Кино-Театр.ру
МЕНЮ
Кино-Театр.ру
Кино-Театр.ру
Кино-Театр.ру мобильное меню

Слава Цукерман. Часть 1: "Задача художника - ставить проблемы перед зрителем"

интервью >>

Оказавшись в Нью-Йорке, наш корреспондент встретился со Славой Цукерманом. Они поговорили об атомной угрозе, ответственности науки, русском кинематографе, судьбе фильма "Перестройка" и о многом другом. Сегодня мы начинаем публиковать цикл из трёх интервью.

Давайте начнем с вашего последнего фильма "Перестройка". У нас, к сожалению, его очень мало кто видел. Не могли бы вы рассказать в двух словах об истории названия и идеи фильма?
Прежде всего об этом фильме нельзя судить по названию. Вообще-то все, что я делаю, не соответствует стандартам - это для меня привычно. Но этот фильм необычен тем, что я работал над ним всю жизнь - до перестройки начинал, потом после... Я всю жизнь дружил с физиками, с учеными. Сам до ВГИКа окончил строительный институт по специальности инженер. Потом делал много научно-популярных фильмов, писал статьи по этой тематике. Всегда говорил, что я бы с удовольствием преподавал для кинематографистов науку, а для научных работников - искусство. Есть единые законы вселенной, и они же являются законами искусства, поэтому меня всегда интересовало устройство мира. И во всех моих фильмах есть два элемента: один - это то, что все они, в общем-то, об устройстве мира, а второй – уникальность каждого фильма, что для меня всегда было очень важно.
Вы сказали, что вас волнует устройство мира. Герой "Перестройки" тоже пытается понять, как устроен мир. Это автобиографичная картина?
Mне хотелось сделать фильм о человеке, единственный интерес которого, узнать, как устроен мир. Он изучает космос- думает, что все остальное ему не важно. А в результате потока жизни, того, что с ним происходит, он начинает понимать: то, как устроен мир - менее существенно чем то, как устроена наша жизнь. И хотелось показать такого человека, поскольку я знал таких. Меня всегда занимал моральный выбор ученых. Я делал короткометражки на эту тему. И даже во ВГИКе на актерском мастерстве играл Эйнштейна, когда он принимает решение писать письмо Рузвельту о том, что надо делать атомную бомбу.
Фактически этому проекту больше 40 лет?
Этому проекту бесчисленное количество лет, я всегда о нем думал, еще во ВГИКе, но он никогда не доходил до конкретной стадии. Я начал писать сценарий, сразу как закончил «Жидкое небо», но стало ясно, что денег на такое кино я не достану. Моя главная проблема после "Жидкого неба" была в том, что все голливудские продюсеры хотели делать со мной еще одно "Жидкое небо". Для меня было большим шоком, что в Голливуде все поставлено на то, чтобы делать одно и то же. А мне делать одно и то же не хотелось.
Но в итоге вам удалось воплотить свою мечту?
Нет, я не на 100% удовлетворен фильмом. Не все, что мне хотелось сказать - сказано. Дело в том, что люди, которые предложили мне финансировать этот фильм в США появились в 1989–м году. В тот момент в России шла перестройка, я приехал в Москву на кинофестиваль. Это было очень интересно, особенно момент открытия ММКФ: бал в Кремлевском дворце, в первый раз пригласили всех эмигрантов... да не только эмигрантов, но и всех, кто интересовался Россией. В этом зале были мои знакомые из разных городов Америки, из Израиля, из Канады, мои старые друзья, которых я сто лет не видел. Я подумал, что моего героя хорошо бы поместить в эту ситуацию, как он вернулся через 17 лет, все вспоминает - и, таким образом, может обозреть свою жизнь. И тогда я написал сценарий, но получилось так, что финансирование не сложилось. А через много лет я уже и не думал об этом сценарии, считал, что он устарел, а потом вдруг появился тот же человек и сказал: "Давай сделаем". Я перечитал сценарий и понял, что он не устарел, а наоборот - дистанция времени придает какое-то новое, дополнительное прочтение. И мы начали снимать, сценарий продумывать, проводили исследования, звонили знакомым из разных стран и просили оценить версии названий. И на удивление, все не российские знакомые сказали, что им нравится одно название - "Перестройка", потому что в нем есть символический смысл. Тут герой сам перестраивается и хочет, чтобы весь мир перестроился. Кроме того, что, наверное, странно прозвучит для русского читателя, все эти люди - и в Америке, и в Европе - воспринимали слово "Перестройка" крайне позитивно. Я послушался общего мнения и назвал картину "Перестройка", понимая, что в русском прокате его можно было бы изменить.
