Кино-Театр.ру
МЕНЮ
Кино-Театр.ру
Кино-Театр.ру
Кино-Театр.ру мобильное меню

«Фрост против Никсона». Премьера

Хроника кино >>

Фрост:
Только один из нас может победить.

Никсон:
Я буду вашим самым сильным противником. Я приду к Вам во всеоружии. Потому что свет рампы может гореть только для одного из нас. А для другого будет пустыня... и никого, только голоса, звенящие в голове.

Летом 1977 года телевизионные интервью Дэвида Фроста и Ричарда Никсона привлекли самую многочисленную аудиторию в истории американского телевидения. Более 45 миллионов зрителей жаждали заглянуть в сознание опозоренного президента и услышать признание в злоупотреблении властью, приведшее к его отставке. Как прикованные, они следили за словесным поединком Никсона и Фроста на протяжении четырех вечеров. Эти двое знали, что победителем выйдет только один. Их легендарное противостояние образовало новый жанр – интервью-исповедь.
Лауреат премии Оскар, режиссер Рон Ховард («Игры разума», «Нокдаун») и сценарист Питер Морган («Королева») представляют полный драматизма поединок между опальным президентом Ричардом Никсоном (Фрэнк Лангелла, «Девятые врата») и Дэвидом Фростом (Майкл Шин, «Королева»), тележурналистом, стремящимся сделать себе имя. В картине восстановлены не только телевизионные интервью, взбудоражившие нацию, но и недели закулисной подготовки и переговоров между сторонами.
Три года после отставки Никсон молчал. Но в 1977 году бывший суровый и хитрый главнокомандующий согласился на эксклюзивное интервью, чтобы ответить на вопросы, возникшие во времена его правления и Уотергейтского скандала. Никсон удивил всех, выбрав Фроста в качестве своего телевизионного исповедника. Он намеревался с легкостью перехитрить британского шоумена и утвердить свой статус выдающегося государственного деятеля в сердцах и умах американцев. Более того, команда Фроста тоже сомневалась в способности журналиста соперничать с Никсоном.
Но вот включились камеры, дуэль началась. Сможет ли Никсон избежать вопросов о своей роли в одном из величайших позоров нации? Или Фрост загонит его, искусного политика, критикой в тупик и смело потребует ответа? Эта схватка опасна для каждого из них: здесь затронуты и личностные качества, и чувство собственного достоинства, позерство окончательно отброшено в сторону. На показ выставлена лишь голая правда.
Кевин Бэйкон («Таинственная река») исполняет роль начальника штаба Никсона, полковника Джэка Бреннана, сурового стража, помогающего Никсону в подготовке к интервью. Два блестящих консультанта будут пополнять знания Фроста о 37-м президенте Америки: Оливер Платт («Кинси») в роли стратега и исполнительного редактора интервью, ветерана-репортера Боба Зелника, и Сэм Рокуэлл («Удушье») в роли язвительного писателя и критика Никсона, университетского лектора Джеймса Рестона. Перед обоими стояла задача – публично разоблачить прежнего президента. Они разрабатывали линию поведения Фроста, в то время как тот занимался продажей прав на интервью, добивался телеэфира и изучал своего соперника.
В фильме представлен прекрасный актерский состав: Ребекка Холл («Престиж») в роли девушки Фроста Кэролайн Кашинг, Тоби Джонс («Мгла») в роли агента Никсона Ирвинга Свифти Лазара и Мэттью Макфейден («Гордость и предубеждение») в роли британского продюсера Фроста Джона Берта.
Проект Universal Pictures «Фрост против Никсона» является результатом сотрудничества Working Title Films и Imagine Entertainment c участием номинантов премии BAFTA Тима Бевана и Эрика Феллнера («Искупление») и номинантов премии Американской киноакадемии Брайана Грейзера («Игры разума») и Рона Ховарда в качестве продюсеров драмы.
Для съемок фильма режиссер пригласил проверенную команду: оператора Сальваторе Тотино («Код да Винчи»), номинанта премии Оскар художника-постановщика Майкла Коренблита («Гринч – похититель Рождества»), обладателя премии «Эмми» художника по костюмам Дэниэла Орланди («Нокдаун»), обладателей премии Американской киноакадемии Майка Хилла и Дэниэла Хэнли («Игры разума») и композитора Ханса Циммера («Код да Винчи»), удостоенного премии Оскар.
Исполнительные продюсеры фильма: Питер Морган, Мэттью Байэм Шоу (постановка «Фрост против Никсона» на Бродвее и Вест Энде), Карен Кехела Шервуд («Не пойман – не вор»), Дэвид Бернарди («В лучах славы»), Дебра Хейярд и Лиза Чейсин («Золотой век», «Гордость и предубеждение»), а также Тодд Халлоуэлл («Игры разума»).

