Кино-Театр.ру
МЕНЮ
Кино-Театр.ру
Кино-Театр.ру
Кино-Театр.ру мобильное меню

«Меня тошнило слезами»: Сальма Хайек подробно описала издевательства Харви Вайнштейна

Лайфстайл >>

Актриса Сальма Хайек, расположения которой искал действующий президент США Дональд Трамп, не могла не попасть в бесконечный список жертв Харви Вайнштейна. Хайек познакомилась с Вайнштейном еще в 90-х, когда вышел фильм «От заката до рассвета», дистрибуцией которого занималась студия Miramax. Но мало кто знал до сегодняшнего дня, что пришлось пережить Сальме во время съемок фильма «Фрида». Когда оскорбленный и разъяренный ее отказами Вайнштейн сделал все, что мог, чтобы максимально отравить актрисе жизнь и помешать снять фильм ее мечты.
12 декабря в газете The New York Times (журналисты которой впервые опубликовали скандальный материал, разоблачающий Вайнштейна) вышло длинное, но очень интересное эссе Сальмы, в котором она достаточно подробно и последовательно описывает все издевательства, которым ее подверг Вайнштейн.

«Меня тошнило слезами»: Сальма Хайек подробно описала издевательства Харви Вайнштейна

«Харви Вайнштейн был страстным синефилом, покровителем талантов в кино, любящим отцом и монстром. Годами он был для меня монстром.

Этой осенью по наводке разных людей, включая мою дорогую подругу Эшли Джадд, ко мне обратились репортеры с просьбой рассказать о болезненном эпизоде из моей жизни, с которым, как мне казалось, я примирилась.

Я убедила себя в том, что все кончено, и я пережила этот момент. Я спряталась от ответственности, и не стала ничего говорить, решив, что уже достаточно людей вовлечено в выведение моего "монстра" на чистую воду. Я не думала, что моя история так уж важна и может что-то изменить.

На самом же деле я пыталась обезопасить себя от необходимости объясняться перед теми, кто мне дорог: почему, когда я буднично упомянула, что меня, как и многих, домогался Харви, я опустила несколько деталей. И почему на протяжении такого количества лет мы так сердечно относились к человеку, который так сильно меня обидел. Я гордилась своей способностью прощать. Но сам факт того, что мне было стыдно описывать подробности того, что я якобы простила, заставил меня задуматься - а действительно ли эта глава моей жизни закрыта?

Когда всплыло такое количество женщин, описывающих то, что с ними сделал Харви, мне пришлось посмотреть своей трусости в глаза и скромно осознать, что моя история, какой бы важной она не была для меня, всего лишь капля в океане печали и смятения. Я почувствовала, что вот сейчас-то уж точно никому не будет дела до моей боли - может, сработал эффект от многоразовых заверений, и со стороны Харви тоже, в том, что я никто.

Мы наконец-то начинаем осознавать масштабы порока, который был социально оправдан, унизил и обидел миллионы девочек вроде меня. Потому что в каждой женщине живет девочка. Меня вдохновили все, кто нашел в себе мужество заговорить, особенно в обществе, которое выбрало в президенты человека, обвиняемого в сексуальных домогательствах более чем дюжины женщин. И который, как все мы слышали, сделал заявление, что мужчина, наделенный властью, может делать с женщинами все, что пожелает.

Ну что ж, больше не может.

За 14 лет, в течение которых я из мексиканских мыльных опер перекочевала в массовку нескольких американских фильмов, удачно вписавшись в фильмы «Отчаянный» и «Поспешишь, людей насмешишь», Харви Вайнштейн превратился в волшебника новой волны, открывшего путь авторскому кино в мейнстрим. В то время стремление мексиканской актрисы занять место в Голливуде было чем-то невообразимым. И хотя я доказала, что это не так, я все еще была никем.

«Меня тошнило слезами»: Сальма Хайек подробно описала издевательства Харви Вайнштейна


Моему стремлению строить свою карьеру в кино придала сил история Фриды Кало, в золотой век мексиканских муралистов писавшей очень личные картины, на которые все смотрели с высокомерием. У нее хватило храбрости самовыражаться по-своему, не обращая внимания на скептиков. Моей целью было рассказать ее историю. Это стало моей миссией - изобразить жизнь этой экстраординарной художницы и показать мою родную Мексику, разрушив стереотипы.

Империя Вайнштейнов, которой на тот момент была студия Мирамакс, стала синонимом качества в сочетании с утонченностью и готовностью к риску - пристанище для художников, сложных и дерзких. Таких, какоц была Фрида для меня, таких, какой бы хотела быть я.
В начале этого пути продюсированием фильма занималась другая компания, но я отвоевала фильм, чтобы вернуть его Харви.
Я была с ним немного знакома через режиссера Роберта Родригеса и продюсера Элизабет Авеллан, которая тогда была замужем за Родригесом. С ними я сделала несколько фильмов, и они взяли меня под свое крыло. Все, что я на тот момент знала о Харви, так это то, что он необычайно умный, преданный друг и семейный человек.

