Кино-Театр.ру
МЕНЮ
Кино-Театр.ру
Кино-Театр.ру
Кино-Театр.ру мобильное меню

«Паранорман» - скоро в прокате

Пресс-релизы >>

23 августа на экраны выходит новый анимационный фильм «Паранорман или Как приручить зомби». Вашему вниманию - подробности его создания.
«Паранорман» - скоро в прокате
Если маленький городок атакуют зомби, кого зовут на помощь? Нормана!

Знакомьтесь с «Паранорманом» - новой анимационной картиной от компаний Focus Features и LAIKA, создателей номинированного на «Оскар» мультфильма «Коралина в стране кошмаров». «Паранорман» – второй после «Коралины», анимационный проект производства студии LAIKA, сделанный в 3D. Его создатели используют традиционную анимацию и новейшие технологии, чтобы рассказать до ужаса смешную, удивительно эмоциональную и убийственно жуткую историю.
Действие «Паранормана» происходит в Блайт Холлоу, местечке, жители которого пытаются заработать на печальной славе городка – 300 лет назад здесь проходила знаменитая «охота на ведьм». 11-летний Норман Бэбкок почти все свое время тратит на просмотр ужастиков и изучение привидений. У Нормана дар – он видит мертвецов и разговаривает с ними. Например, со своей покойной бабушкой. Он предпочитает общаться с призраками, чем со своим агрессивным папашей, несколько шлепнутой мамашей и глубоко поверхностной сестрой Кортни. В школе Норман умело избегает хулигана Элвина, дружит с впечатлительным Нилом и пытается игнорировать своего заносчивого учителя мистера Хеншера.
Неожиданно на связь с Норманом выходит его чудной дядя Прендергаст с шокирующим откровением. Оказывается, проклятие, наложенное ведьмой несколько веков назад, не шутка: оно вот-вот себя проявит и задаст жару горожанам, и только Норман может им помочь. В тот момент, когда семеро зомбаков, ведомых Мертвым Судьей, восстают из могил, Норман, Кортни, Элвин, Нил и его мускулистый старший брат Митч пускаются в сумасшедшую гонку со временем, пытаясь попутно скрыться от преследующего их шерифа Хупера. А горожане, тем временем, готовятся к неприятностям и вооружаются до зубов.
Когда его паранормальная активность достигает допустимого предела, Норман отважно призывает на помощь все свои геройские качества: как то храбрость и сострадание.

В Орегон из Англии через Новую Англию
«Чтобы заниматься стоп-моушн анимацией – или, как мы ее называем в Британии, покадровой анимацией – надо это дело любить и быть преданным ему годами, – признается режиссер Сэм Фелл, самоучка с богатым опытом. – В «Паранормане» мы хотели испробовать новый, неизбитый подход к такого рода анимации, в котором было бы меньше театра и больше, собственно, кино. В нашем фильме полно всего, чего не следует делать в кукольной анимации: масштабные сцены с массовкой, погони, перекрестные диалоги, кадры крупным планом – и примерно две трети всего этого происходит на натуре».
Другой режиссер «Паранормана», Крис Батлер, вторит коллеге: «Мы установили сами для себя кучу планок. Мы постоянно ощущали, каким амбициозным проектом мы заняты, но в этом деле нетрудно потерять голову. Когда работаешь над кукольным мультфильмом, ты осознаешь, что делаешь что-то особенное, и люди будут это смотреть и десятилетия спустя.
Я всегда работал в анимации. Я, как и Норман, с детства любил писать рассказы. Когда мне было 8, я знал, что больше всего в жизни мне хочется рассказывать истории посредством анимационных фильмов, с использованием персонажей и визуального ряда. Я пытался добиться своей цели – и добился».

Задолго до того, как Батлер начал работать на LAIKA и руководить раскадровками на съемках «Коралины», у него возникла идея для оригинального мультфильма, и он принялся писать сценарий. «Художники, которые занимаются раскадровками, традиционно сами становятся режиссерами анимационных картин. То есть сначала ты делаешь кино на бумаге, а потом претворяешь эту историю в жизнь. Я очень хотел, чтобы моя идея воплотилась на экране, и обязательно в стоп-моушн».
«Писать сценарий «Паранормана» было одно удовольствие. Я хотел сделать зомби-фильм для детей – довести детективную историю в стиле «Скуби Ду» до ее логического разрешения, а не просто разоблачить ее. А еще была одна идея, связанная со мной и моими взаимоотношениями с бабушкой. И я решил объединить все эти мысли в один сценарий – шабашный, нахальный, авантюрный. Он также посвящен самосознанию и самоидентификации, ведь один из лейтмотивов фильма – «не встречай по одежке»».
Батлер продолжает: «Мне понадобилось почти 10 лет, чтобы завершить работу над сценарием. Я мог его отложить в сторону, весь день работать над чьим-нибудь еще фильмом, а вечером возвращался домой и снова садился за мой сценарий – так я расслаблялся после тяжелых трудовых будней. Так что «Паранормана» - а поначалу у него не было названия, кроме «Безымянного проекта о зомби» – я вынашивал очень долго».
Продюсер Ариэнн Сатнер взялась за проект на ранней стадии, еще до того, как сценарий был завершен: «Фильмы о детях-лузерах и фильмы о монстрах универсальны и никогда не устаревают, но в этой истории было что-то крайне необычное. Меня поразило в сценарии Криса то, что он умудрился написать кино для детей и про детей, избежав сюсюканья и сознательных упрощений. Также эта история грамотно апеллировала к родителям – это я почувствовала на себе особенно остро. Крис рассказывает о том, как Норман преодолевает свои страхи и мирится со своим необычным даром. Крис усердно работал, чтобы собрать воедино интересных персонажей, драматическую составляющую, зрелищный экшн и комедию – причем, это не просто набор гэгов, а настоящий, тонкий юмор».
Именно юмор стал ключевым компонентом картины: Батлер годы назад осознал, что «не на страшилках должна держаться история, а на контекстуальных шутках».
Сатнер, которая сотрудничала с режиссером «Коралины в стране кошмаров» Генри Селиком более 10 лет, взялась помочь Батлеру доработать сценарий. «Покадровая анимация - чудесный вид киноискусства, и особо заметно он эволюционирует в творческих коллаборациях, начиная прямо с написания сценария. В виду того, что мы избрали такую художественную форму, мы концентрировались на визуальной стороне дела, а не только на ходе и структуре сюжета».
Когда продюсер Трэвис Найт прочел неоконченный сценарий, он признался, что «в Нормане видит много от себя и своих детей», поэтому ему особенно интересно узнать, чем же обернется эта история. LAIKA еще вовсю работали над «Коралиной», когда «Паранорман» попал в официальный список фильмов студии, запущенных в производство, и вскоре он стал приоритетным проектом.
Сатнер: «В мире анимации ничего не происходит быстро, хотя этот мультфильм мы удивительно оперативно поставили на ноги».
Батлер: «Последние страницы сценария, включая кульминацию, были набросаны давно (я сам пишу сценарии, поэтому знаю, насколько это важно – все заранее распланировать), но по-настоящему сформулированы на бумаге они были только в период работы над «Коралиной». Как только мы с ней разобрались, мы сразу же кинулись планировать производственный процесс «Паранормана». У меня даже нормального отпуска не было со времен «Коралины»!»
Сатнер: «Крис точно знал, каким образом он хочет воплотить на экране то, что написано на страницах сценария. Было очевидно, что он обладал необходимой энергией, чтобы реализовать свой режиссерский потенциал, и я посоветовала ему довериться своим инстинктам. LAIKA – не единственная анимационная студия в мире, в которой кадры кочуют из сценаристов в режиссеры. Но если уж они доверяются режиссеру, то они полностью доверяются и его подходу, идеям, замыслам. Студия делала ставку на Криса, потому что он уже проявил себя как прекрасный рассказчик».
«Другие студии, – замечает Батлер, – предпочли бы пойти другим путем и отказаться от сложностей. Но Трэвис увидел в этом плюсы – и это как раз то, что отличает LAIKA от других студий. Мы любим сложности и стараемся всегда делать что-то оригинальное и неординарное, и во всех моих начинаниях Трэвис всегда меня поддерживал и вдохновлял».
Сэм Фелл присоединился к проекту в 2009 году. «Я в тот момент впервые посмотрел «Коралину в стране кошмаров» и посчитал ее потрясающей и очень смелой картиной, которую могла сделать только студия LAIKA. Трудно было отказаться от возможности поработать с этими людьми, постоянно постигающими новые горизонты.
Сценарий Криса была написан по-британски остроумно, но на что я по-настоящему купился, так это на заглавного персонажа Нормана – на то, как он растет и меняется в ходе повествования. Я считаю, детям будет не лишним знать, что быть не похожим на других – это нормально».

