Кино-Театр.ру
МЕНЮ
Кино-Театр.ру
Кино-Театр.ру

История кино >>

Валерий Семенович Кичин на многих сайтах (dic.academic, Википедия, viperson.ru и др.) представлен как российский журналист, кино/театральный критик.
Мы считаем, что его творческая деятельность позволяет говорить о нем не только как о кинокритике, но и как о медиакритике. Базовое определение медиакритики взято нами у А.П. Короченского, согласно которому «это область современной журналистики, осуществляющей критическое познание и оценку социально значимых, актуальных аспектов информационного производства в средствах массовой информации. Познавая и оценивая медиатексты, журналистская критика средств массовой информации оказывает влияние на восприятие медийного содержания его потребителями. Медиакритика изучает и оценивает подвижный комплекс многообразных взаимоотношений печатной и электронной прессы с аудиторией СМИ и обществом в целом, способствует внесению социально необходимых корректив в деятельность печатной и электронной прессы» [Короченский, 2003, с. 8].
Творческий портрет медиакритика В. Кичина
По нашему мнению, медиакритическая деятельность В.С. Кичина проявилась в процессе заведования отделами в журналах «Советское фото», «Искусство кино» и газете «Неделя», работы обозревателем в «Литературной газете», газете «Советская культура» и т.д. Еще одним доказательством, что творчество В.С. Кичина следует рассматривать шире, чем лишь кинокритику, стали его интересы, указанные им в «Живом журнале» («ЖЖ»), а именно: «cd, dvd, классическая музыка, видеосъемка, кино, компьютер, музыкальный театр, мюзикл, опера, оперетта, современная аудио-видеотехника, современная литература, фотография» [Кичин]. Наконец, мы считаем, что необходимо учитывать и его собственную позицию. Так, в «Живом журнале» В.С. Кичин пишет: «Некоторые считают меня кинокритиком - это ошибка. К этому лагерю имею мало отношения - разве что формально вхожу в секцию критики Союза кинематографистов. Потому что пишу и о кино тоже» [Кичин].
На какую аудиторию направлено творчество В.С. Кичина? Мы полагаем, что в своих статьях он обращается к различным категориям населения:
 к ученому сообществу (стремление создать целостный образ современной культуры в ее многочисленных и многоликих проявлениях, с учетом современных реалий, интегрирующих информационные технологии);
 к профессионалам в области медиа – журналистам, кинематографистам, направляя свою деятельность на поиски этических, нравственных, эстетических основ современных медиатекстов;
 к массовой аудитории, о чем говорит стиль изложения материала, наличие юмора. Так, касаясь вопроса вероисповедания, В.С. Кичин отмечает, что он «убежденный атеист. Верю в науку, в совесть, в разум. Не верю в религиозные мифы и знаю, что это неверие разделяет большая половина образованных соотечественников. Поэтому истово верующих прошу не беспокоиться. Не надо оскорблять чувств неверующих» [Кичин]. Так просто и убедительно медиакритик излагает свою позицию, добавляя в рассуждения юмористический компонент.

