Кино-Театр.ру
МЕНЮ
Кино-Театр.ру
Кино-Театр.ру
Кино-Театр.ру мобильное меню

Магафура Салигаскарова

Магафура Салигаскарова (Мәғәфүрә Сәлиғәскәрова) фотографии
Годы жизни
Категория
Актриса
Театр
Фотоальбом
Обсуждение

Салигаскарова Магафура Галиулловна

Мәғәфүрә Ғәлиулла ҡыҙы Сәлиғәскәрова

Родилась 20 ноября 1922, д. Ихсаново Белебеевского кантона Башкирской АССР, ныне Чекмагушевского района.

Башкирская оперная певица (меццо-сопрано).

Заслуженная артистка Башкирской АССР (1949),
Народная артистка Башкирской АССР (1951),
Заслуженная артистка РСФСР (1955),
Народная артистка РСФСР (1957).

Работала в Башкирском государственном театре оперы и балета со дня основания (с 1938 - артистка хора, в 1942-1972 - солистка). Параллельно брала уроки вокала у Риммы Лазаревны Фишер (преподаватель Уфимского музыкального училища), занималась в башкирской оперной студии (1941-1942).

Обладала мягким и подвижным голосом, артистичностью, ярким драматическим талантом. Исполнила свыше 60 партий.

В концертном репертуаре певицы были арии и романсы зарубежных, русских, башкирских композиторов, народные песни.
Избиралась депутатом Верховного Совета РСФСР третьего созыва.

Ушла из жизни 7 октября 2015 года в Уфе, Башкортостан.
театральные работы
Кармен в одноименной опере Ж. Бизе
Ольга, Няня («Евгений Онегин» П. И. Чайковского)
Любаша («Царская невеста» Н. А. Римского-Корсакова)
Ганна («Майская ночь» Н. А. Римского-Корсакова
Любовь («Мазепа» П. И. Чайковского)
Полина («Пиковая дама» П. И. Чайковского)
Княгиня («Чародейка» П. И. Чайковского)
Солоха («Черевички» П. И. Чайковского)
Кончаковна («Князь Игорь» А. П.Бородина)
Амнерис («Аида» Дж. Верди)
Азучена («Трубадур» Дж. Верди)
Тугзак («Алтынсэс» Н. Г. Жиганова)
Аксинья («Тихий Дон» И. И. Дзержинского)
Ульяна («Молодая гвардия» Ю. С. Мейтуса)
Айхылу («Айхылу» Н. И. Пейко, 1-е исполнение, 1953)
Зухра («Современники» Ахметова)
Майсара («Проделки Майсары» С. Юдакова)
Нурия («Азат» Рауфа Муртазина)
Асья («Аршин мал алан» У. Гаджибекова)
Акелен («Ер Таргын» Е. Г. Брусиловского)
Джованна, Паж («Риголетто» Дж. Верди)
Первая исполнительница партий в опере башкирских композиторов:
Гульбике («Хакмар» М. М. Валеева)
Яланбике («Дауыл» - «Буря» Р. А. Муртазина)
Яубике («Шаура» З. Г. Исмагилов)
Кюнбике («Салават Юлаев» З. Г. Исмагилова)
Нэркэс («Акбузат» Х. Ш. Заимова, А. Э. Спадавеккиа)
призы и награды
Лауреат Всемирного фестиваля молодежи и студентов в Праге (1947).
Награждена орденом «Знак Почета».

последнее обновление информации: 09.10.15

Ее Величество Магафура Салигаскарова!

Визит к этой удивительной женщине дал неожиданный заряд бодрости, оптимизма и хорошего настроения. А повод для визита был особенным, ведь 20 ноября 2012 года Магафуре Салигаскаровой, народной артистке России и Башкортостана, неподражаемой меццо-сопрано Башкирского государственного театра оперы и балета исполняется девяносто лет. Это возраст, который уже можно не скрывать, а наоборот, гордиться им. Не каждому дано пройти сквозь десятилетия жизненных испытаний, сохранив светлую голову, задоринки в глазах, живое чувство юмора и не просто спокойствие, а, я бы сказала, величие духа.

