Кино-Театр.ру
МЕНЮ
Кино-Театр.ру
Кино-Театр.ру

История кино >>

Среди многочисленных работ, посвященных теме школы и вуза в западном кинематографе [Ayers, 1994; Bauer, 1998; Beyerbach, 2005; Brown, 2015; Bulman, 2005; Burbach & Figgins, 1993; Conklin, 2008; Considine, 1985; Crume, 1988; Dalton, 2004; 2005; Doherty, 2003; Edelman, 1983; Ehlers, 1992; Farber & Holm, 1994; Farber et al.,1994; Farhi, 1999; Gauthier, 1996; Giroux, 1993; 1997; Grobman, 2002; Hill, 1995; Hinton, 1994; Hooks, 1996; Joseph & Burnaford, 1994; Lafferty, 1945; Lasley, 1998; Long, 1996; Martinez-Salanova, 2010; Mayerle & Rarick, 1989; McCullick et al., 2003; Newman, 2001; Paul, 2001; Raimo et al., 2002; Reed, 1989; Reyes & Rios, 2003; Reynolds, 2007; 2009; 2014; 2015; Robertson, 1995; 1997; Rosen, 2004; Ryan, 2008; Schwartz, 1960; 1963; Swetnam, 1992; Tan, 1999; Tatulescu, 2011; Thomsen, 1993; Trier, 2000; 2001; Tucciarone, 2007; Umphlett, 1984; Wallace, 2009; Wasylkiw & Currie, 2012; Watson, 1990; Weinstein, 1998; Wells & Serman, 1998; Wilson, 1986], выделяется исследование Дж. Шварца [Schwartz, 1963], проанализировавшего не только 470 игровых фильмов, снятых в США с 1931 по 1961 год, но и три тысячи рецензий на эти фильмы, опубликованные в американской прессе. В итоге было доказано, что в этих лентах образовательный процесс выступал средством поддержки социальных ценностей американского общества, а в 13% фильмов были показаны такие проблемы как общественная неудовлетворенность уровнем обучения в школах, недостаточное финансирование и дискриминация [Schwartz, 1963].
Школьные джунгли / The Blackboard Jungle. США, 1955.
Анализируя более подробно тридцать американских фильмов о школе 1950-х годов, Дж. Шварц подчеркивал, что это, как правило, ленты развлекательных жанров (комедии, мюзиклы, мелодрамы), включающие тематику развлечений, любовных отношений, домашних и семейных проблем, научной и преподавательской деятельности, психических заболеваний, пьянства, а учителя представлены в них преимущественно неженатыми лицами среднего возраста мужского пола и белой расы [Schwartz, 1960, pp. 83-84].
Дж. Шварц отметил также любопытную тенденцию: непосредственно в классах происходила меньшая часть действия проанализированных им и его помощниками фильмов, тогда как внеклассному образу жизни учащихся и учителей обычно посвящалась львиная доля сюжетов. К тому же часто образы учителей подавались на американском экране поверхностно, а сам имидж школы выглядел, скорее, отрицательным [Schwartz, 1963].
Здесь стоит отметить, что, по нашему наблюдению, и в последующие десятилетия непосредственный показ событий на школьном уроке или в университетской аудитории занимал в западных фильмах меньшую часть экранного времени. Из ярких примеров последних десятилетий доминанту урока в сюжете фильма можно вспомнить разве что в драме «Между стен» (Entre les murs, Франция, 2008).
В части гендерного анализа Дж. Шварц обнаружил, что женщины в американских фильмах о школе 1930-х – начала 1960-х были представлены в большей степени как учителя начального и среднего звена, в то время как мужчины чаще показывались в статусе университетских профессоров [Schwartz, 1963, p. 38]. В ряде исследований был сделан вывод, что в американских медиатекстах в ущерб женским образам доминировали имиджи преподавателей-мужчин [Crume, 1988; Beyerbach, 2005]. Э.Уэллс и Т. Серман [Wells & Serman, 1998] при этом обратили внимание на то, что американский кинематограф чаще изображает белых учителей, воспитывающих афроамериканских и латиноамериканских учащихся (надо сказать, что до 1960-х практически все учителя на западном экране принадлежали к белой расе).
Знаменитый теоретик медиа Дж. Гербнер (1919-2005) в 1966 году опубликовал статью, где в кросскультурном контексте проанализировал медийные имиджи учителей в США и Европе (включая СССР). В результате он пришел к выводу, что существует много общего в медийном изображении учителей различных государств, однако, в социалистических странах учителя показывались в те времена более благосклонно, с явным акцентом на личной и социальной морали. «Условия этой морали, – подчеркивал Дж. Гербнер, – необязательно совпадают: западная идея либерализации, даже если используются похожие термины, отлична от идеи социалистической морали, преданности делу революции или советской концепции образования как нравственного развития ребенка» [Gerbner, 1966, p. 228]. По мнению Дж. Гербнера, медийный образ учителя воплощал в социалистических странах более счастливую судьбу и более «стабильное», «целеустремленное» и «демократическое», чем на Западе, существование в виртуальном мире образования [Gerbner, 1966, p. 229].
П.А. Райан полагает, что позитивный образ американских педагогов был характерен для времен «холодной войны» [Ryan, 2008, p. 143]. В этом случае положительный имидж США поддерживался в том числе и с помощью аудиовизуальных образов учителей, воплощавших высокоморальные принципы, обеспечивающие стабильность традиций.
М. Элерс, исследовав американские фильмы о школе с 1968 по 1983 год, подчеркнула, что на данном этапе киноимиджи учителей стали все больше утрачивать свою миссию быть позитивными примерами для подражания [Ehlers, 1992]. К концу 1960-х – началу 1970-х педагоги все чаще показывались в состоянии кризиса и фрустрации [Hinton, 1994]. А далее – все чаще в эротическом контексте [Bauer, 1998, pp. 302-306]. Проанализировав ряд американских фильмов 1980-х – 1990-х, Д.М. Бауэр пришел к выводу, что в эпоху президентства Дж. Буша-старшего сексуальность педагога на экране была «репрессирована», зато во времена Б. Клинтона эротизм учителя в кино, скорее, подчеркивался [Bauer, 1998, 305-306].
Д. Консидайн утверждает, что в американском кино преобладают два основных стереотипа изображения учителей и школьников: учитель как позитивный герой и школьник(и) как жертва испытаний [Considine, 1985, pp. 112-113]. Мы полагаем, что это дано слишком обобщенно: педагоги в кинематографе (как западном, так и советском, российском) также подвергаются серьезным испытаниям и часто становятся их жертвами.
Вместе с тем Д. Консидайн полагает, что образ педагога в американском кино к 1980-м годам стал, по сути, более негативным; и даже драматургически увлекательный имидж учителя-героя, в одиночку побеждающего всех отрицательных персонажей, в итоге внес негативный вклад в общественное представление об этой профессии, так как могло сложиться впечатление, что серьезные школьные проблемы можно решить индивидуальными, а не системными мерами. Примерно об этом же пишут У. Эйерс [Ayers, 1994], Х.А. Рейес и Д.И. Риос [Reyes & Rios, 2003], Э. Фэри [Farhi, 1999]. П. Фарбер и Дж. Холм [Farber & Holm, 1994].
Ярко и образно киноситуацию с имиджем педагога в американском кино к началу 1990-х обрисовали Х. Бурбах и М. Фиггинс: «исключительный учитель в исключительных ситуациях» [Burbach, Figgins, 1993, p. 69], который порой добивается успеха без должной профессиональной подготовки или опыта. Д. Хилл дополнил это киноимиджем учителя-шута [Hill, 1995]. К аналогичным выводам пришли также П. Фарбер и Г. Холм [Farber & Holm, 1994].
Вопреки мнению Р. Эдельмана, убежденного, что в образах киноучителей преобладает сентиментально идеализированное позитивное начало [Edelman, 1983, p. 28], Т. Броун считает, что на рубеже XX и XXI веков сказочные истории об учителях-волшебниках, самоотверженных идеалистах ощутимо потеряли свои позиции. К началу 20-х годов XXI века эта идеализированная версия обучения всё реже воплощается в медийных образах, поскольку педагоги стали показываться не только героями и/или жертвами, но и лживыми, ленивыми, некомпетентными, не желающими приспосабливаться к новым вызовам и даже употребляющими наркотики. Педагоги на экране теперь оказываются под сильным давлением политиков, требовательных родителей учащихся, культурных, религиозных и расовых различий, сокращения финансирования и должны ориентироваться на острые социальные проблемы (безработицы, гендерных, религиозных и расовых конфликтов и пр.) [Brown, 2015].

Образ педагога в западном кинематографе в контексте сексуальности
Гетеросексуальные риски на экране