Зная то, что я знаю сейчас, я не могу не думать о том, что именно эта дружба с Родригесом и Авеллан (а также с Квентином Тарантино и Джорджом Клуни) спасла меня от изнасилования.

Мы заключили договор, согласно которому Харви должен был заплатить за права на работу, которую я уже на тот момент делала. Как актриса, я, как минимум, должна была получить ставку Гильдии киноактеров плюс 10 процентов. Как продюсер, я должна была получить некое признание, достаточно неопределенное, что было не такой уж редкостью для женщин-продюсеров в 90-е. Также он потребовал, чтобы я подписала договор о том, что приму участие в нескольких фильмах, выпускающей компанией которых будет Мирамакс. Что, как мне казалось, лишь упрочит мои права в статусе исполнительницы главных ролей.

Меня не заботила материальная сторона - я была взбудоражена тем обстоятельством, что работаю с Харви и его компанией. В своей наивности я полагала, что моя мечта сбывается. Что последние 14 лет моей жизни оправдались. Что он мне предоставил шанс. Мне, то есть, буквально - никому. Он сказал «да».

Знала бы я, что это просто подошла моя очередь говорить «нет».

«Нет» настойчивым просьбам открыть ему дверь в любой час ночи, когда мы кочевали из отеля в отель, с одного места съемок на другое, когда он просто неожиданно появлялся.

«Нет» просьбам принять с ним душ.

«Нет» его желанию посмотреть, как принимаю душ я

«Нет» предложениям орального секса.

«Нет» просьбам раздеться в компании другой женщины.

Нет, нет и нет.

И с каждым отказом росла маккиавелианская ярость Харви.

Не думаю, что есть что-то, что он ненавидел больше, чем слово «нет». Абсурдность его домогательств имела широкий диапазон: от полуночного звонка с требованием уволить моего агента из-за ссоры, которая произошла у них с Харви по поводу какого-то другого фильма с другим клиентом, до выдергивания меня с церемонии открытия Кинофестиваля в Венеции, чествующего «Фриду», для того только, чтобы я могла потусоваться на его приватной вечеринке с ним и какими-то женщинами, которых я принимала за моделей, но позже оказалось, что это проститутки класса люкс.

Тактика его преследования начиналась сладкоречивыми разговорами и заканчивалась словами «Я тебя убью, ты не думай, что я не могу», сказанными в пароксизме ярости.

Когда до него наконец дошло, что я не собираюсь зарабатывать себе роль в кино тем способом, которого он так ждал, он заявил, что предложил мою роль и мой сценарий, в который были вложены годы исследований, другой актрисе.

В его глазах я была не художником, не артистом. Я даже личностью не была. Я была вещью, телом.

В этот момент мне пришлось прибегнуть к услугам адвокатов. Но не для того, чтобы обвинить его в сексуальных домогательствах. А чтобы заявить о «недобросовестности», так как я вложила столько сил в работу над фильмом, который он не собирался делать и не хотел продать обратно мне. Я попыталась выцепить этот фильм из лап его компании.

«Меня тошнило слезами»: Сальма Хайек подробно описала издевательства Харви Вайнштейна

Он заявил, что я как актриса недостаточно известна, и что как продюсер я совершенно некомпетентна, но чтобы «очистить» себя с точки зрения закона, как я понимаю, он выставил мне список непомерных требований с сжатыми сроками:

1) Переписать сценарий без дополнительной оплаты.

2) Поднять финансирование фильма до 10 миллионов долларов.

3) Договорится с первоклассным режиссером.

4) Найти суперзвезд на четыре второстепенные роли.

К всеобщему изумлению (не говоря о моем собственном) мне удалось справиться с задачей. Мне на помощь пришли Эдвард Нортон, несколько раз переписавший сценарий (за что не получил ничего, даже упоминания в титрах) и моя подруга Маргарет Перенчио, начинающий тогда продюсер, которая достала деньги. Гениальная Джули Тэймор согласилась снять фильм, и с тех пор стала для меня опорой. На другие роли я завербовала своих друзей Антонио Бандераса, Эдварда Нортона и мою дорогую Эшли Джадд. До сих пор не могу понять, как мне удалось уговорить Джеффри Раша, которого я едва тогда знала.

И вот тогда-то Харви Вайнштейн был не просто отвергнут, ему еще и пришлось сделать фильм, который он не хотел делать.

Ирония в том, что как только мы начали снимать, сексуальные домогательства прекратились, зато ярость нарастала. Почти каждый съемочный день мы платили огромную цену за противостояние Харви.

