Кино-Театр.ру
МЕНЮ
Кино-Театр.ру
Кино-Театр.ру

Фестивальная колонка >>

Закончился Венецианский кинофестиваль, где в тени наград за киноискусство осталась самая любопытная и передовая его часть — Venice VR, секция виртуальной реальности, расположившаяся на острове Лазаретто в двух минутах от Лидо. Специально для Кино-театр.ру участники образовательной программы Biennale College Cinema VR и участники кинорынка Gap Finance Market Антон Уткин и Наталья Покровская подготовили материал о работе этой секции, что такое сегодня виртуальные технологии в кино и как они развиваются

Венеция-2018: Войти и ощутить. Виртуальная реальность на фестивале класса «А»

Бывший чумной госпиталь венецианцы и гости фестиваля теперь знают как VR Island — в прошлом году 74-й Венецианский кинофестиваль стал первым среди фестивалей «класса А», организовав секцию виртуальной реальности. В этом году стало ясно, что эксперимент удался: тридцать работ разместились в одиннадцати инсталляциях, которые включали в себя «кинозал», интерактивные комнаты и стенды, несколько пространств для группового присутствия в виртуальной реальности, моторизированное кресло и даже залы с оборудованием для location-based VR, в которых зритель/игрок перемещается внутри реально существующего интерьера, а датчики отслеживают его расположение и геометрию тела и переносят его в виртуальное пространство. Но главное, что становится понятно почти сразу: VR — это не игра «в виртуальной реальности» и не кино, а новый, многообразный инструмент сторителлинга со своими уникальными возможностями.

Чтобы посмотреть VR (хотя «посмотреть» — слово неточное, уместнее было бы английское “experience” — пережить, испытать, почувствовать), нужно было записываться, и записи разлетались мгновенно, поэтому авторам этого текста удалось увидеть не всё. Так, мимо нас прошёл один из победителей, Buddy VR — судя по всему, милая история мышонка и его друга, которую вы проживаете за обоих.



Зато обладателя Best VR, трилогию Spheres Элайзы МакНитт, спродюсированную Дарреном Аронофски, мы видели — и оба остались, мягко говоря, в недоумении. История о познании себя через Вселенную, с закадровыми голосами Джессики Честейн и Патти Смит, музыку к которой написали композиторы «Очень странных дел», на деле оборачивается красиво исполненным курсом астрономии для самых маленьких ньюэйджеров. Пафосный текст ведёт вас через Солнечную систему или чёрную дыру, а в финале вы задействуете голос, чтобы взаимодействовать с окружающей вселенной.

Звучит впечатляюще, но на практике Spheres меркнут по сравнению с Make Noise, простым и выразительным проектом ВВС, посвящённом суфражисткам, где тот же самый приём используется блистательно и работает на историю. В плакатно-абстрактной анимации Make Noise вы слышите голоса милых бабушек, которые рассказывают, как брались за молоток и били витрины, выступая за своё право голосовать — а потом вам самим предлагают сшибать силой голоса стены из прищепок и воздвигать памятники суфражисткам. Самый же сильный момент, который можно пережить только средствами VR — когда вам предлагают выкрикнуть имена женщин, повлиявших на вашу жизнь. Чем громче, тем сильнее трансформируется символический пейзаж вокруг вас, и тем сильнее эхом отдаётся в сердце, как и задумывали авторы. Зрителя вовлекает драматургический приём (слом пятой стены?), который не сработал бы в двумерном пространстве, даже снятом от первого лица.



И дело даже не в интерактиве: в другом проекте ВВС, Berlin Blitz, всё, что вы можете себе позволить — смотреть по сторонам, примостившись в кабине «ланкастера», летящего бомбить Берлин в 1943 году. Проект сделан на основе журналистской звукозаписи с реального исторического вылета и отвечает на вопрос, которым мы задаёмся чем дальше, тем чаще: как оно на самом деле было? Когда свидетелей войны не останется, отвечать на него будут именно такие истории.

В этих простых, чётко сформулированных проектах, открывается сила нарративного VR. Это короткий метр в новой форме — буквально 10–20 минут, которые ты остро и без предысторий проживаешь, когда тебя буквально выбрасывают в новый мир, в котором первый рефлекс всегда одинаков: оглядеться и понять, куда ты попал, и что происходит вокруг. Именно так работает китайский The Last One Standing, практически бессюжетное приключение в седле летающего мотоцикла. Для того, чтобы прожить эти десять минут, нужно в реальном мире пристегнуться в моторизированное кресло — дальше начнётся полёт по городу будущего в лучших традициях «Пятого элемента». Здесь острота ощущений совершенно точно оправдывает сам аттракцион.