Гетеросексуальные риски на западных экранах подстерегают педагогов средней и высшей школы довольно часто. Обычно речь идет о ситуации реального или ложного соблазнения. При этом в ролях гетеросексуальных соблазнителей могут выступать как педагоги, так и учащиеся.
«Профессиональный риск» (Les risques du metier, Франция, 1967).
Пожалуй, один из самых ярких примеров фабульной ситуации ложного сексуального соблазнения/контакта – драма «Профессиональный риск» (Les risques du metier, Франция, 1967). Здесь провинциальный учитель становится жертвой ложного обвинения в сексуальных домогательствах со стороны сразу трех несовершеннолетних школьниц. Несмотря на столь «скользкую» фабулу, фильм в свое время попал в советский прокат, потому как ни одна из фантазий школьниц не была визуализирована. Во Франции «Профессиональный риск» вызвал бурную дискуссию [Travers, 2002], а в СССР прошел в общем-то малозаметно: при тогдашних школьных строгостях советская аудитория воспринимала французский сюжет как экзотический, из серии «их нравы»…
Тремя годами позже тот же французский режиссер А. Кайат поставил еще одну драму – «Умереть от любви» (Mourir d'aimer, Франция-Италия, 1970). В настоящее время возраст сексуального согласия в либеральной Франции составляет 15 лет. Но в 1960-х все было гораздо строже, и когда по сюжету фильма тридцатидвухлетняя учительница спит (чувства любовников взаимны) с бородатым 17-летним старшеклассником, его родители обвиняют ее в соблазнении несовершеннолетнего и тем самым отправляют молодую женщину за решетку. Эта драматическая история любви была показана с полным сочувствием к влюбленным персонажам [Weiler, 1972] и, думается, именно поэтому в советский прокат не попала.
Зато в снятой двумя годами позже драме «Первая ночь покоя» (La Prima notte di quiete, Франция – Италия, 1972) находящийся в состоянии перманентного психологического кризиса преподаватель лицея, вступив в романтические отношения с красоткой-старшеклассницей, вскоре узнает, что у нее давно уже есть мафиозный и очень ревнивый любовник. И именно эта ревность становится серьезной угрозой для любовной меланхолии педагога [Shepherd, 2008].
В 1970-х – 1980-х сюжеты, затрагивающие сексуальные связи между школьными учителями (в значительной степени – учительницами) и старшеклассниками, всё чаще перемещались в комедийное жанровое поле. Особенно это было характерно для итальянского кино («Лицеистка» / La liceale, 1975; «Учительница» / L'insegnante, 1975; «Частные уроки» / Lezioni private, 1975; «Смешанный класс» / Classe mista. Италия, 1976; «Учительница естественных наук» / La professoressa di scienze naturali. 1976; «Отличница и второгодники» / La liceale nella classe dei ripetenti, 1978; «Учительница в колледже» / L'insegnante va in collegio, 1978; «Лицеистка соблазняет преподавателей» / La liceale seduce i professori, 1979; «Второгодница заигрывает с директором» / La ripetente fa l'occhietto al preside, 1980. и т.п.). Но были такие ленты и в США, например, «Сумасброды» (Loose Screws, США-Канада, 1985), которых Дж. М. Андерсон посчитал даже «фильмом, который понимает мальчиков-подростков гораздо лучше, чем большинство сегодняшних лент» [Anderson, 2010].
На рубеже XX и XXI веков и тем более – в XXI веке гетеросексуальные риски педагогической профессии, с одной стороны, сместились в сторону меньшего возраста учащихся, а с другой в значительной степени стали приобретать жанровую окраску эротического триллера.
В получившей широкую известность «Скандальном дневнике» (Notes on a Scandal, Великобритания, 2006) речь идет о любовной связи между учительницей и её 15-летним учеником, и авторы «подчеркивают, что когда подросток становится мужчиной, далеко не во всем можно обвинять только взрослого» [Berardinelli, 2006]. Однако, как верно пишет Р. Стейн, «запретный секс – не главное в этой превосходной британской драме, … где проницательно исследуется непредсказуемость человеческого поведения» [Stein, 2006].
Зато испанский сериал «Физика или Химия» (Física o química, Испания, 2008-2011) показывает любовную связь между учительницей и старшеклассником уже почти как норму (как не вызывает в данном медиатексте никакого осуждения и употребление учителем наркотиков и вольные сексуальные отношения школьников).
В «Скандальном дневнике» и «Физике или Химии» тема сексуального преследования/соблазнения учительниц со стороны влюбленных в них учащихся звучит сублимировано. В «Нации мечтателей» (Daydream Nation, Канада, 2010) старшеклассница соблазняет своего учителя уже более навязчиво [Schwartz, 2005]. А в «Дьяволе во плоти» (Devil in the Flesh, США, 1998) ученица сначала убивает несколько человек, затем агрессивно и бескомпромиссно пытается завладеть сердцем и телом школьного учителя. Построенный на банальных штампах, этот эротический триллер вызвал насмешки американских критиков [Weinberg, 2004]. Аналогичная история жестокого сексуального преследования педагога со стороны семнадцатилетней красотки разыгрывается в «Идеальном учителе» (The Perfect Teacher, Канада, 2010). Авторы «Аморального поведения» (Gross Misconduct, Австралия, 1993) выстраивают фабулу еще более изощренно: симпатичная студентка соблазняет женатого профессора Торна, но потом, находясь во власти своего отца (университетского декана), обвиняет Торна в изнасиловании. Казалось бы, что нового? Но в финале оказывается, что насильником был… отец студентки, с которым и до этого ее связывали порочные сексуальные отношения…
Разумеется, экран показывает и обратную сторону медали, когда сексуальная инициатива исходит уже от преподавателей. Например, в «Ложном огне» (Foxfire, США, 1996) развязный учитель биологии пристает к симпатичным ученицам колледжа, за что те его жестоко избивают. А триллер «Учительница» (A Teacher, США, 2013) построен уже на доминировании педагога женского пола, вступившей в сексуальную связь со старшеклассником. В США картина была воспринята более чем сдержанно [Linden, 2013; Rooney, 2013], а некоторым медиакритикам было «тревожно наблюдать, как такая история разворачивается в аморальном вакууме, где единственная причина остановиться – это страх быть пойманным» [Debruge, 2013]. В комедии «Это мой мальчик» (That's My Boy. США, 2012) этот «моральный вакуум» достигает гротеска: здесь смазливая учительница открыто соблазняет школьника лет 13-14, и хотя она получает за это тридцать лет тюремного заключения, авторы трактуют эту ситуацию безо всякого осуждения, их симпатии, скорее, на стороне эксцентричной любовной парочки.
Другие фильмы подобной тематики: «Будущие звезды» (Futures vedettes, Франция, 1955); «Горчица бьет в нос» (La moutarde me monte au nez, Франция, 1974); «Выпускники с самым низким рейтингом» (Les diplômés du dernier rang, Франция, 1982); «Моя учительница» (My Tutor. США, 1983); «Учительница на подмену» (The Substitute, США, 1993); «Жена моего учителя» (My Teacher`s Wife, США, 1995); «Пора цветения» (Lust och fägring stor, Швеция, 1995); «Тина и профессор» (Tina and the Professor, США, 1995); «Выборы» (Election, США, 1999); «Элегия» (Elegy, США, 2007); «Смерть ученицы» (Tod einer Schülerin, Германия, 2010); «Фунт плоти» (Pound of Flesh, США, 2010); «Любовь – это идеальное преступление» (L'amour est un crime parfait, Франция, 2013).

Риски нетрадиционной сексуальной ориентации
Лесбийские риски
Считается, что немецкая мелодрама «Девушки в Униформе» (Mädchen in Uniform, Германия, 1931) была первым фильмом в истории мирового кинематографа, отважившимся показать взаимное лесбийское влечение учительницы школы-интерната и старшеклассницы.
«Девушки в Униформе» (Mädchen in Uniform, Германия, 1931)
И хотя авторы фильма явно давали понять, что дальше нежных прикосновений и робкого поцелуя дело не дошло, картина подверглась цензурным гонениям [Schwartz, 2003; Tatulescu, 2011]. В конце пятидесятых был сделан цветной ремейк этой ленты (Mädchen in Uniform, Германия-Франция, 1958) с участием юной Р. Шнайдер, который уже не вызвал никаких проблем с цензурой.
В 1930 году в США был разработан этический «Кодекс производства фильмов» / Кодекс Хейса (The Motion Picture Production Code of 1930 / Hays Code), официально утвержденный Ассоциациями производителей и прокатчиков фильмов [MPPC, 1930], Этот неофициальный этический стандарт должны были соблюдать все американские киностудии и кинотеатры. Таким образом, в США 1930-х цензура была строже, чем в Веймарской республике, поэтому У. Уайлер, адаптируя для экрана провокационную пьесу Л. Хелман о двух подругах-учительницах «Эти трое» (These Three, США, 1936), предпочел заменить лесбийскую любовь на гетеросексуальную (в рамках традиционного любовного треугольника) [Wallace, 2009] В. Колодяжная утверждала, что этот сюжет нужен был автором «для того, чтобы показать омерзительные нравы маленького американского городка… Уайлер неплохо изобразил душный быт провинции, сплетни и злобу, прикрытые лицемерием. Хорош был и образ развращенной мещанским воспитанием девочки-сплетницы» [Колодяжная, 1975, с. 23]. Впрочем, в начале более либеральных шестидесятых У. Уайлеру и Л. Хелман удалось взять реванш в повторной экранизации пьесы под названием «Детский час» (The Children's Hour, 1961), где тема лесбийской любви (правда, невзаимной) была выражена уже вполне очевидно [Crowther, 1962; Goyette, 1996; Levy, 2011; Schwartz, 2014].
Л. Уоллас обоснованно утверждает, что выход на экраны «Детского часа» практически совпал с волной неофициального игнорирования американским кинематографом Кодекса Хейса [MPPC, 1930]. Еще в 1956 году в США были отменены запреты на изображение проституции, смешения рас, и использование наркотиков в фильмах. В октябре 1961 под давлением голливудских продюсеров (включая братьев Мирриш, бывших копродюсерами «Детского часа») было официально зафиксировано, что «в соответствии с культурой и нравами нашего времени гомосексуализм и другие сексуальные отклонения могут теперь быть показаны» [Wallace, 2009, pp. 20-21]. Таким образом, начиная с 1960-х, Кодекс Хейса стал приобретать всё большую условность, а в 1967 году был и вовсе отменен.
С особой изощренностью лесбийские отношения между симпатичной преподавательницей частного лицея и нимфеткой-старшеклассницей были показаны в драме П. Гранье-Дефера «Частные уроки» (Cours prive', Франция, 1986): здесь сексапильная учительница не только вступала в рискованную связь со своей ученицей, но и с удовольствием участвовала в оргии, затеянной старшеклассниками на одной из богатых вилл. При этом авторы представили эту историю вполне отстраненно, не пытаясь морализировать и осуждать кого-либо из своих персонажей [Gauthier, 1996].
В свободной по части прав сексуальных меньшинств атмосфере XXI века история любовной связи (понятно, что уже не платонической) между учительницей и ученицей получила воплощение в мелодраме «Полюбить Аннабель» (Loving Annabelle, США, 2006) и была воспринята уже в рамках почти устоявшейся нормы.
Другие фильмы подобной тематики: «Оливия» (Olivia, Франция, 1951), «Когда опускается ночь» (When Night Is Falling, Канада, 1995).