«Сэм умудрился еще дальше развить идеи Криса, – признается Сатнер, – хотя при этом и исповедовал практический подход к материалу».
Феллу пришлась по душе концепция Батлера о том, что их фильм должен быть «смесью Джона Карпентера и Джона Хьюза» – это все равно, если бы герои из «Клуба Завтрак» пытались одолеть призраков из «Тумана».
«Мы принялись вместе трудиться, – рассказывает Фелл, – чтобы добиться нужной атмосферы. Крис все мои предложения об улучшении сценарной структуры встречал одобрительно. Мы хотели сделать кино для семейной аудитории, и при этом вдоволь наиграться с любимыми жанрами. Мы осознавали, что создаем нечто восьмидесятническое, хоть это и не стилизация. Поэтому было легко отдаться штампам кино того времени – мы даже перенесли действие в маленький американский городок. При этом заметьте, мы оба британцы!»
Батлер: «Локация была очень важна для сюжета – это должна была быть Новая Англия. Я провел там много времени, и это очень похоже на родные места – ну, знаете, дома с кривыми дверьми и гниющими заборами…»
«Мне кажется, любой художник использует как источник вдохновения три вещи, – замечает Найт. – Первое – это личный опыт и воспоминания, второе – наблюдения и исследования, и третье – собственная фантазия. Если первые два пункта не приносят особых плодов, то особо сильно нагружается фантазия – зачастую можно вообще обойтись только ей одной. «Паранорман» – впечатляющий стилистический оммаж всему тому, на чем мы росли. Но в нем также содержится эмоциональная острота. Даже в самых абсурдных эпизодах видно, что мы нашу историю и тему, которую она раскрывает, воспринимаем всерьез».
Ему вторит Батлер: «В фильмах студии Amblin 80-х годов – таких как, например, «Балбесы» – была искра, теплота, эмоции и чувства, и они не «снисходили» до детей, а общались с ними на равных. В нашем фильме, помимо всего этого, будет еще и уделяться внимание проблемам, с которыми дети сталкиваются каждый день – проживание в обществе, противостояние драчунам. А также нечто, с чем они сталкиваются не так часто – нашествие зомби».
«Я смотрел эти фильмы, когда был тинейджером, – вспоминает Фелл. – Они были дерзкими и бойкими, в них говорилось о вполне жизненных проблемах. «Паранорман» хоть и похож на аттракцион ужасов, он также повествует о том, что травить детей в школе нехорошо – при этом наше кино лишено назидательных интонаций. Сценарий Криса венчается по-настоящему сильной концовкой.
У этого фильма есть драматический стержень, есть нерв и эмоция, но при этом он полон юмора, экшна и приключений. Нам очень нравилось «растягивать» наше кино в разных направлениях, в том числе и в том, что касается масштабов кукольной постановки: тут есть и размах, и внимание к деталям».