ДО СОЗДАНИЯ ФИЛЬМА

От интервью до сценической постановки
Драматург и сценарист Питер Морган в первый раз столкнулся с Дэвидом Фростом и Ричардом Никсоном в 1992 году. Он смотрел передачу о биографии телеведущего и был потрясен тем, как Фрост смог справиться со своим хитрым соперником в течение серии передач 1977 года «Дэвид Фрост берет интервью у Ричарда Никсона». Он ответил Ричарду Бруксу в Sunday Times в 2006 году, что был просто захвачен образами этих двух человек. Роскошный Фрост, летающий взад и вперед над Атлантикой на конкорде на высоте 54000 футов, и Никсон, человек, живущий в своей «пещере».
Хорошо знакомый с многими историческими личностями, Морган начал изучать не только бывшего президента Никсона, но также и одного из его самых ярых и самых неожиданных противников — Дэвида Фроста, плейбоя британского телевидения, чьи авторитет и карьера основывались на уникальной способности превращать интервью в исповедь.
Морган был заинтригован столь противоположными образами жизни двух этих людей. Он чувствовал, что если потребуется изобразить бой, он представит эти интервью как «грозное гладиаторское соревнование, где единственным оружием будут слова и идеи».
Морган заметил: «Я понял, что оба противоборствующих лагеря готовились, как готовятся к матчу шахматисты или боксеры — они вырабатывали стратегию. Я решил, что нужно будет использовать цитаты таким образом, чтобы показать все взлеты и падения, как это бывает на реальных соревнованиях».
Изучая социальное взаимодействие своих героев, Морган обнаружил, что каждый из них был коренным образом противоположен другому. Он говорит: «Если отделить Никсона-человека от Никсона-политика, останется тот, для кого жизнь трудна — в отношениях, в дружбе. Затем взгляните на Фроста, который находит жизнь, особенно в социальном плане, очень легкой. Он просто сходится с людьми, находит друзей, его любят. Никсон — прямая противоположность: подозрительный, оскорбленный в лучших чувствах, близких друзей у него не так много, брак неудачен. Он очень одинокий человек».
Писатель уверен, что шоумен, хорошо известный по рекламным акциям, был также недопонят и недооценен. «Фроста не считали большим интеллектуалом, — отмечает он. — Его даже не принимали всерьез». Говоря об интервью Фроста, он добавляет: «Единственное, чего никогда нельзя сказать о Никсоне, — это назвать его глупым. Он был упорным мыслителем».
Создавая пьесу, Питер Морган общался со многими людьми, которые были задействованы в интервью, включая самого сэра Дэвида Фроста. Он сказал Гарет Маклин в своем интервью Guardian в августе 2006 года: «Каждый, с кем я общался, рассказал свою историю. Даже люди, находящиеся в комнате во время интервью, дали разные версии происходящего. Не существует единственной правды о том, что произошло за камерой или за кулисами во время этого события. Я чувствую, что смягчил ситуацию, когда превращал мои фантазии в литературное произведение».

Оправдывая средства: телевидение играет свою роль
Со времен дружеской беседы в домашней обстановке, у камина с Франклином Д. Рузвельтом в марте 1933 года, американской публике с готовностью предлагались разные темы для обсуждения — начиная от банковских кризисов и национальной безопасности до событий последней войны и конфликтов, — часто полные исторического вымысла. Пока политики пытались контролировать средства массовой информации, вырабатывая необходимую точку зрения, на рынок пришло телевидение как новый способ создания общественного мнения.
Морган углубился в дальнейшее исследование того, как развивающееся средство массовой информации создавало публичные образы Фроста и Никсона. Он обнаружил, что телевидение манипулировало обоими.
Хотя телевидение несколько раз становилось врагом Никсона, оно также было и неоценимым союзником во время его восхождения к власти. В сентябре 1952 года он мастерски использовал его во время так называемой «Чекерс спич», когда участвовал в этическом скандале, который угрожал ему как кандидату от республиканцев на должность вице-президента. Он предстал строгим и откровенным. В марте 1954 года, по просьбе Эйзенхауэра, тогдашний вице-президент тоже блестяще манипулировал средствами массовой информации, чтобы сделать имя во время своей мощной речи на прениях Маккарти с армией в сенате.
Телевидение не навсегда осталось союзником Никсона. Телевизионные президентские дебаты 1960 года между ним и Кеннеди положили начало новой эре, когда политики могли представлять свои программы, а ученые мужи лихорадочно их анализировать. Никсон, вспотевший, с потекшим гримом, шумно бился, в то время как энергичный Кеннеди оставался спокойным и собранным. О кандидатах теперь можно было судить не только по их работе, но и сравнивать их телевизионные образы.
Этот урок не прошел бесследно, и дал Моргану большой объем материала для работы. Никсону не удалось попасть в овальный кабинет. Во время его последующего президентства — с июльских встреч 1969 года с президентом Южного Вьетнама Нгуеном Ван Тхиеу до исторического налаживания контактов с Мао Цзедуном, председателем китайской компартии, в 1972-м — он старался оставаться телегеничным и доступным. А затем был Уотергейт.
Удар, с которым телевидение вбило уотергейтскую ошибку Никсона в сознание аудитории, заслонил его прежние успехи. Но подробности преступлений, приведших к отставке в августе 1974-го, постепенно стирались из народной памяти, и бывший президент через своего агента, голливудскую легенду Ирвинга Свифти Лазара, стал искать пути восстановления собственного авторитета в американской истории. Никсон решил дать еще один шанс самому мощному средству массовой информации помочь ему или погубить окончательно.
Но он сам установит основные правила и выберет слабого оппонента.
Дэвид Фрост начал свою карьеру на телевидении как молодой комик в программе That Was the Week That Was. Но ее резкая сатира пала жертвой тех же официальных лиц, которых она критиковала. В год выборов BBC закрыла шоу, потому что оно могло оказать неподходящее влияние. Затем Фрост принял участие в американской версии упомянутой программы, которая шла с 1964 по 1965 год. Это был первый вкус славы в США, и ему захотелось большего.
В конце 60-х Фрост ведет телепрограмму The Frost Programme для British ITV. Это был предшественник «телевизионного суда», который позже станет отдельным жанром в формате новостей и реалити. Для бывшего комика наступили большие перемены: Фроста стали принимать всерьез как интервьюера. Тем не менее, соблазн прославиться в Америке вернул его к миру развлечений. В 1969-1972 годах Фрост — ведущий ток-шоу со знаменитостями «Шоу Дэвида Фроста», где гостями были и Ричард Бартон, и «Роллинг Стоунз». Потом шоу закрылось, и Фрост не смог найти другой американской компании, которая наняла бы его.
Он стал ведущим австралийского ток-шоу, но стремился вернуться в американский телеэфир и достигнуть там определенного статуса. Когда пришла идея взять интервью у Ричарда Никсона, ему пришлось убедить многих людей в том, что с ним можно иметь дело. У Фроста была репутация легкомысленного человека, вероятно, поэтому он и решился на серию исторических интервью.
Развитие средств массовой информации и постоянное влияние телевидения на политику заинтересовало Моргана. Эта идея станет главной в его пьесе.
Морган ясно осознавал, что в рамках этой истории телевидение будет рассматриваться как уравнитель. Как он свидетельствует, оба эти человека рисковали. Никсон надеялся на свое мастерство переговорщика и государственного деятеля, Фрост — на свое умение находить общий язык с людьми.
Ряд передач с интервью Фроста и Никсона, по словам писателя Джеймса Рестона, «привлекли самое большое число зрителей в истории телевидения» с аудиторией более 45 миллионов человек. Это было последнее значительное появление Ричарда Никсона на телеэкране вплоть до его смерти в апреле 1994 года.

