Кино-Театр.ру
МЕНЮ
Кино-Театр.ру
Кино-Театр.ру
Кино-Театр.ру мобильное меню

Ирина Гридчина

Ирина Гридчина фотография

Гридчина Ирина Степановна

Родилась 5 мая 1920 года в деревне Мелихово Саженского района Белгородской области. Она был десятым ребёнком среди четырнадцати детей в крестьянской семье.

Заслуженная артистка РСФСР (22.09.1959).

В годы Великой Отечественной войны бежала из оккупированного села и в 1943 году поступила в белгородский эвакогоспиталь. Закончила войну в Польше в звании младшего лейтенанта медицинской службы. Была награждена орденами Красной Звезды, Отечественной войны II степени, медалями.

Демобилизовавшись в декабре 1945 года, осталась в Польше сначала солисткой Дома офицеров Северной группы войск, потом артисткой Русского драматического театра.

В 1949 году поступила в Ленинградское музыкальное училище. Его блестящее окончание позволило без экзаменов, спев музыкальное произведение только по специальности, поступить в консерваторию, в класс профессора А. А. Григорьевой. Учёбу она совмещала с работой солистки Всесоюзного государственного концертного общества.
По окончании консерватории в 1958 году получила приглашение в Музыкальный театр Карелии и приехала в Петрозаводск с мужем, актёром Русского театра драмы Ю. С. Гришмановским.
В 1975 году оставила сцену и посвятила себя вокальной педагогике, стала преподавателем кафедры вокала Петрозаводской государственной консерватории, в 1990 году – профессором.
Избралась депутатом Верховного Совета Карельской АССР и Петрозаводского городского совета депутатов трудящихся.

Скончалась 10 февраля 2008 года.
театральные работы
Маргарита («Фауст» Ш. Гуно), Микаэла («Кармен» Ж. Бизе), Сильва («Сильва» И. Кальмана, 1958), Жермен («Корневильские колокола» Р. Планкета, 1960), Эльза и Эдит Флавон («Король вальса» И. Штрауса, 1960), Валентина и Ганна Главари («Веселая вдова» Ф. Легара, 1961), Розалинда («Летучая мышь» И. Штрауса, 1961), Чипра («Цыганский барон» И. Штрауса, 1964), мадам Энно («На рассвете» О. Сандлера, 1966), Флора («Травиата» Дж. Верди, 1962), Анхела («Дочь Кубы» К. Листова, 1962), Чио-Чио-сан («Чио-чио-сан» Дж. Пуччини, 1963), Татьяна Ларина («Евгений Онегин» П. Чайковского, 1966), Феона Тропец («Меч кузнеца» Ю. Зарицкого, 1972), Марийка в комической опере Р. Пергамента «Кумоха» (1959).

последнее обновление информации: 02.06.19

"Мне всегда хотелось петь"

Ирина Степановна ГРИДЧИНА, заслуженная артистка РСФСР, живет в Петрозаводске уже 42 года - почти половину своей жизни. Я уверена, что старшее поколение петрозаводчан помнит ее красивейшее лирическое сопрано, украшавшее подмостки Петрозаводского музыкального театра почти двадцать лет.
А более молодое поколение знает Ирину Степановну не только как внимательного и вдумчивого профессора консерватории, но и как мудрого и отзывчивого друга. В начале мая Ирине Степановне исполнилось 80 лет.

