Кино-Театр.ру
МЕНЮ
Кино-Театр.ру
Кино-Театр.ру
Кино-Театр.ру мобильное меню

Михаил Идов: «И «Оптимисты», и «Юморист» – безапелляционно антисоветские произведения»

интервью >>

1 марта в прокат выходит фильм Михаила Идова «Юморист» - дебютная режиссерская работа сценариста «Лондонграда», «Оптимистов» и «Духлесса». Фильм, главный герой которого - популярный писатель-сатирик первой половины 80-х годов, впервые был представлен на фестивале дебютов «Движение», где взял приз за лучшую мужскую роль. С тех пор картина, кажется, не получила ни одного отрицательного отзыва. Главный редактор Кино-театр.ру срочно встретился с Михаилом Идовым, чтобы узнать, как появился «Юморист», и как после такой удачи работать дальше? Получился разговор по душам - о гениальности Алексея Аграновича, рэпе, политических взглядах, деньгах, комедии и даже о Юрии Дуде.

Михаил Идов: «И «Оптимисты», и «Юморист» – безапелляционно антисоветские произведения»
фото: Михаил Идов на премьере "Юмориста"

Почему путь фильма начался на фестивале «Движение»?

У нас было приглашение на «Кинотавр», но проблема в том, что в этом году на «Кинотавре» появился конкурс дебютов – 12 фильмов с одним призом. Первый или второй фильм режиссера не имел права соревноваться ни за лучший сценарий, ни за лучшего актера, только за дебют. При том, что я страшно горжусь «Юмористом», у меня достаточно трезвая оценка, чтобы знать, что он не выглядит так, как должен выглядеть нормальный дебют. Это не дерзкий молодой фильм яркого дарования, он - другой. Мне не 25 лет, и фильм это тоже отражает. Участвовать в таком конкурсе и проиграть Саше Горчилину мне представлялось довольно унылой перспективой.

То есть чистая прагматика?

Мы с огромным уважением относимся к «Кинотавру», в этом году прекрасный конкурс. Но из-за появления вот этой штуки с дебютами мы решили «пересидеть». А поскольку «Движение» предложило нам быть и в их конкурсе с фильмом открытия, то нам это показалось очень классной историей.

Есть ли у фильма еще какие-то фестивальные или международные перспективы, или выход в российский прокат – высшая точка?

Международными продажами занимается немецкая компания MIP, фильм точно выходит в Чехи и Прибалтике, а дальше посмотрим, как его судьба сложится. Генеральный продюсер фильма - Артем Васильев, очень искушенный во всех этих делах человек, а у меня все очень просто - куда позовут, туда я и поеду его показывать.

Где начался путь от идеи к сценарию? Из чего выросла эта история?

Интерес к теме советского юмора со мной всю жизнь. Меня всегда привлекал парадокс, что в стране, в которой почти ни о чем нельзя было шутить, профессиональные юмористы были рок-звездами. Использование юмора как некого маркера «свой – чужой» - это удивительное явление. Целые поколения разговаривали цитатами из Ильфа и Петрова, Зощенко, потом Довлатова. Юмор воспринимался как побег, как подспудная борьба. В колледже я даже пытался писать дипломную работу на эту тему. Реальные очертания стали появляться в 2014-м. У Ромы Волобуева в Риге снимался сериал «Квест». Я приехал к нему на съемки после долгого отсутствия в Латвии и увидел в Юрмале плакаты с рекламой концертов разных юмористов советского разлива, которых я помнил с раннего детства. Меня поразило, что мне было всего 5 лет, а эти люди уже выступали в концертном зале «Дзинтари». Мир изменился, тысячелетия сменились, а эти люди просто продолжают выступать в стране, которая была в составе СССР, а теперь член ЕС. Меня поразило, что эти люди живут в какой-то такой петле времени. Когда я об этом задумался, то в голову пришла основная канва сюжета. Я знал, что это история, которую я должен рассказать сам. Поэтому сценарий был написан в стол. Я очень редко это делаю, но тут я был уверен, что мне нужно его сначала написать, чтобы можно было хоть с кем-то разговаривать о реализации.

Какой бюджет фильма?

78 миллионов рублей. На тот момент это было примерно 1.3 миллиона евро.