Квалифицированный стоп-моушн оператор Тристан Оливер впечатлился сценарием и амбициозным подходом режиссеров к его реализации. Они втроем принялись коллективно обсуждать, как «при помощи динамичных ракурсов и пролетов камеры можно качественно раздвинуть границы кукольной анимации».
«Чтобы снять кино, – делится Оливер, – мне нужно получить четкое представление о том, каким его хочет видеть режиссер, поэтому нам нужно постоянно общаться и все согласовывать. Этот проект масштабнее, чем все, над которыми я когда-либо работал, но сейчас я достиг той ступени в своей карьере, когда мне хочется, чтобы каждый следующий мой фильм был не похож на предыдущий. Концепт-арт «Паранормана», который мне показали, выглядел впечатляюще, так что я сразу и с удовольствием согласился. Тем более что я знаю Сэма больше 20 лет, а Крис в одночасье подкупил меня своим энтузиазмом – его сценарий был тщательно продуманным и эмоциональным, особенно финальная часть. На ранней стадии работы над фильмом мы с Крисом и Сэмом сели обсудить визуальную стилистику «Паранормана», чем мы будем вдохновляться, на что будем ссылаться. Я соорудил небольшие нарезки, призванные передать нужное настроение, и собрал воедино фотографии на доске, чтобы мы смотрели и изучали. Мы все из Англии, поэтому нам было легко найти общий язык!»
Оливер продолжает: «Два режиссера на одном проекте – это не такое уж редкое явление для анимации, я встречал такое не раз, и в случае с «Паранорманом» это было особенно уместно. Крис и Сэм могли легко друг друга подменять».
Фелл: «В полнометражном стоп-моушн проекте просто необходимы два режиссера. Мы с Крисом легко сработались и качественно дополняли друг друга. «Паранорман» – большой проект, но у нас был единый подход к его реализации. Работать вместе с Крисом было одно удовольствие».
«Мы срослись в зоне бедра, как сиамские близнецы, – добавляет Батлер. – Было важно НЕ разделять обязанности. С самого начала мы сознательно придерживались единого мнения, и на протяжении всего съемочного периода мы все делали вместе, обсуждали, советовались и непременно приходили к общему знаменателю. Мы точно знали, каким должен быть весь фильм, и какой должна быть та или иная сцена, но иногда мы обсуждали разные пути достижения цели. В ходе съемочного дня мы могли разделяться и руководить разными съемочными группами или встречаться с аниматорами, но каждый кадр был рассмотрен и согласован нами обоими.
Еще давно, когда мы с Сэмом не были знакомы, мы вместе, хоть и в разное время, работали над одним проектом. Я делал раскадровку для мультфильма «Приключения Десперо» еще до того, как Сэм заступил на борт в качестве режиссера. Тогда у нас не было возможности посотрудничать, но в этот раз мы с лихвой наверстали упущенное!»

Батлер отмечает, что эстетика стоп-моушн анимации часто востребована именно из-за «убедительного натурализма – именно натурализма, а не реализма – объектов и дизайна. Доступ в мир Нормана аудитории дает осознание того, что он общается с мертвецами, у которых есть для него время – полно времени, если честно. У него особый дар, делающий его непохожим на окружающих, но именно этот его дар может спасти город от проклятья 300-летней давности. Суть истории – то, как Норман добивается взаимопонимания не только с мертвецами, но и с живыми людьми. В том числе и с собственной семьей, которой в итоге приходится смириться с тем, что Норман – не такой, как все».
В процессе препродакшна сначала была проделана работа по художественному оформлению картины, а затем были сделаны раскадровки, потому что любой кинематографист знает на собственном опыте, насколько важно заранее визуализовать каждую сцену и каждого персонажа. «Это дает режиссеру гораздо больший контроль и возможность сконцентрироваться на деталях», – утверждает Сатнер.
Для анимационных фильмов раскадровки имеют даже большее значение, чем для игровых. По словам Батлера, «это не то же самое, что кино с живыми актерами, где вы можете использовать множество разных камер или переснимать дубли. Аниматоры работают покадрово, поэтому нужно ТОЧНО знать, какой будет следующая позиция на площадке. Прелесть раскадровок заключается в том, что вы можете прямо из сценария выстроить весь фильм в картинках (хотя в процессе часто возникают новые визуальные идеи), и этот материал отправляется прямиком к операторам».
«Это как огромный комикс. Раскадровщик должен уметь не только рисовать, но и рассказывать истории, при этом совсем не лишним будет наличие комедийных талантов», – делится Батлер.
«И я, и Крис в свое время занимались раскадровками, – замечает Фелл. – поэтому неудивительно, что мы порою сами брали все в свои руки и принимались рисовать сцены. Мы тестировали идеи друг друга, чтобы понять, какие из них работают, какие нет. Мы работали очень быстро, потому что не испытывали на себе никакого давления, при этом мы обсуждали в подробностях абсолютно все: нарратив, операторскую работу, «актерскую» игру. Делать раскадровки не только исключительно полезно, но и приятно – один из моих любимых процессов в мультипликации».
Батлер: «Какая-нибудь случайная вещица, которую художник принес мне на стол, могла изменить персонажа или локацию. Мне приходилось возвращаться к сценарию и переписывать некоторые фрагменты.
Я работал с почти всей съемочной группой «Паранормана» и раньше, на «Коралине в стране кошмаров», поэтому теперь нам многое давалось легко и быстро. Это отличная команда людей, обладающих колоссальным опытом в деле покадровой анимации – некоторые из нас еще до «Коралины» друг с другом успели поработать, потому что мы все вместе росли и крепли в одной индустрии».

Фелл: «Каждый раз приходя работать над «Паранорманом», я поражался, насколько толково здесь все устроено. LAIKA базируется в Орегоне, вдали от мейнстрима, и при этом настолько профессионально проявляет себя в использовании старых и новых технологий. Сейчас очень важное время для века анимации, и это особенно чувствуется тут, на этой студии, в этом прогрессивном месте».

Озвучание
Создание образа в анимации включает в себя несколько видов деятельности. Один из них – озвучание. Вопреки общепринятому заблуждению, сначала записываются голоса актеров, а уже потом под них подстраиваются аниматоры, работающие с куклами. «Паранорман» был, по большей части, озвучен в 2010 году, вскоре после начала производственного процесса.
Как и в случае с любым игровым фильмом, съемочная команда коллективно обсуждала кастинг-идеи, а режиссеры принимали окончательные решения. Те, кто занимался дизайном кукол, находились на низком старте, пока актеры участвовали в прослушиваниях. «Мы выбирали актеров не по внешности, а по голосу, – признается продюсер Ариэнн Сатнер. – В отличие от кастинга для обычного фильма, в нашем случае никого не интересовали фотографии кандидатов на роль».
«Мы должны были собрать ряд характерных голосов, которые бы выкристаллизовывались в один ансамбль. В его звучании должна была быть музыкальность», - говорит режиссер Крис Батлер.
Другой режиссер Сэм Фелл добавляет: «Было очень важно, чтобы мы нашли актеров, способных играть все эмоции нашей истории: смешные и дерзкие, но также сентиментальные и трогательные сцены. Все кино целиком должно было звучать правильно, поэтому мы довольно долго выбирали подходящих актеров. Зато почти все, кого мы позвали, согласились с нами работать».
«Задолго до кастинга мы устраивали чтения сценария за столом, – рассказывает Сатнер. – Это помогло нам заранее понять, что именно мы хотим от актеров».
«Мы искали юного актера, который был бы естественным и непринужденным, как дети в телевыпусках мультфильма о Чарли Брауне 60-х - 70-х. Из более недавних примеров мы ориентировались на сериал «Фрики и гики», директором по кастингу которого была Эллисон Джонс. Я написал ей письмо с просьбой присоединиться к нашему проекту. Нам очень повезло, что она согласилась».
Ансамблем должен был руководить Норман. Фелл признается, что «очень трудно найти молодого актера с нужным диапазоном и умением чувствовать.
Но после того, как мы увидели феноменального Коди Смита-МакФи в «Дороге», мы поняли, что он может вытащить на себе целый фильм, и зритель будет с придыханием следить на приключениями этого мальчика».

