Кино-Театр.ру
МЕНЮ
Кино-Театр.ру
Кино-Театр.ру
Кино-Театр.ру мобильное меню

Егор Баранов: «Чем больше ограничений, тем интересней»

интервью >>

В прокат выходит «Гоголь. Вий» — новая часть мистического киносериала компании «Среда» и телеканала ТВ-3, в котором судебный писарь Николай Васильевич Гоголь расследует очень странные дела в Украине. Перед премьерой Кино-Театр.ру поговорил с режиссёром фильма Егором Барановым о советской экранизации «Вия», о том, как создавался мир «Гоголя», новой форме дистрибуции отечественных сериалов и о том, какие серии «Гоголя» не покажут в прокатной версии.

Егор Баранов: «Чем больше ограничений, тем интересней»

«Гоголь. Вий», как и «Начало», разделён на две серии-главы: «Заколдованное место» и, собственно, «Вия». По сюжету градус чертовщины в селе Диканька продолжает расти, таинственный всадник всё так же убивает украинских дивчин, а маленький отряд по борьбе с нечистью, сформированный Николаем Васильевичем (Александр Петров), обуревают внутренние противоречия. Сам Гоголь ходит совсем бледный — и оказывается втянут в любовный треугольник с участием несчастной Лизы Данишевской (Таисия Вилкова) и утопленницы Оксаны (Юлия Франц). Тут и там мелькают пасхалки: например, всплывает история о том, как кузнец Вакула (Сергей Бадюк) в молодости повстречал чёрта — даже страшно представить, что с ним сделал Бадюк — обладатель 8 дана карате Будокай. Помимо этого появляется новая ведьма Ульяна (Ксения Разина), а с ней — экзорцист и настоящий ассасин Хома Брут (Алексей Вертков), который рекрутирует Гоголя в помощники. Назревает противостояние с демонами в духе «Изгоняющего дьявола».

Если «Вий» неоднократно переносился на экран (помимо легендарной советской постановки, трэшевой «Ведьмы» и недавнего фильма Олега Степченко, существуют, скажем, впечатляющая «Маска Сатаны» Марио Бавы и югославский эротический психо-триллер «Святое место»), то для повести «Заколдованное место» (славной тем, что в этом произведении Николай Васильевич продемонстрировал талант тонкого стилизатора: история рассказана как будто бы от лица дьячка одной церкви) это первая экранизация. Впрочем, она получилась достаточно вольной. В фильм из повести перекочевал разве что только сюжет про поиски клада и проделки чертей в проклятых местах. Расследование похищения девушки и тайну кровоцвета сценаристы (среди которых — дуэт Меркуловой и Чупова) сочинили по мотивам другой гоголевской повести - «Вечер накануне Ивана Купалы».

Егор Баранов: «Чем больше ограничений, тем интересней»

От «Вия» сценаристы, впрочем, тоже оставили только основной мотив. Однако новому прочтению старого произведения добавляет очков то, что явление Вия в картине обставлено так, что оно по-настоящему холодит кровь. Сцена с хрестоматийной фразой «Поднимете мне веки!» — будоражащий хоррор-атракцион, которым Егор Баранов нагоняет немало жути. Поэтому сразу возникает вопрос:

Егор, скажите, перед работой над своим «Вием» вы пересматривали фильм 1967 года, снятый под художественным присмотром Александра Птушко? Как считаете, способно ли это кино сейчас кого-нибудь напугать?

Знаете, я этот фильм впервые смотрел лет в 15. Спустя много времени после того, как он вышел. Естественно, я к тому времени уже видел много современного кино, но меня этот фильм все равно напугал, взбудоражил, захватил. Я и сейчас к нему с большим уважением отношусь. Он очень крепко засел мне в голову. Но специально ни его, ни новую экранизацию Олега Степченко я не пересматривал. Это были бы какие-то лишние образы, которые мне только мешали в работе. Я бы все время думал, как сделать так, чтобы мой фильм не был похож на другие. Мне хотелось думать, что тех картин не было, что мы берем и с нуля создаём своего «Вия».

Тогда расскажите, как создавалась визуальная часть фильма? Как вы с художником-постановщиком придумали мир «Гоголя»?

Если говорить про наряды героев, то за них отвечала наш художник по костюмам Виктория Игумнова — но изначальный импульс шел от меня. Мы с оператором Сергеем Трофимовым, например, долго ставили ей задачу по цветовому решению. Был период, когда она, как сапер, думала, какой цвет выбрать: красный или синий. Приносит цвет, а мы говорим, что он не подходит. Она тогда замечает: это такой же красный? Мы: нет, он на полтона краснее и т.д. Таким вот интуитивным путём, в совместной работе и обоюдоостром диалоге костюмы обрели свой стиль.

Схожим образом мы оформляли помещения. Изначально мы придумали концепт: цветными красками создать чёрно-белый мир. Пространство должно было иметь чёрно-белую, острую, контрастную, скажем так, графичную эстетику, для которой мы очень точно и конкретно подбирали цвета в элементах костюмов и предметного мира. Исходя из этой концепции, мы также искали интерьеры: белые, серые, чёрные. Крайне редко (или практически никогда) не использовали цветные интерьеры, чтобы они не перетягивали на себя зрительское внимание. Когда, например, мы конструировали деревню, то просто залили стены домов чёрной краской, чтобы дерево было не коричневым, как обычно, а серо-чёрным.