Перенос пьесы на экран
Премьера пьесы Моргана «Фрост против Никсона», режиссера Майкла Грандаджа, состоялась в лондонском театре «Donmare Warehouse». Один из ведущих критиков страны Бенедикт Найтингейл из The London Times пишет: «Добро пожаловать на захватывающую постановку Майкла Грандаджа, которая прошлым вечером сделала две неожиданные вещи. Она показала Дэвида Фроста теряющим свой добродушный кошачий имидж, выпускающим когти и становящимся свирепым тигром и дала возможность завоевать немного симпатии его добыче, Ричарду Никсону. Как часто бывает с документальными драмами, вы не знаете, насколько можно доверять пьесе «Фрост против Никсона», но вы все равно уверены в ее подлинности. Основанная на фактах или вымышленная, драма приковывает внимание».
Роли Ричарда Никсона и Дэвида Фроста в пьесе Моргана исполняют Фрэнк Лангелла и Майкл Шин. Дебют актеров состоялся на лондонской сцене, они также продолжили играть эти роли на Бродвее. За образ президента Ланджелла будет впоследствии награжден премией Тони как лучший актер. Исполнители cроднились со своими историческими персонажами. И, что важно, им удалось передать ту близость, которая установилась между соперниками за время их коротких встреч в эфире.
Огромную важность проекта подтвердил сэр Дэвид Фрост. У журналиста были права на интервью и любое их использование, вплоть до сценической постановки. Но пьеса «Фрост против Никсона» рассматривалась как отдельное драматическое произведение, а не как авторизованная биография. Фрост понял, что возможности редакционного контроля у него не будет, хотя он и давал консультации в отношении исторических событий и остался удовлетворен результатом.
Фроста больше всего беспокоило то, что история была не дословным пересказом происходящих событий, а скорее была беспристрастной. В первый раз увидев Шина, он сказал: «Минут 20 я смотрел на того, кто играл меня, и это казалось довольно странным. Затем я стал думать не как о себе, а как об образе Фроста. Мне было более интересно содержание, и я хотел увидеть, что все сделано правильно».
Путь пьесы на экран стал возможен, когда два американских кинематографиста приехали в West End, чтобы увидеть работу Моргана. Тот никогда не думал, что его пьеса может стать сценарием. «Я писал сценарии, но эта пьеса была сделана исключительно для театральной сцены, это то, к чему я стремился».
Планам автора было суждено нарушиться.
Кинематографистами, которые предложили Моргану адаптировать свою пьесу под сценарий, были Рон Ховард и Брайан Грейзер из Imagine Entertainment в партнерстве с Тимом Беваном и Эриком Феллнером из Working Title Films. Им удалось опередить целый ряд режиссеров и продюсеров, горящих желанием осуществить проект. Этих четверых вдохновила история конфликта.
Ховард говорит: «В то время, как миллионы людей по всему миру наблюдали за интервью, лишь немногие понимали, какая настоящая драма происходит между этими двумя людьми. Это была борьба умов, в которой каждый защищал свой профессионализм, и только один мог выйти победителем. Умение Никсона уворачиваться от ответа сталкивалось со способностью Фроста вызывать человека на откровенность».
То, что пьеса была написана для сцены, не тревожило Ховарда. Его больше волновало, сможет ли фильм донести правду.
Пока шли дискуссии, пьеса «Фрост против Никсона», благодаря ее успешному показу в Лондоне, вышла на Бродвее в Bernard B.Jacobs Theatre в апреле 2007 года и имела успех. Режиссер Грандадж получил премию Тони и стал номинантом премии Drama Desk. «Фрост против Никсона» также получила Тони и Drama Desk в номинации «лучшая пьеса», Фрэнк Лангелла удостоился Тони и Drama Desk как лучший театральный актер. За бродвейскую постановку Майкл Шин получил несколько наград критики, включая награду от Drama League.
Пока его пьеса с успехом шла на сцене, Морган занялся работой над сценарием. Он вспоминает: «Я полетел в Вашингтон, где меня ждали Джим Рестон и Боб Зелник. Я встретился с Киссинджером».
Для написания сценария ему пришлось расширить географию своих поездок. «Я никогда не был на западном побережье, — рассказывает Морган. — Я никогда не был там, где происходили события, в Оранж Каунти, штат Калифорния. Я никогда не посещал музей Никсона или библиотеку Никсона, фонд Никсона. Я не видел его вертолета, не встречался с людьми, работавшими с ним. Я не был в Сан-Клементе. Было просто восхитительно заниматься всем этим, Рон сопровождал меня».
В результате появился сценарий, в написание которого Морган ранее не верил. Он говорит: «Эти люди убедили меня в том, что в пьесе заключен фильм». Режиссер и продюсеры остались довольны проделанной работой.
«То, что предоставил нам Питер Морган сначала в виде пьесы, а потом как сценарий, — комментирует Ховард, — очень ценно. Здесь есть юмор, есть страдание, но в целом сценарий напряженный и очень глубокий».
Автор говорит: «У Рона есть способность сделать демократичной очень сложную историю и превратить ее в то, что вы бы хотели увидеть, идя в кино. Мне очень этого хотелось».
Сезон спектакля «Фрост против Никсона» на Бродвее продлился приблизительно 4 месяца и закончился 19 августа 2007 года. Через 5 дней начались съемки картины.