Гомосексуальные риски
Долгое время западный кинематограф избегал напрямую касаться темы гомосексуальности учителей.
«Такси до туалета» (Taxi Zum Klo, ФРГ, 1981)
Горькая и весьма эпатирующая секс-гей-сценами комедия «Такси до туалета» (Taxi Zum Klo, ФРГ, 1981) была одной из первых [Anderson, 2017], где главный персонаж смог позволить себе такую характерную фразу: «Видите ли, мне нравятся мужчины, мне тридцать лет и я учитель по профессии... Но я радикально отделяю свою работу от своей личной жизни и удовольствий».
Но если в «Такси до туалета» учитель и, правда, не приставал к своим ученикам, то в «Сельском учителе» (A Country Teacher / Venkovsky ucitel, Чехия – Германия – Франция, 2008) гомосексуальность педагога распространялась уже и на деревенского подростка, а в жесткой ретро-драме «Песня для изгоя» (Song for a Raggy Boy, Ирландия-Великобритания-Дания-Испания, 2003) подросток из исправительной школы-интерната становится жертвой сексуального насилия со стороны педагога-священника. К чести авторов этого фильма, такого рода насилие (как насилие в целом) здесь категорически осуждалось. Но толерантные авторы драмы «Частные уроки» (Private Lessons, Франция–Бельгия, 2008) пошли куда дальше: по сюжету домашний учитель вовлекал своего ученика в бисексуальную оргию со своими знакомыми-интеллектуалами, но это показывалось на экране вполне снисходительно.
Пожалуй, наибольшую известность в данном контексте получила голливудская комедия «Вход и выход» (In and Out, США, 1997), представившая школьные «гей-проблемы безобидными, смешными и приемлемыми для широкой аудитории» [Guthmann, 1997]. С Э. Гутмэном был согласен и Р. Эберт: «Вход и выход» – «беззаботная, комедия о гомосексуализме с рейтингом PG-13, настолько безобидная, что вы можете легко представить, как она превращается в комедию положений» [Ebert, 1997]. Да и другие американские медиакритики отнеслись к этой комедии о школьном учителе, в один прекрасный день решившем публично признаться в своей нетрадиционной ориентации, скорее, одобрительно [Laforest, 2002; Howe, 1997; Schwarzbaum, 1997].
Вместе с тем, прав С.В. Кудрявцев: «Эта непритязательная комедия всё-таки имеет немалые притязания на то, чтобы в угоду максимальной политкорректности не только реабилитировать ранее осуждаемые или лишь комически представляемые в голливудском кино сексуальные меньшинства (так они скоро могут стать большинством!). В фильме Фрэнка Оза есть также призыв к добросовестным гражданам на экране (а вдруг и в кинозале – чем чёрт не шутит, если у кого-то из зрителей на самом деле достанет смелости?!) открыто признаться в своей гомосексуальной ориентации. Конечно, ничего плохого в этом нет, что вполне соответствует нынешней моде в мейнстриме, когда ленты о геях начали снимать крупнейшие кинокомпании, и данные произведения стали пользоваться большим успехом в прокате» [Кудрявцев, 2008].

Образ педагога в западном кинематографе в контексте приоритета лжи или правды

Разумеется, борьба правды и лжи сопутствует как сексуально-педагогической кинотематике, так и экранной тематике насилия в школьно-университетских классах и коридорах. Но в некоторых фильмах именно тема лжи выходит на первый план.
«Расцвет мисс Джейн Броди» (The Prime of Miss Jean Brodie, 1969)
В классической драме «Расцвет мисс Джейн Броди» (The Prime of Miss Jean Brodie, 1969) харизматичная британская учительница, пропагандирующая в классе взгляды Б. Муссолини и Ф. Франко, разрушает жизни своих учеников, прививая им ложные романтические идеалы [Kehr, 2012].
А в едких «Выборах» (Election, США, 1999) учителю приходится ступить в нелегкий поединок с лживой и хитрой отличницей, стремящейся стать главой ученического совета. Оценив язвительную сатиру, американские кинокритики посчитали, что этот фильм своего рода притча о системе выборов в целом [Ebert, 1999; Schwarzbaum, 1999].
Первая половина школьной драмы «Императорский клуб» (The Emperor's Club, США, 2002) очень похожа на стандартные киноистории о выдающихся учителях, которые своими знаниями, честностью, самоотверженностью и авторитетом превращают трудный или обычный класс в творческий коллектив «учеников науки» [Ebert, 2002; LaSalle, 2002]. Однако драма об учителе истории оказывается с двойным дном: честный учитель в блестящем исполнении К. Клайна оказывается способным не только на сокрытие правды, но и на компромиссную ложь, что выглядит, конечно, вполне реалистично, но при этом разрушает устойчивые стереотипы «Школьных джунглей» и «Учителю с любовью»…
Еще более сложная и неоднозначная ситуация с ложью и правдой возникает в драме «Месье Лазар» (Monsieur Lazhar, Канада, 2011). Здесь интеллигентный беженец из арабской страны, приехавший в Канаду, выдает себя за учителя, устраивается на работу в школу и уже через несколько недель демонстрирует не только педагогические способности, но и талант психологического подхода к учащимся. В итоге фильм поднимает серьезные проблемы ответственности педагогической профессии и сомнительных кодексов поведения, которые запрещают учителю даже дотронуться до своего ученика [Farber, 2012; Rea, 2012; Williams, 2012].
В фильме «Самый лучший папа в мире» (World's Greatest Dad, США, 2009) тема педагогической лжи набирает, пожалуй, максимальные обороты: здесь школьный учитель (он же – неудачливый писатель) после внезапной смерти своего сына – заурядного старшеклассника с примитивным внутренним миром – пишет и публикует от его имени предсмертное письмо и «тайный» дневник, который становится бестселлером.
Другие фильмы подобной тематики: «Эти трое» (These Three, США, 1936); «Детский час» (The Children's Hour, США, 1961); «Профессиональный риск» (Les risques du métier, Франция, 1967); «Учительница обманывает… все классы» (L'insegnante balla... con tutta la classe, Италия, 1979); «Аморальное поведение» (Gross Misconduct, Австралия, 1993); «Признания девичьему обществу» (Confessions of a Sorority Girl, США, 1994); «Вход и выход» (In and Out. США, 1997); «Способный ученик» (Apt Pupil, США-Канада-Франция, 1997); «Физика или химия» (Física o química, Испания, 2008-2011); «Эвиленко» (Evilenko, Италия, 2004); «В доме» (Dans la maison, Франция, 2012); «Исключенный» (Dismissed, США, 2017); «Студент» (The Student, США, 2017).