Магафура Галиулловна никогда ничего не просила, ей все предлагали сами, а она принимала с благодарностью, щедро расплачиваясь талантом, отпущенным Природой. Уникальный голос, абсолютный музыкальный слух, тонкое чувство ритма, артистизм, соединенные с художнической интуицией и внутренней свободой, давали потрясающие результаты. Совсем еще девчонкой, она быстро схватывала, впитывала, запоминала все, чему учили ее дирижеры, режиссеры, педагоги, а зачастую сама угадывала - КАК НАДО. Это сформировало совершенно особую художественную эстетику певицы, коей она следовала всю свою сценическую жизнь длиною в три с половиной десятилетия. Ее называли и королевой, и царицей, и хозяйкой Башкирской Оперы. И все верно, потому что певица стояла у самых истоков оперного искусства Башкортостана, работая в театре с момента его основания.
Магафура Салигаскарова спела более шестидесяти партий в операх русских и зарубежных классиков, национальных композиторов, упиваясь музыкой, судьбами своих героинь и вызывая восторг публики. Четверть века она была незаменимой, потрясающей, самой обаятельной Карменситой. Ее муж, Мухамед Арсланов - талантливый художник, один из основоположников башкирского театрально-декорационного искусства. Они прожили вместе пятьдесят восемь лет. Их сын, Рифхат, унаследовал талант отца и в настоящее время - главный художник БГТОиБ. У Магафуры Галиулловны четверо внуков. Недавно старшая внучка Диана (тоже художник, живет в Москве) подарила правнучку - Раду. На радость всем.
С 1972 года певица на заслуженном отдыхе. Но связи с театром не теряет, вкус к жизни не утратила. Беседовать с ней одно удовольствие. Поражают ее феноменальная память, свобода мысли и независимость высказываний. Она уже как знаменитая Сикстина Рафаэля имеет право выбирать, кому ей нравиться, а кому - нет.

