Кино-Театр.ру
МЕНЮ
Кино-Театр.ру
Кино-Театр.ру
Кино-Театр.ру мобильное меню

Владимир Швейцер

Владимир Швейцер фотографии
Годы жизни
Категории
Сценарист, Театральный деятель
Фильмография
Театр
Фотоальбом
Владимир Швейцер: смотреть фильмы онлайн
Владимир Швейцер:
смотреть фильмы онлайн

Швейцер Владимир Захарович

25 февраля 1889, Баку, Азербайджан — 27 февраля 1971

Сценарист.

Заслуженный деятель искусств Азербайджанской ССР (1947).

Учился в Бакинской гимназии Лаврова, затем в Бакинском техническом училище.

Журналист, драматург. До прихода в кино занимался литературной работой, журналистикой, руководил театрами.

В 1920 году создал и возглавил Бакинский рабочий театр, позже получивший наименование Бакинский театр русской драмы, которым руководил с некоторым перерывом продолжительное время.
С 1915 года работал в кино, писал сценарии для частных студий.
В 1934 - 37 работал с Я.Протазановым.
Заведовал сценарным отделом киностудии «Межрабпомфильм», был главным редактором «Союздетфильма».
Автор нескольких пьес и воспоминаний о деятелях кино, театра и литературы.

последнее обновление информации: 23.10.17

Из воспоминаний Леонида Зорина о Швейцере:

Из книги "Авансцена".

...В первые послевоенные годы, когда наряду с университетом кончал я заочное отделение Литературного института имени Горького в Москве, надо было определяться. Бакинский театр принял Швейцер, он пригласил меня в завлиты, о лучшем нельзя было и мечтать.

Я подружился с Владимиром Захаровичем, хотя по возрасту нас разделяли не менее чем три поколения. Весьма примечательное обстоятельство - друзья всегда были старше меня...

Швейцер был личностью прелюбопытной, уже внешность его обращала внимание - квадратный, с резкими чертами лица, с каменной выпирающей челюстью, виевы веки почти опущены, когда они медленно приподнимаются, видишь темные полусонные глазки, с прячущейся на дне их усмешкой сильно пожившего человека. Страстность, кипевшая в этой натуре, была умело приручена. В каждом его неспешном движении - барственная ленца созерцателя. Но этот всегдашний покой обманчив - если присмотришься повнимательней, откроешь вечную неутоленность.

Он был и даровит и остер, но слишком опытен и умен, чтобы себя реализовать. Для этого не хватало детскости, наивной веры в свое назначение и - очень возможно - неосторожности. К тому же он был слишком привержен плотской стороне бытия. Но темперамента было вдоволь - фельетоны принесли ему имя, какое-то время оно гремело среди первейших имен журналистики (он выбрал псевдоним Пессимист, никак не совпадавший с натурой). И жизнь его была живописной, сводившей его - близко и тесно - то с Есениным, то с Алексеем Толстым, то с Константином Марджанишвили. Человек с такой неспокойной кровью не мог пройти мимо кулис, и Швейцер основал два театра еще в далеких двадцатых годах - сначала в Баку, потом в Тифлисе (древнее имя грузинской столицы тогда еще не было восстановлено).

Судьба свела его и с кино - он много сотрудничал с Протазановым. "Праздник святого Йоргена", "Марионетки" и "Бесприданница" - все эти знаменитые фильмы сняты по сценариям Швейцера. И вот он возвратился в Баку, в театр, который сам же и создал четверть столетия назад.

К этому времени , когда мы с ним сблизились, я был поистине сам не свой - переживал смерть человека, который духовно меня опекал.

Виктор Романович Раппапорт был режиссером бакинской оперы. Он сильно отличался от Швейцера - кругленький, с миниатюрными ручками, с длинными волосами до плеч (редкая в ту пору прическа), с усами, с бородой-эспаньолкой, непоседливый, невзирая на возраст - казалось, что легкий колобок перемещается в пространстве. Да и манера его изъяснятся - французистая, фонтанирующая, то и дело нежданные отступления - была несхожа с медлительной речью Швейцера, отчеканенной, взвешенной, ироничной, но было меж ними и нечто общее.

Скорей всего то был дух артистизма, дух искусства - быть может, не слишком значительного, но остроумного и изящного, на нем лежала еще печать досугов Серебряного века. Оба знали толк в пародии, в шутке, в экспромте, в театре миниатюр - и тот и другой ему послужили - искристая шипучая аура того фейерверочного мира, щедро наперченного репризами, в какой-то мере на них отразилась. И тот и другой с превеликим трудом выдерживали пуританский климат идеологического общества. Каждый искал свою точку опоры. Швейцер ее находил в усмешке, неразличимой поверхностным взглядом, Раппапорт - в несокрушимой беспечности, тем более трогательной и обаятельной, что он был приговоренным сердечником...