Когда ему предложили поработать над «Паранорманом», Смит-МакФи поразился тому, что фильм рассматривает проблему школьной травли учеников другими учениками. «Норман – мальчик, которого дразнят все, включая его собственную сестру, - замечает Коди. – Но именно он делает все, чтобы спасти город и всех примирить. Очень круто! А также создатели «Паранормана» отдают дань жанру зомби-фильма. Мне нравится, что в нашей истории такая жуткая атмосфера».
Темпест Бледсоу, актриса с детства, хотела быть частью команды «Паранормана», потому что она «большой фанат хорроров, и с тех пор, как я была маленькой девочкой, у меня был развит вкус на страшилки. Я даже сама лично повстречалась с привидением, в отеле в Альбукерке. В детстве окружающие часто считали, что я мудра не по годам, но это рождало много проблем: если ты не идешь в ногу с большинством, тебя начинают дразнить и донимать. Но, по-моему, каждый из нас хоть однажды оказывался в неловком положении, когда ему казалось, что он не такой, как все. Поэтому зрителю так легко будет отождествлять себя с Норманом».
Бледсоу испытывает куда большую симпатию к Норману, чем к своему персонажу: «Я играют шерифа Хупер; она несколько высокомерна, потому что наделена властью. Я просто счастлива быть частью этого удивительного мира, созданного при помощи кукольной анимации».
Бледсоу и другие актеры стали частью «нормановского» мира в немного большей степени, чем собирались: пока они записывали голоса, их фотографировали. Эти фотографии аниматоры и скульпторы использовали при создании кукол – реальные актеры служили физическими прототипами персонажей.
Сатнер отмечает: «У нас сложилась богатая галерея образов, с которой интересно было работать не только актерам, но и аниматорам. Отличное поле для создания как комического, так и сентиментального».
«Сначала ты сидишь и слушаешь записи, снова и снова, – делится глава команды аниматоров Брэд Шифф. – Пытаешься расслушать все нюансы голосов, все модуляции и интонации. Это серьезно помогает понять, кем является тот или иной персонаж и как его лучше изобразить. Дальше мы используем еще один «ориентир» – аниматоры записывают себя на видео, изображая персонажей. Иногда, просматривая эти записи, ты понимаешь, почему что-то выглядит совсем не так, как ты рассчитывал, и тогда приходится несколько менять подход к «актерской игре». Кое-что из этого действительно помогало добиться результата, но мы строили такие рожи! Оставалось только надеяться, что ничего из этого не попадет в дополнительные материалы на видеоносителях».
«Если движение передано правильно, то легче передать и эмоции, – признается Батлер. - Если тот или иной персонаж подвергается риску, то вы верите, что он и вправду в опасности».
Фелл: «Когда аниматоры снимают эти видео, они, по сути, вживаются в роль. Есть в этом какая-то магия – смотришь на готовый продукт и узнаешь в кукле, в ее движениях и мимике того или иного аниматора. Это все равно, что вселяться в неодушевленный предмет. Жуть какая-то! Как можно понять из нашего фильма, раньше людей за такие вещи сжигали на костре…»
Среди «видеопримеров» у Шиффа есть и фавориты: например, в одной записи «аниматор привязал метлу к ноге, чтобы изобразить походку зомби – хромающую, тяжелую поступь. Другой аниматор пытался изобразить Митча и бил по футбольному мячу, подпрыгивая и лягаясь. А также аниматор Джейсон Столман абсолютно прекрасно изображал сестру Нормана Кортни, которая стоит в дверном проеме и смотрит на своего парня Митча – столько эмоций было в ее глазах!»
«Главное правильно поймать то, что в глазах, ведь даже в беглом взгляде полно эмоций, – утверждает Столман, который отыграл эту сцену с другим аниматором, изображающим Митча. - Каждый аниматор – это своего рода характерный актер. Я впервые столкнулся с записью подобных видео несколько лет назад, когда трудился над одним швейцарским проектом, и я убежден, что эта методика только улучшает качество работы. Мы в любом случае используем воображение, но этот процесс помогает приблизить к реальности наши представления о том, как та или иная сцена должна выглядеть. Это похоже на то, как мы в детстве играли в ролевые игры.
В «Паранормане» каждый оператор с головой ушел в изображение персонажей. В фильме есть одна сцена, где Кортни сидит на краю дивана, разговаривает по телефону и одновременно красит ногти на ногах. И вот я пытался понять, как можно синхронизировать движения ее ног с интонациями в голосе (который уже был записан Анной Кендрик), потому что мы слышим ее, но не видим ни головы, ни лица – только ноги. В итоге мои волосатые ноги попали в кадр и вошли в анналы студии LAIKA. Я раз за разом прослушивал аудиозапись голоса Анны – она так классно отыгрывала свою роль, что я просто не имел права сыграть плохо свою. Это похоже на актерскую коллаборацию, хотя я с Анной даже не знаком. Я научился подстраивать под диалог движение своих пальцев и ступней, но я все еще должен был держать в уме, что ноги Кортни намного длиннее и изящнее, и что в кадре будет иное освещение. Монтажеры склеили для меня кусок, в котором я шевелю ногами под голос Анны, и я использовал это как образец для создания сцены в фильме».

Монтажеры и режиссеры вместе просматривают эти записи, сведенные с голосами актеров, потому что таким образом гораздо легче выйти за рамки раскадровок и понять, каким же в итоге получится кадр. Также, если необходимо, можно внести изменения и согласовать их с аниматорами. Как и в случае с любым фильмом, цель, постановка кадра и мотивации героев обсуждаются коллегиально. Тот или иной эпизод затем проходит через остальные стадии производства, пока режиссеры работают над другими сценами, но они в любой момент могут вернуться к уже пройденному материалу и внести корректировки.
Подобные «видеоориентиры», которые становятся все более востребованными в мире анимации, дополняют проверенную временем традицию, когда актеры, озвучивающие персонажей, полностью определяют характеры. Продюсер и главный аниматор Трэвис Найт замечает: «Заранее записанные голоса актеров – это то, что мы внимательно слушаем, чтобы уловить нюансы, важные в изображении того или иного персонажа. Затем мы скрещиваем голоса и наши собственные воплощения героев.
В данном фильме было важно, чтобы наша «актерская игра» была как можно более естественной. Мы называем наш стиль анимации «искаженный натурализм», снабженный тонко подмеченными и реалистичными деталями. Мы все трудились над тем, чтобы персонажи Криса получились убедительными, жизненными и вызывающими симпатию».

