Кино-Театр.ру
МЕНЮ
Кино-Театр.ру
Кино-Театр.ру
Кино-Театр.ру мобильное меню

Мальгожата Шумовска: «Я очень люблю фильмы Андрея Звягинцева»

интервью >>

В прокат вышло «Лицо» Малгожаты Шумовски - сатира на широкое влияние церкви в польской деревне (вместе с тем - реакция на консервативный поворот в политике страны). Картина удостоилась Гран-при на Берлинском кинофестивале, в Польше же её приняли спорно. Мы поговорили с постановщицей «Лица» о хип-хопе, роли церкви в современном обществе, новом польском кино, Андрее Звягинцеве и Берлине.

Мальгожата Шумовска: «Я очень люблю фильмы Андрея Звягинцева»
фото: Малгожата Шумовска

Насколько я знаю, ваш фильм основан на реальной истории.

Не совсем. История, показанная в фильме, - это вымысел, ничего подобного не происходило. В реальности была только хирургическая операция (по пересадке лица, случившаяся в 2013 году, - прим.ред.), а сама история мужчины - выдуманная. Боюсь, это сильное недопонимание, произошедшее, например, в Польше. Там люди тоже думают, что это основано на реальных событиях, но это не так. Взяты только факт происшествия и операции - ничего больше.

Гигантская статуя Иисуса - это тоже вымысел?

И статуя, и история этого парня. В реальности всё было иначе.

В первой сцене, когда камера показывает лица людей, стоящих в очереди к универсаму, наводит на мысли о похожей короткометражке Белы Тарра из альманаха «Образы Европы» (Шумовска также сняла там одну новеллу - прим.ред.). Фестивальное кино вообще любит лица. Но Бела Тарр - это медленное медитативное кино. А почему лица так важны для вас?

Возможно, дело в том, что лицо - это зеркало души. Вдобавок сегодня, когда лица так сильно и часто изменяются при помощи пластических операций, мне кажется, что увидеть реальные лица - важнее и уникальнее. Лица разных возрастов, не слишком красивые, не слишком неприятные - естественные. Для меня это в каком-то смысле уникально. Как кинематографист я с огромной симпатией отношусь лицам, так как они демонстрируют и позволяют осмыслить все те эмоции, которые человек переживает внутри.

Перед съемками вы обращаете внимание на лицо артиста? Насколько важную роль вообще оно играет на стадии кастинга для вас?

Очень важную. На примере Голливуда вы можете увидеть, насколько это важно: у них лучшие актеры в мире, на мой вкус. Посмотрите, как они выглядят. Лица очень известных артистов всегда интересны - что-то среднее между красотой и уродством, то есть в них есть что-то, готовое к мимическим переменам. Они могут быть молодыми, старыми - множество вариаций. Мне кажется, что для актеров и актрис лицо - это очень важно. Для меня при этом не важно, чтобы лицо было красиво в общепринятом смысле: красота - это не то, чего я вожделею.

Мальгожата Шумовска: «Я очень люблю фильмы Андрея Звягинцева»
фото: Лицо (2018)

Говоря, о естественности: вы же начинали с документального кино, а потом занялись игровым. Сейчас же идет всплеск интереса к документальному кино. Не думали снова снять что-то неигровое?

Я начала делать документальные фильмы, когда была очень молода. Затем переключилась на игровое, которое позволяет режиссеру быть более креативным. С нуля создавать целый мир. Что для меня более волнительно. Однако могу сказать, что сейчас я работаю над документально-игровым фильмом, уже монтирую. Как бы возвращаюсь к корням и делаю отчасти документальный проект. Правда, это экспериментальный микс.

Документальное кино, конечно, многому меня научило. Мой метод работы с актерами сформирован опытом документального кино. Мне кажется, это хорошее сочетание: ты делаешь документальное кино, потом игровое, но двери открыты - и вот я делаю неигровое снова.

Еще дело в том, что игровое кино более популярно. Сейчас есть и известные документальные фильмы, но игровое кино позволяет тебе общаться с большей аудиторией. Вот, например, «Лицо» выйдет в российском прокате, что уникально для [современного] польского кино.

То есть создавать миры для вас важнее, чем просто наблюдать за миром вокруг?

Не могу сказать, что важнее. Важно и то, и другое, эдакий микс - использовать элементы реальности и вымысла… Ничто из этого не более важно, это слишком просто. Мне нравится оба подхода.