Образ педагога в западном кинематографе в контексте насилия
Учитель как борец с насилием и его жертва
Показ сцен насилия в школе и вузе давно привлекает западных кинематографистов и, конечно, небезосновательно – ежегодно медиа сообщают о десятках такого рода случаев, особенно в США, где огнестрельное оружие доступно очень многим.
«Школьные джунгли» (The Blackboard Jungle, США, 1955)
Одной из самых заметных на эту тему стала драма «Школьные джунгли» (The Blackboard Jungle, США, 1955): там педагог-идеалист приходит в класс, где полно учащихся из неблагополучных семей. Обстановка напряженная: наглый старшеклассник пытается изнасиловать одну из учительниц прямо в школьной библиотеке, да и на самого учителя-новичка бандиты-ученики подкарауливают в темном переулке и жестоко избивают… Здесь можно согласиться с Б. Кроузером: классная комната в фильме показана кровавым полем битвы, а сам сюжет вызывает мрачное беспокойство [Crowther, 1955]. Чего стоит одна сцена, когда ученик, вооружившись ножом, нападает на учителя у школьной доски. Но, увы, способ, которым учитель в конечном итоге получает уважение своего класса, – разоружение этого отъявленного бандита – кажется хотя и горьким, но поверхностным решением проблемы [Crowther, 1955].
Анализируя «Школьные джунгли» ретроспективно, уже в XXI веке, американские киноведы пишут, что если в 1950-х это была горячая история о состоянии преступности среди несовершеннолетних школьников, то теперь она стала «реликвией динозавров эпохи Эйзенхауэра» и благочестивой лекцией, фальшивой и психологически неубедительной, хотя и созданной с благими намерениями рассказать о благородстве педагогической профессии [Newman, 2006; Schwartz, 2005].
В 1967 году на экраны вышел сентиментально-мягкий вариант «Школьных джунглей» под названием «Учителю с любовью» (To Sir, with Love, Великобритания, 1967). Правда, пикантность ситуации по тем временам состояла в том, что, пожалуй, впервые в мейнстримном кинопродукте роль учителя исполнил афроамериканский актер (тот самый С. Пуатье, который сыграл в «Школьных джунглях» талантливого школьника, ставшего союзником педагога). Класс новому учителю достался не из легких, но и не особенно трудный (грубых сцен насилия здесь практически нет): очень быстро он покоряет умы и сердца строптивых школьников [Crowther, 1967; Kuipers, 2011]. Облегченность педагогической линии была продолжена в «Конраке» (Conrack, США, 1974), где глазурь сентиментальности покрывала еще одну историю учительской самоотверженности, преодолевающей все препятствия [Sayer, 1974].
В 1980-х своего рода ремейком «Школьных джунглей» стал жесткий триллер «Класс 1984» (Class of 1984, Канада, 1982), где школьники уже полностью вышли из-под контроля, а школы стали своего рода зонами боевых действий и наркоторговли. И здесь учитель уже сам берет в руки оружие. Ф. Васкес назвал «Класс 1984» пророческим [Vasquez, 2016], хотя, на наш взгляд, более пророческими были как раз «Школьные джунгли»…
В «Директоре» (The Principal, 1987) возникла похожая ситуация: главный герой назначен руководить худшей городской школой, где правят бал преступники. Возможно, не всякий зритель поверит в то, что «сильной личности (да ещё в состоянии душевной апатии, практически депрессии) – вполне по плечу одержать верх там, где инертное большинство трусливо пасует» [Нефедов, 2012]. Но, наверное, можно согласиться с тем, что в «Директоре» «живописание «прелестей», таимых в «школьных джунглях» (торговля наркотиками, драки, поножовщина – словом, полный набор!), не подчинено задаче банально поиграть на нервах зрителей. Столь крайний (по сути, экстремальный) случай служит авторам поводом для иллюстрации принципов функционирования национальной школьной системы. Не отдельные подростки, а всё учебное заведение, представляющее внушительную часть города, оказалось заведомо пущено в расход, вытеснено на задворки общества, где нет ни законов, ни перспектив» [Нефедов, 2012].
Еще одна история из этой же серии рассказана в драме «Положись на меня» (Lean on Me, США, 1989), где директор-афроамериканец успешно очищает школу от наркотиков и преступности. Американские кинокритики встретили эту историю без энтузиазма, упрекнув её создателей в глянцевой упрощенности [Galbraith, 1989]. Особенно резок был Р. Эберт, обвинив картину в том, что в образе директора он пропагандирует комбинацию Грязного Гарри и Билли Джека, обеспечивающую соблюдение закона, в том числе и с помощью насилия [Ebert, 1989].
Аналогичен и пафос фильма «Выстоять и сделать» (Stand and Deliver, США, 1988), где сильный и уверенный в себе учитель математики, вопреки местному хулиганью, помогает своим ученикам стать умнее и лучшее. Картина обошлась без «сахара и голливудского блеска, и что более необычно, значительная часть их диалогов звучала на испанском языке» [MacKay, 1999], на котором говорит большинство школьников лос-анджелеских окраин. Характеры большинства персонажей выглядели в этой драме вполне реалистично, что отметили многие кинокритики [MacKay, 1999; Ebert, 1988].
В драме «Опасные мысли» (Dangerous Minds, США, 1995) с неуправляемым и агрессивным классом пытается справиться симпатичная учительница в исполнении М. Пфайфер.
«Опасные мысли» (Dangerous Minds, США, 1995)
Иронизируя над сюжетом фильма, К. Мак-Манус [McManus, 1995] пишет, что эта сладкая история становится липкой, однако, сценарий даже в финале пересыпан сахаринными строками: «Но ты не можешь нас покинуть», – хныкает один из старшеклассников, обращаясь к учительнице… Американские киноведы упрекали «Опасные мысли» в наивности педагогических подходов («Откройте себя литературой, и мир будет вашим!») [Gleiberman, 1995]. А Р. Эберт, на наш взгляд, очень верно заметил, что картина в очередной раз рассказала еще одну из тех пафосных притч, где новый учитель приходит в класс, состоящих из агрессивных школьников-бунтовщиков, и выигрывает свой педагогический бой неортодоксальными подходами. Могут ли эти школьники грамотно читать и писать? Могут ли они конкурировать на рынке труда? Отвечая на эти риторические вопросы, Р. Эберт саркастически замечал, что «образовательная система, которая привела их к тому, что мы наблюдаем в классе в начале фильма, уже настолько ужасно запустила школьников, что уроки каратэ учительницы мисс Джонсон уже не помогут» [Ebert, 1995]. В самом деле, «Опасные мысли» настолько оптимистичны, что в финале можно ожидать, что Пфайфер и ее школьники перейдут на песни и танцы, исполняя музыкальный салют каратэ и Бобу Дилану» [Guthmann, 1995].
В похожем ключе самоотверженной педагогической отдачи поставлены и «Писатели свободы» (Freedom Writers, США-Германия, 2007). Несмотря на то, что в основу фильма была положена подлинная история, трудно не заместить, что актеры, играющие школьников, выглядят намного взрослее, а их персонажи, благодаря талантливому учительскому воздействию, слишком уж быстро превращаются из злобных и агрессивных нарушителей спокойствия в увлеченных учеников [Macdonald, 2007; Mathews, 2007].
Драма «187» (One Eight Seven, США, 1997) куда жестче: озлобленный всем своим предыдущим опытом (один из учеников-бандитов однажды нанес ему серьезное ранение), учитель-афроамериканец во имя контроля над классной дисциплиной идет на убийство одного из подростков-бандитов. Казалось бы, в фильме не было идеализации, однако американские кинокритики в целом скептически отнеслись к этой драме, задаваясь логичным вопросом: может ли учитель быть настолько преданным своей профессии, чтобы каждый день рисковать своей жизнью ради обучения школьников, цель которых – унижение педагогов? И еще: учитель представлен как благородная фигура, но его действия показывают, что он немногим лучше, чем местные бандиты [Rhodes, 1997; Cavagna, 1999; Ebert, 1997].
Если учитель в драме «187» погибает, играя с учениками в револьверную «русскую рулетку», то женщине-педагогу из немецкого фильма «Учительница» (Die Lehrerin, Германия, 2011) повезло больше: хотя и она получает тяжелое ранение от выстрела одного из своих учеников, но выживает [Festenberg, 2011].
Тема конфликта между педагогом и агрессивными учениками была доведена до накала высшей степени в драме «День юбки / Последний урок» (La journee de la jupe, Франция–Бельгия, 2008). Если раньше западные фильмы на школьную тему аккуратно разделялись по строгим идеологическим линиям (с одной стороны, существовал либеральный подход, согласно которому замечательные учителя творили педагогические чудеса с агрессивным классом; с другой стороны, был консервативно-реакционный подход, в рамках которого разгневанные педагоги в своих попытках наведения школьной дисциплины не останавливались даже перед насильственными методами), то в «Дне юбки» находящаяся в нервном шоке учительница держит под прицелом револьвера своих хамов-учеников, среди которых есть отъявленные бандиты и наркодилеры, и это уже политическая сатира, разоблачающая, пусть и не всегда убедительно, подноготную всех важнейших проблем – социальных, сексуальных, расовых, культурных и религиозных – современной Франции [Bitel, 2010; Buckle, 2010].
Можно согласиться с тем, что получились «что-то среднее между рязановской «Дорогой Еленой Сергеевной» и популярными в 80-е антиподростковыми фарсами вроде «Класса 1984 года» (с той поправкой, что поколенческий конфликт усугублен этническим). … О проблемах современного образования есть фильмы, снятые значительно луч¬ше …, но они вежливо умалчивают о главном – о том, что познакомить гопников с азами европейской культуры можно, увы, только под дулом пистолета» [Волобуев, 2009].
В апреле 1967 года в калифорнийском университете был поставлен эксперимент: «историк Р.Джонс взялся доказать студентам, что угроза фашизма никуда не делась, а спокойно живет в каждом. Вместо лекций он предложил подопечным поиграть в немецкую школу нацистских времен, и это очень быстро привело к тому, что многие учащиеся адаптировались к неонацистским идеям и нормам поведения [Martínez-Salanova, 2010, p. 58; Шиянов, 2008]. Создатели фильма «Волна» (Die Welle, Германия, 2008) перенесли действие данного эксперимента в одну из немецких школ XXI века и убедительно показали, как нацизм – от символики до идей и насильственных методов – способен овладеть неокрепшими душами старшеклассников. Но, разумеется, суть фильма заключается не в только том, чтобы предупредить возможную опасность, но исследовать человеческую природу, увидеть, как легко создавать условия (которые особенно привлекательны для слабых, бесправных, нелюбимых), в которых люди чувствуют себя наделенными особой миссией и полномочиями «высшей касты» [Urban, 2009; Bradshaw, 2008; Соловьев, 2012].
Начиная с 1980-х годов на западные экраны выходит также целая серия фильмов (нередко основанных на действительных фактах) о том, как школа / вуз становится местом кровавой бойни, когда отрицательный персонаж (как правило, это один из старшеклассников / студентов) расстреливает учащихся и педагогов: «Резня в школе» (Slaughter High, Великобритания – США, 1986; «Уничтоженная школа» (Demolition High, США, 1996; «Ложись! Бойня в школе Карбайн» (Duck! The Carbine High Massacre. США, 1999); «Убийство: Колледж может быть смертельным» (Murder 101: College Can Be Murder, США, 2007; «Апрельские дожди» (April Showers, США, 2009), «Политехнический» (Polytechnique, Канада, 2009); «Ф. / Проклятая школа» (F., Великобритания, 2010); «Привет, Герман / Школьный стрелок» (Hello Herman, США, 2012) и др.
Другие фильмы подобной тематики: «Нечеловек» (Unman, Великобритания, 1971); «Атомный класс» (Class of Nuke 'Em High, США, 1986); «Шоколадная война» (The Chocolate War, США, 1988); «Адская школа» (Hell High, США, 1989); «Атомный класс 2» (Class of Nuke 'Em High Part II: Subhumanoid Meltdown, США, 1991); «Учительница на подмену» (The Substitute, США, 1993); «Атомный класс 3» (Class of Nuke 'Em High Part 3: The Good, the Bad and the Subhumanoid, США, 1995); «Средняя школа» (High School High, США, 1996); «Проучить миссис Тингл» (Teaching Mrs. Tingle, США, 1999); «Ужасы Бакстерского университета» (Terror at Baxter U, США, 2003); «Кандалы» (Shackles, США, 2005); «История Рона Кларка» (The Ron Clark Story, США – Канада, 2006); «Школа ужаса» (School of Horror, США, 2007); «Первая битва / Битва преподов» (Fist Fight, США, 2017); «Исключенный» (Dismissed, США, 2017); «Студент» (The Student, США, 2017) и др.

Педагог как преступник и убийца
Учитель как угроза существования для окружающих. Чем не повод для создания увлекательных киноисторий?
«Эвиленко» (Evilenko, Италия, 2004)
Одна из первых ярких историй такого плана возникла в драме Тони Ричардсона «Мадмуазель» (Mademoiselle, Великобритания-Франция, 1966), где великолепная Жанна Моро сыграла коварную и изощренную учительницу-фурию. Р. Эберту этой фильм показался мутным, несвязным и невыносимо утомительным [Ebert, 1967], однако Ф. Баэр назвал эту сильную картину «аллегорией кошмара человеческого существования» [Baer, 1967].
Готова убить своих назойливых и наглых учеников, как и в «Дорогой Елене Сергеевне» нежданно-негаданно нагрянувших к ней на дом, и харизматичная героиня Хеллен Миррен из фильма «Проучить мисс Тингл» (Teaching Mrs. Tingle, США, 1999). В связи с этим М. ЛаСалль и Д. Хоув справедливо отметили, что Х. Миррен слишком хороша для злобного и банального сценария этой ленты [LaSalle, 1999; Howe, 1999], где старшеклассники пытаются шантажировать свою строгую и жесткую учительницу.
Вот и знаменитый Вуди Аллен, иронично фантазируя на тему «Преступления и наказания» Ф.М. Достоевского, поставил криминальную драму «Иррациональный человек» (Irrational Man, США, 2015), где университетский профессор, закрутив роман со своей студенткой, решает безнаказанно лишь жизни одного «плохого человека». На экране мы видим «лабораторную, намеренно упрощенную ситуацию, отвечающую всем критериям правдивой достоверности, но словно помещенную ее под увеличительное стекло, убеждающее зрителя в чистоте эксперимента» [Цыркун, 2015]. Здесь «Аллен немного прямолинейнее, чем обычно: мало того, что главный герой по долгу службы цитирует Сартра с Кьеркегором, так еще и на рабочем столе у него обнаруживается зачитанное до дыр «Преступление и наказание». Изменил автор и своим привычным источникам вдохновения – вместо своего любимого Ингмара Бергмана он на сей раз в ключевой сцене цитирует хичкоковских «Незнакомцев в поезде». Все бы ничего, но поклонники режиссера легко заметят, что герои вызывают у него не привычное ироничное сочувствие, а вполне явственное (и что уж там, понятное) раздражение» [Забалуев, 2015].