Безусловно, обращаясь к «массовому потребителю», В.С. Кичин ищет опору в человеке думающем, образованном, способном критически мыслить, обладающем определенным набором нравственных качеств.
Объединить разные типы аудитории В.С. Кичину удается при помощи поиска новых форм взаимодействия людей. Так, в 2011 году он выступил с идеей проведения интернет-кинофестиваля «Дубль дв@». С 2011 года проходят фестивали, посвященные: документальным фильмам, режиссерским дебютам, конкурс игровых и анимационных фильмов «Сезон мастеров», неизвестному кино России с «театральным антрактом», «в котором» были показаны два лучших отечественных мюзикла: «Норд-Ост» (Москва) и «Екатерина Великая» (Екатеринбург). «Аудитория фестиваля за эти годы выросла до 180 000 просмотров, на 5-й фестиваль зрители приходили из 78 стран мира»[Викпедия].
В.С. Кичина, несмотря на широту его интересов, отличает достаточная оперативность реакции на события в медийном мире. Сюда можно отнести:
- рецензии на премьерные фильмы;
- очерки о кинофестивалях (например, автор анализирует итоги прошедшего в Москве кинофестиваля в публикации от 29.06.2015 г. «Почему Московский международный кинофестиваль разочаровал зрителей» [Кичин, 2015(g)];
- статьи о театральных постановках;
- заметки, фоторепортажи о командировках и путешествиях. Например, в «Нью-йоркских мотивах» В.С. Кичин «отчитался» перед своими друзьями о поездке в США. Его фотографии передают колорит Нью-Йорка, а его настроение отражается в небе, глазах, позах, фактуре местных жителей, животных, скульптурах. Но такой фотоотчет автора не только старается «раскрыть» для читателей тайны города, но и ставит перед ними проблемные вопросы, на которые каждый должен ответить сам.Так, В.С. Кичин адресует своей аудитории следующий вопрос: «Вот парочка чисто урбанистических мотивов (на фотографиях – Е.М) – и неясно, кто на что тут влияет: архитектура на художников-модернистов или модернисты на архитекторов» [Кичин, 2015(e)];
- интервью с медийными персонажами, представителями культуры и искусства.
То есть мы можем отметить, что события в медийном мире и освещаются медиакритиком достаточно оперативно и находят отражение как в печатном формате, так и в интернет-изданиях.
В.С. Кичина как профессионала в медийной сфере отличает разнообразие используемых жанров. Его творчество достаточно часто находит выражение в виде: аналитических статей о явлениях, процессах, событиях(прошлого и настоящего) в медийной сфере, заметок, комментариев на медийные темы, кинообозрений, очерков о медийных событиях, репортажей и пр.
Творческий портрет медиакритика В. Кичина
Важное место в творчестве В.С. Кичина занимает создание творческих портретов представителей медийной сферы (книги «Людмила Гурченко» (1988), «Там, где бродит Глория Мунди» (2010), «Танцующая в пустоте» (2013), статьи в сборниках «Андрей Миронов глазами друзей» (2003), «Наталья Гундарева глазами друзей» (2005), «Игра и правда. Монологи о Марке Захарове» (2010) и т.д.
До 4.10.2011 медиакритик вел еженедельные программы «Кино по пятницам» и «Музыка в квадрате» на радио «Радио России — Культура» (FM 91.6). «Его передачи по распоряжению руководства ВГТРК убрали из эфира после того, как он публично высказался против перевода радиостанции в УКВ-диапазон»[wikipedia.org].

