Кино-Театр.ру
МЕНЮ
Кино-Театр.ру
Кино-Театр.ру
Мауро Болоньини (Mauro Bolognini) фотография
Годы жизни
Категории
Режиссёр, Сценарист
Фильмография
Обсуждение
Мауро Болоньини: смотреть фильмы онлайн
Мауро Болоньини:
смотреть фильмы онлайн
Убедительная просьба подписываться благозвучными именами и отправлять содержательные сообщения, которые будет интересно читать другим посетителям.
Пожалуйста, соблюдайте правила нашего форума
  • запрещено обсуждение политики, классовых, религиозных и национальных вопросов;
  • запрещено обсуждение личной жизни публичных людей;
  • запрещено использование в сообщениях нецензурных слов, брани, выражений, оскорбительных для других посетителей;
  • запрещена публикация сообщений, содержащих ссылки на "пиратский" контент (фильмы, музыка и т.п.);
  • запрещено отправлять сообщения под разными именами с одного компьютера;
  • запрещено обсуждение действий модераторов;
  • запрещено повторять удаленные сообщения.

Войти через Facebook     Войти через Вконтакте     Войти через Mail.ru



Ж
К
П
З
цит
url
e-mail
спойлер



2
Eva.I.Nova   08.03.2016 - 03:08:35
Не вижу в фильмографии режиссера фильмов: La giornata balorda (1961) и Senilita (1962).
сообщение было отредактировано в 03:13
1
agafia-tihonovna (Lyon, France)    17.03.2011 - 01:28:42
Мауро Болоньини нередко (и в известной мере справедливо) называют "малым Висконти" - что при всей лестности определения не может не бросать тени некоей опосредованности, вторичности, искусственности на его режиссерский талант. И заданное определением предубеждение лишь усугубляется кинематографической специализацией Болоньини - очень литературно-словесной (в том смысле, в котором Айхенвальд противопоставлял словесность - слову), ориентированной на формализм воссоздания (а в зрелые годы - усовершенствования) непременного книжного первоисточника, на эстетически чуткого, обладающей богатой культурной матрицей зрителя. А между тем в Италии вряд ли найдется другой режиссер, столько сделавший для единой итальянской литературы (на фоне литератур географических соседей особенно ярко, увы, не блиставшей) при сохранении всех региональных особенностей ее отдельных представителей - выведя на мировые экраны, на красную дорожку Канн не только не нуждавшихся в представлении римлян Пазолини и Моравиа, но и рискующих утонуть в забвении сицилийца Бранкати, тосканца Пратези, фриулана Свево... Литературная карта Италии ожила именно в руках Болоньини. Неудивительно, что лучший его фильм снят в Риме - извечном средоточии, неизменном перекрестке всех итальянских дорог.

Рим Гаэтано Карло Скелли (малоизвестного писателя, автора романа "Наследство Феррамонти"), а через его посредство и самого Болоньини - еще не привык быть столицей непонятного, разноязыкого лоскутного одеяла земель, сомнительно сплотившихся под пятой опереточного Витторио Эммануэле, он весь - в созерцании необъятного прошлого величья, перед которым настоящее смехотворно и ничтожно ("где пал герой, колонна упадает! где вился золотой орел, там в полночь - сторожевой полет летучей мыши!"). Понаехавшие править городом и миром судьи, министры, парламентарии кажутся недавним подданным понтифика (а потому - вне зависимости от социальной принадлежности - гордым патрициям) стаей крыс, по-крысиному презренных, по-крысиному же противных, поскольку могут погрызть, нагадить, безнадежно, хоть и по мелочи попортить копившееся тысячелетиями добро. В Европе холодно, в Италии темно, власть отвратительна, как руки брадобрея. И то сказать: у понаехавших поразительно отсутствуют какие бы то ни было рудименты уважения к святому месту - Рим представляется им грудой развалин, подлежащей расчищению и последующему освоению на "разумных началах" (как сказал другой поэт: "взгляд, конечно, варварский, но верный":)). Недаром прибежищами "новых людей" до поры до времени служат либо незастроенные, открытые городские пространства - ипподромы, ждущие благоустройства набережные, публичные парки, либо - тесные, казенные, похожие на гостиничные номера салоны и гостиные; тогда как прежние хозяева доживают свой срок в уютах Трастевере, Пиньо и Тестаччио. Лишь ближе к концу, почувствовав силу свою, вновь прибывшие входят во вкус и располагаются, как дома, в великолепных интерьерах Квиринальского дворца...