Фигура еще одного преступного педагога-интеллектуала возникает в триллере «Любовь – это идеальное преступление» (L'amour est un crime parfait, Франция, 2013). Здесь опять смешаны любовь и кровь, так как университетский профессор славится своими романами со студентками, но «гораздо более интересна не суть происшествия в университете и последствия, им вызванные, на передний план фильма выдвигается оригинальный главный герой – человек, разочаровавшийся в своем писательском таланте, несущий печать тысячи детских комплексов, страдающий букетом странных девиаций, стремительно катящийся к обрыву собственной жизни» [Ухов, 2014].
И уж самым жутким монстром выглядит школьный учитель в драме «Эвиленко» (Evilenko, Италия, 2004). Поднаторевший в ролях негодяев разного калибра Малкольм МакДауэлл создает здесь вполне убедительный образ безжалостного педагога-убийцы, навеянный реальной историй серийного убийцы А. Чикатило. Увы, фильм оказался лишенным убедительной драматургии, хотя пресса отметила выдающуюся актерскую работу М. МакДауэлла [Weinberg, 2006].
Другие фильмы подобной тематики: «Вечерняя школа» (Night School, США, 1981); «Адская школа» (Hell High, США, 1989); «Класс 1999» (Class of 1999, США, 1990); «Матильда» (Matilda, США, 1996); «Общество мертвых студентов» (Dead Students Society, США, 1998), «Замена» (Vikaren, Дания, 2007); «Любовь – это идеальное преступление» (L'amour est un crime parfait, Франция, 2013); «Тренер-убийца» (Killer Coach, США, 2016) и др.


Кинематографические стереотипы западных фильмов об учителях и преподавателях


Сравнительный анализ сюжетных схем, персонажей и идеологии западных фильмов об учителях и преподавателях приводит к выводу о существенном сходстве их медийных стереотипов. Контент-анализ данных фильмов позволяет представить их основные сюжетные схемы следующим образом:

Примеры структуры западных фильмов об учителях и преподавателях в жанре драмы

Название фильма: Профессиональный риск / Les risques du metier. Франция, 1967. Режиссер Андре Кайат.
Профессиональный риск / Les risques du metier. Франция, 1967. Режиссер Андре Кайат.
Исторический период, место действия: Середина 1960-х, Франция, провинциальная городская школа.
Обстановка, предметы быта: обычная провинциальная школа с простой функциональной обстановкой; скромные жилища и предметы быта педагогов.
Приемы изображения действительности: реалистичное изображение жизни педагогов и учащихся.
Примеры жанрового варианта изображения событий: Провинциальная школа маленького французского городка – обычное учебное заведение, где обучаются дети из разных слоев общества. В этой школе работают супруги-учителя Жан и Сюзан.
Персонажи, их ценности, идеи, одежда, телосложение, лексика, мимика, жесты: положительный персонаж – учитель, хороший специалист своего дела, одетый в строгий костюм. Он артистичен, обладает лексически богатой манерой речи, у него приятного тембра голос. Отрицательные (условно) персонажи – три 14-летние школьницы.
Существенное изменение в жизни персонажей: по разным причинам (безответная влюбленность в педагога, желание отвести подозрения от своей любовной связи с 18-летним парнем, желание разнообразить свою жизнь сенсационными событиями) три школьницы обвиняют своего учителя в сексуальных домогательствах.
Возникшая проблема: репутация и должность положительного персонажа находится под угрозой.
Поиски решения проблемы: борьба Жана и его супруги с ложными обвинениями.
Решение проблемы: разоблачение лжи старшеклассниц, возвращение к обычной жизни школы.

Название фильма: Частные уроки / Cours prive. Франция, 1986. Режиссер Пьер Гранье-Дефер.
Частные уроки / Cours prive. Франция, 1986. Режиссер Пьер Гранье-Дефер.
Исторический период, место действия: 1980-е годы, Франция, городская местность, частный лицей.
Обстановка, предметы быта: частный лицей, современные классы, кабинет директора лицея, фотолаборатория, комфортабельные квартиры педагогов и учащихся из обеспеченных семей.
Приемы изображения действительности: реалистичное изображение жизни педагогов и учащихся.
Примеры жанрового варианта изображения событий: Частный лицей – современное, хорошо оснащенное технически учебное заведение, где преподает историю молодая красивая учительница, в которую безответно влюблен директор лицея.
Персонажи, их ценности, идеи, одежда, телосложение, лексика, мимика, жесты: в отличие от множества иных фильмов на школьную тему, здесь нет положительных персонажей в традиционном смысле этого понятия. Судя по всему, главная героиня – яркая личность, отлично знающая свой предмет. Однако постепенно выясняется, что она далека от классического идеала школьного педагога. Да и директор лицея лишь поначалу кажется строгим и справедливым руководителем учебного заведения… У персонажей нет резкого разделения по социальному и материальному статус. Одежда педагогов довольно строгая, что, впрочем, ничуть не мешает главной героине подчеркивать свою сексапильность. Многим персонажам-педагогам свойственны образная лексика, артистичность мимики и жестов, тембрально приятные голоса.
Существенное изменение в жизни персонажей: однажды все педагоги лицея получают конверты с фотографиями оргии старшеклассников с участием некой молодой женщины. И хотя ее лицо на фото вырезано, подозрения подают на учительницу истории, которая в беседе с директором лицея утверждает, что не имеет к снимку никакого отношения.
Возникшая проблема: репутация и должность главной героини находится под угрозой (уголовное преследование ей, похоже, не грозит, так как возраст сексуального согласия по французским законам начинается с 15 лет).
Поиски решения проблемы: главная героиня подозревает в шантаже одну из старшеклассниц, с которой у нее была короткая лесбийская связь, но вскоре выясняется, что массовой рассылкой пикантных фотографий занимался… директор лицея.
Решение проблемы: в ходе бурного выяснения отношений учительница истории признается директору лицея в своих смелых сексуальных развлечениях, открыто предлагает ему себя, но тот, окончательно потеряв надежду на подлинную взаимность любовных отношений, кончает жизнь самоубийством.

Название фильма: 187 / One Eight Seven. США, 1997. Режиссер Кевин Рейнольдс.
187 / One Eight Seven.  США, 1997. Режиссер Кевин Рейнольдс
Исторический период, место действия: Конец XX века, США; городская местность, школа с преимущественным контингентом учащихся из неблагополучных семей.
Обстановка, предметы быта: расположенная где-то на окраине города школа находится в запущенном состоянии (как классов, так и мебели, оборудования), условия жизни педагогов по американским меркам весьма скромные, условия жизни многих учащихся граничат с уровнем нищеты.
Приемы изображения действительности: реалистичное изображение жизни педагогов и учащихся.
Примеры жанрового варианта изображения событий: Школа – грязное мрачное помещение с запуганными учителями и наглыми агрессивными учащимися, вооруженными ножами, заточками, огнестрельным оружием, употребляющими наркотики и грубую лексику (как по отношению друг к другу, так и по отношению к преподавателям).
Персонажи, их ценности, идеи, одежда, телосложение, лексика, мимика, жесты: главный положительный персонаж – учитель афроамериканец, интеллектуал, профессионал высокого класса, пытающийся нести своим ученикам гуманистические идеи; отрицательные персонажи (старшеклассники) – носители Зла, преступники. Персонажей часто разделяет социальный и материальный статус. Одежда педагогов в основном офисного типа. Положительному персонажу-учителю свойственна артистичность мимики и жестов, у него приятный тембр голоса. Отрицательные персонажи-старшеклассники одеваются весьма вольно, как правило, имеют неприятную внешность, вульгарную, вызывающую манеру поведения, матерную лексику.
Существенное изменение в жизни персонажей: положительный персонаж-учитель сталкиваются с профессиональными вызовами: агрессивным, грубым поведением старшеклассников, реальным физическим насилием с их стороны (в начале фильма его тяжело ранит заточкой наглый старшеклассник), сексуально ориентированной атакой одной из старшеклассниц, шантажом со стороны учащихся.
Возникшая проблема: репутация, должность, здоровье и жизнь учителя-афроамериканца находится под угрозой.
Поиски решения проблемы: борьба учителя с отрицательными персонажами (старшеклассниками и их дружками).
Решение проблемы: уничтожение и «перевоспитание» учителем некоторых отрицательных персонажей, гибель самого педагога в финальной сцене, когда банда наиболее агрессивных старшеклассников предлагает ему сыграть в смертельную "русскую рулетку"...