Структура статей В.С. Кичина соответствует общим логическим принципам, а приемы подачи материала - поставленным автором целям. На это же направлено использование средств художественной выразительности, которое находит выражение в заголовках статей, сравнениях, метафорах и пр.
Так, в очерке и фоторепортаже «Нью-Йоркские мотивы», опубликованном В.С. Кичиным на своей страничке в «ЖЖ» [Кичин, 2015(e)], уже в самом заголовке присутствует неоднозначность, которая может интерпретироваться читателем и как обращение к музыкальной жизни города, и как метафора, позволяющая передать многоплановость, особый колорит Нью-Йорка.
Во введении автор стремится заинтриговать своих читателей, указывая на противоречивые чувства, которые «обуревают» путешественника: «Замечательный город. Сначала разочаровывает: и Бродвей не тот, что представлялся по кинофильмам, и много разных киосков, лавочек и лотков – Собянина на них нет!» [Кичин, 2015(e)]. Эта фраза относит нас к критической заметке в «ЖЖ» от 5 июня 2015 г. «По Москве расползается мертвечина – кому это нужно?» [Кичин, 2015(f)], вкоторой автор описывает новые тенденции в «благоустройстве» Москвы близ станций метро. Он отмечает, что существовавшие попутные магазинчики и киоски были удобны людям. Но «больше ничего этого нет. Все магазинчики, все киоски снесены, на их месте пустырь… Ощущение, что, как в песне поется, «враг захватил родную землю»… И что возникает взамен? С размахом отремонтированные подземные переходы (вот кто-то хорошо нагрел руки!), где темно и мертво, и люди спешат скорее пробежать это обезжизненное пространство» [Кичин, 2015(f)]. То есть такая лоточная жизнь становится неотъемлемой частью колорита города, где люди не только совершают покупки, но и общаются…
В.С. Кичин, отмечает, что на смену первому впечатлению от Нью-Йорка приходит ощущение уютности, неожиданное для такого мегаполиса. «Все оказалось вполне соразмерно человеку, везде микромиры с фонтанами и лавочками, скверики, бульварчики. И небоскребы видишь только если выглянуть из окна отельного номера на 53-м этаже или идти по улице, задрав голову. А так все вполне симпатично. От этих микромиров, где в каждом кипит своя жизнь, до невиданного смешения наций, рас и расцветок» [Кичин, 2015(e)].
Автор часто использует «выходной абзац, строку» в статьях, которые помогают сконцентрировать информацию, объединив ее вокруг основной идеи публикация. Например, в уже упоминаемой нами заметке «По Москве расползается мертвечина – кому это нужно?», выходной абзац следующий: «А если вспомнить, что кризис, что увольняют врачей и педагогов, сокращают университеты и нет денег ученым, то и вовсе непонятно: зачем именно сейчас спешить с этой сомнительной и явно дорогой реконструкцией?... Или кому-то опять срочно понадобилась вилла на Лазурном берегу?» [Кичин, 2015 (f)].
В своих рецензиях на фильмы, медиакритик стремится через проблему главных героев выйти на понимание целей, смысла жизни людей, общества в целом, показать философскую глубину (если таковая имеется). Под одной из приоритетных ценностей человека В.С. Кичин понимает совесть, которая, по его мнению, помогает формировать морально-нравственные, этические ориентиры человека.
Творческий портрет медиакритика В. Кичина
Для того чтобы подтвердить эту точку зрения, приведем отрывки из рецензии медиакритика на фильм А. Прошкина «Райские кущи» (2015) «Спасти рядового Зилова» [Кичин, 2015(h)]. В начале статьи В.С. Кичин раскрывает перед читателем историю пьесы А. Вампилова «Утиная охота», указывая на вновь приобретенную актуальность. Он отмечает, что пьеса в конце 1960-х воспринималась как знак времени… А потом, как и предсказал Вампилов, утонула и вся эта эпоха с проколотым днищем. Пьеса выбыла из репертуара: многие реалии тех лет новым зрителям покажутся наивными, неправдоподобными.
Идея экранизировать ее еще раз, уже теперь, равна попытке ее спасти для будущего. Это и сделал Александр Прошкин в фильме «Райские кущи», показанном Московским кинофестивалем вне конкурса, но ставшем заметным его событием» [Кичин, 2015(h)]. Очевидно, что в последнем предложении автором выносится не только высокая оценка рецензируемому фильму, но и пробуждается интерес читателей и потенциальных зрителей к новой экранизации пьесы А. Вампилова.
В.С. Кичин отмечает, что возврат актуальности тематики фильма находит выражение в том, что основная тема – это тема человека, во многом уступающего конъюнктуре - и шаг за шагом теряющего себя. Медиакритик убежден, что авторская позиция А. Прошкина заключалась в новом воплощении заложенной в пьесе «универсальной человеческой проблемы. … От оригинального текста осталось мало, от окружающих обстоятельств не осталось ничего - перед нами персонажи нашего сегодня»[Кичин, 2015(h)].
Авторы фильма «помещают» главных героев в новые реалии жизни, но их «хорошая» жизнь зависит от умения лгать. «Ложь липкая и топкая, как та грязь в старом фильме, что погубила героя - она погубит Зилова и здесь»[Кичин, 2015(h)]. В.С. Кичин аргументированно доказал необходимость написания новых диалогов в канве пьесы А. Вампилова. Предвосхищая вопросы и гневные комментарии в отношении авторов фильма, медиакритик отмечает, что последний снят «по мотивам». «Хранители текстуальной точности, возможно, придут в ярость, но практика кино и театра давно знает «вариации на темы», которые оказались жизнеспособней оригинала…Авторам «Райских кущ» удалось сберечь нерв и боль Вампилова, передать дух его драматургии и продлить жизнь открытого им героя в новое время»[Кичин, 2015(h)].