Можно сказать, что это связано с ментальностью? Что российский зритель желает какой-то стабильности, а западный требует революции?
Знаете, я могу рассказать сейчас смешную историю, которая реально со мной случилась. Когда я уезжал из России, там ничего не происходило – российский человек переезжая на новую квартиру считал это космическим событием. Умирали от переезда на новую квартиру. А один режиссер умер оттого, что его вместе с женой не пустили на просмотр какого-то фильма. И вот мы эмигрировали в 73 году в Израиль, а через два месяца (мы уехали в апреле) началась война в Израиле. В это время ко мне приехал из России мой друг-режиссер, который ночевал у нас, а когда он утром проснулся, началась война. Так вот он заплакал от счастья, выбежал на улицу и начал кричать: «Какое счастье, я всю жизнь прожил в России, где ничего не происходило, а здесь первый день, и уже война!». Вот такая была в России стабильность, и так это людям не нравилось. Потом неожиданно Россия стала самой динамичной страной в мире. Никто этого не ожидал. Я понимаю чувства русских зрителей по поводу слова "Перестройка" и всего прочего, и вообще я глубоко, с того момента, как эмигрировал, понял, что мир разный, фильмы воспринимаются по-разному…. Это вполне закономерно, потому что если хотеть сделать фильм, который бы устроил всех, то в результате не получится ничего. Можно, как это часто делают в Голливуде, сделать фильм, который будет нравиться во всем мире всем, кроме интеллигентных людей. Хотя я не считаю, что коммерческое кино это плохо. Я считаю, что это очень хорошо, что в России успешны такие фильмы, как "Любовь-Морковь" - это вполне нормальное, даже радостное явление. Но это не значит, что не надо делать умных фильмов.
Какая судьба у этого фильма? Я читал в прессе какие-то жуткие истории, о том, что была подпольная премьера на Московском фестивале, другие пишут, что была премьера в Бердянске, третьи говорят, что вы собираетесь фильм перемонтировать…
Мировая премьера была в Нью-Йорке, фильм был в прокате, понравился критикам, сейчас живет своей жизнью. А что касается российской премьеры, меня это не очень волновало, и я, честно говоря, не могу вспомнить на каком фестивале была премьера. Чтобы он пошел в широкий российский прокат его должен купить российский прокатчик. Этого пока не случилось. Фильм живет сейчас жизнью от меня не зависящей. В целом, я им доволен, но он сделан немного мягче и нежнее, чем мне хотелось бы. В тот момент мне казалось, что это правильно, что не нужно ничего обострять. Я и сейчас считаю, художник не должен проповедовать, давать рецепты. Задача художника - ставить проблемы перед зрителем. Хотя ставить их можно очень остро.
Надо сказать, это российская традиция - давать советы. Когда-то давно в России было перестроечное телевидение, которое всех восхищало своей искренностью. Меня лично шокировало, когда я впервые увидел перестроечное телевидение, что ведущая новостей не излагала просто факты, а объясняла, что в этих фактах хорошо, а что плохо. Она давала свое мнение, и всем это казалось прекрасным. Но надо сказать, что это вполне в русле российских традиций. Кто–то сказал, что в России поэт – больше, чем поэт, а я думаю, что поэзии достаточно быть поэзией, большим ей быть не надо. А новости должны быть объективными. А политика должна быть сама по себе.
Вы в одном интервью сказали, что любите смотреть русское ТВ, потому что у нас очень много личных психологических программ. Вы правда смотрите "Понять-простить", "Пусть говорят"?
Эти передачи мы с женой смотрим в Нью–Йорке, потому что они показывают современных российских людей. Вообще тех, кто как мы жил при советской власти и не забыл ее, поражает невероятная разница с ТВ и прессой того времени. Люди открыто говорят то, что они думают и чувствуют. В то время, когда я покидал Россию, режиссер документального кино считался гениальным, если он мог брать интервью. Это было самым тяжелым в кино, потому что ни один человек не говорил то, что он думает. В голову не могло прийти, что можно расколоть человека, чтобы он перед камерой сказал то, что он думает. Сейчас этого искусства нет. Любой человек выходит перед ТВ-камерой и начинает рассказывать про свою социальную жизнь, про свои драки с тещей. Это поразительно.
Я тоже считаю, что любой интеллигентный человек должен хоть одну передачу в день смотреть, чтобы как-то соотносить себя с народом. Ведь это вечная русская проблема - изоляция от народа. Понимать, что для обычных людей нормально - это очень важно.