Примеры структуры западных фильмов об учителях и преподавателях в жанре мелодрамы

Название фильма: Девушки в Униформе / Mädchen in Uniform. Франция – Германия, 1958. Режиссер: Геза фон Радваньи.
Девушки в Униформе / Mädchen in Uniform. Франция – Германия, 1958. Режиссер: Геза фон Радваньи
Исторический период, место действия: середина XX века, Германия, женская школа-интернат.
Обстановка, предметы быта: женская школа-интернат с простой функциональной обстановкой и строгим распорядком; скромные спальни старшеклассниц.
Приемы изображения действительности: реалистичное изображение жизни педагогов и учащихся.
Примеры жанрового варианта изображения событий: Женская школа подчинена строгому распорядку, это касается как уроков, так и быта старшеклассниц. Однако основной акцент фильма сделан не на учебном процессе, а на любовных переживаниях главных героинь.
Персонажи, их ценности, идеи, одежда, телосложение, лексика, мимика, жесты: положительные персонажи – красивая и талантливая учительница Элизабет Бернбург и симпатичная старшеклассница Мануэла. Педагоги и школьницы в одеты осень строго. Все старшеклассницы носят одинаковую униформу. Положительные персонажи красивы, артистичны, используют изысканную лексику, у них приятные голоса.
Существенное изменение в жизни персонажей: учительница Элизабет Бернбург отвечает на трепетное любовное чувство своей ученицы – старшеклассницы Мануэлы.
Возникшая проблема: репутация и должность учительницы (авторы фильма всячески подчеркивают, что лесбийские мотивы ограничились лишь легкими поцелуями, да и в целом эта сюжетная линия подана очень деликатно) учительницы находится под угрозой.
Поиски решения проблемы: директор школы пытается «навести порядок».
Решение проблемы: после попытки самоубийства Эмануэлы Элизабет Бернбург вынуждена покинуть школу.
Отметим также, что у цветной мелодрамы «Девушки в Униформе» (1958) есть черно-белая предшественница с одноименным названием – «Девушки в Униформе» (Mädchen in Uniform, Германия, 1931), поставленная Леонтиной Заган (также по мотивам романа и пьесы К. Винслоэ «Вчера и сегодня»). В версии 1931 года действие разворачивалось накануне первой мировой войны в школе-пансионате для дочерей офицеров. Любопытно, что актрисы Доротея Вик и Герта Тиле, сыгравшие учительницу и ее 14-летнюю ученицу, во время съемок были ровесницами: им обеим было по 23 года. Считается, что «Девушки в Униформе» (1931) стал первым в истории мирового кинематографа фильмом c лесбийскими мотивами [Nour, 2017]. После прихода Гитлера к власти в Германии эта скандальная мелодрама была запрещена.

Название фильма: Детский час / The Children's Hour. США, 1961. Режиссер Уильям Уайлер.
Детский час / The Children's Hour. США, 1961. Режиссер Уильям Уайлер.
Исторический период, место действия: начало 1960-х, США, провинция, частная женская школа-интернат.
Обстановка, предметы быта: частная школа-интернат для девочек с простой функциональной обстановкой; скромные жилища и предметы быта педагогов; богатый дом одной из учениц.
Приемы изображения действительности: реалистичное изображение жизни педагогов и учащихся.
Примеры жанрового варианта изображения событий: Частная женская школа, созданная двумя молодыми подругами и талантливыми педагогами. Здесь светло, чисто и уютно, для учащихся создана комфортная, практически домашняя атмосфера. Однако главный акцент авторы фильма делают не на учебном процессе, а на любовной интриге.
Персонажи, их ценности, идеи, одежда, телосложение, лексика, мимика, жесты: положительные персонажи – симпатичные школьные учительницы, пришедшие в педагогику по призванию; отрицательные персонажи – вредная школьница-кляузница и ее богатая бабушка. Стройные учительницы одеты в строгие платья, в одежде учениц также нет никаких вольностей. Учительницы обладают приятной внешностью и речью. Школьница-сплетница, напротив, заурядна на вид, а ее голос не особенно приятен на слух.
Существенное изменение в жизни персонажей: школьница распространяет сплетню о лесбийской связи своих учительниц.
Возникшая проблема: репутация учительниц находится под угрозой.
Поиски решения проблемы: положительные персонажи пытаются бороться против клеветы, но поверившие сплетням родители забирают своих дочерей из школы.
Решение проблемы: вредная школьница уличена во лжи, но, оказывается, что одна из учительниц была втайне влюблена в свою подругу: находясь в состоянии глубокого душевного кризиса, она кончает жизнь самоубийством…
Интересно, что «Детский час» (1961) – ремейк мелодрамы У. Уайлера «Эти трое» (These Three, 1936), также поставленной по пьесе Л. Хелман. Сравнение этих двух версий показывает, как ослабление американской цензуры к началу 1960-х позволило авторам открыто акцентировать тему суицида на фоне лесбийской любви, тогда как в фильм 1936 года завершался счастливым концом, а сплетня противной школьницы оказывалась полностью лишенной всяких оснований.

Название фильма: Первая ночь покоя / La Prima notte di quiete. Франция – Италия, 1972. Режиссер Валерио Дзурлини
Первая ночь покоя / La Prima notte di quiete. Франция – Италия, 1972. Режиссер Валерио Дзурлини
Исторический период, место действия: начало 1970-х годов, Италия; городская местность, коридоры и класс лицея, кабинет директора лицея, квартиры.
Обстановка, предметы быта: лицей с простой функциональной обстановкой; скромное жилище и предметы быта лицейского преподавателя, роскошная квартира местного бизнесмена.
Приемы изображения действительности: реалистичное изображение жизни персонажей.
Примеры жанрового варианта изображения событий: лицей – старинное учебное заведение со сложившимися традициями. Однако главный акцент авторы фильма делают не на учебном процессе, а на любовной интриге.
Персонажи, их ценности, идеи, одежда, телосложение, лексика, мимика, жесты: положительный персонаж (преподаватель лицея) – печальный интеллектуал, находящийся в состоянии глубокой депрессии; отрицательный персонаж – местный бизнесмен, связанный с криминальным миром. Персонажей резко разделяет материальный статус. Одежда преподавателя подчеркнуто небрежна. Как преподавателю литературы, ему свойственна образная изысканная лексика, артистичность мимики и жестов, тембрально приятный голос. Отрицательный персонаж как визуально, так и лексически, производит неприятное впечатление.
Существенное изменение в жизни персонажей: у преподавателя начинается роман с его 19-летней ученицей (хотя до этого у него была связь со своей ровесницей).
Возникшая проблема: из-за ревности бывшего любовника ученицы (местного бизнесмена) здоровье и жизнь положительного персонажа находится под угрозой.
Поиски решения проблемы: преподаватель пытается отстоять свое право на любовь и даже дерется с бизнесменом.
Решение проблемы: влюбленные решают уехать из города, первой уезжает лицеистка, но преподаватель на свою беду задерживается и гибнет в автокатастрофе.

Примеры структуры западных фильмов об учителях и преподавателях в жанре комедии

Название фильма: Будущие звезды / Futures vedettes. Франция, 1955. Режиссер Марк Аллегре. Лирическая комедия.
Будущие звезды / Futures vedettes. Франция, 1955. Режиссер Марк Аллегре
Исторический период, место действия: Середина 1950-х годов, Вена, консерватория.
Обстановка, предметы быта: консерватория – музыкальное учебное заведение с функциональной обстановкой; комфортабельные жилища и предметы быта персонажей.
Приемы изображения действительности: условно-гротескное изображение жизни педагогов и учащихся.
Примеры жанрового варианта изображения событий: консерватория – старинное учебное заведение со сложившимися традициями. Однако главный акцент авторы фильма делают не на учебном процессе, а на любовной интриге.
Персонажи, их ценности, идеи, одежда, телосложение, лексика, мимика, жесты: положительные персонажи (студентки) – симпатичные девушки из обеспеченных семей; отрицательный персонаж (профессор консерватории) – красавец-ловелас, всегда готовый закрутить очередной роман с красивой студенткой. Одежда педагогов изысканно-строгая. Одежда студенток тоже без каких-либо фривольностей. Персонажам (как педагогам, так и студенткам) свойственна богатая лексика, артистичность мимики и жестов, тембрально приятные голоса. Отрицательный персонаж – профессор консерватории сначала выглядит очень положительно, но потом обнажают свою легкомысленную сущность.
Существенное изменение в жизни персонажей: симпатичная студентка, очарованная красавцем-профессором, влюбляется в него.
Возникшая проблема: беззаботность жизни студентки находится под угрозой.
Поиски решения проблемы: главная героиня узнает от другой студентки, что ее возлюбленный – легкомысленный покоритель женских сердец и находится в расстроенных чувствах.
Решение проблемы: наученные горьким любовным опытом студентки возвращаются к обычной жизни.

Название фильма: Приключения учительницы / Opettajatar seikkailee. Финляндия, 1960. Режиссер Аарне Таркас. Лирическая комедия.
Приключения учительницы / Opettajatar seikkailee. Финляндия, 1960. Режиссер Аарне Таркас.
Исторический период, место действия: 1960 год, Финляндия, городская местность и остров в Балтийском море, женская гимназия.
Обстановка, предметы быта: женская гимназия с просторными классами и необходимой функциональной обстановкой, жилища и предметы быта персонажей – представителей «среднего класса».
Приемы изображения действительности: квазиреалистичное изображение жизни педагогов и учащихся.
Примеры жанрового варианта изображения событий: Гимназия – современное, хорошо оснащенное технически учебное заведение со строгими педагогами и аккуратными школьницами, которым строгие правила запрещают частые контакты с ровесниками противоположного пола.
Персонажи, их ценности, идеи, одежда, телосложение, лексика, мимика, жесты. Практически все персонажи фильма – положительные персонажи, хотя и со своими особенностями. Главная героиня – симпатичная молодая учительница строгих правил, хороший профессионал своего дела. У нее стройная фигура, одежда строгого офисного типа. Ей свойственны образная изысканная лексика, артистичность мимики и жестов, тембрально приятный голос. Стройность фигуры, приятные внешность и голос характерны и для другого положительного персонажа – художника. Старшеклассницы также показаны симпатичными юными особами, правда, довольно сильно озабоченными желаниями встретиться с красивыми молодыми парнями.
Существенное изменение в жизни персонажей: положительный персонаж – молодая учительница – сталкивается с профессиональным вызовом: во время турпохода на, якобы, необитаемый остров в Балтийском море она отстает от вверенных ей старшеклассниц, уплывших на катере домой, и теперь вынуждена провести ночь в… палатке с художником-робинзоном, что, по ее мнению, может серьезно повредить ее незапятнанной репутации.
Возникшая проблема: моральная репутация учительницы находится под угрозой.
Поиски решения проблемы: борьба учительницы за сохранение своей репутации «синего чулка».
Решение проблемы: в итоге целого клубка комедийных недоразумений учительница влюбляется в художника, дело идет к свадьбе, и репутация влюбленной молодой женщины сменяет репутацию «синего чулка».