Михаил Идов: «И «Оптимисты», и «Юморист» – безапелляционно антисоветские произведения»
фото: Михаил и Вера Идовы на премьере "Юмориста"

Вы сказали, что Борис Аркадьев (главный герой «Юмориста» - прим.ред) находится в петле времени, но такое ощущение, что и сегодня вся наша интеллигенция и вся, как вы говорите, наша приличная тусовочка находится в ней же. Почему мы никак не можем из этой петли выбраться?

Каждый раз, когда один и тот же состав правит страной 20 лет, мысли творческих людей обращаются к другому периоду, когда было то же самое. Это совершенно стандартная штука. В этом нет ничего удивительного, это стандартные механизмы ностальгии. Поп-культуре свойственно обращаться ко времени детства людей, которые этой поп-культурой на данный момент заправляют. А молодежь... Посмотрите, насколько нынешним 25-летним интересны 90-е. От Монеточки до Дудя. Это абсолютно нормальная штука, не связанная с политикой. Мой любимый пример: 80-е годы в Штатах были посвящены такому очень странному преломлению культуры 50-х. Если вспомнить «Назад в будущее» и «Бриолин» и взрыв музыки рокабилли, то это все из 50-х. Это потому, что поколения взрослеют и начинают обсессировать по поводу собственного детства. Но в России еще на это накладываются политические параллели.

Обращаясь к этому периоду с либеральных позиций, вы так или иначе его критикуете, но при этом для абсолютного большинства это – время стабильности и своего рода эталон, каким должно быть наше государство…

Я совершенно не согласен с этим. По памяти в начале 80-х мне было хорошо только потому, что мне было три года. Андроповское закручивание гаек было абсолютным адом. Появление ОБХСС, облавы на кинотеатры, а при Черненко вообще была попытка ресталинизации, которая неизвестно куда бы зашла, если бы он не помер через год после выхода на должность. То, что у меня в первой же беседе в «Юмористе» есть едва слышная фраза «А вы слышали, что Черненко восстановил Молотова в партии?», — она тоже не случайно там. Это происходит в тот же день, что и действие фильма. Такая забавная деталь, фильм очень четко выверен по календарю. Его действие происходит с 5 августа по 11 августа 1984-го.

Я пытался выстроить хронологию по запускам космических кораблей, которые идут в фильме еще одной важной линией, но не нашел информации…

Корабль как раз придуманный. Я очень люблю делать смесь скрупулезной историчности и полного вымысла. Понятно, что никакого корабля «Топаз-11» не было, но он отсылает нас к «Салюту-7». Потом, когда по телевизору говорят про шутку Рейгана, что бомбежка России начнется через 5 минут, это как раз точно 11-го числа произошло. Вплоть до того, что день железнодорожника в 1984-ом году был в тот день, когда Аркадьев выступает в доме железнодорожника. И «Оптимисты», и «Юморист» безапелляционно антисоветские произведения. Меня иногда критикуют за то, что все слишком красиво выглядит в кадре, но это отдельный и тоже очень интересный вопрос, является ли нашим долгом упрощение смысловой критики ради критики визуальной, чтобы все в кадре выглядело как говно. Я считаю, что одна из задач кино - упорядочить и статизировать действительность, какой бы она ни была. Это принцип, которым прекрасно руководствуется один из моих любимых фильмов «Жизнь других», который в симпатии к ГДР и Штази точно не заподозришь. Сейчас мы пишем в Германии сериал «Германия 89», и там тоже стилистически понятно, что критика восточногерманского режима сочетается с визуальным упоением восьмидесятническим брутализмом. Эта эстетика в «Юмористе» тоже присутствует. Я считаю, что можно отделять одно от другого и эстетизация может сосуществовать с критикой.

Для Алексея Аграновича – это первая главная роль в кино. Как вы на это решились?

Мне страшно повезло. У него есть главная роль в театре в «Обыкновенной истории» в Гоголь-центре, благодаря ей он и оказался у меня в поле зрения. Когда я показывал сценарий, все как один говорили: «Это же для Хабенского, да?». Это была автоматическая реакция такого большого числа людей, что я решил Хабенскому сценарий даже не показывать. Это начало казаться каким-то суперлегким вариантом. У нас был в планах гораздо более медийный исполнитель, но после того как я увидел Аграновича у Серебренникова, другие варианты отпали.

