Кино-Театр.ру
МЕНЮ
Кино-Театр.ру
Кино-Театр.ру

История кино >>

Кинематографические героини Елены Майоровой легко узнаваемы. Повсюду можно встретить ее энергичных и оборотистых проводниц, официанток, бойких, острых на язык современных девчонок... Они созвучны привычному ритму улиц, магазинов, коммунальных квартир. Но в каждой из них есть своя тайна, и актриса не спешит раскрывать ее сразу, с первых кадров.
- Я пришла в кинематограф в ту пору, когда именно в таких героинях появилась необходимость. Предложения сыпались одно за другим, но очень мало было ролей с неоднозначным характером. К примеру, в фильме «Родителей не выбирают» легкомысленная мать, бросившая сына на произвол судьбы, казалось бы, совершенно не вызывает сочувствия. Но в картине были сцены, где я могла сыграть трагедию раздвоенной, томящейся, беззащитной души. Такой душе мало отпущено судьбой: дом, семья, работа; но есть и что-то иное, что неотступно влечет к себе... к чему дотянуться моим героиням ох как непросто! Но сам этот порыв для меня чрезвычайно ценен.

— У героини фильма «Скорый поезд», принесшей вам приз за лучшую женскую роль (Всесоюзный фестиваль киноактеров «Со звездие-89»), та же тоска по «другой жизни». Хотя была у вас и откровенно отрицательная роль — Нинка в фильме Павла Чухрая «Зина-Зинуля» — испорченная цинизмом, утратившая какую-либо веру, моральные принципы...
— Знаете, получилось так, что приглашения на роль Нинки совпало с премьерой пьесы Гельмана «Чокнутая (Зинуля)» в Художественном театре, где я играла центральную роль. Зина - настоящий борец, бескомпромиссная натура, а в фильме предстояло сыграть совершенно противоположный характер. Задача увлекательнейшая! Я исследовала и себя: кого во мне больше — Нинки или Зинули?

— Значит, вы наделяете героинь чертами, присущими вам самой?
- Действительно, многие мои героини похожи на меня. Как и они, я живу в определенной маске. Меня считают очень коммуникабельным человеком, душа нараспашку, но мои друзья и близкие, думаю, сказали бы, что это не совсем так. С возрастом появляются смелость, мужество жить со своим лицом, и я рада этому бесконечно.
Родом я из Южно-Сахалинска. Всегда хотела вырваться оттуда, чувствовала себя там, кам в клетке. На моих глазах прошла жизнь родителей (оба они рабочие): после смены — по магазинам, дома — кухня, телевизор, и так — от праздника до праздника. Однообразие угнетало, просто пугало. Я понимала, что жить так не смогу!
Актрисой мечтала стать с детства. В пятом классе пошла во Дворец пионеров в драматический кружок. Преподавательница попросила что-то прочесть и воскликнула: «Да ты талант! Потом добавила: «Сделаю тебя старостой кружка». Правда, на следующий день она заболела и кружок распался. В седьмом классе я поступила в театральную студию «Современник». Играла там Пеппи Длинныйчулок, Римку в «Весенних перевертышах» Тендрякова.
В восьмом классе мама сделала подарок: туристскую путевку в Москву и Ленинград. Когда уезжали из Москвы, по радио звучал вальс Хачатуряна из «Маскарада». Вся в слезах, я дала себе клятву вернуться сюда, чтобы стать актрисой.

— И скоро достигли цели?
— Поступать в театральный я приехала сразу после десятилетки, с мамой. Поступала во все театральные вузы подряд и всюду «слетала» после второго тура. Но уехать из Москвы... Для меня это казалось невозможным. Мне не было тогда 17 лет, меня не могли взять на работу.
В полном отчаянии я позвонила в бюро по трудоустройству. Бодрый голос в трубке отрапортовал: «СПТУ № 67 ждет вас». Ну, раз ждет... «Знаете, чем придется заниматься?» — спрашивает директор. «Мне абсолютно все равно»,— отвечаю угрюмо. И стала я учиться на изолировщицу, три дня — теория, три — практика. Это был хороший опыт, который пригодился в дальнейшем, когда я стала актрисой. Мы, девчонки, выполняли тяжелейшую физическую работу: обматывали трубы стекловатой, затем — металлической сеткой, а сверху — бетоном; по этим трубам потом шел газ, поступала вода в новые дома. Работали с восьми утра, на морозе, в траншеях — в робах, «намордниках» (то есть в респираторах). В Лианозове, Бирюлеве, Лосинке выросли дома, в которых мои трубы служат кому-то и поныне.
Жили в общежитии, на полном гособеспечении, да еще была стипендия — по 20 рублей в месяц! Окончила и ПТУ с красным дипломом, получила специальность изолировщицы 3-го разряда.

— Ну а потом — в ГИТИС, на курс Олега Табакова?
- Летом опять поступала во все вузы. К слову, в Школе-студии МХАТ экзаменационная комиссия оборвала меня на первой фразе: «Спасибо. Следующий!» Я чуть не умерла от горя. Последним на моем пути был ГИТИС, где курс набирал Олег Павлович Табаков. Он поверил в меня. Приняли. Но начались новые мытарства. После ПТУ я должна была три года отработать: ведь государство затратило деньги на мое обучение. А в Комитете по профтехобразованию люди строгих правил. Короче говоря, при содействии Олега Павловича для меня сделали исключение: я должна была выплатить штраф. 112 рублей! Но в тот момент у меня не было таких денег, и я заняла их у Табакова...