Название фильма: Проучить миссис Тингл / Teaching Mrs. Tingle. США, 1999. Режиссер Кевин Уильямсон. Черная комедия.
Проучить миссис Тингл / Teaching Mrs. Tingle. США, 1999. Режиссер Кевин Уильямсон
Исторический период, место действия: конец XX века, США, школа, дом учительницы.
Обстановка, предметы быта: школа – современное учебное заведение, коридоры, учебные классы; добротный двухэтажный дом учительницы Тингл.
Приемы изображения действительности: условно-гротескное изображение жизни педагогов и учащихся.
Примеры жанрового варианта изображения событий: действие фильма начинается в школе, но вскоре перемещается в дом учительницы Тингл, комфортабельное жилище представительницы обеспеченного «среднего класса».
Персонажи, их ценности, идеи, одежда, телосложение, лексика, мимика, жесты: отрицательный персонаж учительница Тингл – жестокая и коварная, не дающая никаких поблажек своим ученикам (её ценности – авторитарность методов, строгая дисциплина и доминирование); положительные (впрочем, весьма условно) персонажи – старшеклассники. Одежда Тингл в школе строгого офисного типа, но у себя дома она одевается более вольно. Учительница использует довольно простую лексику и обладает резковатым голосом. Старшеклассники одеты в рамках стандартов молодежной моды 1990-х.
Существенное изменение в жизни персонажей: уличенные миссис Тингл в краже экзаменационных вопросов, старшеклассники пробираются в дом учительницы, чтобы уговорить ее не ставить отрицательную оценку. Здесь просматривается любопытное сюжетное совпадение с фабулой советского фильма «Дорогая Елена Сергеевна» (1988), где старшеклассники наносят визит к своей учительнице примерно с такими же намерениями, но там, наоборот, учительница показана очень положительной, хотя и ужасно наивной.
Возникшая проблема: здоровье и жизнь всех персонажей – как самой Тингл, так и старшеклассников – находится под угрозой, так как между ними разворачивается совсем нешуточный бой.
Поиски решения проблемы: борьба старшеклассников с учительницей Тингл (шантаж, драка, попытка удушения, выстрелы из арбалета и пр.).
Решение проблемы: увольнение учительницы Тингл из школы, возвращение персонажей к обычной жизни.

Примеры структуры западных фильмов об учителях и преподавателях в жанре триллера или детектива

Название фильма: Учительница на подмену / The Substitute. США, 1993. Режиссер Мартин Донован.
Учительница на подмену / The Substitute. США, 1993. Режиссер Мартин Донован
Исторический период, место действия: Конец XX века, США, школы в разных городах.
Обстановка, предметы быта: обычные учебные заведения с функциональной обстановкой; жилища и предметы быта педагогов и учащихся на уровне так называемого «среднего класса».
Приемы изображения действительности: в целом реалистичное, но с легкой дозой гротеска.
Примеры жанрового варианта изображения событий: Школы – вполне современные учебные заведения с обычными учащимися из семей «среднего класса» и, на первый взгляд, обычными учителями. Однако ситуация с одной из учительниц оказалась очень непростой.
Персонажи, их ценности, идеи, одежда, телосложение, лексика, мимика, жесты: положительные персонажи – учащиеся и их родители; отрицательный персонаж – красивая учительница лет тридцати, умело скрывающая следы своих преступлений. Персонажей не разделяет социальный и материальный статус. Одежда педагогов строгого офисного типа. Отрицательная героиня сначала ничем не отличается от своих положительных коллег-педагогов, но затем обнажают свою агрессивную сущность.
Существенное изменение в жизни персонажей: убив из чувства ревности и мести своего мужа и его любовницу, школьная учительница поджигает свой дом и скрывается в другом городе, где снова поступает работать в школу и соблазняет своего ученика-старшеклассника. Заподозрив что-то неладное, старшеклассник из архивов прессы узнает о страшном прошлом своей учительницы. Еще один старшеклассник пытается шантажировать учительницу, и та его убивает…
Возникшая проблема: здоровье и жизнь положительных персонажей находится под угрозой, так учительница, желаю скрыть свою тайну, готова снова убивать.
Поиски решения проблемы: попавший в переплет старшеклассник хочет положить конец преступным деяниям коварной учительницы.
Решение проблемы: разоблачение отрицательной героини, которая в финале фильма падает с крыши дома, возвращение к обычной жизни школы. Но… упавшая с крыши учительница бесследно исчезает и вскоре поступает на работу в школу другого американского города…

Название фильма: Дьявол во плоти / Devil in the Flesh. США, 1998. Режиссер Стив Коэн.
Дьявол во плоти / Devil in the Flesh.США, 1998. Режиссер Стив Коэн.
Исторический период, место действия: Конец XX века, США, городская местность, школа.
Обстановка, предметы быта: обычная школа с функциональной обстановкой, жилища и предметы быта «среднего класса».
Приемы изображения действительности: реалистичное изображение жизни педагогов и учащихся.
Примеры жанрового варианта изображения событий: Школа – вполне современное учебное заведение с обычными учащимися из семей «среднего класса» и, на первый взгляд, обычными учениками. Однако отношения одного из учителей и симпатичной старшеклассницы оказалась очень драматичными.
Персонажи, их ценности, идеи, одежда, телосложение, лексика, мимика, жесты: положительный персонаж (учитель) – интеллектуал, профессионал высокого класса; отрицательный персонаж (старшеклассница) – носитель Зла (до поры до времени скрывающая свои намерения), жертвой сексуальных домогательств которой становится учитель. Персонажей практически не разделяет социальный и материальный статус. Одежда учителя либо строгого типа (на работе), либо более вольная (в домашних условиях). Учителю свойственна образная изысканная лексика, артистичность мимики и жестов, тембрально приятный голос. Отрицательный персонаж-старшеклассница сначала весьма успешно имитирует «положительность», но потом проявляет свою агрессивную сущность: визуально, лексически и физически.
Существенное изменение в жизни персонажей: положительный персонаж (учитель) сталкивается с сексуальным преследованием со стороны агрессивной старшеклассницы.
Возникшая проблема: репутация, должность, здоровье и жизнь учителя (и его любимой женщины) находится под угрозой.
Поиски решения проблемы: борьба учителя с агрессивной старшеклассницей, которой, как выяснилось, уже доводилось убивать людей (собственных родственников).
Решение проблемы: уничтожение отрицательного персонажа, возвращение к обычной жизни школы.

Название фильма: Эвиленко / Evilenko. Италия, 2004. Режиссер и сценарист Дэвид Греко.
Эвиленко / Evilenko. Италия, 2004. Режиссер и сценарист Дэвид Греко.
Исторический период, место действия: СССР, 1980-е годы, городская местность, школа.
Обстановка, предметы быта: обычная советская школа с простой функциональной обстановкой, скромные жилища и предметы быта обычных педагогов и учащихся, городские улицы, служебные кабинеты.
Приемы изображения действительности: квазиреалистичные.
Примеры жанрового варианта изображения событий: Школа – обычное здание с обычными учениками, где работает немолодой учитель по фамилии Эвиленко, прообразом которого для авторов фильма был серийный маньяк-убийца и педофил А. Чикатилло (1936-1994).
Персонажи, их ценности, идеи, одежда, телосложение, лексика, мимика, жесты: положительные персонажи – педагоги, школьники обозначены весьма пунктирно, львиная часть экранного времени отведена главному отрицательному персонажу – учителю Эвиленко, жертвами которого становятся несовершеннолетние учащиеся. Авторы фильма весьма поверхностно отнеслись к изображению внешнего вида советских учащихся 1980-х: в пионерском по возрасту классе практически нет школьников в пионерских галстуках (кстати, многие бытовые подробности советской жизни показаны в фильме небрежно, приблизительно). С другой стороны, внешний вид, одежда отрицательного персонажа в целом соответствует педагогическим реалиям, хотя физиономика и голосовой тембр Эвиленко производит, скорее, отталкивающее впечатление.
Существенное изменение в жизни персонажей: отрицательный персонаж – учитель Эвиленко, начиная с «малого» – сексуального домогательства к своей ученице – совершает серию жестоких убийств.
Возникшая проблема: жизнь многих персонажей, попадающих в зону «интереса» маньяка Эвиленко находится под угрозой.
Поиски решения проблемы: милиция пытается выйти на след преступника-маньяка.
Решение проблемы: арест главного отрицательного героя.

Примеры структуры западных фильмов об учителях и преподавателях в жанрах фантастики и ужасов

Название фильма: Атомный класс / Class of Nuke 'Em High. США, 1986. Режиссеры Ричард В. Хайнс, Ллойд Кауфман.
Атомный класс / Class of Nuke 'Em High. США, 1986. Режиссеры Ричард В. Хайнс, Ллойд Кауфман.
Исторический период, место действия: конец XX века, США, средняя школа в небольшом городке.
Обстановка, предметы быта: средняя школа с обычной функциональной обстановкой.
Приемы изображения действительности: условно-гротескные.
Примеры жанрового варианта изображения событий: Школа – опасное помещение с запуганными учителями и наглыми агрессивными учащимися-мутантами (они стали такими под действием радиации), вооруженными и употребляющими наркотики.
Персонажи, их ценности, идеи, одежда, телосложение, лексика, мимика, жесты: отрицательные персонажи (старшеклассники-мутанты) – вызывающе одетые, крепкого телосложения, агрессивные носители Зла, жертвами которых становятся педагоги и учащиеся. Лексика отрицательных персонажей, естественно, весьма грубая, мимика и жесты экспрессивные.
Существенное изменение в жизни персонажей: отрицательные персонажи планируют воплотить в жизнь свои коварные антигуманные идеи.
Возникшая проблема: здоровье и жизнь положительных персонажей находится под угрозой.
Поиски решения проблемы: борьба лидера школьного футбола с наглыми мутантами.
Решение проблемы: победа положительного героя над нечистью, возвращение к обычной жизни.