Венеция-2018: Войти и ощутить. Виртуальная реальность на фестивале класса «А»

Попытки же перенести в VR киноприёмы в чистом виде не срабатывают. Операторское мастерство в The Great C, анимационной истории по рассказу Филипа Дика, оценили бы в кинозале, но в VR оно не впечатляет, поскольку не использует возможности медиума — с таким же успехом The Great C мог бы быть «плоским» фильмом. Технические ограничения не позволяют пока создавать в VR убедительную кинокартинку: The Discovery of Witches, промо-проект в поддержку одноимённого телесериала Sky, создан с помощью фотограмметрии — 3D-моделирования объектов, сфотографированных с разных углов. В коротком ролике играют известные актёры, которых, как и библиотеку, где происходит действие, при помощи фотограмметрии отсняли в сотнях кадров, чтобы добиться фотореалистичности.

На создание The Discovery of Witches потрачены внушительные бюджет и ресурсы, но финальная картинка пока что выглядит, как компьютерная игра из 2000-х. С другой стороны, эта картинка, скорее всего, и не нужна — самые слабые и невыразительные работы Venice VR были как раз отснятым на панорамную видеокамеру и смонтированным киноматериалом. И если в прошлые годы в подобных секциях такие работы смотрелись на уровне, то теперь это — очевидно вчерашний день, и нормально воспринимается только то, что сделано «на движке», то есть теми же средствами, которыми делаются современные компьютерные игры.

Венеция-2018: Войти и ощутить. Виртуальная реальность на фестивале класса «А»
фото: The Discovery of Witches

И неудивительно, что этот очевидно переломный для индустрии VR момент происходит именно на Мостре — в конце концов, Венецианский кинофестиваль это всего лишь часть куда более широкой Биеннале, и речь идёт о современных видах искусства. А на территории совриска одним из самых ярких проектов Venice VR оказался литовский Trail of Angels, тридцатипятиминутное переживание, любовно сделанное из картин и музыки Микалоюса Чюрлёниса — авторы приехали с альбомом работ Чюрлёниса на русском языке, и давали его полистать всем посетителям стенда. «Оживший Ван Гог» по сравнению с Trail of Angels кажется лёгкой разминкой — зритель миров Чюрлёниса проживает небольшую жизнь, смерть и последующее перерождение внутри одной гигантской, причудливо мутирующей круговой панорамы, и это практически квазирелигиозное переживание, сравнимое с вдумчивым визитом в Саграда Фамилию.

Точно так же трудно провести грань между анимацией, современным искусством и литературой в проекте Lucid — там мы тоже отправляемся в путешествие по сказочному миру вместе с героиней, чья мать-писательница лежит в коме. Зритель в этой истории всего лишь наблюдает, но само погружение в мир, где писательнице, возможно, придётся остаться навсегда, осязаемость как сказочных пейзажей, так и письменного стола в тёмном кабинете, создаёт переживание, не доступное 2D-средствами.



На кинорынке Gap Financing Market, проходящем параллельно с фестивалем, у VR отдельная секция — видно, что Венеция всерьёз взялась за поддержку нового вида искусства. Несколько десятков проектов ищут финансирование, интерес проявляют крупные компании вроде той же Sky, Arte или Novelab, спродюсировавшей Spheres, а также небольшие локальные дистрибьюторы. Инвесторы уже готовы тратить деньги, но с осторожностью. Европейцам, разумеется, проще всего: Франция и Бельгия готовы поддерживать проекты, которые потратят у них 30—50% от бюджета. И можно спорить, зачем всё это Мостре — кто-то считает, что это успешная попытка старейшего фестиваля не потерять актуальность, хотя точно так же возможно, что мы присутствуем при появлении нового, самостоятельного вида искусства, который через несколько лет отделится от Мостры и будет существовать независимо. В пользу этого говорит наша беседа с Мишелем Рейяком, одним из двух со-кураторов Venice VR. Мишель десять лет возглавлял в Arte закупки и спродюсировал несколько фильмов фон Триера, а на вопрос, зачем он сменил вполне звёздную карьеру кинопродюсера на довольно непредсказуемое кураторство в области виртуальной реальности, Мишель прямо и честно ответил, что за этим видит большое будущее.

Подписаться на рассылку новостей
Кино-Театр.ру Фейсбук
Кино-Театр.ру Вконтакте
Кино-Театр.ру Одноклассники
МирТесен

Афиша кино >>

биография, драма
Россия, 2018
драма, криминальный фильм
Италия, Франция, 2018
социальная драма
Россия, 2018
триллер, фильм ужасов
Аргентина, 2017
драма, мистика, триллер
Великобритания, Литва, Франция, 2018
приключения, семейное кино, фэнтези
США, 2018
драма
Великобритания, Польша, Франция, 2018
драма, научная фантастика
Россия, 2018
комедия
Россия, 2018
драма, криминальный фильм, триллер, экранизация
Великобритания, Германия, Канада, США, Швеция, 2018
драма, триллер
США, 2018
детский фильм, сказка
Россия, 2017
все фильмы в прокате >>