В середине съемочного процесса Харви вдруг заявился на съемочную площадку и пожаловался на «монобровь» Фриды. Он настаивал на том, чтобы я перестала хромать, и обесценивал мое исполнение. Затем он попросил всех, за исключением меня, выйти из комнаты. И сказал мне, что единственное, что во мне есть - моя сексапильность, а в этом фильме от нее не осталось и следа. И заявил, что собирается свернуть съемки, потому что никто не захочет смотреть на меня в этой роли.

Это было сокрушительно. Признаюсь, что, затерявшись в тумане Стокгольмского синдрома, я хотела, чтобы он видел во мне артиста: не только способную актрису, но кого-то, кто мог рассказать интересную историю необычным способом.

Я надеялась, что он признает во мне продюсера, которому удалось не только выполнить список его требований, но еще и получить разрешение на использование оригинальных полотен в кино. Я вела переговоры с правительством Мексики и со всеми, с кем приходилось договариваться, чтобы заполучить разрешение на съемки в таких местах, куда никого раньше не пускали, включая дома Фриды Кало и мюралы Диего Риверы, мужа Фриды.

Но все это , казалось, не имело никакой ценности и значения. Единственное, что он заметил, так это то, что я не была сексуальной в этом кино. Он заставил меня сомневаться в том, что я хорошая актриса, но ему так и не удалось убедить меня в том, что фильм, который я делаю, не стоит затраченных усилий.

Он предложил мне одно условие. Он позволит мне закончить фильм, если я соглашусь на сексуальную сцену с другой женщиной. И потребовал полного обнажения.

Он постоянно требовал больше обнаженной кожи, больше секса. Как-то Джули Теймор удалось договориться с ним на том, что вместо откровенной сцены между мной и Эшли Джадд, мы поцелуемся, станцевав танго.

Но на этот раз мне стало ясно, что он никогда не даст закончить мне работу над фильмом, пока он не воплотит свои фантазии тем или иным способом. Ни о каких переговорах речи быть не могло.

«Меня тошнило слезами»: Сальма Хайек подробно описала издевательства Харви Вайнштейна

Мне пришлось согласиться. На тот момент уже столько лет жизни было потрачено на этот фильм. Мы уже снимали пять недель, и я уговорила такое количество талантливых людей участвовать в съемках. Как я могла допустить, чтобы их великолепная работа пропала даром?

Мне столько раз шли навстречу, когда я просила об одолжении. Я чувствовала огромное давление, ответственность и благодарность всем, кто в меня поверил и последовал за мной. Так что я согласилась сделать эту бессмысленную сцену.

Я приехала на площадку, на которой мы должны были снимать сцену, призванную, как мне казалось, спасти наш фильм. И в первый и последний раз в моей карьере у меня случился нервный срыв. Меня начало трясти, дыхание участилось, и я рыдала, будучи не в состоянии остановиться, как будто меня тошнило слезами.

Поскольку окружающие меня люди понятия не имели о нашей с Харви истории, они были очень удивлены. Но меня трясло не потому, что мне предстояло сниматься обнаженной и с другой женщиной. А потому что все это было для Харви Вайнштейна. Но тогда я не могла им об этом сказать.

Мой разум понимал, что мне надо это сделать, но тело мое не могло остановить слезы и конвульсии. В какой-то момент меня начало рвать, пока застывшие члены съемочной группы ждали, когда можно будет начать снимать. Мне пришлось принять успокоительное, которое подавило слезы, но усугубило рвоту. Как вы можете себе представить, в этом не было ничего сексуального, но это была единственная возможность пережить эту сцену.

К моменту окончания съемок я была настолько опустошена эмоционально, что мне пришлось дистанцироваться на время постпродакшена.

Когда Харви увидел монтаж, он сказал, что фильм недостаточно хорош для кинопроката, и что он выпустит его сразу на видео.
На этот раз Джули пришлось противостоять ему без меня, и договориться о том, чтобы выпустить фильм в прокат в одном кинотеатре в Нью-Йорке, при условии, что мы протестируем его на фокус-группах и получим как минимум 80 баллов.
Менее 10 процентов фильмов получают такое количество баллов на первом показе фокус-группам.

Я не пошла на тестирование. Я в беспокойстве ожидала результатов. Фильму дали 85 баллов.

И опять я услышала ярость Харви. В лобби кинотеатра после просмотра он орал на Джули. Он скомкал одну из карточек голосования и кинул в нее. Она отскочила от ее носа. Партнер Джули, композитор Эллиот Голденталь, вступился за нее, но Харви начал ему угрожать.

