Кино-Театр.ру
МЕНЮ
Кино-Театр.ру
Кино-Театр.ру

Фестивальная колонка >>

Как внезапно кончился Венецианский фестиваль! Впрочем, все фестивали всегда кончаются внезапно. С нынешним ситуация вообще особая – список конкурсантов, в который вошел весь цвет современного мирового кино (ну ладно, не весь – Вуди Аллен, Педро Альмодовар и Дэвид Линч взяли тайм-аут) сулил столько сенсаций и изящных наслаждений, что оставалось лишь желать мозгам и сердцам их достойно вынести. Но оказалось, что замах был на рубль, а удар – ну на полтинник максимум. Многая ожидания – многая печали.

Венеция-2018: Герои «Нашего времени»
фото: labiennale.org

Из обидных разочарований главное пришлось на Ласло Немеша, двухлетней давности оскароносца, чей «Сын Саула» буквально снес головы видавшим виды киноманам и критикам. Его художественный прием – отстраненная камера, фиксирующая, казалось бы, самые незначительные, ненужные детали и в итоге привлекающая внимание зрителя к другим, самым важным вещам, – достигал эмоциональных глубин всякого хоть немного чувствующего кино зрителя. Нового фильма Немеша ждали с радостным нетерпением. Мечты, мечты, где ваша сладость?

«Закат», представленный в нынешнем конкурсе, стал продолжением режиссерского приема, но на сей раз примененным в большей мере автоматически, как прием ради приема. В «Сыне Саула» сюжет не играл большой роли – нам предлагалось почувствовать апокалипсис концлагеря, при этом не увидев ни крови, ни трупов, не услышав предсмертных криков из газовой камеры. Камера Немеша творила чудеса. В «Закате» же произошла резкая нестыковка приема и сюжета, когда отстраненная, хоть и виртуознейшая камера тормозит погружение в жизнь фильма. Чего не отнять – так это прежнего умения Немеша создать нужное ощущение. В «Закате», действие которого происходит накануне Первой мировой войны, мы остро чувствуем дыхание конца. Закат Европы неминуем, и ощущение надвигающейся катастрофы передано мастерски – и камерой, и актерской игрой, и бесконечными путешествиями по парадным красотам и скрытым ужасам Будапешта. Героиня картины, молодая женщина Ирис, приезжает в Будапешт, надеясь устроиться в модный магазин, когда-то принадлежавший ее родителям. По ходу дела она узнает, что у нее есть брат, и бросается на его поиски. Мы так и не узнаем, «был ли мальчик» и не превратилась ли в него сама героиня. Весь фильм соткан из ощущений, что само по себе было бы отлично, если бы в ощущениях не тонул сюжет, который для режиссера явно стоит не на последнем месте.

Венеция-2018: Герои «Нашего времени»
фото: Кадр из фильма "Закат"/labiennale.org

Профессия критика обязывает прежде всего заострять внимание на просчетах, но критический склад ума и особенности профессии все-таки не могут и не должны оставлять за бортом и прекрасные моменты. Поэтому теперь – об открытиях. Всегда очень тревожно смотреть наше, отечественное кино на крупных фестивалях. Понимаешь, что раз отобрали – то знак качества поставлен. Но не счесть случаев, когда наши фильмы попадали в программу по каким неведомым простому смертному причинам (в Минкультуры, например, считают, что ужасы российской жизни для иностранных отборщиков необыкновенно привлекательны, но мы даже не станем обсуждать эти всхлипы обиженного ребенка). А критиковать потом эти фильмы считается неприличным. Вроде как на чужой территории болеешь за чужих. Поэтому фильм Наташи Меркуловой и Алексея Чупова «Человек, который удивил всех» не только удивил, но и сильно порадовал, облегчив задачу.

Венеция-2018: Герои «Нашего времени»
фото: Съемочная группа фильма "Человек, который удивил всех"/пресс-служба картины

Вот только как удержаться от спойлеров, рассказывая про фильм? Действительно задачка. Фильм в октябре должен выйти в прокат, и портить потенциальному зрителю впечатление – дело непристойное. Поэтому без подробностей. То ли егерь, то ли лесник Егор (Евгений Цыганов) – из тех, кого принято называть «настоящим мужиком». Он хорош собой, он любит жену Наташу (Наталья Кудряшова), терпит трудного тестя (Юрий Кузнецов) и дружит с 10-летним сыном Артемом. Он молчалив, неулыбчив, отзывчив и практичен. Узнав, что жить ему осталось два месяца, он распределяет нехитрые накопления на будущее, в котором его уже не будет, – это на похороны, это отложить, это что-то еще. Врачи – что местные, что областные – едины в вердикте: безнадежен. Но Егору вдруг ложится на сердце притча, которую рассказывает ему местная пьяница-знахарка – о селезне, который прикинулся уткой, и смерть его не узнала. Значит, можно обмануть смерть? И Егор, вопреки собственной прагматичности, решается на единственную и последнюю меру – он вступает в бой со смертью, прикинувшись другим человеком.