— Курс, на котором вы учились, стал основой Театра-студии под руководством Табакова, однако ваша судьба сложилась иначе...
- Театр нам дали не сразу, после института все мы вынуждены были искать работу. Режиссер Михаил Левитин пригласил меня в Театр миниатюр (теперь он называется «Эрмитаж»). Я репетировала в спектакле «Чехонте в «Эрмитаже», работала бесплатно, прописки мне не дали, опять жила в общежитии... Параллельно начала сниматься в кино. И тут повезло. Я попала в театр «Современник», к Галине Борисовне Волчек. Все складывалось прекрасно: получила роль Наташи в «Трех сестрах», Машу играла Марина Неёлова, которую я боготворила с детства. А в «НЛО» стала даже играть одну роль в очередь с ней. Пыталась подражать ей — голосом, пластикой... Позже поняла, что есть актриса Неёлова, а я должна быть актрисой Майоровой.
К тому времени во МХАТе на малой сцене вышел спектакль «Вагончик», где я играла «на разовых» одну из главных ролей — подсудимую Цыпкину. После премьеры Олег Николаевич Ефремов неожиданно предложил мне перейти в Художественный театр. Я отказалась, потому что была уверена, что «Современник» — моя судьба, что здесь я нашла свое место. Но Олег Николаевич проявлял настойчивость. Посыпались предложения: Констанция, жена Моцарта в спектакле «Амадей», который ставил Марк Розовский, Корделия в «Короле Лире» у Анатолия Васильева (из-за смерти Андрея Алексеевича Попова, репетировавшего Лира, спектакль не состоялся)... Я долго сомневалась, мучилась и все-таки сделала выбор. Сейчас абсолютно не жалею, что оказалась во МХАТе. Я нашла то, что искала.

— Если в кино вам предлагают характерные роли наших современниц, то во МХАТе имени Чехова вы играете героинь возвышенных, играете классику: Нина Заречная в «Чайке», Сарра в «Иванове», Анна в пьесе Горького «Варвары». Возникает ощущение, что Майорова в кино и Майорова в театре — две совершенно разные актрисы.
- А все-таки на сцене я остаюсь актрисой характерной. Не могу, к примеру, играть Нину Заречную неземной женщиной, голубой героиней, как это принято. Играю про свою судьбу, про девушку, которая мечтала о сцене; прошло время, и она поняла, что главное в актерском деле не блеск, не слава, а умение терпеть, нести свой крест и веровать.
Недавно появилась чеховская Сарра. Для меня Сарра — белая ворона, одинокая, никому не нужная, страдающая женщина. Где черпает она силы жить? Нести свой крест? Вот вопросы, которые мучают в этой роли... Всегда стараюсь вызвать в зрителях сострадание, сочувствие.

- Зинаида — пока единственная ваша классическая роль на экране. Кинематограф по-прежнему видит в вас определенный социальный типаж. Хотя были и роли иного плана, но они не стали для зрителей откровением, открытием новой, незнакомой Майоровой.
- Думаю, немногие актеры могут похвастаться, что их всесторонне используют в кино. Но я не отчаиваюсь. В остросюжетном детективе «Неуставное лицо» я сыграла сразу две роли: журналистку и проститутку, обладающих феноменальным внешним сходством. Получила любопытную роль в советско-английском фильме Александра Митты «Затерянный в Сибири»: время действия — 1947 год, моя героиня — лагерный врач, полюбившая американца, который попал в зону «по ошибке».
Конечно, хотелось бы сыграть в кино классику. А вот пробовалась в «Крейцерову сонату», пришла в джинсах и сразу услышала: «Очень уж вы современная!»

- Сбылась мечта детства: вы стали актрисой. Счастливы ли вы?
- Я часто спрашиваю себя об этом. Сейчас для меня искусство — это не вся жизнь, а лишь способ жизни, не самый простой и не самый сложный. Кроме работы, у меня есть семья, любимый муж, который меня понимает, потому что сам художник, есть друзья. Люблю классическую музыку: Рахманинов, Чайковский, Сибелиус, Равель, Григ... У меня есть хобби — вязание. И при этом самое трудное для меня — жить в согласии с собой. Но в редкие периоды душевного равновесия у меня нет сомнения в правильности моего выбора. У меня много работы — значит, я кому-то нужна. Тогда я чувствую себя счастливой. Тогда я согласна гореть, сгорать, не замечая трудностей. Кстати, «Елена» в переводе с греческого означает «факел». Я бы хотела быть достойной своего имени. А счастье?.. Что ж, как советует Карнеги, на него нужно только решиться...

обсуждение >>

№ 1
karal5   5.03.2016 - 15:56
прекрасная актриса! простая, естественная! побольше бы таких как она женщин, которые познали и труд, и лишения, и при этом не потеряли себя. читать далее>>

Афиша кино >>

драма, притча
Россия, 2018
триллер
США, 2019
биография, драма, музыкальный фильм, экранизация
Великобритания, Франция, 2019
биография, спортивный фильм
Великобритания, 2019
арт-хаус, комедия, нуар (черный фильм), триллер
США, 2019
приключения, семейное кино, сказка, фэнтези
США, 2019
комедия
США, 2019
триллер, фильм ужасов
США, 2019
драма, комедия
США, 2019
боевик, научная фантастика, приключения, триллер
США, 1999
комедия, приключения
Россия, 2019
драма, мелодрама
США, 2019
все фильмы в прокате >>
Кино-театр.ру на Яндекс.Дзен