Соответственно, Батлер утверждает, что ему «страшно понравились голоса актеров – они привнесли столько всего! С ними даже мои шутки стали смешнее. Поразительно, как они обогатили свои реплики.
Мы не давали Такеру Албрицци (он озвучивает Нила, друга Нормана) времени на подготовку – напротив, каждая реплика для него была сюрпризом. Это помогало ему сохранять свежесть и бойкость интонаций».

Фелл вспоминает: «Такер стал для нас настоящим открытием. Как только мы услышали его голос, мы сразу сказали: «Это Нил!» Он младше Коди, и было занятно наблюдать за их совместной работой на озвучании».
Албрицци, которому еще даже не исполнилось 11-ти, описывает своего героя как «верного друга и оптимистичного парня с уймой энергии. Чтобы его сыграть, я должен очень бойко и без запинок произносить даже самые обычные реплики в комедийном ключе. Круто, когда персонаж разговаривает твоим голосом! Думаю, я похож на Нила – мы оба со странностями, с веснушками и рыжими волосами (только мои еще и вьются). Мой брат похож на Нормана, потому что он тоже стеснительный и у него такие же волосы».
Анна Кендрик и Илейн Стритч озвучивают соответственно старшую сестру и бабушку Нормана. Хоть бабушка и отошла в мир иной, Норман находится в постоянном контакте с ней. «У Илейн такой удивительный, мягкий и теплый голос, – восторгается Сатнер. – Его слышишь, и сразу понятно – этот человек повидал жизнь, и это очень важное свойство данного персонажа. Бабушка в ее исполнении получилась человеком милым, способным на сочувствие, но лишенным неприятной приторной слащавости».
Их персонажи пребывали в разных астральных измерениях, поэтому Кендрик и Стритч не пересекались в студии звукозаписи. Хотя обе актрисы уже навсегда связаны «голосовым перформансом». В 1970 году Стритч прославилась тем, что исполнила классическую песню Стивена Зондхайма «The Ladies Who Lunch», взятую из оригинального бродвейского мюзикла «Компания». Кендрик же прославилась в 2003 году ролью в фильме «Лагерь», где она играла в шоу и пела кавер-версию этой же песни.
Кристофер Минц-Пласс работал то в одиночку, то в ансамбле с другими актерами. Он очень хотел озвучить роль Элвина, школьного забияки, который достает Нормана, потому что Кристофера и самого в школе доставали. «Играя эту роль, я постоянно вспоминал о знакомых парнях из моей школы. Ну а из актерских работ меня вдохновляла «роль» Энди Самберга в мультфильме «Облачно, возможно осадки в виде фрикаделек» - вот он был очень смешным хулиганом».
Фелл утверждает, что «выбор Криса на эту роль был неожиданным, потому что его привыкли видеть в образе гиков и ботанов. Но мы нашли, как использовать его комический богатый голос – наделить им школьного задиру Элвина, который думает, что он крутой, а на самом деле всего лишь является запуганным ребенком».
То же самое можно сказать о Лесли Манн, которая озвучивает маму Нормана. «В детстве я была аутсайдером и всегда находилась немного поодаль от всех. Однако в четвертом классе я заявила, что хочу быть актрисой. Забавно, как сейчас я вовсю использую в своей актерской карьере то, за что меня гнобили одноклассники – мой писклявый голос.
Мне очень нравится «Коралина в стране кошмаров», поэтому когда ребята со студии LAIKA прислали мне картинки персонажей «Паранормана», я сразу согласилась быть частью творческого процесса. Также всегда приятно приходить на работу и при этом выглядеть, как черт знает что».

Джеффу Гарлину, который уже принимал участие в озвучании двух «оскароносных» анимационных фильмов, предложили составить дуэт с Манн и сыграть роль отца Нормана. «Я согласился, потому что меня весьма интересуют привидения, а также потому, что в детстве я был большим фанатом хорроров.
Но когда люди говорят: «Работать над мультфильмами легко», – я им отвечаю, что это все неправда. На обычной съемочной площадке у тебя есть время передохнуть между дублями, перекусить чего-нибудь, пока идет настройка оборудования, расслабиться. Когда же ты работаешь над анимационным проектом, ты должен не только постоянно держать в тонусе свое воображение, но и быть готовым проговаривать одно и то же, много раз подряд».

Кендрик поначалу проявляла сомнения относительно того, стоит или не стоит соглашаться на столь нетипичную для нее роль, как Кортни, потому что «озвучание одновременно волнующий и пугающий процесс. Мне было лестно, что меня пригласили, но я думала: «А что, если у меня не получится?» Но очень уж Кортни глупая, капризная и очаровательная, трудно было отказаться от этой роли».
Фелл замечает: «У Анны чудесное чувство юмора, и мы знали, что у нее получится сыграть эту выпукло-вогнутость ее персонажа – ведь образ Кортни намного сложнее, чем просто «чирлидерша в спортивном костюме». Через нее раскрывается одна из главных тем фильма – что люди не обязательно такие, какими кажутся на первый взгляд».
«Это было настоящее упражнение в актерском мастерстве, – признается «оскаровская» номинантка Кендрик. – Поначалу мне казалось, что необходимость стоять перед микрофоном будет меня несколько сковывать. Выяснилось, что как раз наоборот – не было вообще никаких ограничений и преград. Мне не нужно было волноваться о том, как я выгляжу, или старательно ходить по разметкам на полу. Мне давали указания, и я произносила свои реплики, не размышляя над ними дольше, чем требуется.
Впрочем, нас все равно снимали на камеру, и я добилась обещания, что эта запись нигде и ни в каком виде не появится, потому что я частенько выглядела на ней полной дурой. Однажды мы с Кейси Аффлеком
(он играет Митча, в которого влюблена Кортни) вместе записывали сцены, и он вдруг сказал: «Направьте камеру на ноги Анны». Я почему-то не пойми что вытворяла со своими ногами. Но это все делалось неосознанно – надеюсь, мне удается так войти в роль и в игровых фильмах, а не только в анимационных».
Идея скрестить Кендрик в дуэте с другим «оскаровским» номинантом Аффлеком пришла после того, как звуковики смонтировали вместе их голоса, хотя актеры еще не были подписаны на роли. «У них по-настоящему научные методы работы», – восторгается Анна.
Как и его партнерша, Аффлек поначалу был в смятении, но вскоре осознал, что процесс озвучания полностью раскрепощает – и в особенности потому, что не приходится волноваться о своем внешнем виде. «Я ни разу до этого не принимал участие в работе над анимационным фильмом. Обычно люди, когда слышат мой голос, сразу указывают мне на дверь, так что это был мой первый опыт озвучания.
Как выяснилось, это легко и приятно. Коллеги меня расслабили и успокоили. Этому способствовало то, что мы работали вместе с Анной и другими актерами в одной комнате, одновременно. Я был сконцентрирован на том, чтобы выдать правильный голос Митча и чтобы то, что я говорю, хорошо сочеталось с тем, что говорят другие».