Смерть Раппапорта была, наверно, первой потерей, воспринятой мною не только разумом, но и кожей...

Но время и юность взяли свое - в городе появился Швейцер, и, несмотря на разницу лет, мы, видимо, потянулись друг к другу. Вот и позвал он меня в завлиты. Я перестал быть только зрителем и познакомился с закулисьем...

Прислано Наталией Портновой.

В 1907 году в Екатеринбурге объявился шустрый молодой человек, совсем еще юный; по документам - Нижерадзе, прибывший откуда-то с Кавказа. А вскоре на страницах екатеринбургской газеты "Уральская жизнь", куда репортером устроился молодой человек, стали появляться рассказы, фельетоны, стили, статьи, очерки, заметки, подписанные "Володюша" или реже - Вл. Ш.

Восемнадцатилетнего "кавказского" гимназиста в действительности звали Владимиром Швейцером, и он вынужден был бежать из Баку, где был одним из руководителей социал-демократического "ученического" комитета, с фальшивыми документами. В Бакинской большевистской организации, руководимой Иосифом Джугашвили, Швейцер был главным сочинителем листовок и прокламаций, проявив недюжинный литературный талант. Этот дар и в Екатеринбурге помог ему вскорости, стать ведущим фельетонистом города. Его рассказы, фельетоны, юморески выделялись среди прочей литпродукции местных журналистов остроумием, раскованностью фантазии, добротный литературный языком, неожиданными поворотами сюжета.

Владимир Швейцер прожил на Урале почти четыре года, до конца 1910 года, много ездил по краю, встречался с самыми разными людьми, в том числе и с Григорием Распутиным, Сотни написанных им рассказов, статей, фельетонов, стихов стали заметным явлением литературной жизни Екатеринбурга начала века. И не удивительно - ведь Владимир Захарович Швейцер (25 февраля 1889 г. - 27 февраля 1971 г.) в дальнейшем стал выдающимся советским кинодраматургом и кинорежиссером.

Детство В. Швейцера прошло в Одессе, где его первым домашним учителем был совсем юный тогда Николай Корнейчуков (впоследствии известный детский писатель Корней Чуковский), дружеские отношения с которым Швейцер поддерживал всю жизнь.

"Я начал заниматься журналистикой в 14 лет, - вспоминал впоследствии Владимир Захарович, - писал под псевдонимом Володюша и Пессимист..." ("Пессимист! - восклицал Л. Зорин в послесловии к, книге воспоминаний В. Швейцера "Диалоги с прошлым", - не часто приходилось встречать столь яростного жизнелюбия!").

Четыре года напряженной литературной работы на Урале, когда на малой газетной площади требовалось рассказать о многом, отыскать единственно необходимое слово, найти ту деталь, которая освещала бы целое, отточили перо молодого журналиста. Причем любимым жанром Володюши вскоре стал короткий фантастический рассказ, эзоповский язык которого в условиях жесткой цензуры позволял молодому журналисту касаться даже самых "запретных" тем. Так о чем же фантазировал Володюша? Одна из первых фантазий ("Город под снегом") появилась уже в новогоднем номере "Уральской жизни" за 1908 год, с подзаголовком - "Из записок ученого XXX века". Этот ученый из далекого будущего, путешествуя по гористой местности, носившей на старых географических картах название "Урал", наткнулся ни Город под снегом! Во время одной из прогулок к Северному полюсу на электрическом воздушном автомобиле он увидел в свою замечательную зрительную трубу в 90 лошадиных сил какой-то блестящий жестяной предмет, лежащий на "земной коре". При ближайшем рассмотрении это оказалась "такса для легковых извозчиков г. Екатеринбурга". С помощью филологических сравнений и географических догадок ученый понял, что им обнаружен "регулятор жизни большого города, исчезнувшего после 1908 года". Из старых газет с предсказаниями погоды профессора Демчинского он узнал, что в декабре 1907 выпало очень много снега... Телеграмма ПТА (которым наука, правда, не придает никакого значения), гласила: "Екатеринбург исчез, предполагается злостная засыпка снегом". В Мировом музее ученый отыскал записки некоего екатеринбургского домовладельца. Оказались, что катастрофа предвиделась! Городская управа даже приняла специальное постановление об очистке тротуаров от снега! Ученый начал раскопки. И обнаружил, что убогой и жалкой была жизнь здесь в начале XX века. И вряд ли искусству и науке удастся найти в Городе под снегом достойные изучения памятники...