Джентльмены, по углам:
Кастинг для фильма

Создатели фильма не сомневались, что Фрэнк Лангелла и Майкл Шин останутся Ричардом Никсоном и Дэвидом Фростом в киноверсии «Фрост против Никсона». «Было ясно, что Майкл и Фрэнк будут исполнять свои роли, — говорит режиссер Ховард. — Невозможно представить себе двух других актеров на их месте. Почти два года они проживали жизни Фроста и Никсона на сцене».
Лангелла не хотел, чтобы его игра была подражанием Никсону, он создавал образ человека, наделавшего много ошибок. Никсона уже не было в живых. «У меня не было задачи произвести впечатление. Я всматривался в него, как всматриваюсь в каждый образ, который мне приходится играть. Что у него в душе? А что на сердце? О чем он думает? Вы же не можете играть «политика», «музыканта», «серийного убийцу». Нельзя сыграть название. Каждый из нас человек со своей душой, сердцем и разумом.
Ричард Никсон — один из самых потрясающих персонажей, которых я когда-либо играл. Я сроднился с ним и с его внутренним миром. Мне нравилось, что Никсон не был обычным парнем, как почти все политики того времени. Они были вспыльчивы, капризны, эксцентричны, комично выглядели и гораздо больше проявляли свой характер, чем сегодняшние»
.
Было что-то нереальное в том, как на сцене оживает Никсон благодаря игре Лангеллы. Говорит обладатель премии Оскар продюсер Брайан Грейзер: «От проникающего всюду ворчливого голоса до легкой усмешки, что было характерно только для Никсона — все передал Фрэнк. У другого актера роль могла легко стать дешевой пародией на Никсона. Но он объединил все знакомые нам привычки Никсона с глубокой чувствительностью в моменты незащищенности. Когда вы смотрите на Фрэнка, вы видите не актера, а очень конфликтного человека, который лишился власти».
Обычно хорошо принимаемый критикой и публикой на протяжении всего показа пьесы, Лангелла называет лучший комплимент, полученный им от противника своего персонажа. Дэвид Фрост подчеркивает: «Он не выглядел как Никсон, но вы чувствуете, что он и есть Никсон. Некоторые из его жестов не были характерны для Никсона, но они воспринимаются как жесты Никсона. У него нет точности до мелочей, но это больше, чем точность».
В работе над ролью Лангелла столкнулся с рядом трудностей: «Когда вы переносите персонаж из пьесы на сцену, включается ваш внутренний ритм, который является частью вас, это невозможно объяснить. Перед камерой все это нужно отбросить, говоря метафорой, открыть окно и вышвырнуть туда сценические приемы — сохранить все то, что работает, и добавить нового».
Как и Лангелла, Шин тоже изучал поведение своего персонажа. Когда роль перешла на экран, он даже почувствовал себя лучше в образе Фроста. «Я жил в этой роли больше года, больших отличий между воплощением на сцене и на экране не вижу, — говорит он. — Разница в аудитории: в театре ты играешь для публики в зале, а на съемках фильма делаешь это перед камерой. На сцене ты только предполагаешь, что находишься в самолете или в Белом доме, а, снимаясь в фильме, ты просто должен быть там».
Долгие дни на сцене и съемочной площадке скрашивались присутствием партнера, Лангеллы. Говорит Шин: «Это было прекрасно. Каждый день в течение 18 месяцев мы вместе рассказывали эту историю. Всегда было что-то новое, и неважно, где мы находились — в театре или перед камерой — мы были увлечены работой. Мы принадлежали ей и друг другу».
Продюсеру Эрику Феллнеру особенно нравится манера, с которой Шин передает неустойчивое положение Фроста и его настроение: «Вот, например, ведущий ток-шоу пытается повернуть на свой лад интервью века. Можно предположить, что высокомерный Фрост был растерян. Майкл передает это так легко. Временами замечаешь, как его герой теряет самообладание, иногда он чувствует свою значительность. Немногие актеры могут так показать глубину образа. С той минуты, как увидел его в театре, я был уверен, что только он будет играть Фроста на экране».
Чтобы представить команду Дэвида Фроста, которая готовила его к серии интервью с Ричардом Никсоном, Ховард и продюсеры пригласили Мэттью Макфейдена, Оливера Платта и Сэма Рокуэлла.
Макфейдену досталась роль Джона Берта, редактора London Weekend Television’s и Weekend World и генерального директора BBC. Значительная фигура британского телевидения на протяжении тридцати лет, он станет специальным консультантом премьер-министра Тони Блэра с 2001 по 2005 гг. Берт был продюсером интервью Фроста с Никсоном и организовал команду, которая подготовила ведущего программы к поединку.
«Джон Берт был в то время продюсером LWT», — говорит Макфейден. Он встречался с реальным Бертом во время ланча перед началом съемок фильма и перед окончанием, когда Берт посетил съемочную площадку в Лос-Анджелесе. «Он работал до этого с Дэвидом Фростом довольно успешно. Берт был моего возраста, 32 лет, в то время, но он уже был известным продюсером. Я думаю, он сомневался, потянет ли Фрост эти интервью».
Оливер Платт сыграл роль опытного журналиста Боба Зелника. Бывший директор офиса National Public Radio, Зелник занимался изучением внутренней и внешней политики, проводимой Никсоном, для команды Фроста. Виртуальная энциклопедия знаний Никсона, Зелник изображает бывшего президента на репетициях интервью.
«Что может быть более интригующим, когда звонит Рон Ховард, чтобы выслать сценарий Питера Моргана? — говорит Оливер Платт. — Это очень интересно. Вы знаете, что вы приглашены на съемки качественного фильма, где вас будут окружать великие люди. Такие актеры, как Фрэнк, Майкл, Кевин, Мэттью, Сэм – это потрясающе!»
Что впечатлило актера более всего, так это подготовка режиссера. «Он уже проработал столько пластов материала, чтобы помочь тебе. Он вовлекает тебя в каждый этап работы. Перед началом работы он прислал мне большую коробку с газетными вырезками, книгами, DVD, что помогло понять историческую обстановку во время нашей истории».
На роль писателя-документалиста Джеймса Рестона, автора 13 книг, Ховард пригласил Сэма Рокуэлла.
Как и Платт, Рокуэлл знал, что будет серьезная подготовка к роли ученого, который станет помощником министра внутренних дел США Стюарта Юдолла во время президенства Линдона Б. Джонсона. «Я дважды встречался с Рестоном и брал у него интервью перед началом съемок. Он все еще очень нервничает, когда речь заходит о Никсоне и том времени. Это действительно прекрасная роль».
