Кино-Театр.ру
МЕНЮ
Кино-Театр.ру
Кино-Театр.ру
Кино-Театр.ру мобильное меню

Леонид Двоеглазов

Леонид Двоеглазов фотография
фото: moypolk22.ru

Двоеглазов Леонид Иванович

Родился 1 сентября 1919 года в Вятке в семье артиста.

Заслуженный артист РСФСР (29.12.1971).
Народный артист РСФСР (25.01.1978).

В 1938 году окончил Кировскую театральную студию под руководством Л.С. Самборской, работал артистом эстрады в Кирове, Перми, Омске, Тюмени, Красноярске, Барнауле.
Участник Великой Отечественной войны. Служил в 17-м гвардейском полку 5-й гвардейской стрелковой дивизии, которая в 1941 году взяла город Ельню и стала гвардейской. Руководил дивизионным ансамблем. Член ВКП(б) с 1943 года.
Актер Алтайского краевого драмтеатра с 1946 года.
Острохарактерный, комедийный актер. Сыграл около 250 центральных и эпизодических ролей, которые отличались яркостью воплощения образа и глубиной проживания.

Скончался 31 марта 1988 года в Барнауле.
театральные работы
Лещ («Последние» М. Горького)
Шприх («Маскарад» М. Лермонтова)
Жевакин («Женитьба» Н. Гоголя)
Дед Щукарь («Поднятая целина» М. Шолохова)
Терешко-Колобок («Трибунал» А. Макаенка)
Келин («Святая святых» И. Друцэ)
Дед Митяй («Любовь и голуби» В. Гуркина)
Гитлер («Конец» М. Шатрова)
Фрол Песков («Лето красное»)
призы и награды
Награжден орденом Отечественной войны II степени, медалями «За боевые заслуги», «За оборону Москвы».
В 1967 году за исполнение роли Леща («Последние» М. Горького) удостоен Диплома I степени Всероссийского театрального фестиваля горьковской драматургии.

последнее обновление информации: 22.03.17

НЕТ, ВЕСЬ Я НЕ УЙДУ

В РОЛЯХ АКТЕРА ЕГО ЖИЗНЬ

Вот уже 20 лет его нет среди нас. Но даже если почти не осталось зрителей, которые видели спектакли с его участием, и стало взрослым целое поколение, родившееся после него, в марте - где отмечается День театра, мы вспоминаем Леонида Ивановича Двоеглазова, имя замечательного артиста, отдавшего краевому театру драмы сорок два года своей жизни.
К счастью, мне довелось видеть Леонида Ивановича не только на сцене. Бывала в его доме давно, знакома с его семьей: с женой Ольгой Никифоровной, дочерьми Маргаритой и Людмилой. Рита живет в Москве, но навещает родительский дом, где теперь за хозяйку ее младшая сестра Людмила. Она работает на краевом радио.
Казалось бы, все о нем знаю, но открываются новые, или подзабытые, или ускользавшие прежде из внимания детали, факты.

"НА ДВОРЕ ТРАВА..."

При поступлении в театральное училище он читал басню. Знаменитая Лина Самборская, которая сидела в приемной комиссии, хохотала до упаду. Он-то думал, что так хорошо читает, а на самом деле ее забавлял его вятский выговор, оканье. "Если ты от этого не избавишься, никогда не сможешь работать в театре", - сказала актриса и посоветовала ему метод Цицерона - разговаривать с набитым мелкими камешками ртом, подарила книжку со скороговорками. Она долго хранилась в семье - потрепанная, с пометками на полях. От оканья Двоеглазов избавился. Правда, когда играл каких-нибудь персонажей "из народа", легко использовал его как художественный прием.

ПАПАНОВ

Анатолий Дмитриевич был его любимым актером. Леонид Иванович считал его великим. Когда повстречал первый раз, встал и поклонился. Потом они подружились. Папанов называл его на ты, а Леонид Иванович так и не смог ("язык не поворачивался...").

