Кино-Театр.ру
МЕНЮ
Кино-Театр.ру
Кино-Театр.ру
Кино-Театр.ру мобильное меню

Здесь наш дом (1973)

Здесь наш дом кадры из фильма
Год
1973
Страна
СССР
Фотоальбом
Отзывы
Рейтинг
  10 / 15 голосов

   
По пьесе И.Дворецкого "Человек со стороны".
На должность начальника цеха крупнейшего ленинградского завода приглашается инженер-литейщик из провинции Алексей Чешков (Владимир Заманский). Он открыто вступает в борьбу с демагогией, показухой, штурмовщиной — и в конечном итоге побеждает.

последнее обновление информации: 31.07.17

Конечно, экран, о чем нетрудно догадаться, переселил героя в подлинную среду. Это уже не задники и выгородки, решенные с той или иной степенью остроумия, а завод, огромный, дышащий, работающий. Конфликт в такой среде приобретает черты новой серьезности, становится в новую зависимость от подлинного, как бы перепроверяется.
Заводские планы фильма многозначны и точно осмыслены. Красота новых корпусов уживается с суматошной путаницей подъездных путей, тупичков, складов-времянок, и эта метафора противоречивого роста, перехода в новое через старое идет об руку с главным спором фильма.
Пластическое решение ленты (оператор В. Чумак, художник В. Волин) вообще ни разу не позволяет себе нейтральности, минут ненагруженных. Камера много и охотно движется в гулких вокзалах, новых ресторанах, в просторных и по-сегодняшнему стерильных кабинетах деловых людей. Стекло, пластик, панели, чеканка. Весь этот любовно высвеченный мир всевластного модерна вроде бы жмет большинству наших героев, морщит. Им вольготнее в затрепанной электричке, в прокуренной конторке. По пластику не так смачно грохается кулаком... Но хочешь, не хочешь, а с модерном надо уживаться и даже обживать его, по возможности не капая борщом на эбонитовый блеск.
В такую среду — подлинную, но и активно, иногда иронически, иногда патетически осмысленную — поселяет фильм своих героев. И актеры с видимым удовольствием ее принимают, по ней настраиваются. Хорош здесь В. Санаев, которому явно непривычно пока звание главы фирмы, а люб привычный титул директора завода, хозяина, «самого». Точен А. Джигарханян, насмешливо, невсерьез играющий с кнопками нового видеопульта, но уж зато — душа нараспашку — отплясывающий некую смесь гопака и чарльстона. И просто превосходно трио «стариков», славных актеров Александринки — В. Меркурьев, А. Борисов, В. Эренберг. Даже то, что их десятилетиями сдружила театральная сцена, пригодилось фильму: «старики» несут в него неподдельную приязнь друг к другу, особый домашний тон, принятый только между своими. Как сочны у них все эти нерабочие разговорчики о пульке, клубнике, которую нужно опрыскивать, лодке с моторчиком, кружке пивка в разгар планерки! И как уживется с ними Алексей Чешков, человек со стороны, чужак в «нашем доме»?