- Станиславский сказал: "Беда не в том, что стареешь, а в том, что остаешься молодым"...
- Да. Но вот беда: не чувствую себя старой. Кажется, все могу, как раньше, а фактически - ничего не можешь. Природой все рассчитано.
- О своем сегодняшнем житье-бытье расскажете?
- Я живу одна. И это хорошо. Никто не мешает. Мои ровесники, которые жили с семьей, детьми, внуками, все ушли. Вот такой парадокс, но в нем есть зерно здравого смысла. Молодых все раздражает: громко разговариваешь, шуршишь ногами... А я одна - никто ничего не говорит. У меня нервы спокойны. Когда надо, приходят, кушать приносят...
- Вы знаете, что происходит в театре? Вам это интересно?
- Мне это очень интересно. Приходит сын Рифхат, рассказывает о театральной жизни. Потом бывает у меня председатель Совета ветеранов Георгий Коробов. Так что я в курсе событий.
- И как вы оцениваете нынешнее состояние нашего оперного?
- Как бы вам сказать... Неплохо! Но кажется мне, раньше лучше было. Какие голоса были! Труевцев - баритон, лучший князь Игорь. Сутягин - и голос, и актер великолепный, а дикция какая - каждое слово понятно. У Бану Валеевой не очень большой голос был, но летящий, пробивала оркестр... Муромцев, Кукотов, Кокурин, Бриткова, Федотова, Ахметзянова, Бызина... Настоящие оперные голоса! А сейчас - все больше камерные. На День пожилых людей нам концерты дают, но в основном из эстрадных номеров. А зачем нам эстрада?! Мы же работали в опере, так давайте нам отрывки из опер!
- В чем, по-вашему, беда, почему сейчас не поют, как в те времена? Учат не так? Или природа оскудела?
- Может, и от природы... Кто его знает! Вот у нас пели Хабибуллин, Муромцев, Брятко... Какая мощь, какая красота!
- Что бы вы посоветовали нашим молодым певцам с высоты своего сценического и жизненного опыта?
- Ну, какой совет я могу дать... Они поют, как могут, стараются, оправдывают себя... Ведь из своей кожи не вылезешь... Пусть работают больше, мастерство набирают!
- Вспоминаете эпизоды своей артистической жизни?
- Как панорама проходит каждый день вся моя жизнь. Особенно когда ложусь спать: вспоминаю, вспоминаю... И как в театр поступила, и какие партии давали, как пела, с кем... Какие дирижеры, режиссеры со мной работали... У меня память хорошая. Все помню.
- А как вы попали в театр...
- Мне было семнадцать лет, занималась в русском и башкирском хоре при радиокомитете, о театре даже не мечтала. Руководила нами некая Цибульская, хормейстер из Москвы. Она говорила: "Ты - девочка голосистая, тебе надо петь!" - и все время выдвигала меня в солистки. Однажды, это было в начале 1938 года, я иду по улице и вижу объявление: "Готовятся артисты хора для оперного театра". Я - к Цибульской, а она говорит: "Иди обязательно!". Прихожу в театр, а там замечательный, как я потом узнала, хормейстер Анатолий Георгиевич Тихомиров прослушал меня и решил: "Музыкальная девочка! Беру!". Шесть месяцев нас обучали музыкальной грамоте, потом сдавали экзамен. Мне все легко давалось, через месяц свободно читала ноты с листа. В общем, прошла я конкурс, и 1 октября 1938 года меня оформили на работу артисткой хора театра. Солисты еще не приехали из Москвы, где обучались вокальному искусству в оперной студии при консерватории. Башкирского оперного репертуара, кроме "Хакмар" Валеева, нет. Стали разучивать произведения татарских композиторов - Жиганова, Сайдашева, а также эстрадные и хоровые номера. Наконец приехали из Москвы девять выпускников консерватории: Валеева, Валиахметова, Ильбаева, Максютова, Габдрахманова, Хабибуллин, Галимов, Галкин, Сыртланова-Калинина. Молодые, красивые. Привезли дипломные спектакли - "Прекрасная мельничиха" Паизиэлло и "Тайный брак" Чимарозы. "Прекрасной мельничихой" и открыли театр в декабре 1938 года. Правда, хора там нет.
- Когда вы получили свою первую сольную партию?
- В это же время приехал дирижер Петр Михайлович Славинский и стал ставить казахскую оперу - "Ер-Таргын" Брусиловского. Там хор занят. Этой оперой отметили годовщину образования Башкирской автономии. На небольшие сольные партии стали подбирать хористок. И мне поручили партию Акъелен. На репетиции вышла перед оркестром и впервые увидела дирижера за работой. Так смешно получилось: он наклоняется - и я наклоняюсь, он вверх - и я вверх. Петр Михайлович смеется: "Ты что, девочка, летать собираешься?" Вот так постигала азы оперного искусства. Славинский оценил мою музыкальность, мой голос, организовал обучение. С этого момента все и пошло! В "Риголетто" он дал мне Джованну, Пажа. В опере Валеева "Хакмар" я уже пела Кюнбике. Началась война, в Уфу приехал эвакуированный из Киева театр оперы и балета имени Шевченко, и я стала заниматься у прекрасного концертмейстера, педагога Риммы Лазаревны Фишер. К нам также эвакуировали оперную студию Московской консерватории под руководством профессора Владимировой. Это, можно сказать, мои университеты... В дипломном спектакле "Евгений Онегин" я пела Ольгу.