Фелл: «У Кейси очень сухое, циничное чувство юмора, и он выдал нам пару-тройку неожиданных импровизаций, при этом всегда строго оставаясь в образе».
«Мы старались собирать актеров, как можно чаще, – говорит Сатнер. – Не только для того, чтобы непосредственно записывать голоса, но и чтобы притереться друг к другу – в том числе и разработать уже существующие отношения между своими персонажами. От Джеффа и Лесли, играющих дуэт родителей, мы ожидали импровизаций, и они не подвели».
Индивидуальные и парные комбинации озвучания были записаны в Англии, в Лос-Анджелесе, в Ванкувере и в Нью-Йорке. Впрочем, некоторые актеры лично посетили студию LAIKA, чтобы убедиться, сколько креативности создатели вкладывали в производственный процесс. Когда Аффлек прибыл с детьми, чтобы взглянуть одним глазком на отснятый материал, съемочный процесс был близок к завершению, а работа над голосами и подавно была закончена еще за год до этого.
И хотя подобная схема нередко встречается в производстве анимационных фильмов, в случае с «Паранорманом» была еще одна причина побыстрее разобраться с озвучанием. «У меня начал ломаться голос, – признается Смит-МакФи. – Даже в последней нашей сессии звукозаписи мне уже было трудно разговаривать привычным, детским голосом Нормана».
«Мы вовремя все успели, – отмечает Фелл. – Но потом снова и снова приходилось возвращаться к Коди. Сценарий был полностью завершен, и мы не пытались улучшить историю, но образ Нормана эволюционировал, и нам пришлось немного изменить сцены и кое-что перетасовать. В фильме тот факт, что голос Коди становится сильнее и мужественнее, работает нормально, потому что в том же ключе изменяется и голос Нормана».
Батлер отмечает, что на этот риск стоило пойти, потому что «голос Нормана должен был звучать особенно натурально и искренне, ведь это история о том, как ребенок проходит путь и взрослеет».

Два года в производстве
«Паранорман или как приручить зомби» является самым крупномасштабным кукольным анимационным проектом в истории и всего лишь третьим (после «Коралины в стране кошмаров», 2009, и «ардмановских» «Пиратов! Банды неудачников», 2012) стоп-моушн фильмом, выполненным при использовании стереоскопического 3D.
«Анимация – это форма, а не жанр, – отмечает главный аниматор студии LAIKA и продюсер Трэвис Найт. – Жанр – понятие слишком лимитирующее, сковывающее творческие возможности, тогда как анимация – сильный визуальный инструмент, ограниченный лишь воображением авторов. Мы идем дальше и инкорпорируем все известные формы анимации в нашу методику. Но студия LAIKA тесно связана с кукольной анимацией, и именно этот вид искусства мы пытаемся вывести на качественно новый уровень. В наших проектах задействованы все, кто работает на LAIKA, и каждый привносит что-то свое в наши захватывающие картины. Мы раздвигаем понятие «анимации» в сознании людей, создавая фильмы, которые и выглядят смело и свежо, и повествуют о важных вещах».
На студии LAIKA аниматоры, декораторы и прочие ремесленники кинотруда вместе работают над всеми аспектами производства, чтобы изумлять и радовать аудиторию по всему миру. Как заметила продюсер Ариэнн Сатнер, «у нас студия растет и привлекает все больше людей с нестандартным взглядом на мир. Мы все по-настоящему любим тот вид искусства, которым все тут занимаемся».
Режиссер Крис Батлер добавляет: «Многих их тех, кто работает у нас на студии, я воспринимаю не только, как сослуживцев, но и как друзей».
Режиссер Сэм Фелл: «Стоило мне прийти работать на LAIKA, как я сразу понял: эти люди вкладывают любовь, заботу и щедрость в свое дело. И это чувствуется в каждом кадре».
В сообществе аниматоров особенно ценится неиссякаемость художественных идей, и потому на LAIKА часто устраиваются «мозговые штурмы», в которых участвуют кадры, нанятые в разных странах по всему миру. После «Коралины в стране кошмаров» этот процесс стал еще более востребованным.
Батлер: «Хоть этот фильм и был сделан в 3D, чтобы привлечь большее количество народу, я очень люблю 2D-анимацию. Мы все любим. Когда мы только начали работать над «Паранорманом», у нас с Ариэнн зашел разговор о людях, которые сделали номинированный на «Оскар» мультфильм с двухмерной графикой «Тайна Келлс». Мы пригласили режиссера Томми Мура и художника-постановщика Росса Стюарта в нашу студию и вели с ними беседы. Они внесли свой вклад в стилистику нашей картины. Это был процесс взаимного обогащения, если угодно – я, наконец, смог забыть о «Коралине» (а у нее был свой визуальный стиль) и сосредоточиться на «Паранормане» и на том, каким мы его хотели видеть.
Также на ранних стадиях производства один из моих любимых комикс-иллюстраторов Гай Дэвис прочитал сценарий и накидал нам пару рисунков персонажей. Мы в итоге повернули несколько в ином направлении, но факт, что Гай Дэвис тоже поучаствовал в создании фильма, придал мне сил и вдохновения».

Дизайнер персонажей Хайди Смит, которая тогда еще была вчерашней выпускницей Калифорнийского института искусств, нарисовала карандашом на бумаге монохромные и двумерные скетчи. И все ориентировались на ее работы, как на примерный образец того, как должны были выглядеть персонажи. «Мы хотели, чтобы все и вся в Блайт Холлоу было немного шатким, вышедшим из строя», – говорит Фелл.
Батлер вспоминает: «После «Коралины в стране кошмаров» мы получили на рассмотрение несколько портфолио молодых талантов. Среди них Хайди, ее работы были очень необычными».
Фелл тоже восхищается Смит: «Все, что она делает, она берет из жизни. Как сорока - отправляется в мир, смотрит вокруг, подбирает все, что ей интересно, и несет обратно нам.
Действие «Паранормана» не происходит в ином мире или в другом измерении. Это всего лишь обычный американский городок из наших дней, подвергшийся, впрочем, некой стилистической обработке. Очень важно, чтобы у зрителя не возникало чувства нереальности происходящего, даже когда события выходят из-под контроля».