Он закупает женскую одежду, женское белье, косметические аксессуары и начинает играть в прятки со смертью – а вдруг она не распознает его в новом человеке и уйдет не солоно хлебавши? Но неожиданно на сцену выходит новая проблема – друзья, еще вчера наперебой предлагавшие помощь и горевавшие по Егору, не просто не готовы принять его новый облик, но подвергают парня жесточайшей обструкции вплоть до кровавых побоев. Звериная ненависть к «инаковости» выводит фильм на социально направленную стезю. Впрочем, повальная гомофобия и агрессия не становятся главной темой – авторов больше интересует проблема идентичности человека. Что значит для человека оставаться самим собой? Можно ли сохранить себя вкупе со всеми своими личностными зарубками, изменив, например, внешний вид? Или даже пол? А если изменил и все-таки остался собой – это сила или слабость? Для авторов ответ очевиден, даже слишком очевиден, что дает им возможность вырулить сюжет в сторону упрощения проблемы (а как – не скажем).

Венеция-2018: Герои «Нашего времени»
фото: Кадр из фильма "Человек, который удивил всех"/labiennale.org

И еще этот фильм, как, наверное, и все искусство, если говорить глобально, - о свободе. Безнадежно больной, уставший от недуга и непонимания, казалось бы, сломленный, человек вдруг приходит к свободе в высшем ее понимании – когда смерть хоть и страшна, но не так важна, какой кажется на расстоянии. Раздвигаются рамки позволенного, рушатся стереотипы, ржавеют оковы социума.

Цыганов в этом фильме уникален. Мы и раньше знали, что он один из лучших актеров своего поколения и российского кино в целом, но в фильме Меркуловой и Чупова он словно вырывается из всех рамок, обнаруживая буквально звериную органичность. Особенно это поражает во второй части фильма, где герой – уже в женском обличье – не произносит ни слова. Может, он хочет побыть один на один со смертью, что подошла слишком близко и уже заглядывает в глаза. А может, просто боится спугнуть чудо, в которое вдруг поверил. Еще нельзя не сказать про оператора Марта Таниеля, который создает своей камерой совершенно уникальное пространство. В какой-то момент лес, в котором все время оказывается герой Цыганова, становится еще одним главным героем. В нем, в этом лесу – и тайна жизни, и предрешенность смерти, и возвышенная красота, и страх, и счастье. Та же камера помогает создать удивительный по своей нежности и органике дуэт – Цыганова и Кудряшовой, очень точный в выражении чувств и безупречный в сцепке. Если бы не искусственная концовка, фильм стал бы подобием настоящей античной драмы.

Ну и под конец – об откровении и об однозначном лидере, который, скорее всего, не станет лидером официальным по ряду технических причин. «Наше время» – фильм с таким простеньким названием представил в конкурсе мексиканец Карлос Рейгадас, режиссер с безумным и всепроникающим взглядом на мир. Главные роли в картине сыграли он сам и его жена Наталья Лопес. Это история супружеской пары, решившейся на полную откровенность в своих отношениях. Каждый шаг, каждый помысел, каждое увлечение – все должно быть распахнуто перед партнером. Рейгадас отрицает, что это автобиографическая картина, да оно и неважно. Важно то, что ему удается достичь в фильме той степени обнаженности чувств, когда твое естество вибрирует в унисон с чувствами героев. Это даже не предельная реалистичность, не концентрация реальности – это какой-то другой, высший уровень бытования жизни в произведении.

Венеция-2018: Герои «Нашего времени»
фото: Кадр из фильма "Наше время"/labiennale.org

Занятно, что два лучших фильма 75-го Венецианского фестиваля – мексиканские. Второй – «Рома» Альфонсо Куарона, о котором мы уже рассказывали. Он же, кстати, лидирует в рейтинге критики, ежедневно публикуемом местным киножурналом «Ciak». И что прикажете делать бедному президенту жюри, мексиканцу Гильермо дель Торо, прошлогоднему обладателю «золота»? Скорее всего, оба фильма не останутся без призов, а «Золотого льва» приручит кто-то менее заковыристый с точки зрения киноиндустрии.

Подписаться на рассылку новостей
Поиск по меткам

обсуждение >>

№ 1
moscow   8.09.2018 - 03:45
А ведь он действительно всех удивил. Не дай Бог... 1, 2 ,3, 4, 5 ... и т.д. читать далее>>
Кино-Театр.ру Фейсбук
Кино-Театр.ру Вконтакте
Кино-Театр.ру Одноклассники

Афиша кино >>

драма, комедия
Россия, 2018
мистика, триллер, фильм ужасов
Румыния, США, 2018
комедия, шпионский фильм
Великобритания, США, Франция, 2018
биография, боевик, криминальный фильм
Великобритания, Камбоджа, Китай, США, Франция, 2017
комедия
Италия, 2017
детектив, криминальный фильм, триллер
Великобритания, США, 2018
биография, музыкальный фильм
Франция, 2017
фильм о животных
США, 2018
криминальный фильм, мистика, триллер
США, 2018
приключения, семейное кино, фэнтези
Германия, 2017
вестерн, драма, комедия, трагикомедия
США, 2018
комедия
Россия, 2018
все фильмы в прокате >>