Вскоре стали ставить "Аршин мал алан" Гаджибекова, мне дали партию Асьи. Но вот беда - там еще надо текст говорить, а я не умею. Пришлось помучиться. Голос мой все-таки победил, Асью я исполнила. А после роли Нэркес, дочери подводного царя в опере "Акбузат" Спадавеккиа, меня перевели в штат солисток. Тоже интересно получилось. Основная исполнительница этой партии была лишена чувства ритма, у нее ничего не получалось. А я не пропускала ни одной репетиции, сидела на галерке, все впитывала, запоминала все партии. И Петр Михайлович, помучившись с той певицей, вдруг крикнул, обращаясь к галерке: "Муся, ты где? Иди сюда, выручай!".
- Мы уже приближаемся к вашей судьбоносной роли - Кармен...
- В 1945 году Славинский, к огорчению всего коллектива театра, уехал, а на свое место главного дирижера определил Алексея Филипповича Ковальского. Тот решил эффектно начать свою работу и для дебюта взял оперу Бизе "Кармен". Из трех меццо-сопрано он выбрал меня на главную партию. А мне было двадцать четыре года. Ковальский был такой темпераментный, так был заинтересован в постановке, что часто выступал и как режиссер. На репетиции заставил меня надеть красную юбку с белыми оборками внизу и кричал мне: "Муся, не забывай пену!" - "А что такое "пена"? - "Да нижняя юбка!". Ему мало было просто петь, даже на репетиции надо было играть. Вот так он меня и "дрессировал". Дома ночью стучала кастаньетами, досаждая соседям... Премьера состоялась накануне октябрьских праздников. Успех был оглушительный! Вот моя первая рецензия в газете "Красная Башкирия". Музыковед Кугушева называет мою Кармен "черной Венерой". Двадцать пять лет я играла Кармен одна. И когда на пенсию уходила, прощальным спектаклем выбрала "Кармен". Римма Лазаревна говорила: "Надо уходить вовремя, чтобы запомнили тебя в расцвете таланта. Блеснуть, махнуть - и уйти!" Я рано ушла. Решительно и бесповоротно. Меня звали петь, но я даже рта не открыла.
- И вся сценическая жизнь у вас прошла так же блистательно, как и началась...
- Всегда все шло как по маслу. Никогда не просила, не жаловалась. Нариман Сабитов говорил: "Ты - паспорт нашего театра! Мы на тебя надеемся". И я никогда не подводила. Вот такой случай расскажу. В 1946 году мы поехали на гастроли в Астрахань. А я - беременная, но никому не сказала. На меня ведь рассчитывал Ковальский. Плыть на пароходе десять дней, и где-то к концу пути мой живот стал меня выдавать. Гуляю по палубе, а Ковальский пристально так смотрит на меня и восклицает: "Ты меня убила!". Я его успокаиваю: "Не волнуйтесь, Алексей Филиппыч, у меня муж - художник, он такой костюм придумает, что никто ничего не заметит". Так и вышло. На открытии гастролей я выступила успешно, а через неделю меня отправили в Уфу. Вскоре родила сына Рифхата. Театр вернулся с гастролей, все ушли в отпуска, к началу сезона я вместе со всеми вышла на работу, в декрете практически и не была. Репертуар меццо держался на мне, и я не могла подвести театр.
- Магафура Галиулловна, есть в вашем "послужном списке" партии, которые бы вы любили так же, как и Кармен?
- Очень любила Амнерис в "Аиде", Любашу в "Царской невесте", Любовь в "Мазепе", Аксинью в "Тихом Доне"... Сабитов на меня ставил оперу Верди "Трубадур" - с удовольствием пела Азучену. Да все роли интересные были. Работала много, из театра почти не уходила...
- Своих героинь во сне видите?
- Да вот несколько дней назад приснилось, что я - Кармен. Режиссер Просторов учил меня шарфом как бы приманивать Хозе. И вот во сне я помахиваю шарфиком, заманиваю... Ясно вижу, ярко... Так всю жизнь Кармен меня и не покидает...

Беседовала Нина ЖИЛЕНКО.

дополнительная информация >>

Если Вы располагаете дополнительной информацией, то, пожалуйста, напишите письмо по этому адресу или оставьте сообщение для администрации сайта в гостевой книге.
Будем очень признательны за помощь.

обсуждение >>

№ 1
Радиф Галиевич Гилемханов (г. Домодедово Московской области)   22.02.2014 - 00:19
Ах-ах... Магафура Галиулловна! Землячка моя! (Я - уроженец Чекмагушевского района). А я ведь, к счастью, Вас видел (слушал) в музыкальной комедии Загира Исмагилова "Кодача", написанной... читать далее>>
Кино-Театр.ру Фейсбук
Кино-Театр.ру Вконтакте
Кино-Театр.ру Одноклассники
МирТесен
Кино-театр.ру на Яндекс.Дзен