Грегорио Феррамонти, "император пекарей", вошедший в осеннюю пору патриарх (архетипично и с бесспорной однозначностью воплощенный на экране Энтони Куинном) - сам напоминает временем облагороженную руину, брезгливо отторгающую окрысившихся, жаждущих запустить зубы в драгоценный мрамор отпрысков. Он ненавидит их всех - биржевого игрока Марио, жену правительственного чиновника Тету, неудачливого лавочника Пиппо - потому только, что ему время тлеть, а им - цвести, но эта бессильная старческая ненависть кажется зрителю на удивление оправданной: идущее на смену жестокому и угрюмому патриарху грозит неизбежным измельчанием, расточением, растратой... Холодная и расчетливая красавица Ирена (лучшая роль в карьере Доминик Санда), с ледяным спокойствием (и потому победно) шествующая по постелям семьи Феррамонти в главную, отцовскую, золотоносную - незаурядностью своей личности (пусть и проявляющейся в страстной жажде наживы) напоминает персонажей истинно римских, папских времен (Гонзага, Борджиа), - и потому в конце все-таки проигрывает. Бал в столице объединенной Италии правит благовоспитанная, не позволяющая себе впадать в старомодную вульгарность страстей посредственность...

Композиция фильма напоминает идеально выстроенную ролевую игру, в ходе которой в противоборство вступают алчность и сладострастие - не без промежуточных союзов и перемирий между участниками и с совершенно непредсказуемым исходом. Однако на стендалевский расклад страстей Болоньини смотрит каждый раз под неожиданным углом: скачки у него превращаются из гонки адреналина в светский ритуал, повод для нужных знакомств и выгодных сделок, ночь любви скрепляет деловой союз, карнавал, теряя всю свою барочную праздничность ("запах грядок прян и сладок, Арлекин на ласки падок, Коломбина не строга"...), превращается в средневековое противостояние плоти, Эроса (carne, sempre carne - обольстительная нагота Ирены в прорезях костюма буквально реплицирует картину Гуидо Кадорина) и смерти, Танатоса, с червем-победителем, поджидающим мишурные лица ничтожных кукол, ибо "много безумия в драме ужасной, и грех в ней завязка, и счастья в ней нет". А Казанова - Марио Феррамонти в бесподобном исполнении Фабио Тести - соблазнив, истощается сам, картинный денди в цилиндре и с безукоризненно изящной тростью (еще одна реплика - портрет Робера де Монтескье кисти Джованни Болдини), раздавленный бесополезной, ненужной никому любовью, - становится бесконечно жалок, походя в конце на побитую собаку со своими тающими, растворяющимися в слезах глазами... Нет, Болоньини был в "Наследстве Феррамонти" собой, и только собой, не мучил себя по чужому подобью, и ни крупицей души никому не обязан...

Мауро Болоньини: новости >>

Афиша кино >>

арт-хаус, мелодрама
Гонконг, Франция, 2000
драма, спортивный фильм
Россия, 2020
боевик, драма
США, 2020
Россия, 2020
комедия
Россия, 2021
фильм ужасов
Канада, 2020
драма, комедия, мелодрама, музыкальный фильм
Великобритания, Ирландия, 2016
драма, комедия, мелодрама
Италия, 2018, 2019, 2020
комедия, приключения
Россия, 2021
комедия, мелодрама, научная фантастика
Россия, 2021
боевик, детский фильм, комедия, музыкальный фильм, приключения, семейное кино, фэнтези
США, 2021
комедия, мелодрама
Россия, 2021
драма
Россия, 2020
боевик, военный фильм, фильм ужасов
Новая Зеландия, 2021
драма
Великобритания, Германия, Дания, Италия, Нидерланды, Франция, Швеция, 2005
драма
США, 2019
фильм ужасов
Аргентина, Новая Зеландия, 2020
биография
США, Франция, 2019
драма, приключения, семейное кино, фильм о животных, экранизация
Австралия, США, 2020
все фильмы в прокате >>
Кино-театр.ру на Яндекс.Дзен