«Не уживется»,— почти настаивает фильм в своих кульминационных точках.
Не примет привычной показухи, не смирится со стилем взаимно милой необязательности, не отступится от высоты своих рациональных и строгих позиций.
Это открытый и смелый спор. И здесь В. Заманский заодно со своим героем, как и на тех выбросах гнева, когда Чешков обличает вранье («ложь неэкономична»), говорит о развращающем заигрывании с подчиненными, отстаивает свое право отвечать за все самому.
Именно эти граждански, партийно обязывающие слова-деяния — суть Чешкова, его сила, и разгадка того самого прямого воздействия, о котором говорил Л. Дьячков. Слово — поступок, поступок — убеждение.
Авторы фильма «Здесь наш дом» долго шли этой же дорогой. С таким (или близким к такому) Мешковым. С таким пониманием драмы его коллег — драмы разбуженной совести. До конца, по-моему, остался верен ей лишь А. Джигарханян — Манагаров. В иронии, в шутовстве, в грусти топит он свои проблемы, но все более чутко резонирует, откликается Чешкову. Здесь фильм, так сказать, на уровне первоисточника, здесь он воюет и будит мысли неспокойные и неуютные.
Но где-то с полдороги появляются в ленте и типичные «слова на веру», резкий замах переходит в нежный шлепок, и тогда на первый план просачивается проблема грубияна и помпадура, рубящего сплеча.
В двух-трех кадрах В. Заманский нахлобучивает на голову этакую пижонскую кепочку и разгуливает в ней по кабинетам, вроде бы даже не подозревая об элементарных правилах общения. Еще в одной сцене он вразвалку сидит перед женщиной, не порываясь предложить ей стул. Еще в двух-трех случаях не преминет тоном и жестом подчеркнуть жесткость слова, и глядишь, это уже рядом с нарочитой грубостью.
Мазки, мазки — и нарастает то, что хотелось назвать напраслиной. Черт его знает, может, и вся-то проблема Чешкова лишь проблема исконной, природной его невоспитанности? Есть и такая догадка в фильме, «изъявшем» у героя отца (доктора чеховского толка), отсекшем его интерес к Большому драматическому театру и очень сложную, на одном духовном такте, линию отношений с женой.
Зашатался цельный, обнаженно совестливый и интеллигентный герой. И пошли подталкивать его маленькие «словечки на веру»: «можно быть милым и деловым человеком», «мы не только варим сталь, мы здесь живем, радуемся, волнуемся», «как бы там ни было».
А что это значит—«как бы там ни было»? Вот так же втирать очки, гнать металл в стружку, расхищать фонды премий, работать, почесывая поясницу? И почему со всем этим может совладать «милый» человек? Или расчет как раз на то, что «милого»-то легко приручить? Нет другой логики, И фильм, резко и смело заявленный, будоражащий, устремляется по ее руслу: как-нибудь, помаленьку все образуется, и появляется на стыке серий лирико-патетическая песня. «Мы себя здесь чувствуем, как дома, с добрыми соседями в ладах». И скребет в затылке смущенный (верный шаг к «милому») Чешков: «Ну, может, я чего-то этого не понял. Растерялся».
Как прелестно «чего-то этого» после четкого и гневного «ложь — неэкономична», как быстро, однако ж, переходит наш герой от мысли к несуразному меканию! Но и это еще не все.
Рябинин (П. Вельяминов), только что избранный секретарем парткома, собирает сослуживцев Чешкова. «Мы все тут люди свои, и я вам скажу откровенно (ого, надо ждать чего-то смелого! — А. Е.) — мы осуждаем Чешкова, но мы и поддерживаем его».
Разумеется, утешительная эта откровенность может быть расценена как мудрость, государственный подход или что-то в этом роде. Но, по-моему, больше всего здесь от присловья «и нашим и вашим». На веру, на людей, которым не хочется ничего обострять: «Мы здесь живем, как бы там ни было».
Трудно согласиться с таким итогом в публицистическом, злободневном фильме. Но, может, и не надо соглашаться: надо доспорить о других итогах, предложенных другими Чешковыми?

А.Егоров

«Советский экран» № 9 1974 год

дополнительная информация >>

Если Вы располагаете дополнительной информацией, то, пожалуйста, напишите письмо по этому адресу или оставьте сообщение для администрации сайта в гостевой книге.
Будем очень признательны за помощь.

обсуждение >>

№ 34
Irina Pigulevskaya   11.08.2018 - 00:14
А вот спектакль театра на Малой Бронной от этого же 1973 года мне понравился больше. Все-таки выбор актера играет большую роль. Спектакль называется "Человек со стороны". читать далее>>
№ 33
Irina Pigulevskaya   10.08.2018 - 12:52
Может, проблема и реальная, но у главного героя абсолютно нет харизмы и к людям он относится безразлично. Ему главное - работа завода. Во время войны такое нормально, но в мирное время не худо бы думать... читать далее>>
№ 32
слон тЕлефан   26.05.2018 - 10:21
№ 31 VOLAND,так чего же ты его не переизбрал? читать далее>>
№ 31
VOLAND   26.05.2018 - 03:49
... Совершенно неверная Ваша версия - страну СССР трусливо предал и развалил первый и последний президент который ею управлял!(Учите историю!) В этом фильме очень правильно названы все пороки,... читать далее>>
№ 30
Владлен из Луганска (Луганск)   7.02.2018 - 13:51
"Толкача" из провинции играл Константин Адашевский. Исправьте, пожалуйста. читать далее>>

Здесь наш дом (1973): новости >>

Кино-Театр.ру Фейсбук
Кино-Театр.ру Вконтакте
Кино-Театр.ру Одноклассники
МирТесен
23 марта
Россия 1
24 марта
Пятница
24 марта
Россия 1
24 марта
Первый канал
25 марта
Первый канал
Кино-театр.ру на Яндекс.Дзен