А этот документально-игровой проект - это случайно не проект о среднем классе, который вы планировали делать после «Лица»?

Нет-нет, он на очереди, и это будет исключительно игровое кино, только вымысел.

Еще я хотел бы поговорить с вами о музыке. Главный герой «Лица» - поклонник металла, но слушает при этом Metallica, которая поклонниками жанра считается достаточно попсовой группой, не тру-металлом. Вы думали об этом? И почему вы выбрали именно Metallica?

Именно поэтому и выбрала. Мы хотели показать типичного паренька из очень маленькой деревни, который любит металл, но знает только Metallica, ну, может, кого-то еще. Он не слишком искушен в этом вопросе, он не знает группу Sepultura и так далее. Но он знает Metallica, потому что это просто. Но для деревни даже эта музыка - слишком безумна, даже Metallica им кажется возмутительной, сатанинской музыкой. Также мы хотели, чтобы в фильме играла какая-то известная узнаваемая группа с мировой славой. Это, безусловно, клише, не слишком изящный ход. Да и я, честно сказать, не поклонница Metallica, но это своего рода символ.

Тут Metallica, а в фильме «Во имя…» играет песня Funeral группы Band of horses. А какая музыка вам нравится?

Мне нравится хип-хоп. Кендрик Ламар, Дрейк, а также амбициозные польские исполнители - например, Taco Hemingway (он потрясающий). Мне нравится электро - такая группа, как Alt-j, которая сейчас очень популярна. Или очень известная группа Blaze. Еще Джеймс Блейк. Ну и всякие олдскульные группы вроде Radiohead (они до сих пор хороши). Польский хип-хоп потрясающий, послушайте Taco Hemingway, очень рекомендую.



Еще хотелось бы узнать, что за песня играет в «Лице» во время свадьбы.

Это L'amour toujours Джиджи Д’Агостино, очень популярная итальянская диско-песня. Нам пришлось потратить немало денег, чтобы получить право использовать её в фильме. Это безумие! Песня очень простая. У нас её исполняет фолк-оркестр.

Её было сложнее заполучить, чем песни Metallica?

Немного сложнее, так как они не слишком настроены продавать права на музыку для использования в фильмах. К счастью, они сотрудничают с агентством в США, с которым у меня были контакты. Через американского агента добиться желаемого оказалось проще.

Вы уже говорили, что для «Лица» принципиально, что герой живет в деревне. Насколько я знаю, вы родились в Кракове - и это же очень красивый город. Почему вы никогда не снимали там, а, в основном, в небольших городках и деревнях?

Скажу страшную вещь: я очень не люблю Краков, он слишком туристический. Последний 15 лет я живу в Варшаве. Почему я снимаю в провинции? Мне кажется, что это настоящее зеркало страны. Это не Варшава и не Краков. Краков слишком туристический: там много баров, английских туристов и так далее. Это очень хипстерский город. Что большой современный город может вам рассказать о стране? Немного, какие-то фрагменты, на мой взгляд.

Когда я была маленькой девочкой, каждое лето я ездила в деревню на летние каникулы. Там был небольшой домик - уродливый, маленький, расположенный в крохотной деревне. Так я узнала людей, которые там живут, - еще в детстве. Это очень важная часть меня как кинематографиста. Через людей, живущих в провинции, я могу больше рассказать, чем через жителей Варшавы, например.

Сцена с поеданием муравьев в «Во имя...» - это тоже из детского опыта?

Деревенские ребята действительно ели муравьев, это не мой опыт, но я видела подобное. Мои фильмы подобны мозаике: множество элементов, взятых из реальности, но как только они оказываются вместе - это может выглядеть немного парадоксально. Некоторые элементы могут даже казаться странными.

Мальгожата Шумовска: «Я очень люблю фильмы Андрея Звягинцева»
фото: Во имя... (2013)

По поводу личного опыта. С «Лицом» вы в третий раз приехали на Берлинале. Ощущаете ли вы разницу между первым и третьим посещением Берлина - как туристка и как постановщица?

Как режиссер я вижу большую разницу: когда «Во имя» взяли в конкурс, это был первый случай для польского кино за последние, не знаю, наверное, лет пятнадцать. Так же, как сейчас участие Павла Павликовского в конкурсе Канн, - и это тоже первый случай для польского кино за последние лет двадцать.