Продюсеры и режиссер «Фрост против Никсона» посвятили много времени созданию команды, которая помогала Никсону в его подготовке к интервью. Во главе ее американский актер Кевин Бэйкон и британский актер Тоби Джонс.
Кевин Бэйкон сыграл отставного офицера (начальника штаба Никсона после того, как президент покинул кабинет), полковника Джека Бреннана. Помощник Никсона в переговорах, он подбирал термины и устанавливал основные правила интервью. Бреннан был настоящим бульдогом. «Никсон восхищался корпусом морской пехоты и, находясь в Белом доме, хотел, чтобы морская пехота поддерживала его, — говорит Бэйкон. — Когда Никсон ушел с поста и переехал в Сан-Клементе, он предложил Джеку должность начальника штаба. Так Бреннан стал его правой рукой».
Для актера этот фильм стал еще одним опытом сотрудничества с режиссером Ховардом. «Это моя вторая работа с Роном Ховардом, прошло много лет с тех пор, как мы снимали «Аполлон 13». Это был прекрасный опыт для всех нас, и я просто счастлив работать с ним снова». Бэйкон улыбается: «Он стоит в очень коротком списке режиссеров, которые дважды приглашали меня сниматься».
Ирвинг Свифти Лазар был легендарным агентом, он имел дело с крупнейшими кинозвездами, такими как Хэмфри Богарт, Лорен Бейколл, Кэри Грант и Грегори Пэк. Он также представлял несколько громких имен из области литературы — Хэмингуэя, Капоте, Набокова, Одетса, Сарояна и Теннесси Уильямса — и музыкальных кумиров от Коула Портера и Айры Гершвина до Мадонны. Тоби Джонс нашел, что роль действительно интересна.
«Когда я играл Ирвинга Лазара, я встречался со многими людьми, которые знали его. Это немного пугало, — говорит он. — О нем очень мало информации кроме одной призрачной автобиографии. Он родился в бедной русско-еврейской семье в Бруклине и буквально сражался, пробивая себе путь наверх, чтобы стать крупным литературным агентом».
Британская актриса Ребекка Холл исполняет роль Кэролайн Кашинг, девушки из высшего общества, одну из немногих, кто в состоянии приручить известного ловеласа Дэвида Фроста. Бывшая жена состоятельного человека Ховарда Кашинга, она познакомилась с Фростом незадолго до его встреч с Никсоном. Их роман продлится еще несколько лет. Бывший секретарь корреспондента Лиз Смит, Кашинг станет потом успешным голливудским редактором Кэролайн Грэхэм.
Имея бывшего бойфренда в Лос-Анджелесе и бывшего мужа в Монте-Карло, Кашинг могла сказать Фросту все, что она о нем думает. В их первую встречу Кэролайн рассказывает Фросту, что слышала, как журналисты отзываются о нем, как о «человеке простого происхождения, который смог достичь больших высот, не имея других видимых достоинств, кроме амбиций».
О своих размышлениях во время подготовки к роли Холл говорит: «Для меня было важно узнать о Кэролайн как можно больше, встретиться и поговорить с ней. Но я также понимаю, что в сценарии Питера Моргана есть вымысел, и моя задача воплотить его. Но мне не хотелось уходить далеко от реальности образа, я думала: «Пусть это не совсем правда, я должна делать это. Если нужно показать правду, я тоже должна это делать». Вы просто отбрасываете пропущенную часть истории». Важно, что она понимала, как рассказать эту историю лучшим образом.
В окружении Никсона нельзя не назвать Фрэнка Грэннона (актер Энди Милдер), близкого друга Никсона, историка, который был специальным помощником президента во время его пребывания в Белом доме и помогал ему впоследствии готовиться к интервью.
Кейт Джэннингс Грант исполняет роль Дайан Сойер, бывшего пресс-секретаря президента во время его правления. Она стала одним из исследователей для подготовки Никсона к интервью. Габриэл Джаррет играет Кена Хачигяна, главного исследователя команды. Хачигян раньше был главным спичрайтером Никсона, а потом главным спичрайтером Рональда Рейгана во времена его президентства.
Джим Мескимен выступил в роли Рэймонда Прайса, бывшего автора текстов Никсона в Белом доме и члена команды опального президента. Многострадальная Пэт Никсон сыграна актрисой Патрицией МакКормак.
Для создателей было очень важно с первого дня съемок установить атмосферу достоверности. Исторические персонажи в пьесе были снабжены ссылками, в кино они были олицетворены. Все образы сыграны либо актерами, либо, в некоторых случаях, настоящими действующими лицами.
Патрик Террелл, настоящий хозяин ресторана «Ma Maison», сыграл самого себя в сцене в ресторане. В то время это было очень популярное место, где можно других посмотреть, и себя показать. Террел знал многих знаменитостей в их расцвете, и Дэвид Фрост был гостем, о котором много говорили во время подготовки к интервью.
В сцене в ресторане участвовали два актера, играющие певца Нила Даймонда и композитора Сэмми Кана, исполняющих дуэтом сатирическую песню, посвященную предстоящему противостоянию Фроста и Никсона. Это может показаться выдумкой автора, но сценарист Питер Морган уверяет, что это имело место в жизни, и песня «Фрост и Никсон» на мелодию «Love and Marriage» действительно была написана по этому случаю в 1977 году, а не для фильма, снятого через 30 лет.
Джэн Бойер сыграл летчика вертолета, который перевозил президента Никсона после его прощальной речи. Та же роль досталась ему и в реальной жизни после отставки президента 9 августа 1974 года.
Грегори Элперт, сын другого участника событий того дня, кинематографист, сыграл в фильме роль своего отца, тоже деятеля кино, присутствовавшего при уходе Никсона из Овального кабинета. Его отец Мэнни Элперт снимал для Hearst Metrotone News и делал репортажи о Никсоне по разным случаям, хотя и не в день ухода с поста президента.
Трудности, связанные с перенесением работы со сцены на экран, умножились во время подготовки декораций прошлого. Тем не менее, кинематографистам удалось создать реальность того периода времени, которой не было на сцене. Находя места, где происходили события, Ховард и съемочная группа дали возможность пьесе Моргана пересечь континенты.
Для Ховарда сделать из пьесы фильм означает «перенести действие на улицу». Он говорит: «В воссоздании того периода нам хотелось быть достоверными настолько, насколько это возможно. Майкл Коренблит (художник-постановщик) и Дэниэл Орланди (художник по костюмам) были очень осторожны в воссоздании элементов той эпохи, стараясь избежать пародии. По существу, мы совсем немного отступали от атмосферы 70-х. Если бы мы стилистически удалились, это бы походило на сатиру».