Характеризуя главного героя, В.С. Кичин отмечает, что у Зилова уже были в кино предшественники – люди, теряющие себя. Его оценка главного персонажа, пугающего своей современностью, лаконичная, но достаточно точная и хлесткая, «бьющая наотмашь». Он – человек, живущий по лжи, рядовой гражданин новой России. Офисная эпоха, отличающаяся прагматичностью, «не сразу отражает суть героя, и прежде чем ее понять, к ней нужно прийти. Зилов у Евгения Цыганова уже не истерикует от безысходной тоски - у него ясная система ценностей, которая - он это возглашает как принцип - с совестью не имеет ничего общего. Ему тоже скучно, конечно: он насквозь видит мотивы окружающих и явно талантливей своего места в жизни - но он будет отвоевывать другое место, повеселей, зная, что счастья нет и не бывает. Он убежден в изначальной подлости человеческих натур и поступает сообразно - хотя и слишком умен, чтобы жертвовать совестью без некоторых мук. И когда он предает жену, которую искренне любит, воспринимает это как предательство самого себя. Из чисто бытовой коллизия становится философской»[Кичин, 2015(h)].
Отдельное место в рецензии В.С. Кичина занимает работа Е. Цыганова, Ч. Хаматовой, которая анализируется как с позиции актерской игры, так и в соотношении с общей идеей, сверхзадачей фильма, которую ставил перед собой и последовательно воплощал на экране А. Прошкин.
Творческий портрет медиакритика В. Кичина
Так, медиакритик отмечает, что «Цыганов здесь великолепен, играет на полутонах, все загнано куда-то вглубь, за тем, что ворочается в душе его героя, следить интересно и тревожно. Дивно хороша Галина у Чулпан Хаматовой: она острее других чувствует, что прагматика убивает живое чувство, что в мире торжествующего цинизма умирает все человеческое. Кушак у Виталия Хаева, подкаблучник и человек старой выучки, уже знает, что с совестью пора завязать, но это обходится ему дорого - даже при всей его недалекости» [Кичин, 2015(h)].
Одна из главных идей, которую проводит В.С. Кичин в своей рецензии, заключается в «победе» прагматики, меркантилизма, материализма над чувствами людей, их духовным началом. Жизнь перестала быть интересна человеку как явление, она подменяется «бегом на короткие дистанции» - от желания к желанию, большая часть которых находит выражение в мире вещей. В этом марафоне нет времени для того чтобы замедлить бег, подумать об истинных смыслах бытия, потому что в тот момент, когда человек остановится, его место будет занято… В.С. Кичин отмечает, что «наивный зритель 30-х бегал в кино десяток раз в надежде что Чапаев однажды выплывет. Нынешнего, искушенного, в кино затащишь с трудом: он заранее знает, что - утонет, и если случится хеппи-энд, будет сильно разочарован. Поэтому даже подсадные резиновые утки в первом кадре «Райских кущ» не только радуют глаз охотника, но и кажутся символом общества, которое легко покупается на подсадные идеи, на них слетается и от них гибнет»[Кичин, 2015(h)].
Отметим, что эта рецензия только выигрывает от того, что автор проводит параллели между пьесой «Утиная охота» А. Вампилова, фильмами «Отпуск в сентябре» В. Мельникова и «Райские кущи» А. Прошкина. Так, сравнивая сюжетные линии главных героев в экранизациях В. Мельникова и А. Прошкина, медиакритик отмечает, что «практически все персонажи освободились от однокрасочности, присущей характеристикам старого фильма (герой Богатырева - только идиот, героиня Купченко - только жертва, герой Леонова - только потухший идеалист). Тогда эта монохромность была объяснима: зрители привыкли к ясным подсказкам. Сегодня она кажется архаикой»[Кичин, 2015(h)]. Таким приемом В.С. Кичин добивается дополнительной глубины рецензии, задает своей аудитории «контрольные точки», над которыми стоит подумать, поразмышлять. Эта статья показывает, что медиакритик опирается на аналитические рассуждения, подкрепляя их весомыми аргументами.
При этом в медикритических публикациях автора ярко проявляется его политическая, этическая, эстетическая позиция. Чтобы доказать данное утверждение, обратимся к аналитической статье В.С. Кичина «Куда девались «Чучела» [Кичин, 2015©], по мотивам фильма А.Карпиловского «Частное пионерское». В ней, помимо рецензии на кинопроизведение, созданное для детей, автор поднимает важные проблемы современного российского кинематографа, связанные с отсутствием производства детских кинокартин. В.С. Кичин подчеркивает, что «не проходит месяца, чтобы кто-нибудь не выступил с очередным заклинанием о поколениях, которые мы теряем, об утере системы воспитания детей в лучших традициях, об исчезновении детского телевидения, детского кино и т.п. И не проходит года, чтобы не явилось новое доказательство: детское кино у нас никому не нужно. Кроме, понятно, детей» [Кичин, 2015©].
Медиакритик выступает за государственную поддержку его производства и проката. И проблема здесь заключается не только в обеспечении дешевых билетов, но и попытке вернуть нашему кинематографу для детей и юношества конкурентоспособность, приобщая ребят к эстетическим, нравственным и этическим истокам, традициям родной страны, на которых должны расти новые поколения россиян. На примере фильма А. Карпиловского «Частное пионерское» В.С. Кичин убедительно доказывает, что «кино не признает пропасти между нынешней Россией и СССР: пусть разные системы, но страна - одна. У ностальгии есть преимущество: она умеет находить даже в трагическом прошлом качества, которые следовало бы сберечь. Это полезно для развития страны: ностальгия сопротивляется деградации» [Кичин, 2015©].