Первый раз - это, конечно, очень важный момент. Я очень нервничала, даже не смогла толком осмотреть город и насладиться его духом. Целиком сосредоточилась на премьере. С «Телом» уже было немного иначе. А в третий раз всё еще нервно, но уже иначе: ты знаешь, что и как произойдет. Это всё равно очень волнительно, но уже попроще. Тут же много слоев: ты не знаешь, как фильм примут, что напишут в прессе, наградят тебя или нет.

А Берлин я очень люблю. Он меняется. Может, даже слишком меняется - и превращается во что-то туристическое. Например, в Митте (центральный округ Берлина - прим.ред.), сплошные туристы, все говорят по-английски, никакой настоящей жизни города. Ну, знаете, как в Париже. Что-то буржуазное. Варшава похожа на Берлин, но на Берлин лет пятнадцать лет назад. Она выглядит более свежей.

Еще хотелось спросить про названия. Это своего рода штамп о фестивальном кино или шутка, что авторы независимых фильмов любят называть картины одним словом. Например, у Андрея Звягинцева так называются все картины - «Возвращение», «Нелюбовь» и так далее. У вас тоже хватает фильмов с лаконичными названиями. Это имеет для вас какой-то сакральный смысл?

Нет-нет, это, можно сказать, совпадение. Мы не делали этого специально - просто подходящее название.

Как минимум в ваших последних фильмах одной из центральных тем является отношение людей со своим телом и сексуальностью. Вы помните, когда эти вопросы стали вас волновать? Может, что-то послужило толчком для размышлений об этом - фильм, книга или личный опыт?

Трудно назвать один момент. Таких моментов было много: что-то приходило из фильмов, из книг - как вы и сказали, из разных источников. Это копится в тебе, меняет тебя. Я не могу могу ответить на этот вопрос - трудно выделить один момент.

Мальгожата Шумовска: «Я очень люблю фильмы Андрея Звягинцева»
фото: Малгожата Шумовска

Хорошо, это философский вопрос. Еще одна важная тема, фигурирующая в двух из трех последних ваших картинах, - это отношения между людьми и церковью. Это актуальная проблема в Польше или ваш личный интерес?

Это актуальная тема, особенно в провинции, где люди очень сильно привязаны к церкви, и она сильно влияет на их жизнь. Зачастую они не очень хорошо образованы и черпают информацию об окружающем мире также из церкви, со слов священников. Их жизнь подчинена определенным ритуалам и так далее. Это не то чтобы плохо - у них есть определенный жизненный ритм, включающий похороны, свадьбы, Пасху, Рождество и другие католические праздники, которых в Польше полно.

Одновременно мне кажется, что это парадокс: люди до сих пор всерьез воспринимают церковь, что замедляет и обычное образование, и сексуальное. Это очень узкий способ мышления. Вот поэтому я выступаю против церкви, говорю, что с меня хватит, что она не должна так влиять на общество. Десять лет назад наше общество уже отвергло церковь: был большой сексуальный скандал из-за педофилии среди священников - и вот у нас либеральное правительство. И оно отлично работает, средний класс растет, люди получают хорошее образование, да и вообще страна развивается в правильном направлении. Многие перемены в Польше тормозит церковь. Например, новое правительство, очень консервативное, опирается именно на церковь.

Что ж, думаю, пришла пора для параллели с Россией, где церковь также пытается или даже оказывает некоторое влияние на культуру. Возможно, вы слышали о скандале вокруг фильма «Матильда».

Конечно, я слышала.

Одновременно в российском кино есть что-то вроде цензуры: например, люди не могут курить в кадре и ругаться матом.

Я знаю! Я читала об этом, это безумие! У нас до такого не доходит, я думаю, мы в лучшей позиции. Я могу снять фильм, как «Лицо», а люди могут сказать, что они его ненавидят. Очень многих раздражает эта картина, так как они думают, что она против поляков. Но у нас нет цензуры: ни государство, ни церковь не могут ничего изменить в фильме. У меня есть сильное убеждение, что в каком бы нехорошем направлении мы сейчас не двигались, это все еще демократия. Я надеюсь. (Смеется)

Вы отчасти начали отвечать на следующий вопрос: многие режиссеры, которые снимают кино на важные и актуальные темы, не слишком любимы на родине. Опять же можно привести пример Андрея Звягинцева. А как складываются у вас отношения с польским зрителем?