Работа художника и оператора
Художники должны были работать и в большом, и в маленьком масштабах, чтобы создать то, что пьеса просто предполагала. На сцене интервью между Фростом и Никсоном проходят почти без декораций — два стула и пара телекамер. Крупные планы героев проецируются на большой экран. Но то, что создает достоверность в театре, не подходит для кино.
«Мы были готовы к тому, что интервью будут неизбежно сравнивать с настоящими, показанными по телевидению, поэтому мы приложили много усилий, чтобы показать все, что видела публика в 1977 году, насколько это возможно, точно, вплоть до мельчайших деталей, — говорит художник-постановщик Коренблит. — Крошечный кирпичик, крошечный кусочек обивки, форма листа комнатного растения на столе — мы придавали значение всему, что находилось в углу комнаты, где проходило интервью. В то же время я позволил себе свободу в отношении других видов дома, чтобы придать ему определенный характер».
«Некоторые зрители только родились в 1977 году, другие в том же году уже профессионально работали. Между ними еще целый ряд возрастов, — продолжает Коренблит. — Существует память о том времени, и мы старались остаться верными ей. Мы имели дело с историческим событием, поэтому должны были быть точными. С другой стороны, к 70-м годам обращаются так часто, что у нас была опасность создания штампа. Мы же хотели воссоздать атмосферу, а не получить карикатуру».
«Мы не хотели уменьшить эмоциональный настрой и драматичность происходящего, сбивая зрителей с толку лацканами пиджаков, бачками и расцветкой ткани. Вопрос стоял о том, как создать что-то характерное для того времени, но не преувеличить. Это было очень трудной задачей».
Создание костюмов тоже нелегкое дело. Одеть 100 статистов в костюмы «от кутюр» того периода было заданием для художника по костюмам Дэниэла Орланди. «Ma Maison» в 1977 году был очень популярным рестораном среди звезд
, — объясняет он. — Очень интересно попасть в ту романтическую эпоху и то место. Мы одели всех посетителей, начиная от представителей старого Голливуда до новичков. И Дэвид Фрост, конечно, прекрасно соответствовал этой обстановке в отличном смокинге под руку с Кэролайн Кашинг в платье из джерси от Холстона».
Что касается операторской работы, Сол Тотино старался придать налет документальности всему, что он снимал. Большое значение он также придавал деталям. «Вы пытаетесь создать напряженные моменты, — объясняет Тотино, — маленькие детали, помогающие подчеркнуть драматизм кадра, например, капли дождя, оставляющие след на автомобилях. Я пытался решить этот фильм с помощью длиннофокусных объективов, чтобы сделать его более душевным».

