Кино-Театр.ру
МЕНЮ
Кино-Театр.ру
Кино-Театр.ру
Кино-Театр.ру мобильное меню

Никандр Ханаев

Никандр Ханаев фотографии
Годы жизни
Категория
Актёр
Фильмография
Театр
Фотоальбом
Обсуждение

Ханаев Никандр Сергеевич

27 мая (8 июня) 1890, Песочня, Сапожковский уезд, Рязанская губерния (ныне Путятинский район Рязанской области) — 23 июля 1974, Москва.

Певец (драматический тенор), педагог.
Заслуженный артист РСФСР (1933).
Народный артист РСФСР (1937).
Народный артист СССР (1951).

С 1921 по 1924 год учился в Московской консерватории, у педагога Л. Г. Звягиной. В 1924—1926 годах был управляющим театром и садом «Аквариум». Работал в Частной опере С. И. Зимина.
В 1925 году был принят в оперную студию при Большом театре.

В 1926-1954 годах — солист Большого театра.
Одновременно занимал пост заместителя директора Большого театра и возглавлял Государственную экзаменационную комиссию на вокальном факультете Московской консерватории. Много выступал с концертами.
Обладая большой вокально-сценической культурой, создавал глубоко продуманные и правдивые художественные образы.
Один из лучших исполнителей партии Германа («Пиковая дама» П.И. Чайковского).

В 1943 году передал присуждённую ему Сталинскую премию, 50 000 рублей, в Фонд обороны.
В 1948—1950 годах преподавал в Московской консерватории.
В 1954 году снялся в фильме «Борис Годунов», где сыграл роль Василия Шуйского.

Похоронен на Введенском (Немецком) кладбище в Москве.

В январе 1921 года в семье Ханаева родилась дочь — Евгения Ханаева, которая впоследствии станет широко известной актрисой театра и кино, народной артисткой СССР.
театральные работы
1927 — «Иван-солдат» К. Корчмарева — Скороход
1927 — «Ромео и Джульетта» Ш. Гуно — Тибальд
1927 — «Фра-Дьяволо» Д. Обера — Лоренцо
1927 — «Фленго» В. Цыбина — Французский офицер
1927 — «Русалка» А. С. Даргомыжского — князь
1927 — «Борис Годунов» М. П. Мусоргского — В. И. Шуйский
1927 — «Пиковая дама» П. И. Чайковский — Чекалинский
1928 — «Саломея» Р. Штрауса — Нарработ
1928 — «Царская невеста» Н. Римского-Корсакова — Лыков
1928 — «Сказка о царе Салтане» Н. Римского-Корсакова — Первый корабельщик
1928 — «Оле из Норланда» М. Ипполитова-Иванова — Оле
1929 — «Нюрнбергские мейстерзингеры» Р. Вагнера — Вальтер
1929 — «Нюрнбергские мейстерзингеры» Р. Вагнера — Фогельгезанг
1929 — «Садко» Н. А. Римского-Корсакова — Садко
1930 — «Прорыв» С. Потоцкого — Андрей
1930 — «Загмук» А. Крейна — Бель Наид
1930 — «Борис Годунов» М. Мусоргского — Самозванец
1930 — «Кармен» Ж. Бизе — Хозе
1930 — «Аида» Дж. Верди — Радамес
1931 — «Пиковая дама» П. Чайковского — Герман
1931 — «Руслан и Людмила» М. И. Глинки — Финн
1932 — «Псковитянка» Н. А. Римского-Корсакова — Михайло Туча
1932 — «Отелло»" Дж. Верди — Отелло
1934 — «Сказание о невидимом граде Китеже и деве Февронии» Н. Римского-Корсакова — Гришка Кутерьма
1934 — «Гугеноты» Дж. Мейербера — Рауль
1936 — «Тихий Дон» И. И. Дзержинского — Григорий Мелехов
1938 — «Броненосец „Потёмкин“» О. С. Чишко — А. Н. Матюшенко
1939 — «Иван Сусанин» М. И. Глинки — Собинин
1939 — «Абесалом и Этери» З. П. Палиашвили — Абесалом
1940 — «Валькирия» Р. Вагнера — Зигмунд
1941 — «Хованщина» М. П. Мусоргского — Голицын
1942 — «Демон» А. Г. Рубинштейна — Синодал
1942 — «Тоска» Дж. Пуччини — Каварадосси
1949 — «Фауст» Ш. Гуно — Старый Фауст
1951 — «От всего сердца» Г. Жуковского — Новопашин
1953 — «Декабристы» Ю. Шапорина — Каховский
призы и награды
Сталинская премия второй степени (1943) — за большие достижения в области театрально-вокального искусства.
Сталинская премия первой степени (1949) — за исполнение партии Шуйского в оперном спектакле «Борис Годунов» М. П. Мусоргского.
Сталинская премия первой степени (1950) — за исполнение заглавной партии в оперном спектакле «Садко» Н. А. Римского-Корсакова.
Два ордена Трудового Красного Знамени (1937, 1951).