Фантазии Володюши отличались разнообразием тем, стилей, формы. Это и пасхальная фантазия "Кулич и Хлеб" ("Уральская жизнь", 13 апреля 1908), аллегория "Маска" ("Уральская жизнь", 9 января 1908) политические памфлеты "Продовольственная программа" (У. Ж., 20 февр. 1908) "Тайное сообщество" (У. Ж., 29 окт. 1908), "Журфикс в крепости: из дневника одной дамы" (У. Ж., 22 марта 1908), "Забастовка" ("Уральская жизнь, 16 февраля 1908). В последней изображена "забастовка" "истинно русских" патриотов" (а попросту черносотенцев), оскорбленных тем, что Родина не желает спасаться по их рецептам. И настали "ужасные дни": Меньшиков сошел с ума и уехал в Америку читать лекции, Дума прекратила заседания, на небе засиял кровавый хвост неведомой кометы...

Забавно "Благоденствие" ("Уральская жизнь", 20 апреля.1908 г.): однажды утром все проснулись, и увидели, что наступило... Благоденствие. Заспорили: Что? Как? Почему? Успокоились, узнав, что Благоденствие наступило не в России, а в газете "Россия" по случаю повышения жалованья ее редактору Рурлянду... В своих фантастических рассказах Володюша частенько пародирует, переосмысливая признанных мастеров жанра: Гофмана ("Автоматический депутат" - "Уральская жизнь", 18, 19 сентября 1908), Жюля Верна ("Город, в котором ничего не происходит" - "Уральская жизнь", 19 апреля 1909), Леонида Андреева ("Жизнь екатеринбуржца" - "Уральская жизнь", 11 января 1908 г.). Остро социальна "нерассказанная сказка Гофмана" "Автоматический депутат". Состоит она из, двух частей ("двух дней"). Возможно, этих "дней" было задумано и написано больше, но опубликовано было только два. В дне первом описывается, как знаменитый физик Споланцани после гибели своей Олимпии создал "чудо XX века" - автоматизированного депутата русского парламента, или, как ныне сказали, - робота... (Аналогичную ситуацию, через полвека в рассказе "НМ" опишут свердловские фантасты М. и Н. Немченко). Автоматический депутат говорит речи, голосует, бранится, даже свистит и дерется на дуэли. Причем изобретатель снабдил свое детище несколькими "программами". Нажимается соответствующий рычаг - и перед вами депутат "веселого правого направления", кричащий: "уничтожить жидовско-масонско-кадюковско-эсдековскую крамолу... университеты закрыть!.. Финляндию подарить Дубровину... запретить вход в Думу некрещеным писателям..." Нажимается другой рычаг - и автомат трансформируется в депутата- "октябриста", начинает кланяться, талдычить о терпении, смирении, уважении к статским и тайным советникам... о трезвой законопослушности, медлительных реформах, уничтожении партий и запрете забастовок.

Многие политические фантазии Володюши мелковаты по тематике: например, в фантазии "Нищие сенаторы" (1908, У. Ж. № 213) он гиперболизирует факт присвоение государственными чинушами "пособий на воспитание детей". Подобных "фантазий" Володюша написал множество ("Рубль и миллион", "Наука и артиллерия", "О разводе"; все - 1908-1909 гг.). Немало у Володюши "фантазий", которые ныне без знания деталей истории и быта Екатеринбурга тех лет понять непросто, хотя современники легко узнавали положенные в их основу события, лица, нравы ("Дуэль: вымышленное событие", "Кошмар", "Городские вояжи: квазифантазия", "Карьера варианта" и т. п.). В 1910 г. Володюша стал реже обращаться к фантастическим сюжетам, временами стал даже повторяться. Так, он снова берет интервью у Кометы ("Комета" - газета "Уральская жизнь" 20 января 1910 № 15). Редактор посылает репортера проинтервьюировать приближающуюся Комету. И тот "воспарил душою", дабы выполнить задание. На высоте 3 сажен ему попадаются разные предметы - русские авиаторы, бумажные змеи, патриотические флаги. Далее атмосфера стала редеть. Выше каланчи были только дым, пыль, которую пускают в глаза, да мечтания стихотворцев... А вот и Комета. "Сообщите что-либо о слухах относительно гибели Земли?

- Мы решили уничтожить так называемое человечество, которое подрывает престиж Вселенной своей тупостью, жадностью и глупостью..." Ну, чем не откровения современных экстрасенсов, "общающихся" с инопланетным разумом...

