Кино-Театр.ру
МЕНЮ
Кино-Театр.ру
Кино-Театр.ру

Фестивальная колонка >>

Послание к Человеку - 2019: «Распад социализма» по-немецки и по-румынски

Одним из сильных впечатлений фестиваля стали фильмы авторской программы Алексея Артамонова и Катерины Белоглазовой «Распад социализма», приуроченной к 30-й годовщине падения Берлинской стены. В ней на примере картин из разных стран бывшего социалистического лагеря рассматривались обстоятельства, противоречия и последствия идеологического и экономического упадка и развала Восточного блока. Рассказываем о трех фильмах секции, которые нам удалось посетить.


«Берлин-Пренцлауер-Берг» (1991)

Топографическое название определяет место съёмок, произведенных в период нескольких месяцев 1990 года. Фильм собран из отдельных бессвязных сюжетов, выполненных на берлинских улицах и в общественных заведениях. Из отрезков любительских записей в манере «синема верите» лента Петры Тшотнер слагает хронику поражения социализма. Работницы ателье жалуются на камеру, что они вынуждены шить невостребованную некрасивую одежду, а дурная разнарядка ещё не отменена. Фотограф-фрилансер снимает новую западную вечеринку и попадает под критику подвыпивших гостей. Коммуна анархистов обжила руины нежилого дома и ведет себя с присущим эмоциональным возбуждением. Полицейские задержали преступников во время ночного рейда и препровождают их в участок. Невзрачные немолодые посетители заполняют по вечерам городские кафе и распивочные, где балагурят в подпитии и провожают ещё один нелегкий день.

Послание к Человеку - 2019: «Распад социализма» по-немецки и по-румынски
фото: «Берлин-Пренцлауер-Берг»

Отработав шабашку в ресторане, румынские оркестранты, еще более провинциальные жители Европы, чем восточные немцы, в хорошем настроении покидают Берлин. Случайные прохожие сообщают о болезненных заботах - о низкой зарплате, растущей дороговизне, конкуренции, недоверии к «другим» немцам и ощущении «себя» людьми худшего сорта. Через год после падения Берлинской стены звучит тревога, что пришедший на смену новый мир, денег и наживы, уничтожает всё светлое, что было в Берлине до этого. Людям снова приходится пробираться через очередную реконструкцию их мира, сделанную без них, но во имя их блага. Фильм-наблюдение завершается в день объявления валютного союза, когда на территории Германии была введена единая валюта. Первые посетители сосисочной с удивлением и интересом смотрят на новые деньги - впереди их снова ждет интересная жизнь.

Документальный фильм о великом значении совокупности фактов. Пример немецкой скрупулезности в отборе материала и умении показать важное: как тектонические сдвиги общественной жизни порождают разлом реальности, из которой вырастают иллюзии о минувших временах. (Владислав Шувалов)



«Функционер» (2019)

Послание к Человеку - 2019: «Распад социализма» по-немецки и по-румынски
фото: "Функционер"

Фильм немецкого культуролога Андреаса Гольдштейна рассказывает об отце режиссера - Клаусе Гизи, который в 1966-1973 годах занимал должность министра культуры ГДР. До этого Гизи работал главным редактором крупного издательства, после отставки с поста министра служил послом ГДР в Италии и Ватикане, работал в комитете по евробезопасности и занимался церковными вопросами. Разносторонний человек определенных культурных и моральных достоинств, антифашист, отчисленный из Берлинского университета в 35-м, после окончания Второй мировой войны вступил в партию и построил внушительную карьеру чиновника, слывший на Западе «интеллигентным лицом социализма» и одновременно являвшийся информатором служб госбезопасности. Парадоксальным образом фильм Андреаса Гольдштейна высказывается не только о политике, но выясняет отношения с жизнью вне идеологии. «Функционер» - фильм-размышление о родном человеке, с которым нет ничего общего, о стремлении найти уместную дистанцию и искренний тон в разговоре о родителях.