Михаил Идов: «И «Оптимисты», и «Юморист» – безапелляционно антисоветские произведения»
фото: кадр со съемок картины "Юморист"

Он - один из немногих актеров, на которых в крупном плане не скучно смотреть, да и сама история ему должна быть очень близка…

Когда мы планировали фильм, я понимал, что мы полтора часа будем следить за одним человеком. Он в кадре в каждой сцене, и я довольно рано принял решение держаться близко к его лицу. И это должен был быть не просто хороший артист, но человек с лицом, на которое не скучно будет смотреть полтора часа. Что интересно, когда я показываю фильм своим западным друзьям, все в нем видят каких-то разных западных актеров. Кто-то говорит Венсан Кассель, кто-то говорит Мистер Бин (Роуэн Аткинсон - прим. ред.), и действительно все эти образы у него мелькают. У меня был мудборд для главного героя, в котором были все эти люди, плюс из советских актеров там были Баталов и Даль, а из западных - Серж Генсбур, Матье Амальрик и Дастин Хоффман. Особенно из фильма «Ленни», где он играет комика Ленни Брюса. У Аграновича действительно такое лицо, которое в разные моменты берет на себя какие-то качества почти всех из них. А Даль для него вообще был одной из отправных точек актерского процесса.

Вы пригласили рэпера Face написать песню к фильму для привлечения массовой молодежной аудитории? Какая рифма из его трека «Юморист» ключевая и может стать мемом, описывающим весь фильм?

Я вижу, что в народ пошла ключевая фраза «Gold on my wrist, я юморист». Это действительно офигенная рифма. Но для меня лично главная строчка это «Нет веревки, пусть меня удушит галстук». Потому что она классно попадает в настроение и мироощущение главного героя. У Face вышел альбом «Пути неисповедимы», который с музыкальной точки зрения был довольно спорным, а с гражданской как раз крайне интересным. И когда я его послушал, мне пришло в голову, что между Face и героем фильма есть какая-то очевидная связка. Потому что оба - люди, от которых ждут простых развлечений, а они хотят говорить о чем-то другом, даже если это будет стоить им карьеры, поклонников и даже личной безопасности. Я знаю его брата Богдана. Написал, что хочу показать им фильм. Facе фильм неожиданно очень сильно понравился, и дальше как-то естественным образом родилась идея про этот трек. Мы не знали, войдет ли он в фильм, но трек получился настолько сильным, что буквально в последнюю секунду я принял решение поставить его в финальные титры. А дальше логическим продолжением этой авантюры стал клип, перед Новым Годом у нас у всех нашлось время, мы прилетели в Петербург и там за один день сделали видео.

Состояние компромисса естественно для нашей интеллигенции и понятно после прочтения Довлатова. Через Face вы заходите в аудиторию, для которой этой дилеммы не существует, она не знает, что такое «ментальный компромисс», и никогда на него не пойдет...

Не могу сказать, что я как-то намеренно захожу на молодежную территорию. Я с некоторым ужасом представляю себя на месте обычного 16-летнего фаната Face, который захочет посмотреть фильм исключительно из-за трека, а увидит серьезную, довольно медленную по темпо-ритму драму, в конце которой он услышит песню, которую уже слышал. Если участие Face является единственной причиной смотреть фильм, то я бы эту часть аудитории предостерег от просмотра. Но, если кажется, что затронутая в этой песне и в этом клипе тема о сосуществовании с режимом и компромисс, на который любой творческий человек должен пойти, чтобы быть услышанным, если именно эти темы его интересуют, а не просто «хаха, Face в костюме», то я буду страшно рад этому зрителю. Это вечная проблема. Лучший фильм, снятый на эту тему, это «Мефисто» Иштвана Сабо. Мне не хотелось делать фильм про «гениального художника против злой власти, которая перекрыла ему кислород», потому что таких фильмов очень много. Гораздо интереснее сделать фильм про то, как человек обманывает себя, что он сможет жить в симбиозе с властью, режимом, системой, называйте как хотите. При этом жить по собственным правилам, если он достаточно для этого богат, знаменит и влиятелен. Это заведомо обреченная история, и еще никому это не удавалось. Я не про Советский Союз, я про существование художника с системой, будь то система политическая или коммерческая. Динамики биографий Булгакова и Курта Кобейна не так сильно расходятся, как кажется на первый взгляд. Меня заинтересовала возможность сделать эту историю не про гения. Это скорее про мучения человека, который понимает, что он не на своем месте, и он хочет быть любимым не за то, за что его любит публика. И это как раз мне кажется моментом, который позволяет любому зрителю сочувствовать главному герою, потому что мы все иногда ощущаем себя не на своем месте в жизни и задумываемся, что можем по этому поводу сделать. Для меня это очень автобиографический фильм. В 2012 году я стал главным редактором российского GQ. Я тоже ощущал себя совершенно не на своем месте. У меня была странная и ненужная публичность, которая не была завоеванной, а прилагалась к должности, как социальный пакет.