Встречались обычно на юге, куда ездили в отпуск, согласовывая заранее время и место отдыха. Бегали вместе по утрам. Леонид Иванович имел неплохую экипировку: шорты, куртку, кепочку. Пробегая мимо балкона Папанова, подавал ему знаки - мол, присоединяйся. И тот появлялся вскоре в трусах и майке, а на голове платочек с узелками по углам (или лодочка из газеты). Эта живописная парочка всегда вызывала живейший интерес обитателей пансионата, где отдыхали актеры.

Однажды был случай. Молодой популярный актер З. пришел в столовую до пояса голый и с огромным крестом. Обежал Папанова с Леонидом Ивановичем в очереди (чем вызвал их недовольство) и устроился за столиком в окружении дам, наслаждаясь их вниманием. Но обед молодого нахала был прерван вежливым обращением к нему двух пожилых актеров, которых он только что обошел в очереди. Извинившись, что прерывают обед, Папанов и Двоеглазов попросили молодого коллегу не ходить раздетым и снять крест. "Ведь не веришь же ты в Бога и крест нацепил, чтобы внимание привлечь. Не позорь нас, актеров, а?" Ольга Никифоровна, которая была свидетелем этого эпизода, говорила, что З. правильно понял сделанное замечание. А про Папанова сказала, что в жизни он был такой же глубокий, серьезный и сдержанный человек, каким предстает в фильме "Белорусский вокзал".

НАРОДНЫЙ АРТИСТ

Эту историю припомнила старшая дочь Маргарита. В то время она работала в Гостелерадио в Останкино звукорежиссером.
- Я тогда была закреплена за литературно-драматической и музыкальной редакциями. Писали много спектаклей, работали с ведущими актерами. И вот репетиция дома у Лидии Сухаревской и Бориса Тенина. Мы пришли чуть раньше, но актриса велела ждать означенного времени. Минута в минуту впустила: "Вот теперь здравствуйте", - а супруга отправила в магазин со списком покупок. Он вернулся с ворохом газет, актриса заявила, что пока не прочтет "Советскую культуру", ничего делать не будет.

И вдруг слышу: "Ой, как это далеко... Я там была, там так холодно, но и там есть хорошие актеры. Надо же, вот звание народного артиста присвоили". - "А где это, кому?" - поинтересовался Борис Михайлович. "Да Алтайский край, и фамилия какая смешная, два глаза - два глаза". И затихла. "А как фамилия?" - подала голос я. Она мне: "А тебе-то что. Ты тут, а тот артист на другом краю света. Ну Двоеглазов его фамилия". - "А как зовут?" - не унималась я. "Ну, Леонид Иванович". - "Так это же мой папа!"
Что тут началось! Крики, поздравления, откуда ни возьмись, появилось шампанское...
Вечером звоню в Барнаул. К телефону подходит мама. Спрашиваю, знают ли они новость? Не знали.
Потом, когда приехала, в доме было штук пять газет с сообщением о звании.

ШУТКА

Ольга Никифоровна всегда провожала супруга на работу и говорила вслед из прихожей: "Ни пуха ни пера!" Уже на лестничной площадке Леонид Иванович поворачивался и громко отвечал: "К черту!" Соседка, многократно наблюдавшая эту сцену, однажды не выдержала: "Ольга Никифоровна, вот ты говоришь, что у вас все хорошо, а он тебя каждый день к черту посылает. Это как понимать?" Пришлось объяснить, что к чему.
Чудил и в Москве, когда приезжал погостить к дочери. Той часто звонили с работы, а он бежал, стараясь опередить, хватался за телефон и произносил: "Частный сектор слушает!" На том конце провода озадаченно клали трубку. Потом на работе спрашивали: "Рита, ты что, телефон поменяла?"