Про родителей всегда знаешь больше, чем нужно, и не в тех образах, в которых сами родители хотели бы сохраниться в памяти детей. Видеоэссе снабжено импрессионистскими фотографиями, сделанные режиссером в юности, несколькими телеинтервью с участием отца, документами из домашнего архива. От начала до конца звучит закадровый голос режиссера, академически и беспристрастно сопровождающий биографию отца. Английское название «Функционера» звучит The Communist, что позволяет с обманчивой легкостью маркировать границу добра и зла. Но фильм о Клаусе Гизи – не столько обличение сути партократа эпохи социализма, сколько неприглядный антипатичный портрет вообще политика.



Восхождение наверх в большинстве окружающих нас случаев сопряжено с падением вниз, в любое время и в любой стране. Бюрократ крупного калибра действует между молотом цели, которую необходимо достичь, и наковальней пренебрежения способами достижения этих целей. Под прессом, прежде всего, оказывается семья как ближайшие попутчики держателя власти, находящиеся ближе прочих к эпицентру лицемерия. Самое простое - увидеть в диссидентской мемуаристике месть сына отцу за не уделенное в детстве время, за домашнее несчастье, за кардинальные различия в ценностных установках, за давление отца-авторитета, наконец, за то, что отец бросил семью (закадровый голос сообщает, что у Гизи «было семь детей от трех женщин»). В чем-то типичный для немецкого кино-интеллектуала изживаемый, но не изжитый до конца психологический комплекс «прощания с прошлым», в конечном итоге оборачивается печальной песней о родине, отношении к стране как к своей семье, где привязанность контачит с болью и досадой, а робкие надежды с разоренными мечтами. Можно уехать из страны, но наивно полагать, что можно исключить родину из себя. (Владислав Шувалов)


«Автобиография Николае Чаушеску» (2010)

Апофеозом же программы стала трехчасовая фреска, в которой показано, как смешной, похожий на бабушку, мужичок Чаушеску стал румынским генсеком (и тут же переименовал Рабочую партию в Коммунистическую). Сплошняком пошли праздники урожая и дни труда, концерты под трепет ошеломительно бездонной толпы, исторические реконструкции важнейших румынских побед, встречи с лидерами социалистического лагеря, а потом и зарубежными «партнерами» (Де Голль, Никсон, Елизавета II). Чуть погодя торжество агрокультуры в кадре сменяется интересом к охоте, Чаушеску дряхлеет прямо на глазах, а с ним — и коммунистическая Румыния, которая в каждой речи генсека, а потом и президента одерживает все более уверенную победу над капитализмом.



Публичную казнь Чаушеску и его супруги не показывают (вероятно, к лучшему), но картина и без нее абсолютно монументальная, вдобавок — об этом стоило сказать в начале — смонтированная исключительно из официальной хроники, то есть из парадных портретов, где нет-нет да и проскочит предзнаменование распада или что-то ироничное: большая шишка смешно пьет кофе, Брежнев треплется с Чаушеску, как с приятелем в бане, Никсон жмет руки всем румынским продавцам, Чаушеску в 60-е заходит на рынок и зачем-то трогает половинку батона за мякоть; тридцать лет спустя он зайдет в фальшиво благополучный супермаркет, потыкает пальцем батон и скажет, что корка слишком толстая (хлеб, видимо, из начала его правления). Есть и забавное: когда Елизавета II и Чаушеску едут в машине по Лондону, и все торжественно, в кадр попадает вывеска «Глубокая глотка» (вероятно, это название паба, так как одноименный фильм в Великобритании оказался под запретом и вышел только в 2000-м). В общем, мощь. (Алексей Филиппов)

Афиша кино >>

драма, экранизация
США, 1994
боевик, научная фантастика, триллер
США, 1991
детский фильм, семейное кино, фэнтези
Мексика, 2019
Грузия, Россия, 2019
комедия, фильм ужасов
США, 2019
биография
Франция, 2019
драма, исторический фильм
Франция, 2019
драма, триллер
Россия, 2019
драма
Россия, 2019
драма
Армения, Россия, 2018
драма, комедия, приключения
США, 2019
боевик, приключения
Россия, 2019
все фильмы в прокате >>
Кино-театр.ру на Яндекс.Дзен