Михаил Идов: «И «Оптимисты», и «Юморист» – безапелляционно антисоветские произведения»
фото: кадр со съемок картины "Юморист"

У Бориса Аркадьева есть коронный монолог про обезьянку, который всегда просят на бис, хотя у него он уже в печенках сидит. У Курта Кобейна была Smells like teen spirit, у Тома Йорка Creep, а есть ли у Михаила Идова своя история про обезьянку?

Это офигенный вопрос, мне его ни разу не задавали. Наверное, это «Кофемолка», потому что это произошло уже очень много времени назад, и я чувствую, что это история из прошлой жизни. Книга была написана в 2006-м году, то есть это такая предкризисная нью-йоркская сатира, автор которой был совсем другим человеком. Я не могу сказать, что эта вещь мне опротивела или я не люблю на эту тему говорить. Я еще не заработал на такую роскошь, как быть уставшим от чего-либо, что я написал.

Смысловой центр картины - это, конечно, беседа Аркадьева с Богом в образе космонавта, потому что это первый персонаж, с которым главному герою по-настоящему интересно поговорить…

И он все равно все рушит тем, что начинает говорить о себе.

Это отличная отсылка к Вуди Алену, где он говорит «я не люблю клубы, куда пускают парней вроде меня». Но вопрос в том, видите ли вы хоть какой-то смысл в жанре интервью?

Я не сторонник прямого выражения чувств в кино, но иногда это просто необходимо. Потому что в жизни люди иногда говорят «я люблю тебя» или «я тебя ненавижу». Поэтому я, переборов себя, написал вот этот момент, где Аркадьев напрямую, как на исповеди, говорит, что волнует его больше всего в жизни, и я не жалею, что написал это. Это прозвучит как лесть, но я люблю любые интервью, даже самые банальные, где задают одни и те же три вопроса. Потому что иногда, отвечая пятый раз на один и тот же вопрос, ты наконец-то формулируешь то, что хотел сказать, а во-вторых, мне кажется, это такая привилегия, когда тебя вообще что-либо спрашивают, что забывать об этом - преступление.

Есть ли у вас интервьюер мечты? Познер, Путин, Бог, Дудь?

Конкретного человека нет. Конечно, у меня есть какие-то идолы, люди, которых я страшно уважаю и с которыми мне бы было очень интересно поговорить, но это не относится к интервью. Мне бы с таким же успехом было бы интересно их интервьюировать. Например, Дональд Гловер.

Михаил Идов: «И «Оптимисты», и «Юморист» – безапелляционно антисоветские произведения»
фото: Кадр из фильма "Юморист"

В одном из ваших давних интервью вы говорили, что в России диктат публичного интеллектуала и поэтому жанр колонки для нас губителен. Сейчас Дудь делает то же самое, но с жанром интервью: не был у Дудя – не крутой…

Диктат публичного интеллектуала есть, но это не уникальная для России вещь, во Франции творится то же самое. Секрет того, что делает Юра в том, что он с самого первого выпуска режиссирует небывалый по честности и по прямоте разговор, от которого нет ощущения вот этого хоровода внутри тусовки, когда все по очереди в разных комбинациях друг с другом беседуют. Он человек хоть и известный, но пришедший из спортивной журналистики, которую эта тусовка до Чемпионата мира почти не замечала. И тут выходит Дудь и дает всем мастер-класс. Мне кажется, что всегда круто, когда появляются новые герои, даже если эти герои не отвечают на вопросы, а задают их.

Это здорово, но мне кажется, что после вопросов «Сколько в месяц делаешь чистыми?» или «Сколько у тебя в жизни было сучек?», надо вставать и выходить.