В. Швейцер потревожил и тень И. В. Гоголя ("Посмертное заключение" - "Уральская жизнь", 1 июля 1910, № 140). Писатель проснулся по требованию цензора в начале XX века: что-то случилось с его Ревизором. На трамвае он едет по Невскому и чувствует себя весьма неуютно: газетчики и биржевики несутся куда-то как угорелые, неопределенные личности на углах торгуют из-под полы сочинениями Арцыбашева... Автомобили, как апокалиптические звери, неслись, дыша пламенем. Вагон трамвая был полон людьми, как бочка сельдью. В Цензуре Гоголя встретил Чичиков. Павел Иванович не переменился за прошедшие годы. "- Ревизор? - заявил он. - Преждевременно! Многое может дать повод к превратным толкованиям... Имея сие в виду, могу предложить кое-какие переделки в вашем Ревизоре. Предлагаю Вам сделать Хлестакова действительным уполномоченным ревизором. И чтобы все чины встречали его с чистым сердцем и распростертыми объятиями!".

В "Ревизующие и ревизуемых" ("Уральская жизнь", 20 августа 1910) Володюша рисует Россию, в которой осталось лишь два сословия - бюрократы и все остальные. В последний "уральский" год своей жизни Володюша пишет в основном политические фантазии; "Министерский кризис", "Чудеса", "Что было потом", "Не хотим миллионов", "Административные фельетоны" (В которых вновь оживляет героев Гоголя), коротенькие сказочки "Благотворительность", "Старец", "Стража", "Женщина", "Спор". "Лотерея", "Урал и Комиссия".

А в конце 1910 года В. Швейцер перебрался в Ростов, где некоторое время сотрудничал в газете "Приазовский край". Затем оказался в Москве, откликнувшись на предложение Ильи Толстого сотрудничать в его газете (которой просто не оказалось!), затем Швейцер сотрудничает в журнале "Рампа и Жизнь" (1916), затем в харьковском "Утре"...

С 1915 года В. Швейцер увлекся кино. Он пишет сценарии фильмов, дружит с Алексеем Толстым. В 1920 - 1929 гг. он вновь живет в Баку, где организовал Сатирагиттеатр активно сотрудничает в местной печати. "Подлинным призванием В. Швейцера была журналистика", - полагал Л. Зорин, отмечавший "упругую мускулистую фразу, свободную раскованную интонацию, энергичную и вместе с тем интимно-доверительную додачу мысли, наконец, ясное гражданственное начало...". В какой-то мере стиль В. Швейцера был близок А. Аверченко и А. Амфитеатрову, с которыми он был хорошо знаком по совместной журналистской работе.

С 1929 года В. Швейцер снова перебирается в Москву, заведует сценарным отделом Межрабпомфильма, работает главным редактором Союздетфильма. Среди написанных им сценариев - кинокомедия "Настоящий парень" (1934), памфлет "Марионетки" (1934). "Бесприданница" (1937), "Василиса Прекрасная" (1940), "Конек Горбунок" (1941), "Кащей Бессмертный" (1945)... Склонность В. Швейцера к фантастическому, как видим, вылилась в сказочных сюжетах его фильмов.

В 1927 году В. Швейцер собрал лучшие свои рассказы последних лет в книжечке "Гоголевское", опубликованной в "Библиотечке журнала "Бегемот". Но многие сотни его рассказов остались только на страницах газет, и собрать их хотя бы в несколько сборников Швейцер так и не удосужился. Последние годы жизни В. Швейцер работал преимущественно над сценариями научно-популярных фильмов, писал мемуары - ведь жизнь сталкивала его со многими известнейшими людьми - К. Чуковским, А Толстым. А. Аверченко, Г. Распутиным, С. Есениным, А. Амфитеатровым, И. Сталиным (у которого Володюша Швейцер умудрился побывать во время енисейской ссылки и опубликовать об этом книжечку в 30-е годы). В годы Отечественной войны В. Швейцер жил в Ташкенте, гае создав антифашистский фильм "Кащей Бессмертный"

"Он умел жить со вкусом и щедро тратил свой недюжинный темперамент на режиссуру, на драматургию, на кинематограф" - писал Л. Зорин.

И. ХАЛЫМБАДЖА.

дополнительная информация >>

Если Вы располагаете дополнительной информацией, то, пожалуйста, напишите письмо по этому адресу или оставьте сообщение для администрации сайта в гостевой книге.
Будем очень признательны за помощь.
Кино-Театр.ру Фейсбук
Кино-Театр.ру Вконтакте
Кино-Театр.ру Одноклассники