последнее обновление информации: 04.04.13

Лемешев о Ханаеве

"В предыдущей главе я в основном немного рассказал о крупных мастерах старшего поколения, с которыми мне выпало счастье встретиться на сцене Большого театра. Здесь мне хочется продолжить этот рассказ и отчасти вспомнить и своих сверстников.
Первым из них я должен назвать Никандра Сергеевича Ханаева. Правда, по годам он значительно старше меня. Но ведь мы вместе с ним поступали в консерваторию. Познакомился я с ним прямо на вступительном экзамене. Никандр Сергеевич сразу обратил на себя внимание. Я не много помню драматических теноров, голоса которых, как у Ханаева, не знали бы пределов в диапазоне, свободно поднимаясь до ре-бемоль третьей октавы. Конечно, это было следствием не только его исключительной вокальной одаренности, но и исключительного трудолюбия, самодисциплины.
Ханаев с юности пел в церковном хоре, и это вырабатывало в нем навыки правильного звуковедения (крикунов там не держали), пластичность голоса, чувство ансамбля. Поступив учиться, он полностью отдался занятиям, хотя ему, начавшему в тридцать один год, это было значительно труднее, чем моим ровесникам. У него уже была семья, которая жила под Москвой. Никандру Сергеевичу пришлось искать «угол» в городе – тогда средства сообщения с пригородом были совсем не такие, как сейчас, и приезжать на занятия из-под Москвы каждый день было немыслимо. В конце концов Ханаева приютила у себя его консерваторский педагог Л. Звягина. Жил он в небольшой комнатке, которая почти не отапливалась, не хватало дров – ведь это были трудные годы. Зимой, помню, у него было так холодно, что замерзала вода. Не мог он пользоваться и роялем. Поэтому почти каждый день он спозаранку бегал в консерваторию, чтобы немного самостоятельно позаниматься. И все же такие несносные условия не мешали ему много работать дома. Мое уважение к нему возросло во сто крат, когда я узнал, что он занимается сольфеджио без инструмента, пользуясь лишь камертоном (в этом, конечно, ему помогли навыки хорового пения). Он так свободно читал ноты с листа, что выучивал дома романсы и арии, хотя, бесспорно, это требовало большей затраты времени, внимания и сил. Я, например, работал за инструментом и был убежден, что освоил чтение с листа не хуже. Но, увы, скоро мне представился случай разочароваться. Как-то раз мы с Ханаевым зашли в нотный магазин, и он, просматривая вокальную литературу, свободно напевал мелодии с листа – я так и ахнул…
Вот пример, когда необходимость преодолевать трудности закаляет человека, вырабатывает в нем подлинный профессионализм. Именно таким пришел Никандр Сергеевич в театр, и эта его крепкая закалка и огромная трудоспособность обеспечили ему на многие годы ведущее место в блестящей труппе московской сцены.
Когда я поступил в Большой театр, Ханаев пел там уже пять лет, выступая с успехом в таких партиях, как Садко, Князь в «Русалке». Очень скоро мы услышали его в ролях Радамеса, Германа, Отелло. В Радамесе мне запомнился могучий голос, пластичное звуковедение, создающее впечатление сдержанной страсти, тонкая филировка, волнующее piano. Особенно запал в душу романс Радамеса. Ханаев пел его насыщенно по тембру и вместе с тем очень свободно, легко преодолевая «коварство» этой трудной партии. Великолепной оказалась и московская постановка «Отелло» Верди, музыкальным руководителем которой был Мелик-Пашаев (режиссер – Н.В. Смолич). Я хорошо помню этот спектакль, даже его афишу: Отелло – Н. Ханаев, Дездемона – Г. Жуковская и Е. Межерауп, Яго – Дм. Головин и В. Политковский, Кассио – Н. Тимченко…
Как сейчас, вижу появление Отелло в первом акте, в сцене бури, которая вся проходила на большом драматическом подъеме. Заключительный дуэт первого акта – одна из самых замечательных лирических вершин вердиевской музыки. Дездемона – Межерауп, молодая, красивая, женственная, была обаятельна в этой партии. И голос Ханаева, потрясавший в сцене бури, здесь источал море ласки, нежности, любви. Вообще с первого выхода Отелло – Ханаева театр словно наполнился блестящим, проникнутым горячим темпераментом голосом. И в этом он мог бы поспорить с лучшими итальянскими певцами, особенно в знаменитом дуэте Отелло и Яго во втором акте.
Я в те времена увлекался записями Титта Руффо и Карузо и могу смело сказать, что, слушая в «Отелло» Ханаева и Головина, не только не был разочарован, но даже ощущал внутренний подъем и гордость. Наши певцы захватывали не только блеском, но и правдой исполнения.
