Кино-Театр.ру
МЕНЮ
Кино-Театр.ру
Кино-Театр.ру
Кино-Театр.ру мобильное меню

Рустам Мосафир: «Искусство и насилие неразрывно связаны»

интервью >>

18 января в прокат выходит экшн-драма «Скиф», действие которой развивается на фоне исторической фактуры. Лента могла бы проходить по жанру как фэнтези, но авторам не очень нравится это определение. Почему – об этом мы решили поговорить с режиссером «Скифа» Рустамом Мосафиром, который рассказал нам, как возник замысел, какой изначально задумывалась картина, где проходили съемки, на каком языке говорят в ней скифы и почему созданный им мир такой жестокий.


Рустам Мосафир: «Искусство и насилие неразрывно связаны»

Расскажите, как родился проект «Скиф», кто стал его инициатором.

Автор идеи — я, но «Скифа» изначально не было, была задумка сделать фильм про Коловрата. С прекрасным сценаристом Вадимом Головановым мы разрабатывали дилогию о Коловрате. Но так совпало, что за этого персонажа одновременно взялась большая компания, которую поддержал Фонд кино. Наш сценарий о Коловрате был в двух частях — можно сказать, что первую мы сейчас сняли. Мы с этой историей ходили три года, и в какой-то момент я познакомился на фестивале в Выборге с Сергеем Михайловичем Сельяновым. Я хотел ему другую историю предложить, но она ему не зашла: это был такой радикальный арт-проект. Зато он спросил: «А что с Коловратом?» У меня как раз с собой были и сценарий, и презентация, я их Сельянову отдал. Сценарий ему понравился, мы начали общаться. Мне хотелось сделать что-то с условно исторической фактурой — я никоим образом не позиционирую проект как какое-то исследование исторических пластов. Одновременно я стал много читать про скифов, и они мне понравились — и с точки зрения фактуры, и с точки зрения энергетики. В них есть какая-то тайна, загадка, плюс нужный для такого рода кино уровень жестокости. В общем, поняв, что Коловрата снять не суждено - взяли за основу сюжетную канву сценария - она была хорошая, очень крепкая — переосмыслили, добавили туда новых героев, расширили мир, и получилась совсем другая история.

Как вы сам определяете жанр картины? Например, слово «фэнтези» вас отпугивает?

С одной стороны, отпугивает, потому что оно имеет другой ассоциативный ряд. Говоришь «фэнтези» - значит, ждешь, что в картине будут какие-то магические элементы: драконы или грудь Дейенерис Таргариен. «Скиф» же достаточно реалистично сделан, даже ультрареалистично относительно других картин такого плана. Но я понимаю, что с точки зрения маркетинга дать определение «фэнтези» было бы логично, по-другому и не скажешь... В Японии вот есть очень четкое определение для таких фильмов. У них есть самурайское кино, оно подразделяется на дзидайгэки — это костюмированная драма из жизни самураев, и тямбара-эйга, самурайский боевик. Это аналог вестерна. По сути, мой фильм — тоже аналог вестерна и ближе к самурайскому кино. А привязка к слову «фэнтези» - она реально обязывает. В нашем представлении фэнтези — это «Властелин колец». У нас же — древнерусский истерн. Или приключенческий псевдоисторический боевик.

Вы сейчас сказали «псевдоисторический», то есть вы собственный проект так видите?

«Псевдоисторический» - это чтобы отмести сразу все кривотолки, все разговоры о том, было так на самом деле или не было. Главная задача, стоявшая передо мной как перед режиссером художественной картины, - воссоздать на экране образ, который я вижу, создать атмосферу и эмоцию. Я могу так сказать: это не фэнтези, это фантазии на тему истории.

Рустам Мосафир: «Искусство и насилие неразрывно связаны»

Какой век показан в фильме?

Это не важно. (Смеется.) Может быть - даже будущее. Эта же история могла произойти во времена «Безумного Макса», например. Важно, что это история о фундаментальных человеческих ценностях, рассказанная ярко и выразительно.

Я так легко не отстану. На каком языке у вас скифы разговаривают?