Сатнер: «Хайди помогла нам добиться логичности и системности в галерее образов и локаций. В Блайт Холлоу, возможно, все выглядит необычно и экстравагантно, но необходимо было оставить место для маневра, чтобы зритель не испытывал неудобство от потрясающей неправдоподобности происходящего. Городок мы намеренно сделали современным, с узнаваемыми приметами времени».
«Дизайн-решения Хайди вывели проект на новый уровень, – утверждает художественный руководитель процесса производства кукол-персонажей Джорджина Хейнс. – То, что выбор LAIKA пал именно на нее, помогло этой сплоченной, устоявшейся команде забыть о «Коралине» и полностью посвятить себя истории Нормана». Смит продолжала трудиться над персонажами «Паранормана» и художественным оформлением картины на протяжении двух лет производственного процесса.
А тем временем, аниматоры «Паранормана» вдохновлялись просмотром не только зомби-фильмов, но и «Франкенштейна», «Носферату» и прочей классики хоррора.
Все два года работа над «Паранорманом» шла на студии LAIKA в Хиллсборо, штат Орегон, в огромном ангаре площадью 14 тыс. кв. метров. К августу 2010 года сложилось 52 разных съемочных группы, состоящих их аниматоров, дизайнеров, художников и технических специалистов. Жизнь не останавливалась круглые сутки, и хотя бы несколько из 52 павильонов работали даже по ночам. Такого размаха не видел раньше ни один анимационный проект – разве что «Коралина» была сопоставима с «Паранорманом» по количеству «съемочных площадок».
«Такой большой, амбициозный проект, что даже составлять расписание съемок было не так легко, – вспоминает Сатнер. – В «Паранормане» такое количество кукол, какое вы раньше не видели ни в одном мультфильме. Хотя у нас было дикое количество крупных планов Нормана под рукой – мы провели серьезную предварительную подготовку».
Батлер: «Я, бывало, хожу туда-сюда по студии, остановлюсь и изумляюсь: это все было только в моей голове, а сейчас оно повсюду. Да еще и вокруг постоянно суетятся десятки людей…»
Так как каждый элемент, каждая деталь в кадре сделана человеческими руками, обычно целая неделя уходила на то, чтобы создать 1-2 минуты отснятого материала. Найт вспоминает: «Один единственный кадр может легко занять у аниматора полчаса времени». Даже самые быстрые аниматоры, которые вносили наибольший вклад в создание готового продукта, могли делать только несколько секунд отснятого материала в день – иными словами, они, по сути, не сдвигались с одной точки часами, пытаясь реализовать в одном кадре коллективные амбиции авторов.
«Ты уже часто ловишь себя на мысли, что думаешь о чем-то своем, – смеется аниматор Джейсон Столман. – Возможно, это дается особенно легко людям, которые в детстве грезили наяву и витали в облаках».
«2-3 года производства – это как поезд, который следует без остановок, – говорит Батлер. – Но этот поезд уходит в путь только потому, что мы все тут с исключительной любовью относимся к нашему виду искусства».
Ни одна другая форма анимации, кроме стоп-моушн анимации, не способствует созданию тактильного контакта между мастерами, куклами и реквизитом.
«Работать в кукольной анимации – это все равно, что наблюдать, как искусство оживает и приходит в движение, – замечает Сатнер. – Художники и сейчас работают со старыми, привычными материалами: они, как обычно, используют клей, краску и свет.
Стоп-моушн анимация значительно дешевле в производстве, чем среднего уровня компьютерный мультфильм. Многие почему-то считают, что создать кукольный фильм стоит уйму денег. Нет, не уйму, но вот времени это занимает несоизмеримо больше».

«Ощущение такое, будто поднимаешься на Эверест, – комментирует Хейнс, – но каждую неделю мы просматриваем результаты наших трудов. Это невероятно вдохновляет. Ребята с LAIKA таким образом мотивируют художников и подчеркивают, насколько творческие люди и работа, которую они делают, высоко ценится студией. Нами руководит Трэвис Найт – он постоянно находится на площадке и оказывается вовлеченным в процесс настолько же, насколько вовлечены в него и все мы. Он четко знает, чем занят каждый человек в команде – от продюсера до костюмера – и знает, что каждый из них в восторге от своей работы».
Найт часто выполняет функции главного аниматора на съемочной площадке. «Аниматоров выбирает режиссер, – делится он, – основываясь на том, как успешно они уже успели проявить себя в связи с той или иной сценой или персонажем в ходе коллективного чтения сценария».
Сатнер добавляет: «Некоторые аниматоры хороши, скажем, в сценах экшна, а некоторые лучше справляются с более эмоциональными эпизодами».
Найт считает, что «главное – найти нужного человека, который может соблюсти баланс. Ведь аниматор – это, по сути, актер, который играет свою роль при помощи куклы. Иногда, как ни бьешься, не получается выжать актерский перформанс из этих неодушевленных мешков из стали и силикона. И тогда приходится пробовать что-то иное, и это может быть что-то, чего никто на съемочной площадке не ожидает. Несмотря на то, что фильм тщательно и покадрово расписан, временами случаются вспышки спонтанности. Главное – держать в уме общую картину происходящего, когда пытаешься преодолеть маленькие, незначительные трудности».
Руководитель отдела анимации Брэд Шифф напоминает, что «важно убедиться, чтобы была ясность между пожеланиями режиссера и исполнением аниматоров. Это идет на пользу стилистике фильма».
Батлер: «Аниматоры должны держать под контролем всю сцену: и передний план, и задний».
Фелл: «Мы, может, и обсудим с ними сцену, проговорим чувства персонажей, но в итоге аниматоры идут и играют то, что исходит непосредственно от них».
Найт: «Производство структурировано таким образом, чтобы каждый аниматор нес ответственность за большие куски фильма и знал четкую расстановку сцен. Это придает фильму особую важность – каждый кадр в каждой сцене был претворен в жизнь лишь одной парой рук».