Места съемок
Места съемок должны были выгодно подчеркнуть правдоподобие происходящего. Это еще одна проблема, с которой пришлось столкнуться постановщикам пьесы. Место съемок для кинематографистов — это не просто декорации.
«Мы посетили «Casa Pacifica», Западный Белый дом, в самом начале нашего поиска, но не могли представить, что будем снимать здесь, — рассказывает Ховард. — Но это такое уникальное место, особенно внутренний двор и вход, что мы не смогли найти больше ничего подобного. Я понял, что буду жалеть, если не приложу максимум усилий для того, чтобы снимать фильм именно здесь. К счастью, после переговоров с настоящими владельцами мы получили разрешение на съемки нескольких ключевых сцен».
Съемки перешли на зарубежную территорию, когда аэропорт в Онтарио, штат Калифорния, превратился в лондонский аэропорт Хитроу. Позже город на южном побережье Калифорнии Марина Дель Рей стал Сидней Харбор.
«Рон помнил поездку в Хитроу в 1977 году, — продолжает Орланди. — Он хотел показать настоящий международный аэропорт с разными людьми. Поэтому мы снарядили людей с рюкзаками, рок-группу, мусульман, русского и японского бизнесменов. Нам доставило большое удовольствие создавать разные характеры для этих персонажей».
Так как переговоры по поводу интервью происходили в 1977 году, требовался выбор места переговоров между сторонами. Ни Западный Белый дом, ни обычная телестудия не подходили. Недалеко от места, где жил Никсон, супруги-республиканцы сдавали свой дом съемочной группе Фроста. 30 лет спустя тот настоящий дом уже не годился. К счастью, подходящее здание было найдено в «Конейо Велли» в Вестлейк Вилледже, он соответствовал времени, а интерьеры строились на съемочной площадке.
Съемки начались в «Беверли Хилтон». Этот отель выбирал Фрост, когда приезжал в Лос-Анджелес в 70-х годах. Его основная архитектура сохранилась и по сей день. Съемки заканчивались в номере 817, где когда-то останавливался Фрост. Выступление Никсона во время поездки с лекциями снималось в одном из банкетных залов.
«Я пытался придать немного роскоши старого Голливуда облику «Хилтона», мы получили разрешение на это и полную свободу, — говорит Коренблит. — У нас было много больших печатных фотографий «Беверли Хилтона» времен его открытия, конца 50-х. Поэтому все, что мы делали, — это возрождали лучшие идеи середины прошлого века».
Съемки продолжились в Лос-Анджелесе, здесь в Cinerama Dome во второй раз состоялась премьера фильма 1976 года «Туфелька и роза», исполнительным продюсером которого был Фрост. В 1977 году фильм получил две премии Оскар за музыку.
«Окружающая обстановка была совсем нетронутой, что нам и требовалось для съемок, мы просто вошли и начали работать, — говорит Коренблит. — Премьера «Туфельки и розы» стала словно возвращением в прошлое. У нас был доступ к рисункам и документальному репортажу о приезде Фроста, поэтому мы смогли полностью восстановить это событие».
Работа по поиску места съемок достигла своего апогея, когда рабочий процесс переместился в «Ла Каса Пасифика» — Западный Белый дом Никсона в Сан-Клементе, штат Калифорния. Расположенный в двух часах езды от Лос-Анджелеса, на морском курорте, отель был построен в 1927 году и продан президенту в 1969-м, когда он пришел к власти. Это был растянувшийся частный оазис, когда Никсон жил там, следующие владельцы продали площадки для гольфа и другие невостребованные участки, чтобы построить дома.
Казалось, это совершенное место для интервью Фроста, и это был наш общий выбор. Но проверка оборудования показала, что расположенная рядом вертолетная станция полиции в Кост Гарде, охранявшая Никсона, использовала электронную технику для надзора, которая стала помехой для камер и записывающих устройств, необходимых для интервью.
Земли представляли собой захватывающее зрелище, и съемочная группа «Фрост против Никсона» была единственной получившей разрешение на съемки в прекрасных садах и патио, окружающих дом.
«Для меня было страшно бродить по этим историческим местам, — говорит Рон Ховард, — зная, что Никсон, Брежнев, Киссинджер и многие другие выдающиеся люди той эпохи определяли здесь ход истории. Я действительно думаю, что это повлияло на игру наших актеров».
После двух дней в «Ла Каса Пасифика» съемочная группа «Фрост против Никсона» переехала в библиотеку Никсона в Йорба-Линда, город со сдержанной архитектурой, здесь Никсон родился, здесь прошло его раннее детство. Территория для парковки стала декорацией для взлета вертолета после прощания с Никсоном. Внутри библиотека является точной копией Восточного зала в Белом доме. Она и стала местом встречи, художники здесь мало что добавили.
Во время первой половины съемок кинематографисты путешествовали по миру, не оставляя надолго Южную Калифорнию. Улицы Лондона были воспроизведены на декорациях студии Universal, австралийское шоу Дэвида Фроста воссоздано в театре Хенсона на Ла Бреа авеню в Голливуде.
Кабинет Никсона и пентхаус «Хилтон» Фроста были построены в павильонах в Лос-Анджелесе, где и завершилась вторая половина съемок. Работа над фильмом закончилась 17 октября 2007 года, длилась она 38 дней вместо запланированных 40.