На скифском! В контексте нашего мира, конечно же. Есть скифский словарь, мы взяли слова из него, комбинировали их с иранским наречием. К нам приходил ученый очень эксцентричный, он был похож на профессора из «Назад в будущее», такой взъерошенный. Мы его спросили: «Вы нам напишете фразы на скифском?» Он задумался, а потом ответил: «На скифском? Я не имею права! Я напишу, а наши потомки решат, что так и было!» В общем, отказался, мы сами создавали новый миф. У артистов, кстати, иногда были проблемы с воспроизведением придуманных фраз. Благо, были бороды, они позволяли говорить на русском, скрывая мимику, а потом мы на переозвучании очень кропотливо подбирали слова.

Я правильно понимаю, что в вашей киновселенной главный герой, Лютобор, христианин, а чуть ли не все остальные — язычники?

Все остальные язычники, да, ну, князь — у него какая-то своя вера, он сам себе бог. Мы, кстати, не проговариваем в открытую про христианство. Один из персонажей говорит про распятого бога, но мы не говорим слово «христианин». В фильме показан период смены веры, зарождения новой религии. У меня не было намерения специально углубляться в религиозную тематику, я другого рода режиссер. Но поиски веры и ее проявлений — интересный аспект картины. Лютобор для нас — просто человек новой формации.

Где снимался фильм? Там есть впечатляющие пейзажные съемки.

Все снималось в Крыму, в традициях советских кинематографистов. Искали и другие места, хотели даже в Узбекистан рвануть, там есть руины прекрасные. Но в Крыму проще организационно снимать — и к тому же мы там все нашли, что требовалось. Славянский мир — это под Керчью, Генеральские пляжи. Прекрасное место, оно может быть и Грецией, и Норвегией, и даже натурой для фильма про Конана Варвара. Там поблизости проходили раскопки, и что-то, оставленное археологами, мы даже использовали: черепа, какие-то глиняные осколки... Скифов снимали в Евпатории, часть с Берендеем — под Ялтой.

Хромакей использовали — или удалось без него обойтись?

Хромакей — только в одном кадре, просто уже не было времени, чтобы массовку совместить с передним планом. Есть, конечно, графика, затирали риги каскадерские, дорисовывали кровь кое-где и стрелы в паре мест. Но вообще это картина, снятая полностью живьем. В наших съемках «Скифа» присутствовал дух Вернера Херцога, который ездил в экспедицию и снимал «Агирре, гнев божий» и «Фицкарральдо» в сложнейших условиях полностью на натуре.

Рустам Мосафир: «Искусство и насилие неразрывно связаны»

Ручная камера — тоже для того, чтобы картину сделать более живой?

Когда мы еще Коловратом занимались, с оператором-постановщиком Дмитрием Карначиком изначально решили такой стилистики придерживаться, она мне нравится. У нас, как мне кажется, в историческом или околоисторическом кино до сих пор такого не было — снимали очень статично, академично. Мне хотелось сделать все более реалистично, живо. У нас очень много длинных сцен, однокадровых, в духе Урусевского. Большая часть боевых сцен сняты одним кадром, камера крутится на все 360 градусов. Потом там и сама натура диктовала. Кстати, почти все сцены со скифами, скифским миром, у нас статичные и снятые на старую оптику. И цветокоррекция в этих сценах немного другая, все сделано под старину, речь ведь идет о вымирающем племени.

Расскажите немного о костюмах, которые вы на съемках использовали, они выглядят невероятно детализированными.

С нами работала великолепная художница по костюмам, Надежда Васильева, работавшая почти на всех картинах Балабанова, начиная с «Замка» и «Брата». Она очень точно чувствует, с ней прекрасно работалось. Когда мы начинали делать эскизы, мы говорили с Надей о том, что это путешествие героя из привычного мира в другой, новый для него мир. И когда она показала первые эскизы костюмов, буквально шесть-семь набросков - в них было то самое путешествие, драматургия, характеры, был образ мира. Да, мы действительно подошли к созданию костюмов очень тщательно, все-таки мир такого кино зависит и от материальной составляющей, от фактуры, которая окружает персонажей. Сами костюмы еще и аутентичные — то есть имеют такую же фактуру, которая могла быть в древности. Например, я сам играл в фильме степного воина, у меня тоже были доспехи — кожаные с металлическими пластинами внутри. Они гремели как консервная банка и были тяжелые — килограммов 15-20 я на себе носил, с учетом костюма, двух мечей и шлема. Я не понимал, как эти воины в древности выживали, шутил, что они могли погибнуть еще во время одевания.