Тут сначала вопрос – а можно ли вообще употреблять слово «сучки»? Потому что вне рэп-словаря это слово неуместно. Изначально я только брал интервью, а после выхода «Кофемолки» начал их давать. Мое первое интервью в русских медиа было на радиостанции «Маяк». Я прекрасно помню, что первым вопросом было сколько зарабатывает журналист в США. Это был первый вопрос, заданный мне на моем первом интервью в качестве автора. Тема денег либо табуирована, либо нет. Возможно, когда речь идет об иностранце, она ощущается менее закрытой, потому что мы сравниваем рынки. Когда в лоб задают соотечественнику или коллеге, то ситуация несколько иная. На вопрос, сколько у меня было в жизни женщин, я совершенно спокойно отвечу в любом контексте. Я не считаю этот вопрос скандальным или даже слишком личным. Просто я не считаю себя человеком, ответ которого на этот вопрос должен хоть кого-то волновать. А вопросы вообще можно задавать любые.

Здесь вы цитируете свою бабушку.

Это правда, и бабушка права.

Вы мне сами развязали руки, сказав, что готовы отвечать на любые вопросы. Сколько зарабатывает американский журналист в качестве режиссера и сценариста в России?

Когда я был американским журналистом, я входил в топ-100, или что-то вроде этого. Моя фриланс-ставка там была три доллара за слово. Есть люди, у которых доходит до 7$, но их можно пересчитать по пальцам одной руки. Мои самые финансово успешные годы были перед переездом в Россию, 2010 и 2011 годы, когда я работал в New-York Magazine.

Сколько вы получили за «Юмориста»?

Мало. Дело в том, что моя оплата была разделена на сценарную и режиссерскую часть. И когда фильму не хватало денег, я отказался от сценарной оплаты, а Артем Васильев отказался от продюсерской, чтобы сэкономить. Это не тот проект, на котором я должен был что-то заработать, кроме опыта съемок своего первого фильма.

Михаил Идов: «И «Оптимисты», и «Юморист» – безапелляционно антисоветские произведения»
фото: Кадр из фильма "Юморист"

Рано или поздно в комментариях появляется вопрос, а на что же живут эти люди с приятными лицами из приличной тусовки?

Я вполне прилично зарабатываю как сценарист. У меня есть более коммерческие проекты. Я в прошлом году продал идею сериала в Голливуд на канал TNT. Она сейчас застопорилась, но прелесть американской системы в том, что ты защищен агентами и профсоюзом, а я член Writers Guild of America. Мне полностью выплатили 120 тысяч, которые должны были быть за пилот и в эту же секунду вернули все права, то есть через неделю тот же проект был снова на рынке. Там в этом плане гораздо все проще, но самое главное, что ты удерживаешь огромное количество прав даже в качестве сценариста. Еще мы с Лилей сейчас пишем «Германию 89» для Amazon, и оплачивается он тоже по западным стандартам, что позволяет нам заниматься на русском языке только теми проектами, которые нам реально интересны. Не секрет, что за фильм «Лето» мы получили 1/10 того, что по рыночным стандартам могли бы требовать, просто потому что это проект, который с первой до последней минуты делался в атмосфере тотальной любви ко всему происходящему.

Помимо Аграновича в фильме прекрасный актерский ансамбль, он весь подбирался под главного героя?

И да, и нет. Мне страшно повезло с командой и с актерами. У меня есть такая черта, что некоторые роли писались конкретно под артистов, с которыми я уже работал на предыдущих проектах, и мне страшно повезло, что во всех этих случаях именно эти актеры их и сыграли. Когда я писал директора Аркадьева - Гудовского, я хотел, чтобы эту роль сыграл Павел Ильин, с которым мы работали на «Лондонграде». Тоже самое с Артемом Волобуевым, который у нас в «Оптимистах» снимался. Глубина отрицательного обаяния у этого артиста просто зашкаливающая. Даже по имени и фамилии Семен Гринберг понятно, что я всегда хотел, чтобы его сыграл Сема Штейнберг из Гоголь-центра, который сыграл главную роль в моем несчастном пилоте «Рашкин», до сих пор лежащем на полке. Для других был очень серьезный кастинг. Я провожу много проб и парные пробы, и репетиции, потому что мой метод на площадке - это не давить, а, максимально договорившись о видении героя на берегу, дальше просто дать делать артистам свою работу, не прибегая ни к каким психологическим трюкам. Поэтому на роль жены главного героя - Эльвиры Аркадьевой, которую в итоге сыграла Алиса Хазанова и на роль Лины, великолепной Полины Ауг, был огромный кастинг с очень большим количеством претендентов. Также как и на роль Вадима Шипелина - советской кинозвезды, которого сыграл Юрий Колокольников.

