Кино-Театр.ру
МЕНЮ
Кино-Театр.ру
Кино-Театр.ру
Кино-Театр.ру мобильное меню

Шпиономания: Любовный взгляд на проблему

Пресс-релизы >>

Шпиономания: Любовный взгляд на проблему
Шпион Вассер: С кем я работаю? У меня свой метод! Лучше всего одинокая баба. Они такие милашки, ради любимого на всё готовы! Рассказать вам, как соблазнить женщину – практически любую?
Контрразведчик Октябрьский: Без тебя знаю!

Реплики из фильма «Шпион»

Шпиономания – штука заразная. Вспомните хотя бы костры, на которых горели ведьмы – шпионки Сатаны. Ведь они горели так часто и так долго, что от выбросов пепла в атмосферу в Европе XV-XVII веков наблюдался настоящий парниковый эффект. Три столетия подряд каждый приличный гражданин мечтал схватить дьяволицу-шпионку за рыжие космы или хотя бы подложить к позорному столбу свою вязанку хворосту. Новая вспышка шпиономании пришлась на конец XIX века: офицера генштаба Франции капитана Альфреда Дрейфуса обвинили в том, что он работает на германскую разведку. После этого не только Франция, но вся Европа, Россия и США разделились на два лагеря: «дрейфусаров» и «анитидрейфусаров». Как вы думаете, кого было больше? Конечно тех, кто требовал покарать шпиона и страстно жалел об отмене аутодафе. То, что Дрейфус шпионом не был, этих людей между прочим немало не заботило. Шпиономания их вымотала вконец и только казнь могла бы принести им облегчение, снять зуд, так сказать. В 1899 году пионер кино Жорж Мельес снял о деле Дрейфуса девять короткометражек. Это был первый в мировой истории киносериал, ну и само собой – исходя из темы – первый шпионский фильм. С тех пор фильмы о шпионах и разведчиках пользовались неизменным успехом у зрителей любого возраста и социального статуса, что несомненно тоже является косвенным подтверждением снедающей людей хронической шпиономании.
Лично мне всегда было интересно, в чём разница между определениями «разведчик» и «шпион». Сфера деятельности у них одна, а почему названия разные? Почему Джеймс Бонд – шпион, а Штирлиц – разведчик? Оба – тайные агенты, оба работают по заданию Родины, оба рискуют жизнью во имя мира и прогресса, оба красивы, умны, благородны, характер нордический… Длить ряд аналогий можно до бесконечности, пока не наткнёшься наконец на важное различие: отношение к любви.
Джеймс Бонд раздевает и укладывает в постель в каждом фильме как минимум двух женщин. Максим Максимович на женщин только смотрит. Можно, конечно, рассуждать о том, что эпизод встречи Штирлица с женой эротичнее любой постельной сцены из «бондианы», но факт остаётся фактом, Штирлиц на глазах у читателей и зрителей с женщинами не спит, в то время как Бонд только этим и занимается.
Впрочем, Штирлиц и Бонд – персонажи литературные. Живут они не так, как им хочется, а как автор придумал. Советский писатель Юлиан Семёнов не мог написать советского разведчика бесчувственным бабником, так же как Ян Флеминг не заработал бы и пары фунтов на своём Бонде, будь он моногамным романтиком. Другое дело реальная жизнь.
Как известно, одним из прототипов Штирлица был самый знаменитый секретный агент Второй Мировой войны, герой Советского Союза Рихард Зорге. Именно Зорге одним из первых назвал точную дату начала войны с Германий, он же сообщил, что японцы не намерены нападать на Советский Союз, благодаря чему Сталин без риска смог перебросить сибирские дивизии под Москву.
В Японии (где со времён эпохи Эдо в каждом русском видят шпиона, а шпиономания – часть культурной традиции и свойство национального менталитета) Зорге знали, как пресс-аташе германского посольства, главу нацистов немецкой колонии Токио, основателя кафедры немецкой филологии в Токийском университете, а ещё как завсегдатая квартала гейш. Как и у Штирлица в России у Зорге оставалась жена, но ещё одна жена ждала его в Германии. А в Токио в ресторане «Золото Рейна» его каждый вечер встречала Ханако Исии. Маленькая японская официантка по уши влюбилась в огромного хэнна-гайдзина, приезжавшего к ресторану на ревущем мотоцикле. Эта третья жена Зорге кротко терпела его измены: к услугам токийского «Штирлица» были и ночные бабочки в шёлковых кимоно, и высокопоставленные фрау из немецкого дипкорпуса. Так как у Зорге итак было слишком много тайн, тайны из своей личной жизни он не делал.
В своих мемуарах Ханако задавалась вопросом: «Разве не естественно было такому мужчине, как Зорге, иметь нескольких любовниц?». После войны она два года добиваясь разрешения найти и похоронить прах Зорге. В общей могиле тюрьмы Сугамо среди множества неопознанных останков нашёлся крупный череп с золотыми коронками. Из этих коронок третья жена Зорге сделала себе кольцо и носила его всю жизнь в память о шпионе, которого она любила…
Известно, что японцы предлагали Сталину обменять Зорге, но тот отказался признать его советским агентом. Это сделал уже Хрущёв в 1960-е. Тот же Никита Сергеевич в своих воспоминаниях рассказал о реакции великого Вождя на бурный шпионский скандал, разыгравшийся в США в 1953 году в связи с делом супругов Розенбергов. «Розенберги – люди очень мужественные, – сказал Сталин Хрущёву. - Они оказали нашей стране огромную помощь». Если вы вдруг забыли, напомню: супругов Розенбергов казнили на электрическом стуле за то, что они выкрали и передали СССР секрет американской атомной бомбы. За такую помощь они могли бы, конечно, заслужить от товарища Сталина оценку менее сдержанную, но вождь был чужд сентиментальности, а шпионская история Розенбергов была на редкость сентиментальной…
Зато американский президент Эйзенхауэр проявил себя в отношении Розенбергов человеком куда более страстным. В своём обращении к американскому народу, он заявил, что «преступление шпионов Розенбергов - это злостное предательство целой нации, которое вполне могло повлечь смерть многих и многих невинных граждан». Представляете, какая вспышка шпиономании за этим последовала? Штаты трясло как в ознобе: зубы миллионов американцев выстукивали: «Смерть шпионам! Смерть!»
Тем временем о помиловании супругов просили кардиналы и епископы, общественные деятели и писатели, в том числе Томас Манн, президент Франции Шарль де Голль и великий физик Альберт Эйнштейн. Почему все эти люди оказались на стороне гнусных шпионов? Да просто потому, что Юлий и Этель Розенберги на шпионов были не похожи. Непохожи тем, что они… любили!
«Дорогой Юлий! – писала в одном из своих писем в тюрьме Этель Розенберг. - После нашего свидания ты, конечно, испытываешь такие же муки, как и я. Какая ценность – просто быть вместе! Знаешь ли ты, как безумно я влюблена в тебя? И какие мысли владели мной, когда я вглядывалась сквозь двойной барьер экрана и решетки в твое сияющее лицо? Мой милый, всё, что мне оставалось, — лишь послать тебе воздушный поцелуй...»