Гигантская разница между Америкой и Россией, которая всегда была и всегда отмечалась в том, что в английском языке нет тех слов, которые определяют многие культурные понятия русского языка, они есть только в двух языках - немецком и русском. Такие слова, как "обыватель", "мещанин". Объяснить американцу их негативное значение невозможно. Понятий таких нет. В Америке обыватель - образец человека, нормальный человек. Все это не так просто. Я в юности читал обязательную для всех книгу "Как закалялась сталь", и меня поражало слово обыватель. Уже тогда у меня возникло странное чувство. "Обыватели закрыли окна", когда на улице шли бои. Я думал: "все жители закрыли окна". Почему они плохие, я не понимал. Из того же словаря слово "пошлость". Почему-то запрещали и называли пошлостью такие песни как "Мишка, где твоя улыбка". Почему? Сегодня 90% российской поп-музыки попадает в эту категорию. В Америке нет этого понятия. Я помню, когда начиналась перестройка, хлынули советские кинематографисты, мне было очень смешно, потому что они не понимали, что они делают. Они в Голливуде произносили монологи о том, что они за свободное творчество и подлинное искусство. Если в Голливуде режиссер в разговоре с продюсером скажет, что он хочет делать как Бергман, для него дверь студии закроются навсегда. Надо делать кино для масс, тогда оно будет приносить доходы и вообще иметь какой-то смысл. Хотя дело не в доходах. Тут часто причину путают со следствием. Конечно, студия - коммерческое предприятие, ей нужны доходы. Но идея о том, что надо делать все для масс родилась много раньше. На ней Америка стоит.
Исходя из вышесказанного, вы себя мыслите как русского режиссера или все-таки как американского?
Я не могу к себе ни одно из этих определений применить. Мне кажется, что есть действительно режиссеры и художники национальные и есть международные. Например, Рязанов - гениальный русский режиссер, его фильмы в Америке не воспринимаются. Хорошо это или плохо, я сказать не могу. Это факт. А есть наоборот режиссеры, которые вне зависимости от того, выезжают они или не выезжают, снимают то кино, которое могут смотреть везде. Нельзя же сказать про Параджанова, какой страны он режиссер? "Тени забытых предков" воспринимается как национальный украинский фильм, а режиссер – тбилисский армянин. Такие режиссёры – международные по определению. Эйзенштейн был режиссером международным - его фильмы никак нельзя привести к русской традиции, не получается. То есть, кто каким родился…. Я не приписываю себя никуда, в России я родился, и у меня много есть отсюда, но многое и от Феллини, и от Бергмана, и от американского кино - от всего есть. Думаю, что я с детства это ощущал, хотя не отдавал себе отчета. Я помню, в детстве мне снились очень яркие цветные сны, как бы сегодня сказали психоделические. И я эти сны почему-то называл "американское кино", хотя никакого американского кино я не видел. Хотя нет, видел, но не знал, что оно американское.
А кто останется в вечности, национальные режиссеры или все-таки международные? Будут ли иметь значение национальные волны, или властителями дум станут те, кто сможет заявить "Да, я человек мира"? Или это всё непринципиально?
Я думаю, что это непринципиально, я не понимаю, что такое вечность и для кого вечность. Я, например, каждые несколько лет перечитываю всепьесы Островского , и у меня они вызывают, чем дальше, тем больше восторга. Великий русский драматург, которого не ставят ни в Америке, ни в Европе, а, говорят, в Японии его ставят хорошо. Япония действительно странным образом очень близкая России страна по ментальности. Островский не умер оттого, что его не понимают за пределами России. А вот Чехов - самый популярный драматург в мире после Шекспира. Но когда определяли лицо России на телевидении, никто имя Чехова даже не назвал.
Там выбрали Александра Невского, как самого отдаленного...
Да, про которого вообще никто ничего не знает. Он фантастическая фигура, все это странно.
У меня вопрос о финансировании. Где вообще проще найти деньги на ваши фильмы - в России или в Америке?
Не знаю, не знаю. Что значит "на мои фильмы?" До того момента, как я начал ездить в Россию, у меня не было вообще никаких идей для российских проектов, потому что я ощущал полное отсутствие понимания зрителя, а делать кино не для зрителя я не могу. Хотя многие мое кино отнесут к арт-хаусу... есть такое в России популярное слово. Тем не менее, я считаю, что кино делается для зрителя, как и всякое искусство вообще. Но если Ван Гог мог работать без зрителя, из его писем можно понять, что это было сознательно. В кино так нельзя. Невозможно представить режиссёра, который не хочет делать кино для публики. Ему никто и денег не даст на кино, которое не будет смотреть публика. Хотя в кино всякое бывает - может и коммерческий фильм провалиться в прокате, а потом стать классикой, набирая публику, как "Касабланка", например.
Чуть ранее мы затронули вопрос ответственности науки. Как мне кажется, самая главная книга об этом - "Колыбель для кошки" Воннегута. Там есть такое вещество как Лед-9. Что бы вы сами сделали, окажись оно в ваших руках? Такая абсолютная сила, способная уничтожить все вокруг.
Я стараюсь вспомнить подробнее, хотя очень люблю эту книгу, читал несколько раз, но, тем не менее, сейчас боюсь, что скажу что-то не точно соответствующее. Слава Богу, на сегодня этого "льда-9" в мире хватает. Честно говоря, я уже где-то в начале 70-х начал задумывать фильм про неизбежность конца света, а прошло с тех пор уже много лет, и ничего из этого не случилось. Иногда просто удивляешься, какое же чудо, что мир еще существует. Но уже много лет (по крайней мере, лет 40) очень легко украсть атомную бомбу. Казалось бы, террористы крадут ракеты, боеголовки. Почему-то террористы до сих пор ее не украли, хотя это так просто. Что-то такое существует, что каждое определенное количество лет все ждут конца света, и есть много для того причин, чтобы он действительно наступил. Но он не наступает.
Как вы считаете, что должен делать режиссер в тот момент, когда наступить конец света? Как он должен будет себя вести?
Это смешной вопрос. Во ВГИКе на актерском мастерстве в первый день занятий нам всем предложили сыграть этюд "Кричат: "Пожар!", весть ВГИК в огне, что вы будете делать? Все начали делать разные вещи. А я (ситуация там была, что некогда было думать, нужно немедленно действовать) начал фотографировать. Хотя, если бы это действительно был конец света, очень трудно представить, кому будут нужны эти фотографии.
На тему музыки: что вы слушаете сейчас? Есть у вас плеер, коллекция дисков?
Систематически я не слушаю ничего. Хотя коллекция у меня есть – огромная. И это очень плохо. Раньше я больше времени просвещал музыке. А слушать я могу что угодно. Я думаю, что одно из величайших событий последних лет - это появление Youtube. Когда попадается свободный час, или кто-то что-то присылает, можно перескочить куда угодно: с панк-рока на Шульженко. Каким это образом происходит, я не знаю. Таким образом, я много слушаю музыки, в том числе и классическую. Так хорошо, никаких пластинок не надо, любое произведение может сразу заиграть.
Продолжение следует...
Слава Цукерман. Часть 2: "Вынуть манипуляцию и шок из искусства - это уничтожить искусство"
Слава Цукерман. Часть 3: "Режиссёр должен помнить свою сверхзадачу"