В данной публикации незримо переплелись политическая, этическая, эстетическая авторская позиция, которая проявляется в проводимой им параллели: от оценки конкретного кинопродукта к проблеме детского кинопроизводства в России. При этом читателю очевидна обстоятельно доказанная авторская позиция, проявляющаяся в гражданской зрелости, переживаниях за нравственный мир молодых россиян, который находится «в отрыве» от традиций и устоев собственного народа. По мнению В.С. Кичина время нигилизма и отрицания всего советского прошло, необходимо обратиться к его положительному опыту, в том числе в вопросах воспитания детей.
Творческий портрет медиакритика В. Кичина
Давая оценку фильму «Частное пионерское», медиакритик отмечает талантливую работу и юных актеров, и режиссера А. Карпиловского, который «обещает стать еще одним рыцарем российского детского кино. Кино позитивного, заряженного молодой энергией, с ясной системой моральных ценностей, и при этом - яркого, увлекательного, умного, современного» [Кичин, 2015©]. Совокупность этих и других компонентов (выбранная тематика, диалоги и пр.) обеспечила фильму настоящий успех на премьере. В.С. Кичин констатирует, что «битком набитый зал смеялся и утирал слезы - от того, что называют «положительными эмоциями». У людей счастливые глаза: они отвыкли от этого витамина, он теперь в дефиците. Авторы «Частного пионерского» хотят завершить эту трилогию о детстве, отрочестве и юности… И если вторая часть, условно говоря, снята в традициях фильмов «Сто дней после детства» и «Добро пожаловать...», то третья должна напомнить о другой классике – «Я шагаю по Москве»: старое кино было важной частью нашей жизни в той, более не существующей стране» [Кичин, 2015©].
Такой зрительский успех лишь усугубляет существующую в стране проблему детского кинематографа или, скорее, его отсутствие. В.С. Кичин отмечает, что фильм А. Карпиловского«Частное пионерское» стал лауреатом восьмидесяти фестивалей, получил Приз зрительских симпатий на интернет-фестивале «Дубль дв@», но «в прокате его показывали на одном-двух мертвых сеансах без рекламы, и ни один из главных телеканалов его не взял. Потому что все главные каналы давно разрушили великолепно отлаженную систему детских телепрограмм - и кино о подростках стало для них «неформатным». Между тем эта веселая, зрелищная, романтико-приключенческая, и не детская, а семейная картина при нормальном подходе могла бы стать хитом экранов. Как в свое время фильмы Ролана Быкова, Элема Климова, Александра Митты...» [Кичин, 2015©].
Представляя общую характеристику рецензируемого фильма, В.С. Кичин аргументированно доказывает, что более успешного детского фильма в постсоветской России еще не было: «Наша первая франшиза для детей - смешная, добрая, чуть ностальгирующая по сияющему миру, в котором живешь раз в жизни и который уходит вместе с детством» [Кичин, 2015©].
В статье В.С. Кичин часто обращается к таланту режиссера А. Карпиловского, указывая на его способность создавать свои киномиры, которая могла бы принести ему большие дивиденды, обратись он к коммерческим жанрам кинематографа. «… Но он занят семейным кино, потому что оно ему интересно. Ему в радость работать с юными талантами... Знает - как говорить с юной аудиторией на ее языке. Редкий талант: в старой советской системе кино его бы холили и пестовали. Но мы почему-то любим брать отовсюду - худшее... А энтузиасты, продолжатели дела Р. Быкова у нас теперь так мало, что они должны быть на вес золота. Но и они, как выясняется, никому не нужны» [Кичин, 2015©].
Отметим, что в изученных нами публикациях В.С. Кичина есть ярко выраженная субъективная авторская позиция, обоснованная его статусом журналиста, воспринимающего кино не столько как эстетическое, сколько как общественное явление. Так, в своей статье, опубликованной в «Российской газете» 1.06.2015 года, посвященной проблемам детского кинематографа на примере фильма «Частное пионерское», он резюмирует: «В 2014 году Минкультуры сообщало, что осуществляя политику поддержки отечественного детского кино, телекомпании Первый канал и ВГТРК будут показывать новые фильмы для детей. Об этом напоминает в своем открытом письме учитель Карпиловского Александр Митта, отмечая, что его надежды увидеть фильм своего ученика на главных телеканалах так и не сбылись: благое решение осталось на бумаге» [Кичин, 2015©].
Несмотря на статус газеты (в которой он работает), являющейся официальной газетой Правительства РФ, В.С. Кичин не боится высказывать критическую оценку в отношении не только представителей медийного сообщества, но и министерств. Так, анализ проведенного заседания экспертного совета по детскому кино Минкультуры РФ, подвело медиакритика к выводу, что «и третья часть трилогии с ее гигантским, уже очевидным потенциалом оказалась не замеченной. Поддержку получили фильмы, три из которых запущены самими членами экспертного совета - что заставляет усомниться в объективности «судей». И судьба «Частного пионерского» снова повисла в неопределенности» [Кичин, 2015©].