РОЛИ

Работа над ролью у него шла в несколько этапов, которые очень наглядно проявлялись и в быту. Самым легким и приятным считался застольный период, когда шло знакомство с пьесой. Тогда можно было бегать, скакать и вообще делать, что хочешь.
Для удобства заучивания Леонид Иванович делил текст роли на две части, сшивал их дратвой, получалась пухлая тетрадка, на полях которой делались пометки. Иногда таких тетрадей было две, а то и три...
Когда актер начинал учить роль наизусть, для семьи наступали суровые времена: ходить надо было на цыпочках, разговаривать вполголоса. Вершиной в творчестве актера Двоеглазова коллеги называют роль Гитлера в пьесе Шатрова "Конец". "А для меня выдающейся ролью папы был Дед Митяй в "Любовь и голуби" Гуркина", - говорит Людмила Леонидовна.

Маргарита Леонидовна выделяет роль Фрола Пескова в спектакле "Лето красное". Фрол - защитник природы, а члены семьи не разделяют его позиции. Сын вырубает сад, и в конце спектакля герой умирает.
- Папа делал это так, что я не могла удержаться, чтобы не проверить после спектакля - жив ли он, не случилось ли с ним чего.
Она вспоминает, как вошла в грим-уборную и увидела изможденного Леонида Ивановича. Он даже не открыл глаза на звук открывающейся двери, и дочь с ужасом подумала: так он же сам мог умереть там, на сцене! Сколько же раз он играл этот спектакль! Не играл, выходит, а проживал жизнь героя каждый раз заново. А ведь Рита выросла в театре и знала, что нельзя отождествлять актера с его персонажем. Но в этом случае тождество было абсолютное.

ГИТЛЕР

Эта роль стоит особняком в творчестве актера. Режиссер Смеляков сразу наметил дать ее Двоеглазову, а тот был сильно удивлен: "С моей-то чисто русской физиономией как же эту роль строить?"
Она и вправду давалась с трудом, хотя актер пересмотрел всю хронику, которая была в кинофонде, перечитал горы книг, смотрел портреты, рисовал их сам, потом поехал в гриме к художникам, чтоб сделали портретные наброски... Но не внешним сходством был озабочен актер, хотел создать не стереотипный образ фюрера, докопаться до сути личности. Да, он мерзавец, но тоже человек, со своей судьбой, с историей своей страны. Для фронтовика Двоеглазова, ходившего с автоматом в атаку против этого самого Гитлера, не просто было играть его. Не шла роль!
"Вы как будто наблюдаете со стороны, когда же войдете в героя?" - теребил режиссер. "Я не могу. Я - фронтовик..." И тогда Смеляков пригрозил забрать у актера роль.
Это сработало. Можно только догадываться, через какие бессонные муки и раздумья артист пришел к результату, который потряс зрителей.
В Барнауле спектакль показали 11 раз (в Москве - три). Потом его сняли с репертуара по всей стране как "порочащий подвиг советского народа в Великой Отечественной войне". Хотя драматург очень точно показал агонию ставки противника, начавшего было триумфальное завоевание мира, но завершившего его так бесславно, судьбу простого народа... Но чиновники от искусства, видимо, не заметили этого.

ЧТО ЛУЧШЕ ТЕАТРУ

Спектакли с участием Двоеглазова обычно шли под аншлагом. Его любили.
Он как бы не единственный в театре знал по имени-отчеству пожарных, уборщиц, кассирш, билетерш, здоровался с ними, интересовался делами: у кого какие жилищные условия, чем болеют внуки, у кого кто родился.
Поразительное взаимопонимание у Леонида Ивановича было с молодыми актерами. Для них он был дядя Леша, потом дед Леша. Просиживал с ними на репетиции от начала до конца, а потом подходил к кому-нибудь и советовал: "А может, ты в этой сцене вот так попробуешь? Мне кажется, так убедительней будет". Тот пробует, все получается. Удивление: "Леонид Иванович, а вы откуда это знаете?" - "Так я же сам через это прошел".
И тем не менее он всегда говорил, что научить актерской профессии нельзя. Подсказать - другое дело. Но учиться надо самому. Научить нельзя, а вот научиться - можно.

Однажды на пресс-конференции его спросили: не боится ли он конкуренции - и молодые таланты подрастают, и из других театров интересные актеры приезжают... "Нет, - ответил артист, - чем больше у нас в коллективе талантливых людей, тем лучше театру. А мне приятно, что я в таком театре работаю".