- Ирина Степановна, ваша сознательная жизнь, если можно так выразиться, началась с Великой Отечественной войны.
- Я ушла на фронт добровольцем и прошла войну медсестрой. К тому времени у меня уже было медицинское образование, и, конечно же, все, что только я могла делать для раненых, - я делала. В военных условиях любая помощь была для бойцов ценной. Даже просто перевязать раны, воды принести попить, рядом посидеть. Сколько мы, медсестры, узнавали о людях, лежащих в госпиталях, сколько их страданий и горя мы видели, сколько надежд и разочарований, сколько писем мы написали им домой!
- Раненые бойцы становились вам родными...
- Да. Как мы радовались, когда они выздоравливали! А если приходилось хоронить, то горевали, как по родному человеку. Знаете, кто войну прошел, никогда ее не забудет. И недаром говорят, что дружба или любовь, возникшая на войне, самая крепкая.
Я рассматриваю фронтовые фотографии Ирины Степановны. На них - совсем молодые, еще только начинающие входить в силу, жизнерадостные девушки и парни. Как будто и нет войны. Только военная форма да перевязанные бинтами раны красноречиво говорят о том, что происходит за кадром...
- Ирина Степановна, как медсестра стала певицей?
- Если человеку что-то суждено, это с ним обязательно произойдет. Рано или поздно, но обязательно произойдет. Так случилось и со мной. Кто знает, почему мне всегда хотелось петь? Может, запали в душу песни моей родной деревни Мелехово? Ах, как у нас пели! Сколько красоты, раздолья и настоящей народной поэзии было в этих песнях! Не было в моем детстве и юности ничего лучше, чем песни! В семье у нас было 16 душ - мои родители и 14 детей. Жили мы бедно - приходилось и недоедать, и обувь носить по очереди. Но с невзгодами справлялись сообща - и песни нам помогали.
- Вы начали петь в госпиталях?
- А как же иначе? Раны телесные можно вылечить лекарствами, а чем вылечить раны душевные? Добрым словом и хорошей музыкой. Вспомните военные мелодии и тексты - они написаны именно о переживаниях солдат и тех, кто ждал их с фронта: "...строчит пулеметчик за синий платочек, что был на плечах дорогих", "... до тебя мне дойти нелегко, а до смерти четыре шага..." или "...а пока за туманами видеть мог паренек, на окошке на девичьем все горел огонек..."
Кстати, с этой песней "Огонек" у меня связан один эпизод - длиной в двадцать пять лет. Сорок четвертый год, концерт в боевой части... Народу очень много, и я волнуюсь - мне всегда хотелось спеть как можно лучше. Объявляют мой номер - песня "Огонек". Только я спела первый куплет, начинаю второй, и вдруг - воздушная тревога. Естественно, концерт на этом и закончился - мгновенно все разбежались по своим местам. Тогда я "Огонек" не допела... И уже после войны, спустя 25 лет, когда я давно работала в театре, мы были на гастролях в Тульской области - нас попросили выступить в госпитале для ветеранов войны. Я вышла на сцену и увидела, что весь зрительный зал заполнен больными хирургического отделения. Перевязанные руки, ноги, головы, больные лежат на носилках. Я увидела эту картину и сразу вспомнила войну... Ком подкатил к горлу, я долго не могла начать пение. Слушатели не могли понять, что со мной случилось - начали аплодировать. Я собралась с силами и сказала им: "Во время войны так случилось, что я не допела песню "Огонек". Можно я спою ее вам сейчас?" Зал взорвался: "Можно! Давай, сестрица!" Конечно, приняли эту песню с большой теплотой. Так через 25 лет я смогла ее допеть..."
- Где для вас закончилась война?
- В Польше. Северная группа войск под командованием маршала Рокоссовского находилась тогда в Лигнице.
- С самим Рокоссовским вы были знакомы?
- Да, он очень тепло ко мне относился. Я была к тому времени уже "штатной" певицей и выступала очень часто. Не могу не сказать о том, что к артистам относились очень хорошо и старались о нас заботиться, насколько это вообще было возможно в тех условиях. Там же, в Лигнице, мои друзья и натолкнули меня на мысль, что нужно учиться профессионально петь. Я долго это обдумывала. Сначала не могла решиться - меня смущало то, что по возрасту я была старше, чем обычные студенты. Но у меня есть правило: если ты что-то делаешь, делай это хорошо, так хорошо и качественно, как только сможешь.