После окончания съемок сценарист фильма, для которого эта история началась много лет назад, размышляет о том, почему зрителю может быть интересен фильм. «Я очень серьезно отнесся к постановке картины. Я надеюсь, что зрители почувствуют удивление, как это происходило с ними, когда они приходили в театр, удивление, что более зрелое, более сложное развлечение тоже может принести радость. Вы можете думать и получать удовольствие».
Сэр Дэвид Фрост говорит, что ему доставляет большое удовольствие видеть происходившее на экране: «Это большая честь. И большая ответственность, потому что именно Рон осуществил постановку. Если бы Никсон получился на экране благоухающим розами, это бы смущало. Волнует тот факт, что события стали историей».

Российская премьера фильма Рона Ховарда «Фрост против Никсона» состоится 5 февраля.

обсуждение >>

№ 1
Starring (Донецк)   18.09.2009 - 22:24
Все, кто работал над созданием фильма, справились с этой задачей на отлично, прекрасный подбор актерской команды. Сцены самого интервью срежиссированы и сняты очень тонко и точно одновременно. читать далее>>
Премьера сериала. Почему не удался сериал «Литейный, 4»
Премьера сериала. Почему не удался сериал «Литейный, 4»
Можно предположить, что проект «Литейный, 4» возник с целью воссоединить прекрасный актерский состав. И не только исполнителей главных ролей, но и тех актеров, которые когда-либо принимали участие в «Ментах», «Операх» и «Убойной силе».
15 комментариев
«Про любоff». Премьера
«Про любоff». Премьера
21 сентября в кинотеатре «Октябрь» состоялась премьера фильма «Про любоff», снятого по роману Оксаны Робски.
1 комментарий
Кино-Театр.ру Фейсбук
Кино-Театр.ру Вконтакте
Кино-Театр.ру Одноклассники

МирТесен
25 февраля
Россия 1
25 февраля
Домашний
26 февраля
Домашний
27 февраля
Домашний
28 февраля
СТС
28 февраля
ТВ-3
28 февраля
Домашний
29 февраля
Домашний
29 февраля
Россия 1
29 февраля
ТВЦ
Кино-театр.ру на Яндекс.Дзен