Ольга ПОЛЬЩИКОВА

Служил Отчизне, служил Алтаю

Из воспоминаний дочерей Маргариты Леонидовны Сретенской и Людмилы Леонидовны Антоновой:

Отец не любил рассказывать о войне, а мы, в то время слишком неопытные и юные, вряд ли задумывались всерьез о том, что такое война. Для нас самым важным было то, что папа живой вернулся с фронта. Раненый, контуженый, но живой. И что с мамой у них была большая любовь. На пол-столетия, до золотой свадьбы.

А было так: Леонид Двоеглазов приехал в составе Мосгосконцерта на гастроли в Барнаул. Блестяще играл на аккордеоне, исполняя классику и танцевальную музыку. На одном из концертов увидел в первом ряду девушку лет восемнадцати с огромными серо-голубыми глазами. Познакомились, а через месяц расписались. Ольга стала и женой, и другом. Москва и родной Киров (малая родина отца) остались в прошлой жизни. Но кто же знал, кто мог предвидеть, что встреча с Москвой, только уже другой, суровой, военной, произойдет очень скоро.

В 1939 году Леонида призвали в армию. Служил под Барнаулом, и мама тайком ездила к нему на свидания. Военное начальство не поощряло частые встречи с солдатами.

Так прошел год, затем второй стал отсчитывать месяцы службы… Поехала как-то молодая жена на очередное свидание, да пришлось вернуться с полдороги. Война! Страшное хлесткое слово!

Прощание было недолгим. Отец добровольцем ушел воевать. Не ушел, конечно, уехал в эшелоне. И сразу же попал в самое пекло под Москвой.

«Храбрый гвардеец 17-го гвардейского полка 5-ой Гвардейской стрелковой дивизии, которая в сорок первом взяла город Ельню, обеспечив первую победу Красной Армии», — так писал об отце много лет спустя бывший командир 17-гвардейского полка подполковник Конрад. А вот что писал артиллерист Леонид Двоеглазов во фронтовой газете: «Второй год войны за нами. Мы не уступили ни пяди родной земли. День, другой, третий… Потом валились от усталости с ног, короткая передышка и снова в бой. Кроме сильнейшего духовного напряжения, что испытывает солдат в бою? Нам приходится, как ломовикам, таскать на себе пушки, непрерывно рыть землю, чтобы обезопасить себя и товарищей от дурной пули или осколка…»

Так диктовали условия войны. А сердце и военная мораль, мораль защитника Родины, продиктовали другое: молодой солдат между боями пишет заявление о вступлении в коммунистическую партию. Коммунистом отец стал в 1943-м году. Опять-таки в минуты коротких передышек между боями. Под Сталинградом.

Украина, Польша, Чехословакия. День Победы! Но только не для гвардии сержанта коммуниста Двоеглазова. Полтора года «дослуживал» в Прибалтике, выбивал из нор «остатки власовцев», банды местных националистов и «заблудившихся» фашистов.

В 1946 году демобилизованный Леонид Двоеглазов переступил порог Алтайского краевого драматического театра и… остался навсегда. Мечта стать актером начала осуществляться еще в 1935 году, когда сын эстрадного артиста был принят в театральное училище, возглавляемое известным деятелем искусств Линой Самборской. Правда, при первой же встрече Самборская сказала Леониду: «Деточка, ты не преодолеешь своего волжского говора. На сцене это трудно скрыть». Но настолько сильна была мечта, так велико желание стать актером, что Леонид Двоеглазов преодолел. От «волжского оканья» не осталось и следа.