Как только он успокоился, я нашла в себе силы попросить Харви выступить на премьере фильма в Лос-Анджелесе (который стал бы вторым кино-театром, прокатывающим фильм). И без особого шума он уступил. Должна сказать, что иногда он был добрым, смешным и остроумным - и в этом-то и заключалась проблема: ты никогда не знаешь, какой Харви тебе сейчас достанется.

Месяц спустя, в октябре 2002 года фильм о моей героине и источнике вдохновения - мексиканской художнице, которой так и не досталось признания при жизни, с ее хромотой и монобровью, фильм, который Харви Вайнштейн никогда не хотел делать, подарил ему такие успешные сборы в прокате, которые никто не мог предугадать. И несмотря на отсутствие поддержки со стороны Харви, прибавил шесть номинаций на Оскар к его коллекции, включая номинацию за лучшую женскую роль.

«Меня тошнило слезами»: Сальма Хайек подробно описала издевательства Харви Вайнштейна

Несмотря на то, что «Фрида», в конце концов, выиграла для него два Оскара, я до сих пор не вижу никакой радости. Он больше никогда не предлагал мне главной роли в фильмах. Во всех фильмах, в которых я обязана была сниматься по контракту с Мирамакс, я получила второстепенные роли.

Годы спустя, когда я подошла к нему на каком-то мероприятии, он отвел меня в сторонку и сказал, что перестал курить, потому что у него был сердечный приступ. Он сказал, что влюбился и женился на Джорджине Чапмэн, и что он теперь совсем другой человек. Наконец, он сказал мне «У тебя хорошо получилось с «Фридой», мы сделали красивое кино».

Я ему поверила. Харви никогда бы не узнал, как много для меня значили эти слова. Он также никогда бы не узнал, как сильно он меня обидел. Я никогда не показывала ему, какой ужас он мне внушает. Когда я видела его на общественных мероприятиях, я улыбалась и старалась помнить только хорошее, говоря себе, что отправилась на войну и выиграла её.

Но почему же многим из нас, женщинам-художницам, приходится воевать для того, чтобы рассказать свои истории, тогда как мы можем так много предложить? Почему мы должны бороться, чтобы сохранить наше достоинство?

Думаю, потому что мы, женщины, были обесценены творчески до неприличного состояния, до того момента, где индустрия кино перестала делать усилия для того, чтобы выяснить, что нужно женской аудитории, и какие истории мы хотим рассказывать.

Согласно недавним исследованиям, в период между 2007 и 2016 годами женщины-режиссеры составляли всего лишь 4 процента. И 80 процентов из них получили шанс снять лишь один фильм. В 2016 году по результатам другого исследовалия только 27 процентов слов, произнесенных в величайших фильмах, были произнесены женскими персонажами. И люди еще удивляются, почему же это мы так долго молчали. Думаю, статистика говорит сама за себя - наши голоса не очень приветствуются».
Подписаться на рассылку новостей
Поиск по меткам

обсуждение >>

№ 7
Викк1 (Zp)   20.12.2017 - 22:42
... Что значит "выбрала СЛАВУ"? Вы хоть прочли материал перед тем, как отписываться в комментах? Представьте себе, что Вы годами усердно работали над воплощением в жизнь творческой идеи, которая... читать далее>>
№ 6
Владимир Кукушкин   16.12.2017 - 13:26
... Интересно, а что начальники когда-нибудь закончатся или это объективно, а, следовательно, истории без начальников существовать не может, как и "толерантных" начальников без "историй" читать далее>>
№ 5
Т-татьян@   15.12.2017 - 21:07
... Золотые слова. Хорошо было купаться в лучах славы, особенно после "Фриды". А если бы допустим, Сайек говорит правду, значит она выбрала СЛАВУ, а если говорит неправду, то значит это - КЛЕВЕТА. читать далее>>
№ 4
Gleo   15.12.2017 - 13:24
отредактировано:) читать далее>>
№ 3
рыжий кот рыжий кот   15.12.2017 - 12:25
... А кто не побывал? Покажите мне женщину, которая не побывала... Если она чуть привлекательнее крокодила - побывала уж точно хоть раз. читать далее>>
Кино-Театр.ру Фейсбук
Кино-Театр.ру Вконтакте
Кино-Театр.ру Одноклассники

Афиша кино >>

мелодрама, научная фантастика
США, 2018
комедия, мелодрама
Россия, 2018
биография, драма, триллер
США, 2018
боевик, комедия, фильм ужасов
США, 2018
научная фантастика, триллер, фильм ужасов
США, 2017
драма, комедия
Германия, 2017
научно-популярный
Китай, Россия, США, Швейцария, Южная Корея, 2018
комедия, семейное кино
США, 2018
боевик, фильм-катастрофа
США, 2018
мистика, фильм ужасов
Россия, 2018
комедия
США, 2018
все фильмы в прокате >>