Норман в числах и деталях
«Паранорман» - это первый кукольный фильм, в котором использовались распечатанные на цветном 3D-принтере, «сменные лица» для героев. Более 31000 разных частей лица было напечатано в процессе производства.
Команда «Паранормана» использовала эти распечатки с целью создания более широкой гаммы эмоций у своих героев. Для каждого отдельного кадра требовалось множество разных выражений лица. К примеру, более 250 из них было использовано в случае одного из персонажей, чтобы создать фрагмент длительностью 27 секунд.
Так называемый отдел Быстрого Макетирования (Rapid Prototyping) студии LAIKA, ответственный за изготовление «сменных лиц» и прочего реквизита, насчитывает 45 аниматоров, скульпторов и технических специалистов.
Изготовление «сменных лиц» состоит из 10 этапов и требует больше 5-6 часов полировки и обработки с момента, когда продукт выходит из принтера, и до момента, когда он готов к использованию.
На «Паранормане» работали 4 цветных 3D-принтера на протяжении 572 дней без перерыва.
На изготовление этих лиц ушли следующие материалы:
o 3,77 тонны порошка для принтера
o 855 литров цветных чернил
o 1867 одноразовых печатающих головок
o 291 литр суперклея
o 66432 редких магнита из редкоземельных материалов
o 729 листа наждачной бумаги
o 5000 канцелярских ножей
o 2430 баллона акриловой краски Crystal Clear
o 132 литра эмульсии
o 35000 резиновых перчаток
Лица всех персонажей хранятся в «библиотеке лиц» студии LAIKA, рассортированные по 1257 архивным коробкам.
Самое большое количество различных сменных лиц, использованных в одном фрагменте «Паранормана», составляет 545 – их поделили между собой 7 разных персонажей. Фрагмент длится 42,7 секунды (1024 кадра), и на его съемки ушло больше месяца.
В некоторых кадрах крупным планом лицо Нормана заполняет собой весь экран – это лицо, шириной 4,8 сантиметра, увеличено примерно в 380 раз.
Чтобы создать новую куклу, от начала до конца, требуется минимум 3-4 месяца, и это не считая время, которое уходит на дизайн и на тесты. Как только первая кукла персонажа готова, ее тут же принимаются дублировать, и уже этот процесс происходит несколько быстрее. Чтобы создать 178 кукол 61 одного персонажа «Паранормана», потребовалось задействовать 60 мастеров.
Норман был представлен в виде 28 кукол. Благодаря цветному 3D-принтеру и распечатанным на них «сменным лицам», Норман был снабжен 8800 разными лицами с огромным запасом бровей и ртов. Будучи «человеком с 8800 лицами», он мог принимать 1,5 миллиона разных мимических выражений.
У Нормана волосы торчком – в его прическе 275 «рожек». Его волосы сделаны из козьей шерсти и держатся на клее, геле для волос и ткани. А также на специальном клейком материале, нитках и проволоке. Готовые волосы вручную красили настоящей человеческой краской.
Для «Паранормана» было спроектировано и сшито 120 различных костюмов.
У Нормана в фильме меняется 5 комплектов одежды: толстовка и джинсы, футболка и джинсы, пижама, костюм из школьной постановки и бейсбольная форма.
Футболка Нормана под нижнему краю подшита 102 стежками – все сделано вручную. Вокруг шеи – 48 стежков.
Родители Нормана, Сандра и Перри, меняют 3 комплекта одежды в фильме: их приличная одежда для «выходов в свет», домашняя одежда и спортивные костюмы.
Хоть она и является главной модницей в семье Бэбкок, сестра Нормана Кортни меняет только два наряда в фильме: розовый велюровый тренировочный костюм и форму чирлидерши.
Отдел костюмов все шил иглами 15-го размера шириной с волосок.
Для «Паранормана» было изготовлено порядка 31600 предметов реквизита.
В сцене в городской библиотеке задействованы две полноценных съемочных площадки, заставленные более чем 20000 миниатюрными книгами. Также тут есть 5000 бумажных предметов (газеты, карты, файлы и т.д.) и порядка 400 собранных вручную коробок для хранения архивных документов.
В мастерской по изготовлению моделей сделали 26 «анимабельных» средств передвижения. Каждое из них было способно ехать и вперед, и назад, а во многих еще и работали фары, задние габариты и стекла. В микроавтобусе и фургоне работали лампы, двери на петлях, настоящая хромированная отделка, подвески и даже рулевое управление.
Было сделано 8 разных фургонов: 2 для съемок снаружи, 2 дня съемок внутри, 2 для сцены, когда автомобиль попадает в аварию и еще 2 (в два раза меньше остальных) для кадров издалека общим планом.
18 плотников, 18 изготовителей макетов, 6 технических специалистов, 12 сценических покрасчиков, 11 цветоводов, 10 декораторов понадобилось для того, чтобы оборудовать почти три дюжины уникальных локаций «Паранормана».
Для «натурных съемок» 91 метр проселочной дороги был сделан из переработанной фанеры и покрыт тремя разными видами краски. В дополнение к этому из измельченного картона были созданы 2000 деревьев, составившие тот самый лес, который можно увидеть в фильме. Если эти деревья сложить в длину, одно за другим, то получится порядка 3,2 километра.
Команда из 93 художников использовала более 1814 кг силикона для создания реквизита и декораций.
Фильм снимался на фотоаппараты Canon 5D Mark II. Для того, чтобы снять кино, понадобилось 63 камеры и 53 системы по контролю за движением.
• 70 флуоресцентных установок и 1102 штативов для ламп и зажимов были использованы при съемках «Паранормана».
• 20 часов 29 минут или 1770601 кадр – столько материала отсняли операторы.
Эпизод в туалете, где с Норманом вступает в контакт мистер Прендергаст, снимался один год.
Над сценой, в которой Норман идет по Блайт Холлоу и общается с привидениями, 28 художников по спецэффектам трудились в течение двух лет.

UPI
Кино-Театр.ру Фейсбук
Кино-Театр.ру Вконтакте
Кино-Театр.ру Одноклассники
МирТесен

Афиша кино >>

научная фантастика, триллер
Латвия, 2016
приключения, сказка, фэнтези
США, 2019
детский фильм, семейное кино
Норвегия, 2018
фильм ужасов
США, 2019
комедия
США, 2019
биография, драма, криминальный фильм
США, 2019
боевик, комедия, криминальный фильм, экранизация
Франция, 2018
детектив, криминальный фильм, триллер, экранизация
Италия, США, 2019
боевик, криминальный фильм, триллер
США, 2019
драма
Бельгия, Франция, 2019
драма
Дания, Швеция, 2019
комедия
Франция, 2018
все фильмы в прокате >>
Кино-театр.ру на Яндекс.Дзен