Выводы. В.С. Кичин всвоих медиатекстах убедительно доказывает, что анализ и выработка субъективной оценки по поводу медиатекста, медийного события и пр. должны рассматриваться через призму взаимоотношений медиа и общества. Такая жизненная и профессиональная позиция позволяет ему высказывать свое отношение к фильмам, мероприятиям, людям медийной сферы, идущее порой вразрез с модными тенденциями кинокритической «тусовки». На своей страничке в «ЖЖ» он пишет: «не принимаю многие фильмы, признанные коллегами. Талант - не индульгенция. Гений и злодейство, гений и глупость, гений и враждебность культуре - вещи очень даже совместные» [Кичин, http://valery-kichin.livejournal.com]. То есть для В.С. Кичина важно, чтобы медийный продукт и внутренний мир автора находились в гармонии, а творчество обладало эстетическим, этическим потенциалом для аудитории.

Поиск по меткам

обсуждение >>

№ 1
Фриценятка   16.05.2016 - 20:26
Точно Плахов заметил : "Ностальгия сопротивляется деградации" читать далее>>

Афиша кино >>

детский фильм, комедия, музыкальный фильм, приключения, семейное кино, сказка
Германия, Канада, 2018
детектив, драма, триллер
Южная Корея, 2003
приключения, семейное кино, фильм о животных, экранизация
Франция, Норвегия, 2019
биография, драма, комедия, экранизация
Индия, Франция, 2019
комедия, приключения, семейное кино
Великобритания, США, Франция, 2019
мелодрама
Россия, 2020
боевик, комедия, криминальный фильм
США, 2020
боевик, фильм ужасов
США, 2019
мелодрама, экранизация
Германия, 2019
комедия, фэнтези
Россия, 2020
боевик, научная фантастика, триллер
Южная Корея,Чехия,Франция,США, 2013
драма, фильм ужасов, фэнтези
Канада, США, 2019
все фильмы в прокате >>
Кино-театр.ру на Яндекс.Дзен