При этом Ханаев внешне был очень сдержан, даже, я бы сказал, скуп, а весь эмоциональный «заряд», весь темперамент вкладывал в содержание звука, в слово.
Не могу не вспомнить об его образах в советских операх: Григория в «Тихом Доне», матроса Матюшенко в «Броненосце «Потемкин». Н. Ханаев и Б. Евлахов были чудесными Григориями, В. Давыдова прекрасно пела Аксинью, Е. Кругликова и Н. Шпиллер – Наталью. Спектакли пользовались большим успехом. Особенно запомнилась сцена Ханаева – Григория с Давыдовой – Аксиньей. Какая стихийная ширь характера, какая сила любви звучали в каждой его фразе! И по контрасту – сцена с молодым баричем, Листницким. Ханаев уже выходил на сцену с такой яростью, что, казалось, он не стрелять будет, а просто прикладом убьет помещика.
Максакова рассказывала, что очень боялась Ханаева в «Кармен». Когда в четвертом акте он с профессиональной сноровкой раскрывал наваху, Мария Петровна всегда трепетала, опасаясь, что он ее и в самом деле зарежет – так кипел гнев отчаяния в его взгляде…
Вижу, как сейчас, его Матюшенко. Это тоже был очень убедительный образ, хотя вокально певцу негде было развернуться – музыки явно не хватало. Но, вероятно, Никандру Сергеевичу помог жизненный опыт: ведь он сам прошел тяжелый солдатский путь первой мировой войны и встречался в армии с революционерами-большевиками.
Там, где нужны были сила, «звон металла», певец был в своей стихии: его богатство представлял ярко выраженный драматический тенор – голос, как известно, редкий, особенно теперь. Известно также, что голоса большой звуковой насыщенности труднее поддаются обработке: труднее приобретается гибкость, умение владеть всеми красками голоса, всем диапазоном вокального мастерства. Но трудоспособность Ханаева обеспечила ему победу и в этой области. Он так свободно распоряжался голосом, что мог приспособиться к любой партнерше, с самым мягким голосом. Незабываема была, например, сцена с Волховой во второй картине «Садко». С кем бы он ни пел – с Е. Катульской или Е. Степановой, их голоса великолепно сливались в этом красивейшем дуэте, требующем необычайной гибкости и нежности звучания, легкого, как журчание ручейка, и в то же время насыщенного внутренней силой, как бьющий из-под земли родник.
Сравнительно поздно, уже в конце 30-х – начале 40-х годов, он спел – и блестяще – такие партии, как Собинин в «Сусанине», Абесалом, Зигмунд в «Валькирии». Это же мастерство дало возможность артисту прекрасно исполнять труднейшие в вокальном отношении партии, когда он уже перешагнул за шестьдесят лет.
В театре привыкли к тому, что Никандр Сергеевич являлся на первую же спевку в такой готовности, будто пел партию много лет. Мы, молодые певцы, поражались: «Вот что такое труд!» Почему же Ханаев всегда был в таком «тренаже», почему всегда знал то, что ему полагалось? Да потому, что он всю свою жизнь, весь распорядок быта, все мысли подчинял целиком интересам театра, своей профессии. Это обеспечило ему и редкое певческое долголетие – ведь такие партии, как, например, Садко или Герман, он пел почти всю свою большую творческую жизнь.
Я навсегда сохраню воспоминание о последнем выступлении Ханаева в партии Германа. Это был утренний спектакль. Никандра Сергеевича попросили срочно заменить заболевшего исполнителя. И он великолепно спел – горячо, взволнованно, свободно, захватив весь зрительный зал. В последнем антракте я зашел к нему и сказал:
- Ника, как ты замечательно сегодня поешь!
Ханаев ответил:
- Это, вероятно, потому, что на прошлой неделе мне исполнилось шестьдесят восемь!
Случай неслыханный в истории драматического пения! То, чем обладает Ханаев, - бесценно. Его творческая биография – это подвиг труда и вдохновения, таланта и великой требовательности к себе…"

дополнительная информация >>

Если Вы располагаете дополнительной информацией, то, пожалуйста, напишите письмо по этому адресу или оставьте сообщение для администрации сайта в гостевой книге.
Будем очень признательны за помощь.

обсуждение >>

№ 2
Усачева Людмила Анатольевна (Кролев)   25.10.2016 - 23:16
добрый день (вечер, ночь) Я пра** внучка Ханаева Никандра ( Моя мама Ханаева Нина Васильевна, отец Ханаев В.И. (племянник) родственные связи могу подтведить фото и т.д. читать далее>>
№ 1
Константин Ситников (Рязань)   4.06.2010 - 21:53
Здравствуйте! В нашем издательстве вышла книга о знаменитых русских вокалистах и хормейстерах. Возможно она заинтересует ваших посетителей сайта. Дети Оки: повесть и очерки /[сост., ред. И. Красногорская].... читать далее>>
Кино-Театр.ру Фейсбук
Кино-Театр.ру Вконтакте
Кино-Театр.ру Одноклассники
МирТесен