Почему фильм получился таким кровожадным? Есть пара сцен, вполне способных ошарашить неподготовленного зрителя, мне кажется.

Кровожадность и насилие присутствуют и в Библии. В Ветхом Завете жестокость вообще зашкаливает. А Гомер? Шекспир полон насилия. В искусстве всегда будет насилие. Это вопросы бытия, скажем так. Вопросы жестокости, насилия и существования как такового очень тесно связаны.

У «Скифа» открытый финал, к тому же, вы в начале разговора сказали, что о Коловрате были запланированы два фильма. Стоит ждать сиквела?

Это во многом вопрос сборов. Не то чтобы «Скиф» должен окупиться — это, мне кажется, в какой-то степени нишевое кино, очень нехарактерное для нашей индустрии. Уровень жестокости другой, персонажи немного необычные — с размытыми моральными границами, нет однозначно хороших. Но в прокате фильм все же должен как-то себя показать, чтобы потом мы могли обратиться в Фонд кино. Если будет резонанс — надеюсь, мы снимем сиквел, есть идеи, как это сделать. История и персонажи мне нравятся, я бы с удовольствием продолжил. Но уже масштабней, знаете, как был первый «Терминатор», снятый с бюджетом Б-муви, а затем «Терминатор 2» с уже другим размахом, как в плане визуального, кинематографического, так и смыслового наполнения.

«Скиф» в прокате с 18 января.

Рустам Мосафир: «Искусство и насилие неразрывно связаны»

Сергей Оболонков
Подписаться на рассылку новостей

обсуждение >>

№ 5
cam3000 (Санкт-Петербург)   24.02.2018 - 16:38
Великолепные дворцы жестоких правителей строили рабы и простые люди, они умирали и погибали от голода. Поэтому в каком то смысле искусство связано с насилием. Здесь же режиссер, наверно душит своих актеров,... читать далее>>
№ 4
Rosomaha (Москва)   18.02.2018 - 17:20
... Искусство тем и отличается от жизни, что оно показывает каким человек может и должен быть, ради этого оно и существовало всегда. Это миссия добра и света, дело благородного Джонни Фёрста из фильма... читать далее>>
№ 3
Diana Lunit (Санкт-Петербург)   2.02.2018 - 01:38
... Я бы единственное, что запрещала на экране, это насилие. Я за искусство о любви. читать далее>>
№ 2
рыжий кот рыжий кот   10.01.2018 - 08:21
Мда... Странное понимание искусства у наших деятелей искусства... Может, потому и нет ничего интересного в нашем мире искусства, что наши деятели искусства вообще не понимают элементарных азов? читать далее>>
№ 1
Падпараджа (Москва)   9.01.2018 - 21:33
Возможно у режиссёра русский язык не родной, но не "искусство и насилие" связаны, а в отдельных произведениях искусства, к которым Библия не относится, описано или изображено насилие. Это происходит... читать далее>>
Кино-Театр.ру Фейсбук
Кино-Театр.ру Вконтакте
Кино-Театр.ру Одноклассники

Афиша кино >>

детектив, триллер, фильм ужасов
Аргентина, Испания, Уругвай, 2018
криминальный фильм, триллер
США, 2018
трагикомедия
Франция, 2017
боевик, драма, приключения, триллер
США, 2018
детский фильм, приключения, семейное кино, фэнтези, экранизация
Германия, 2018
комедия
США, 2018
детский фильм, комедия, приключения, семейное кино, фэнтези
Великобритания, Мексика, США, 2018
фильм ужасов, фильм-катастрофа
Франция, 2018
все фильмы в прокате >>
«Игрушки для взрослых»
Ролики фильмов

«Игрушки для взрослых»

Лос-Анджелес — город денег, знаменитостей и взрослых развлечений, здесь куклы живут бок о бок с людьми. Внезапно по мегаполису прокатывается волна преступлений, связанных со звездами популярного телешоу.