Название фильма: Класс 1999 / Class of 1999. США, 1990. Режиссер Марк Л. Лестер.
Класс 1999 / Class of 1999. США, 1990. Режиссер Марк Л. Лестер
Исторический период, место действия: 1999 год, США, средняя школа.
Обстановка, предметы быта: школа со стандартной функциональной обстановкой.
Приемы изображения действительности: условно-гротескное.
Примеры жанрового варианта изображения событий: Школа – помещение с запуганными учителями и наглыми агрессивными учащимися.
Персонажи, их ценности, идеи, одежда, телосложение, лексика, мимика, жесты: на первый взгляд, положительные персонажи – учителя-роботы, способные за считанные минуты навести порядок в классе. Одежда педагогов офисного типа. Отрицательные персонажи – старшеклассники, не желающие учиться и подчиняться дисциплине, с грубой лексикой, непристойными жестами Правда, среди учащихся есть и небольшое число положительных персонажей.
Существенное изменение в жизни персонажей: педагоги-роботы сталкиваются с профессиональными вызовами: грубым и наглым поведением старшеклассников.
Возникшая проблема: существование персонажей-роботов и учащихся находится под угрозой.
Поиски решения проблемы: безжалостная смертельная борьба педагогов-роботов с разбушевавшимися учащимися.
Решение проблемы: уничтожение учителями-роботами «плохих» старшеклассников. Уничтожение «хорошими» старшеклассниками безжалостных роботов.

Название фильма: Замена / Vikaren, Дания, 2007. Режиссер: Оле Борнедаль.
Замена / Vikaren, Дания, 2007. Режиссер: Оле Борнедаль
Исторический период, место действия: XXI век. Обычная средняя школа.
Обстановка, предметы быта: средняя школа с современной функциональной обстановкой, комфортабельные жилища и предметы быта семей школьников.
Приемы изображения действительности: условно-гротескное.
Примеры жанрового варианта изображения событий: Школа – современное, хорошо оснащенное технически учебное заведение с профессиональными педагогами и аккуратными учениками.
Персонажи, их ценности, идеи, одежда, телосложение, лексика, мимика, жесты: положительные персонажи - учащиеся и их родители. Они обаятельны, обладают стройным телосложением, не используют грубую лексику, соблюдают правила этикета, имеют тембрально приятные голоса. Отрицательный персонаж – новая учительница - сначала кажется просто эксцентричной особой с невероятными знаниями, но потом обнажают свою агрессивную сущность: как визуально, так и лексически.
Существенное изменение в жизни персонажей: отрицательный персонажи – учительница-инопланетянка - планируют воплотить в жизнь свой коварный замысел.
Возникшая проблема: здоровье и жизнь положительных персонажей-учащихся находится под угрозой.
Поиски решения проблемы: борьба положительных персонажей с жестокой учительницей-инопланетянкой.
Решение проблемы: уничтожение инопланетянки, возвращение к обычной жизни.

Выводы
Педагогическая тема довольно популярна в мировом кино. Особое место в ней занимают образы учителей и преподавателей. В надежде привлечь как можно большую зрительскую аудиторию кинематограф, разумеется, обращается здесь не к каждодневному рутинному процессу обучения, а к «горячим точкам» учебного процесса, в последние десятилетия связанным в основном с сексом, ложью и насилием (при этом ложь, конечно же, успешно сочетается с сюжетными векторами насилия и секса). Таким образом, в названии французского фильма «Профессиональный риск» / Les risques du metier (1967) кроется сама суть медийной подачи образа педагога, чья деятельность, несомненно, связана с серьезными рисками и вызовами.
Итак, в ходе нашего исследования просмотрев и проанализировав 1700 западных фильмов на тему школы и вуза, изучив свыше семи тысяч публикаций (книг, научных статей и кинорецензий) по заявленной тематике, мы выявили следующие базовые типы образов учителей в западном кинематографе:
- позитивный (супер)герой (часто – мужского пола, недавно пришедший на работу в школу), перевоспитывающий агрессивный и непослушный класс [Ayers, 1994; Beyerbach, 2005; Beyerbach, 2005; Burbach, Figgins, 1993; Considine, 1985; Dalton, 2004; Edelman, 1983; Farber & Holm, 1994; Farhi, 1999; Giroux, 1993; 1997; Joseph & Burnaford, 1994; Reyes, & Rios, 2003; Ryan, 2008; Trier, 2000; 2001; Umphlett, 1984];
- отрицательный персонаж, ненавидящий учащихся (иногда он может быть даже роботом-убийцей или инопланетным существом) [Joseph & Burnaford, 1994; Long, 1996; Ryan, 2008; Trier, 2000; 2001];
- неудачник / шут, аутсайдер, тяготящийся своей работой [Bulman, 2005; Farber & Holm, 1994; Hill, 1995; Hinton, 1994; Joseph & Burnaford, 1994; Lafferty, 1945; Long, 1996; McCullick, Belcher, Hardin & Hardin, 2003; Reynolds, 2007; 2009; 2014; 2015; Ryan, 2008; Trier, 2000; 2001; Umphlett, 1984];
- бюрократ-администратор [Joseph & Burnaford, 1994; Long, 1996; Ryan, 2008; Trier, 2000; 2001; Wells & Serman, 1998].

При этом образ педагога на западном экране существенно трансформировался во времени: просуществовавшая практически до начала 1960-х годов (само)цензура не позволяла кинематографистам касаться радикальных аспектов насилия и секса, непристойной лексики, расовых и религиозных проблем в школьно-вузовской среде. Однако после отмены Кодекса Хейса, наступления так называемой сексуальной революции 1970-х годов западный экран стал последовательно эксплуатировать запретную прежде тематику, год за годом создавая все новые шокирующие сюжетные повороты. С другой стороны, в западном кинематографе и сегодня сохраняется тенденция к серьезным размышлениям о педагогической миссии и реальных профессиональных вызовах, с этим связанных.
Подробный герменевтический анализ западных аудиовизуальных медиатекстов на тему школы и вуза позволил нам обобщить структуру стереотипов фильмов об учителях и преподавателях следующим образом:

Структура стереотипов западных фильмов об учителях и преподавателях
Фильм Директор / The Principal (1987)
Исторический период, место действия: любой отрезок времени, однако, преимущественно XX и XXI век: США, Великобритания, Франция, Италия, Германия и другие страны; городская местность, реже – сельская; школа, вуз, учебное учреждение иного типа.
Обстановка, предметы быта: обычные учебные заведения с простой функциональной обстановкой, элитарные учебные заведения, оборудованные по последнему слову техники; скромные жилища и предметы быта обычных педагогов и учащихся, богатые жилища и предметы быта семей руководящего состава учебных учреждений и обеспеченных семей учащихся; студенческие общежития; помещения интернатов и пансионов.
Жанр: драма, мелодрама, комедия, триллер, фильм ужасов, фантастика, синтез жанров.
Приемы изображения действительности: реалистичное или условно-гротескное (в зависимости от жанра) изображение жизни педагогов и учащихся.
Примеры жанрового варианта изображения событий: Школа – современное, хорошо оснащенное технически учебное заведение с талантливыми педагогами и креативными учащимися, уютный и комфортный, демократичный и динамичный плавильный котел национальностей и культур (типичные жанры: драма, мелодрама, лирическая комедия, реже – триллер, мюзикл). Школа – грязное мрачное помещение с запуганными учителями и наглыми агрессивными учащимися, часто вооруженными и употребляющими наркотики (типичные жанры: фильм ужасов, фантастика, триллер, реже – драма, черная комедия).
Персонажи, их ценности, идеи, одежда, телосложение, лексика, мимика, жесты: положительные персонажи (педагоги) – гуманисты и интеллектуалы, профессионалы высокого класса, носители демократических идей (иногда эти педагоги могут стать жертвами разного рода козней своих коварных учеников); отрицательные персонажи (педагоги) – носители Зла, скрытые (до поры до времени) маньяки: педофилы, убийцы, преступники, жертвами которых становятся учащиеся. Персонажей часто разделяет социальный и материальный статус. Одежда педагогов часто строгого офисного типа, хотя может быть и более вольной. Положительным персонажам-педагогам нередко свойственна образная изысканная лексика, артистичность мимики и жестов, тембрально приятные голоса. Отрицательные персонажи-педагоги сначала могут весьма походить на своих положительных коллег, но рано или поздно обнажают свою агрессивную сущность: как визуально, так и лексически.
Существенное изменение в жизни персонажей: а) положительные персонажи-педагоги сталкиваются с профессиональными вызовами: непонимание их творческих идей со стороны педагогического коллектива и/или родителей учащихся; агрессивное, грубое и/или сексуально ориентированное поведение учащихся; ложные обвинения, шантаж со стороны учащихся и/или коллег, родителей учащихся; насильственные действия со стороны учащихся и/или их друзей/знакомых; б) отрицательные персонажи-педагоги начинают осуществлять свои коварные антигуманные планы.
Возникшая проблема: а) репутация, должность, здоровье и жизнь положительных персонажей-педагогов находится под угрозой; б) репутация, здоровье и жизнь персонажей-учащихся находится под угрозой.
Поиски решения проблемы: борьба положительных персонажей-педагогов с отрицательными персонажами (учащимися, коллегами и др.).
Решение проблемы: а) победа положительных персонажей-педагогов; б) разоблачение, изгнание, арест, уничтожение отрицательных персонажей (учащихся, педагогов и пр.), возвращение к обычной жизни школы и вуза.

Подписаться на рассылку новостей

обсуждение >>

№ 1
Т-татьян@   23.09.2018 - 06:36
Классная статья. Вспоминаю некоторые фильмы, которые смотрела: обе версии "Девушек в униформе", "Расцвет мисс Джин Броди", "Детский час", "Приключения учительницы". Но... читать далее>>
Кино-Театр.ру Фейсбук
Кино-Театр.ру Вконтакте
Кино-Театр.ру Одноклассники

Афиша кино >>

биография, драма, комедия
Великобритания, 2016
боевик, триллер
Франция, 2018
вестерн, чёрная комедия
Испания, Румыния, США, Франция, 2018
комедия, приключения
Россия, 2018
боевик, драма, криминальный фильм, экранизация
США, 2018
драма
США, 2018
исторический фильм, мелодрама
Венгрия, Франция, 2018
драма
Дания, Исландия, 2017
детский фильм
Малайзия, США, 2014
приключения, семейное кино
Италия, 2017
детский фильм, комедия, приключения, фэнтези
Япония, 2015
триллер, фильм ужасов
США, 2018
все фильмы в прокате >>