Однако двадцатисемилетнему солдату пришлось начинать все сначала, и первые годы работы в театре иногда напоминали по напряженности бои с противником. Первое появление на сцене театра состоялось в спектакле «Шут Балакирев». Молодой актер испуганно ввелся на роль гвардейского офицера, которому надо было арестовать сторонников Петра I. Вся роль из четырех фраз. Все было как в тумане. До потери сознания. А как завидовал начинающий лицедей уже опытным актерам! Но зависть эта была светлой. Просиживая за кулисами все репетиции, Леонид знал наизусть почти все роли своих коллег…

Извечное трагическое противоречие между внешностью и внутренним содержанием, героической душой. Что, собственно, определяет актерское амплуа? Уже с самого начала Леониду Двоеглазову как-то легко давались роли острохарактерные. Хотя до главных ролей было еще далеко, он сам чувствовал, что может гораздо больше, чем предлагали режиссеры…

А дальше был поиск. Были неудачи и находки, были яркие запоминающие образы и роли не очень любимые, проходные. В театре как в жизни полосы светлые, полосы черные.

Леонид был занят в разных спектаклях: «Любовь Яровая», «Свадьба с приданым», «Угрюм-река», «Каширская старина», «В середине века», «Маскарад», «Хитроумная влюбленная»… Это как раз самое начало. Впрочем, даже простое перечисление ролей, сыгранных Леонидом Ивановичем Двоеглазовым за почти четыре десятилетия в краевом драматическом театре, заняло бы несколько страниц печатного текста. Его герои полны доброты, любви к людям, родной земле…

Всего около 300 ролей сыграны первым на Алтае народным артистом Республики Л.И. Двоеглазовым. Актерская зрелость позволила мастеру позабыть про амплуа. И убедить режиссеров в том, что ему подвластно многое и много… Умение перевоплощаться восхищало, это была классическая мхатовская школа, начало которой дали знания и опыт, полученные в студии Лидии Самборской. Звездные годы поразительного и ошеломляющего успеха актера пришлись на то время, когда на сцене краевого театра один за другим шли спектакли «Таблетка под язык», «Трибунал», «Лето красное», «Святая святых», «Здравствуйте, люди», «Любовь и голуби», «Ретро», «Конец».

И все-таки когда журналисты заводили с Леонидом Ивановичем разговор о вершине творчества, он неизменно отвечал: «Нет такого понятия вершина творчества. Если достигнешь ее, значит конец всему. Конец актерской профессии». А журналисты не унимались и спрашивали: «Что Вы считаете самым губительным для актера?» «Самоуверенность, лень, отвечал Леонид Иванович. Мое глубочайшее убеждение, что если бы у меня появилось хоть на минуточку мнение, будто я все знаю и все могу, мне пришлось бы уйти из театра. Самоуспокоенность порождает штамп. А профессия актера бесконечна…»

И вот такой еще, безусловно, важный момент. Леонид Иванович дружил, переписывался, встречался с очень известными актерами: Анатолием Папановым, Борисом Тениным, Фаиной Раневской, Лидией Сухаревской, Михаилом Ульяновым, Верой Марецкой. Предложений сменить Барнаул на Москву было множество. До сих пор хранятся в семейном архиве приглашения из Московского театра сатиры, театра Моссовета, Севастопольского и Одесского драматических театров. Но, видит бог, у отца нашего никогда даже в мыслях не было уехать с алтайской земли. Ей он отдал жизнь, ей он посвятил свой труд, талант большого мастера, ей был предан до конца. Это поступок мужественного человека, настоящего солдата Отчизны, настоящего коммуниста, настоящего человека.
«Своих зрителей я не брошу!»

Так сказал артист Двоеглазов, когда ему предложили переехать на работу в столицу

Людей, равнодушных к своей работе, в актерской профессии не сыщешь. Недаром же говорят, что актер –это не только призвание, но и образ жизни. Эти «странные» люди не могут жить без сцены!

Актеры почти никогда не уходят на пенсию, готовы играть (и играют!) в спектаклях до восьмидесяти–девяноста лет, а их жизнь действительно зачастую заканчивается вместе с их любимой работой. Неудивительно, что многие из них совершенно искренне признаются в том, что мечтали бы умереть на сцене. И у иных эта мечта сбывается…

Наш спектакль был лучше!

Однако Леонид Иванович Двоеглазов, увы, не из их числа. Из жизни он ушел не на сцене. А самое досадное в том, что забрали его рановато – в шестьдесят восемь лет. Скольких замечательных, потрясающе органичных, характерно-смешных или драматических стариков он бы мог еще сыграть!