Егор Баранов: «Чем больше ограничений, тем интересней»

То есть, чем продуманнее у тебя мир, тем тяжелее выдержать его в единой стилистике. Но чем большее ограничений, тем интересней. Неинтересно зайти в петербуржский дворец и снять всё, что там есть. Интереснее сконструировать своё собственное пространство.

Когда вышел первый фильм, «Гоголь: Начало», нас обвиняли в том, что мы схалтурили. Что костюмы в нашем фильме не соответствуют эпохе. Однако, на мой взгляд, халтура это как раз, когда ты тупо берёшь костюмы определенного исторического периода — и не пытаешься их творчески переосмыслить. Уверяю, намного сложнее создать смесь эпох, стилей, покроев — это просто гораздо дороже выходит.

Кстати, про затраты. Можно ли сказать, что довольно революционная для нашего проката форма дистрибуции сериала, когда сначала показ идёт в кино, а после по телевизору, оправдывает себя?

Оправдала она себя или нет, мы узнаем только после проката второй части, если речь идёт о коммерческом успехе. Однако со своей стороны я хочу сказать, что это был интересный опыт — и если он придётся по душе зрителю, то это откроет новый формат для кинопроизводства.

Плюсы такого формата в том, что он позволяет рассказывать длинные истории более качественно, чем сейчас принято на телевидении. Качество сериалов на отечественном ТВ растёт, но всё равно есть определённые бюджетные лимиты для телевизионных проектов. Наш же формат сериального повествования, когда мы сначала выпускаем фильм в прокат, позволяет тратить на него больше денег. То есть, если сейчас сравнить бюджет «Игры престолов» и какого-нибудь отечественного сериала, то разница будет раз в десять — не в пользу отечественного сериала, конечно. Если же мы говорим о формате киносериала, идущего в прокате, то тут мы можем практически уровнять шансы с бюджетом той же «Игры престолов».

Это с одной стороны позволяет нам делать более зрелищные и интересные истории, с другой — создавать гораздо более смелые проекты, на которые сейчас никто не отваживается, потому что в кино, гораздо больше финансовых рисков, чем на телевидение. Ведь создавая сериал для ТВ, продюсер изначально знает, сколько на него потратит и сколько за него получит. Единственный риск — зрителю не понравится, и сериал не продлят на следующий сезон. В кино не так — здесь риски достаточно велики. Поэтому, собственно, большая часть современного русского кино — либо малобюджетные комедии, либо крупные проекты, поддерживаемые Минкультом и Фондом кино, которые минимизируют риски.

Егор Баранов: «Чем больше ограничений, тем интересней»

А наш киносериальный формат позволяет более смелым и либеральным историям быть доставленными до зрителя. И это не только «Гоголь», не только фэнтези, это может быть и космическая фантастика, и серьёзная драматическая история, что угодно! Если такая форма понравится публике, нас может ожидать волна разного независимого кино.

Другой вопрос, имеет ли смысл делать идентичный контент и для кинотеатров, и для телевизора? У вас, например, телеверсия будет чем-то отличаться от кинопрокатной?

Изначально они не должны были отличаться. Должно было быть четыре фильма. Однако, оценив ситуацию, мы поняли, что есть две серии, которые никак не влияют на сквозной сюжет, а являются отдельными историями, грубо говоря, филлерами — как, например, гениальный «бутылочный эпизод» «Муха» в сериале «Во все тяжкие», когда Уолтер Уайт всю серию ловил муху. Представьте, пришли бы зрители в кино, а там Гоголь полфильма ловит муху…

Это было бы, по меньшей мере, экспериментально!

Да, но вряд ли бы публика это оценила. В общем, две серии (то есть отдельный фильм) мы решили оставить в виде «вишенки на торте» для телевизионной версии. При этом без ущерба для основного сюжета. У меня просто был похожий опыт с сериалом «Саранча», из которого был смонтирован фильм — и очень много драматургических линий было убрано, перепридумано, ради того, чтобы история держалась два часа. В данном случае это абсолютно не так. Здесь как раз все линии мы максимально сохранили. И какого-то ощущения незаконченности не должно быть.

«Гоголь. Вий» в прокате с 5 апреля.


Евгений Ткачёв
фото пресс-служба ТВ-3
Подписаться на рассылку новостей

обсуждение >>

№ 1
Совет-Да-Привет   8.04.2018 - 14:47
Давайте и дальше выпускайте дешевые сериалы в прокат. Такое практиковали в США в 70-х годах прошлого века. Удачи! читать далее>>
Кино-Театр.ру Фейсбук
Кино-Театр.ру Вконтакте
Кино-Театр.ру Одноклассники

Афиша кино >>

мелодрама, научная фантастика
США, 2018
комедия, мелодрама
Россия, 2018
биография, драма, триллер
США, 2018
боевик, комедия, фильм ужасов
США, 2018
научная фантастика, триллер, фильм ужасов
США, 2017
драма, комедия
Германия, 2017
все фильмы в прокате >>