Жан Просянов
фильмы

обсуждение >>

№ 2
Valkoz (Mосква)   15.10.2011 - 11:01
Natigr! Привет! Я тоже бывший ученик 10-го А класса школы №10. Фильм "Жидкое небо" нашел в инете. Скачал, видимо, пиратскую копию - качество не блещет, но представление получить можно. читать далее>>
№ 1
natigr (Москва)   17.01.2011 - 15:21
Слава Цукерман - мой одноклассник (школа №10 г.Москвы) Я запомнила его неуклюжим подростком. Если раздавался грохот в классе, значит Слава вставал из-за парты и на пол летели все книги и тетради. Пока... читать далее>>
Кино-Театр.ру Фейсбук
Кино-Театр.ру Вконтакте
Кино-Театр.ру Одноклассники
МирТесен

Афиша кино >>

социальная драма
Германия, Казахстан, Китай, Польша, Россия, 2018
психологический триллер
Россия, 2018
боевик, мелодрама, научная фантастика, приключения
Аргентина, Канада, США, 2018
Россия, 2019
боевик, приключения
Индия, 2018
драма, социальная драма
Ливан, Франция, 2018
комедия, мелодрама
Аргентина, 2018
триллер
Россия, 2018
все фильмы в прокате >>
Кино-театр.ру на Яндекс.Дзен