Всякий раз, когда на телеэкране демонстрируется фильм «Любовь и голуби», где в главных ролях – звезды отечественного кино, я вспоминаю Леонида Ивановича, который отнюдь не с провинциальным блеском исполнял в одноименном спектакле краевого театра драмы роль веселого забулдыги деда Митяя.
Вспоминаю – и думаю о том, что спектакль нашего театра, благодаря своей удивительной человечности и исходившей со сцены теплой радостной энергии, был ничуть не хуже своего кино-тезки. И львиная доля этих эмоций исходила от Леонида Ивановича. Хотя роль у него была – эпизодическая.
А все потому, что у Леонида Двоеглазова был не просто талант, у него был ДАР и, говоря современным языком, мощная харизма. Иной актер из кожи вон выпрыгивает для того, чтобы зритель отметил бы и запомнил его героя. Но смотришь на него – и скучно становится.
Другой же вроде бы ничего особенного не делает, а глаз от него отвести не можешь, за каждым движением следишь и каждому слову внимаешь. На театральном языке это называется «сценическое обаяние» или «органичность». Именно таким актером и был Двоеглазов.

Два оружия – баян и автомат

Вот что вспоминает о своем отце старшая дочь артиста Маргарита Сретенская:

– Мне было дано не отождествлять папу с его героями. Но однажды на спектакле «Лето красное», когда герой, роль которого играл папа, упал и умер, я так перепугалась, что после спектакля бегом помчалась за кулисы!
Вбегаю в папину гримерку, а он сидит весь мокрый, бессильный, и даже видно, как у нее на шее пульс бьется. Он так выглядел, как будто и вправду к смерти приготовился!
…Я не знаю, верил ли он в Бога… Но однажды, когда я была еще маленькой девочкой, увидела папу стоящим на коленях на пустой сцене. Глаза его были закрыты, руки прижаты к груди. Я бросилась к нему и закричала: «Папа!» А он молча поднялся с колен и, не глядя на меня, ушел за кулисы…
…Много лет наша семья жила в деревянном доме на улице Никитинской. Нас было много, а дом маленький. Места для работы у папы не было. Так, знаете, где он роли свои учил? В деревянном туалете во дворе!
…Папа прошел всю Великую Отечественную войну – от звонка до звонка. И привез из Германии маленького плюшевого медвежонка. И больше ничего. Этот медвежонок до сих пор жив.
О войне папа никогда не рассказывал страшных историй. А вот стихи свои военные читал и песни пел под собственный аккомпанемент. Он очень хорошо играл на баяне, а во время войны руководил дивизионным оркестром. «У меня было два оружия, – шутил папа, – баян и автомат!».

Его спасли сибиряки

– Папа часто играл дома на баяне. Причем не только народную музыку, но и классическую: Листа и Шопена. Известный в то время барнаульский баянист Полудницын делал переложения этих фортепьянных произведений и приносил их папе.
Если папа ставил на спинку стула Рапсодию Листа, мы понимали, что у него в театре что-то случилось. Он прижимался щекой к баяну, играл и думал, думал… А когда у него все было хорошо, он играл Двенадцатый вальс Шопена.
…В восьмидесятые годы папу пригласили на работу в Москву – в Театр Советской Армии. Мы думали, что он обрадуется и мы все вместе в Москву поедем. Но он сказал: «Нет! У меня есть зрители, которых я не могу бросить. Сибиряки – это такой мужественный народ! Ведь это именно они в войну, когда я трое суток лежал контуженый под завалом, меня раскопали и оживили!».

Елена Рябова

дополнительная информация >>

Если Вы располагаете дополнительной информацией, то, пожалуйста, напишите письмо по этому адресу или оставьте сообщение для администрации сайта в гостевой книге.
Будем очень признательны за помощь.
Кино-Театр.ру Фейсбук
Кино-Театр.ру Вконтакте
Кино-Театр.ру Одноклассники

МирТесен
Кино-театр.ру на Яндекс.Дзен