«Моя дорогая Этель, слезы наворачиваются, когда я пытаюсь излить свои чувства на бумаге. До сих пор моя жизнь имела смысл только потому, что подле меня была ты. Я твердо верю, что мы сами стали лучше, выстояв перед лицом изнурительного процесса и жестокого приговора. Я знаю, что постепенно все больше и больше людей встанет на нашу защиту и помогут нам вырваться из этого ада. Нежно тебя обнимаю и люблю...»
Юлий и Этель Розенберги были верны друг другу до самой смерти, которая пришла к ним по электрическим проводам в тюрьме Синг-Синг с интервалом в шесть минут. Сегодня уже найдено немало доказательств того, что все улики по делу Розенбергов были сфальсифицированы, так что вину их теперь уже никак нельзя считать доказанной. Точку в этом деле могли бы поставить представители нашего секретного ведомства. Однако заявлений о том, что Розенберги никогда не работали на СССР, так до сих пор не последовало…
В наше время, когда шпионские скандалы следуют один за другим, разоблачённые секретные агенты больше не пишут возлюбленным прекрасных прощальных писем, они подписывают контракты на фотосъёмку в мужских журналах. Так что кем бы не считала себя Анна Чапман, для меня она, конечно, шпионка. И следили за ней десять лет совсем не потому, что её сложно было разоблачить, а потому что наблюдать за такой красоткой – занятие чрезвычайно приятное. Дело Чапман было одним из самых часто запрашиваемых в департаменте контрразведки ЦРУ - просто гламурное портфолио, а не дело. Результаты слежки были зафиксированы в сотнях лакированных фотоснимках: шпионка Чапман на светском рауте, шпионка Чапман на модном дефиле, шпионка Чапман в примерочной бутика, шпионка Чапман выбирает колье, туфли, чулки, стринги. Неудивительно, что когда русскую шпионку наконец выслали на родину, продажа журнала «Плейбой» в киоске напротив входа в здание ЦРУ резко выросли, надо же было хоть какую-то замену Чапман найти…
История с Чапман в моих – уверена, не только моих – глазах угробила имидж шпионской профессии. Теперь, какие бы игры не вели разведки, всё это будет казаться бульварным романом, причём без малейшей примести романтики. Хотя то, что в нашей стране шпиономания перестала быть опасным заболеванием, стало ясно намного раньше: лучший пример тому - реальная история со «шпионским камнем», в которую никто не хотел верить, или смерть отравленного полонием шпиона-перебежчика Литвиненко, которая, по большому счёту, не произвела на жителей нашей страны особого впечатления. А ведь шпиономания - у нас в крови, она закодирована в генах, записана на подкорке. Ведь наши деды и прадеды находились в эпицентре шпионской эпидемии 1930-х годов, когда в поисках врагов народа, работающих на немецкую, британскую, американскую и японскую разведки – участвовали все советские граждане, включая малолетних детей. Шпиономания носила в СССР характер смертельной болезни и разносилась стремительно, от неё умирали и те, на кого доносили, и те, кто доносил, умирали страшно и мучительно в подвалах Лубянки и за колючей проволокой ГУЛАГа.
В книге Бориса Акунина «Шпионский роман» есть замечательный эпизод, демонстрирующий мгновенную вспышку шпионской болезни в сознании главного героя Дорина. Когда в одном из финальных эпизодов Лаврентий Берия объясняет юноше, что его друг, наставник и шеф Октябрьский – враг и продажный шпион, Дорин принимает это заявление на веру, буквально ни секунды не сомневаясь. И это несмотря на то, что вместе с Октябрьским он работал полгода, вместе с ним выследил настоящего шпиона и даже добился от того полного признания вины. Как Дорин мог подумать после этого, что Октябрьский враг и шпион? Приступ шпиономании, болезнь – других объяснений и не подберёшь.
Хотя мне, без всяких приступов, ясно, что на честного советского разведчика Октябрьский совсем не похож, зато на циничного шпиона – очень. Это же абсолютно аморальный тип, ярко выраженный бабник! Сексуальному обаянию Октябрьского покорны все женщины, даже актриса Любовь Сероваакунинский симбиоз советских кинозвёзд Любови Орловой и Валентины Серовой. Сердце Октябрьский считает за «глупый орган», в любовь он не верит и поучает юного Дорина, произнося самовлюблённые речи такого рода: «Усы у самцов вроде брачного наряда. Знак, адресованный женскому полу: мол, интересуюсь вами и приглашаю к интимной дружбе»… Представляете такую реплику в устах Штирлица? Тьфу-тьфу-тьфу…
А вот Дорин – другое дело. Он скромный, порядочный и влюблённый – настоящий разведчик. С разбитым сердцем к тому же: любимая девушка отвергла его, не захотела стать женой чекиста. Отправившись на опасное задание Дорин попадает в руки пособницы шпиона Ираиды Петракович. Шикарная женщина (куда там Наденьке) истязает Дорина на протяжении многих дней, но он не сдаётся… Что даёт ему силы? Само собой, любовь. Кажется, только ради того, чтобы ещё раз заглянуть в голубые глаза любимой, бежит Дорин из кошмарного плена. Всё верно: Штирлиц тоже мог бы сбежать из застенков гестапо ради того, что бы последний раз взглянуть на жену… А вот попробуйте представить, что агент 007 бежит из железных клешней Скараманги только ради того, чтобы поглядеть в глаза какой-нибудь плейбоевской девице… Нет-нет, именно поглядеть в глаза… В смысле, поглядеть в глаза и только… Только в глаза, понимаете? Вот то-то же…
Подозреваю, что любовные отношения персонажей в «Шпионском романе» были для Бориса Акунина не менее значимым сюжетом, чем собственно шпионская интрига. Доказательство зашифровано в самом названии. По объёму событий «Шпионский роман» едва тянет на повесть, поэтому рискну предположить, что слово «роман» употребляется здесь в своём втором значении. И недаром, наверное, ходят слухи, что продюсерам фильма, поставленного по «Шпионскому роману», пришлось очень долго уговаривать Акунина разрешить назвать фильм просто «Шпион».
Кстати, о фильме. В нём снялись замечательные актёры: Фёдор Бондарчук, Данила Козловский, Владимир Епифанцев. Не нужно быть режиссёром или кастинг-менеджером, чтобы догадаться, какую роль получил каждый из них. Достаточно просто подумать, кто из этих троих может любить как шпион, а кто как разведчик. Впрочем, можно ни о чём таком не думать, а просто отправиться в кино. Премьера «Шпиона» планируется на апрель. Говорят, фильм так хорош, что возможна даже очередная вспышка шпиономании.

