своему накалу запрещенных страстей способна сравниться с историей Ромео и Джульетты в современной версии. Только в роли «модератора» теперь вместо общественного мнения – спецслужбы. Вроде частная история, а как точно схвачен основной вектор, по которому идет цивилизованная часть мира, - засилье и всесилье спецслужб всех цветов кожи и всех калибров. Любое наше движение, любой шаг – как на ладони, никакой несанкционированной любви, никаких самостоятельных шагов. Все под контролем.

Роттердам-2018: Кинематограф в поисках жалости
фото: "Донос на Сару и Селима" (The Reports on Sarah and Saleem)

Кто-то рассказывает об этом прямо, взяв на вооружение все известные методы реализма, как в «Доносе на Сару и Селима», а кто-то, как последний классик чешского сюрреализма Ян Шванкмайер, облекает проблемы современного мира в форму причудливой сказки. Его новая (и как он уверяет, последняя) картина «Насекомые» сделана по мотивам пьесы братьев Чапеков «Из жизни насекомых» и самым естественным образом ложится под сегодняшнюю действительность. Фильм, сочетающий элементы художественного, документального и анимационного кино, представляет собой рассказ о постановке этой пьесы в самодеятельном театре. Актеры, играющие Навозного жука, жука-наездника, личинку и других, - постепенно оказываются не отделимы от персонажей. При этом и актеры, и сам Шванкмайер время от времени сами комментируют эти кафкианские превращения, и зритель с их помощью словно вооружается лупой, через которую смотрит на сегодняшний мир. А в нем, в этом мире, все развивается строго по кафкианским законам. И кинематографисты во всем мире пробуют этот мир на язык, ощущая то горечь, то терпкость, то неожиданную сладость. Главное – не лениться распробовать.

Роттердам-2018: Кинематограф в поисках жалости
фото: "Насекомое" (Insect)

Современный мир очень разный на вкус. В основном – конечно, горький. Цивилизация дала людям множество помощников, рожденных техническим прогрессом, - машин, гаджетов, девайсов, - но медленно удлиняет нить, связывающую человека с природой и ее естеством. Нидерландский конкурсный фильм «Одержимые» - о страхе человека перед самоизоляцией, когда социальные сети дают видимость единения, но на деле рвут прежние связи, не создавая новых. Греческая картина «Жалость» Бабиса Макридиса, снятая по сценарию известного драматурга Эфтимиса Филиппоу (сценариста фильмов Йоргоса Лантимоса), ставит зрителя перед фактом: наши привычные эмоции больше не работают. Цивилизация суетится в поисках новых впечатлений, а оказывается, что мы просто забываем старые. Герой картины, юрист средних лет, испытывает немыслимые страдания, когда его жена выходит из комы и выздоравливает, - ведь пока она лежала в больнице почти безжизненная, он был в центре внимания, его жалели, соседка приносила ему свежеиспеченный пирог, а владелец ближайшей химчистки делал скидки. С выздоровлением жены жалость кончилась, и кончилось блаженство. Соседка больше не приносит пирог, а владелец химчистки вернулся к прежним ценам. Герою приходится искусственно нагнетать страсти в собственной жизни, чтобы хоть на секунду вновь почувствовать себя несчастным, - оказывается, нам так не хватает сочувствия окружающих, что мы готовы идти на самые безумные меры, чтобы его пробудить.

А разве не тем же занимается и кинематограф, выискивая пути, по которым способно пройти сочувствие, сострадание, жалость, любовь? Из года в год такие фестивали, как Роттердамский, призывают нас на борьбу с равнодушием, напоминая, что, как ни крути, со времен Софокла это и есть главная задача искусства.

Роттердам-2018: Кинематограф в поисках жалости
фото: "Жалость" (Pity)

Подписаться на рассылку новостей
Поиск по меткам
Кино-Театр.ру Фейсбук
Кино-Театр.ру Вконтакте
Кино-Театр.ру Одноклассники

Афиша кино >>

криминальный фильм, триллер
Испания, 2016
триллер, шпионский фильм, экранизация
США, 2018
комедия
Франция, 2018
детский фильм, комедия, приключения, фильм о животных
Россия, 2018
драма, фильм ужасов
Великобритания, 2017
комедия, мелодрама, музыкальный фильм, научная фантастика
Великобритания, США, 2017
драма, спортивный фильм
Россия, 2018
боевик, комедия, криминальный фильм, приключения, семейное кино, фильм о животных
Великобритания, США, 2018
фэнтези, экранизация
Россия, 2018
приключения, сказка, экранизация
Россия, 2017
драма, экранизация
Россия, 2017
триллер, фильм ужасов
США, 2017
все фильмы в прокате >>
«Тело»
Ролики фильмов

«Тело»

Девушка, страдающая от необычного заболевания, хочет заменить свою кожу - чужой. Но для этого надо убить другого человека.