Музыкальное училище Ирина Гридчина окончила с отличием. Затем была Ленинградская консерватория... В жизни Ирины Степановны происходило в этот период много событий, которые во многом определили ее характер и дальнейшую судьбу. Изо всех сил она старалась получить высшее образование, стать хорошей артисткой, освоить профессию, которая не только дала бы ей душевную радость, но и позволила бы зарабатывать насущный хлеб - муж Ирины Степановны не вернулся с войны, и нужно было воспитывать сына Валерия, дать ему уверенность в завтрашнем дне. Как это было тяжело! Приходилось ограничивать себя буквально во всем, жертвовать самым необходимым. А про личную жизнь Ирина Гридчина просто не вспоминала - ей было не до себя. Сын и профессия - вот что определяло тогда ее существование. И сын и профессия были для нее одновременно и самой большой ответственностью и самой большой радостью.
В консерватории Ирина Гридчина училась с блеском и добилась больших успехов. Оперный репертуар, который она успела изучить и исполнить, поразителен по разнообразию, степени вокальной трудности и полярности образов. Татьяна, Микаэла, Бригитта, Маргарита, Флора...
Валерий радовал сердце матери своим талантом в музыкальном искусстве - он стал прекрасным кларнетистом. Его способности дали ему возможность учиться в Ленинградской школе-десятилетке для одаренных детей, затем в консерватории. И талант его был оценен по достоинству - на международном конкурсе исполнителей на духовых инструментах Валерий завоевал первую премию и золотую медаль.
Позже Ирина Степановна позволила себе личную жизнь. Юрий Гришмановский, ставший в дальнейшем звездой Петрозаводского театра драмы, в полном смысле слова ворвался в ее жизнь, смел ее силой своего чувства, закружил в вихре цветов, стихов, поклонения и обожания...
- Итак, Юрий Сергеевич не оставил вам выбора?
- Да, он был и до сих пор остался таким... Юра очень красиво за мной ухаживал и ухаживает. Всю жизнь он дарит мне цветы, по поводу и без повода. Я знаю, что всегда и во всем могу на него положиться и в любой ситуации рассчитывать на его помощь.
Я снова рассматриваю фотографии - прекрасная молодая женщина. Красивая, счастливая и такая разная - в каждом образе новые глаза, другая улыбка... Она изменялась от спектакля к спектаклю, поражая глубиной исполнения и тонкостью нюансировки. Публика ходила "на Гридчину" и "на Гришмановского", платила артистам восхищением и любовью. Ириной Степановной спето 65 партий и огромное количество камерных произведений. Ей присвоено звание заслуженной артистки РСФСР. Ирина Степановна всю себя отдавала людям - ей оказали высокое доверие и избирали депутатом городского Совета, Верховного Совета тогда еще Советской Карелии.
- Ирина Степановна, что для вас значит работа в консерватории?
- После того как я оставила сцену, работа со студентами стала основным делом моей жизни. Вокальное искусство, на мой взгляд, - одно из самых сложных. Я нахожусь в постоянном поиске - изучаю разные вокальные школы, пишу методические работы, ищу полезные упражнения, дыхательные гимнастики... Мои девочки для меня - как цветы, их нужно оберегать от невзгод, дать им профессию, помочь обрести себя как личность. За время работы в консерватории у меня было 26 выпусков - всех своих студентов я помню и люблю. И они мне пишут, звонят. Я знаю все их тайны, горести и радости. На моих глазах из гадких утят они превращаются в прекрасных лебедей. Вырастают и разлетаются кто куда. Я горжусь тем, что все они работают по профессии - и в России, и за рубежом. У меня есть специальный фотоальбом, где я храню фотографии моих студентов, их спектаклей, свадеб, детей. Всем им я желаю счастья, мира, добра, уверенности в себе и исполнения всех надежд!

Татьяна КОПЫЛЕНКО

"Карелия" №36, 6 мая 2000

дополнительная информация >>

Если Вы располагаете дополнительной информацией, то, пожалуйста, напишите письмо по этому адресу или оставьте сообщение для администрации сайта в гостевой книге.
Будем очень признательны за помощь.
Кино-Театр.ру Фейсбук
Кино-Театр.ру Вконтакте
Кино-Театр.ру Одноклассники

МирТесен
Кино-театр.ру на Яндекс.Дзен