обсуждение >>

№ 2
DEIGHTON (Sochi)   9.01.2018 - 15:16
Японский фильм " Зорге " хорош, советский " Мёртвый Сезон"экзистенциален и вполне неплох с хорошими актёрами , британские фильмы 60х годов по романам Лена Дейтона с Майклом Кейном "... читать далее>>
№ 1
Т-татьян@   31.05.2013 - 16:57
Очень интересный обзор образа шпионов в кино. В шпионских фильмах самое интересное, - это внутренний конфликт героя, когда приходится выбирать между любовью и долгом. читать далее>>
Кино-Театр.ру Фейсбук
Кино-Театр.ру Вконтакте
Кино-Театр.ру Одноклассники

МирТесен

Афиша кино >>

драма, притча
Россия, 2018
триллер
США, 2019
биография, драма, музыкальный фильм, экранизация
Великобритания, Франция, 2019
биография, спортивный фильм
Великобритания, 2019
арт-хаус, комедия, нуар (черный фильм), триллер
США, 2019
приключения, семейное кино, сказка, фэнтези
США, 2019
комедия
США, 2019
триллер, фильм ужасов
США, 2019
драма, комедия
США, 2019
боевик, научная фантастика, приключения, триллер
США, 1999
все фильмы в прокате >>
Кино-театр.ру на Яндекс.Дзен