Думаю, что с «Лицом» похожая ситуация: многие в Польше не приняли фильм, он им не нравится, они уверены, что все показанное о стране неправда. Очень многие так думают - возможно, больше половины зрителей. Можно сказать, что я потеряла связь с польскими ожиданиями. Так было и с «Во имя…». По большей части, оно им не понравилось, а вот «Тело» приняли хорошо. Если ты не затрагиваешь малейшие аспекты польской нации и религии в резкой форме, люди это охотно принимают. Но стоит начать гладить против шерсти - они сразу оказываются недовольны.

Мне кажется, это универсальный момент: во всех странах так.

В свое время меня очень удивил разговор с испанцем, который ненавидит Альмодовара. Думаю, это типичная ситуация. Как-то мой венгерский приятель спросил: «А в Польше любят твои фильмы?». - «Да, у меня есть своя аудитория». - «Ох, это плохой знак». (Смеется)

Мальгожата Шумовска: «Я очень люблю фильмы Андрея Звягинцева»
фото: Ида (2013)

Хотелось бы поговорить о современном польском кино. Многие поклонникам синематографа знают таких авторов, как Вайда, Кеслевский, Полански, Жулавский и так далее.

Только они мертвы.

Да, в этом и проблема - зачастую люди знают режиссеров из других стран, но это классики, и они мертвы (Полански все еще жив - прим.ред.). Расскажите о современных польских режиссерах.

Вы знаете, на мировой арене, вероятно, известны только два имени современных польских режиссеров - моё и Павла Павликовского, который выиграл «Оскар» с «Идой». Даже, возможно, название «Ида» более известно, чем он сам. Возможно, на этом все. Еще, конечно же, Агнешка Холланд, но сейчас она снимает много сериалов: «Карточный домик» для Netflix.

Она участвовала в прошлогоднем Берлинале.

Да, со «Следом зверя». Если говорить о славе на международной арене - вероятно, это все. Однако у нас есть очень интересных режиссеров, которых пока не очень знают за рубежом. Но это временно.

Большинство из них - женщины. Например, Ягода Шельц. Агнешка Смочинская. Это две очень интересные постановщицы. Или Томаш Василевский, который участвовал в Берлинале несколько лет назад с картиной «Соединенные штаты любви» (в 2016-м он получил приз за лучший сценарий в Берлине - прим. ред.). Потрясающий режиссер. Уверена, скоро о них узнает гораздо больше людей на мировой арене.

Но польская индустрия тоже немаленькая. У нас есть режиссеры, которых очень любят здесь. Такие, как Войцех Смажовский. Это самый известный польский режиссер, но за пределами страны никто не знает его работ. Однако польская аудитория его обожает, на его картины ходят миллионы. У нас очень сильная индустрия.

Вот у «Иды» было пятьдесят тысяч посещений. Это ничто, практически ноль. После «Оскара» его снова показали в кино - еще двести тысяч зрителей. Это тоже ничто. У Смажовского, который тоже очень хороший режиссер, - миллион зрителей. Столько бывает у коммерческих фильмов, которые я не очень люблю, но на них может прийти и два миллиона человек. Индустрия сама по себе, фестивальный сегмент сам по себе. Многие в Польше и не знают о его существовании. Ну, может, обо мне и Агнешке Холланд. Но что мы можем сделать? Две тысячи посещений? Это все, что я могу сделать в Польше. Очень сложно добиться большего, я как бы в другой лиге со своими коллегами, чьи фильмы могут собирать и миллион зрителей.

Как и в России.

Вероятно, как и в России. Звягинцев хорошо известен на родине?

Трудно сказать, в одних кругах он хорошо известен, другие о нем только слышали (и в негативном ключе). Как у нас говорят: широко известен в узких кругах.

Я его очень люблю.


Подписаться на рассылку новостей

обсуждение >>

№ 1
Diana Lunit (Санкт-Петербург)   26.04.2018 - 23:25
Я бы задала ей вопрос - хотели бы Вы снимать Михалину Ольшанску? читать далее>>
Кино-Театр.ру Фейсбук
Кино-Театр.ру Вконтакте
Кино-Театр.ру Одноклассники

Афиша кино >>

мелодрама, научная фантастика
США, 2018
комедия, мелодрама
Россия, 2018
биография, драма, триллер
США, 2018
боевик, комедия, фильм ужасов
США, 2018
научная фантастика, триллер, фильм ужасов
США, 2017
драма, комедия
Германия, 2017
научно-популярный
Китай, Россия, США, Швейцария, Южная Корея, 2018
все фильмы в прокате >>