Аркадьев - это образ собирательный, а есть ли конкретный персонаж к которому отсылает герой Колокольникова?

Это тоже собирательный образ, но, выбирая ему парик, мы вдохновлялись в основном Абдуловым. Мне нужно было быстро дать понять, что это не просто известный актер, а это уровень славы под кодовым названием «девушки режут вены». И когда ты думаешь о начале 80-х и актере такого уровня, в голову приходит только Александр Абдулов. Но это, скорее, ориентировка на уровень славы, а не на какие-то качества. С Линой было несколько претендентов, но с Полиной Ауг мы попали в точку. В нашем следующем с Лилей русскоязычном сценарии одну из героинь мы уже четко пишем с Полиной Ауг в голове. Я огромный поклонник Алисы Хазановой еще с фильмов Хомерики, но что меня заставило ее реально полюбить, так это ее роль в Волобуевском пилоте «Завтра», где она минимальным количеством штрихов создала настолько полный образ, что я понял, что это как раз то, что мне нужно, чтобы создать динамику внутри семьи. Я вообще должен похвастаться, что у меня одна из немногих кино-семей, которая выглядит, как будто они могли бы быть реальной семьей. Поэтому у меня прекрасный 14-летний на тот момент Даниил Шифрин, который не связан никак с Ефимом Шифриным. Ну и моя дочка играет их дочку. По поводу Юлии Ауг все очень просто. Я знал, что она приедет навестить дочь на съемках, и невозможно было мимо такого шанса пройти. Поэтому устроили ей камео, которое оказалось судьбоносным для фильма, потому что именно она произносит ключевую для фильма фразу: «Мы считаем, что в вас умер серьезный писатель». Фраза, как ни странно, придуманная на площадке, хотя, если сейчас посмотреть фильм, она кажется абсолютно ключевой по экспозиции того, кем является герой.

Не могу не спросить про второй сезон «Оптимистов», на фестивале на Сахалине были сказаны слова о возможном продолжении…

Да, эта история требует продолжения. Сам бог велел писать по меньшей мере до Карибского кризиса, вокруг которого действие второго сезона и должно развиваться. Мы сделали общий план сезона, который не очень понравился каналу. В итоге сам Алексей Попогребский взялся за написание и сейчас работает над ним вместе с Евгением Морозовым и Леной Ваниной. И насколько я понимаю, их вариант развития второго сезона уже принят каналом. Поэтому есть уверенность, что второй сезон выйдет, и теперь мы просто его ждем, как зрители. Мы очень болеем за этот проект, просто не имеем возможности сейчас принимать в нем участие. Это не как с «Лондонградом», когда второй сезон был написан против нашей воли и людьми, с которыми мы бы ни за что на свете не согласились бы работать. А здесь совсем другая история, потому что очень близкие люди, которым мы стопроцентно доверяем.

Есть ли шанс вернуться к «Лондонграду»? Я недавно беседовал с Ингрид Олеринской, и она сказала, что Алиса Загорская это ее любимый персонаж.

Это очень приятно слышать, но нас же уволили со второго сезона. Нам потом предлагали писать третий, но для того, чтобы мы имели какое-то отношение к «Лондонграду», им должен заниматься другой продакшн, нежели «Спутник Восток». Понятно, что наши отношения никогда не будут восстановлены. А если он без нас будет сделан, то не нам отвечать.


«Юморист» в прокате с 1 марта.


Жан Просянов
Кино-Театр.ру Фейсбук
Кино-Театр.ру Вконтакте
Кино-Театр.ру Одноклассники
МирТесен

Афиша кино >>

боевик, приключения, фэнтези
США, 2019
драма
Франция, Бельгия, 2019
комедия, приключения, семейное кино
Россия, 2019
драма, трагикомедия
Германия, Израиль, Франция, 2019
биография
Россия, 2019
комедия, фильм ужасов
США, 2018
драма, исторический фильм
Россия, 2019
драма, триллер, фильм ужасов
Канада, 2017
все фильмы в прокате >>
Кино-театр.ру на Яндекс.Дзен