Кино-Театр.ру
МЕНЮ
Кино-Театр.ру
Кино-Театр.ру
Кино-Театр.ру мобильное меню

Светлана Глебова

Светлана Глебова фотография

Глебова Светлана Николаевна

Родилась в 1939 году.

Заслуженная артистка РСФСР (14.03.1989).

До шести лет жила в деревне в Тамбовской области. Детство прошло в Никольск-Уссурийском. В 1953 году, когда семья переехала в Хабаровск, стала заниматься в самодеятельном театре Дворца пионеров под руководством Г.А.Роден. Затем Владивосток, театральная студия при Приморском драматическом театре им. Горького, где на курсе А.А. Добротина и В.С. Вениаминова будущая актриса постигала азы ремесла. Два года работала в городском драмтеатре Комсомольска-на-Амуре, два года в Новгороде. Наконец Хабаровский драматический, с которым судьба соединила уже до конца.
театральные работы
Зинаида («Наваждение» А. Галина)
Любовь («Последние» М. Горького)
Юльясевич («Мораль пани Дульской» Г. Запольской)
Нелли («Колея» В. Арро)
Прокурор («Глазки...» Павловой)
Дина Федоровна («Пришел мужчина к женщине» С. Злотникова)
Миссис Квикли («Фальстаф» Шекспира)
Макевна («Кадриль» В. Гуркина)
Вера и Сонька («Энергичные люди» В. Шукшина)
Домна Пантелеевна («Талантам и поклонники» А. Островского)
Мотька («Колокол вечного боя» по повести А. Сорокина)
Надежда Антоновна Чебоксарова («Бешеные деньги» А. Островского)
«Лес» А.Н. Островского
«Семья Плахова» В. Шаврина
«Операция «Привет» В. Шаврина
«Девушки с улицы Надежды» В. Шаврина
«Мои знакомые» В. Шаврина
«Светлая пристань» В. Шаврина
«Дама-невидимка» Кальдерона
«Валентин и Валентина» М. Рощина
«Аморальная история» Э. Брагинского и Э. Рязанова
«Виндзорские насмешницы» Шекспира
«Игра воображения» Э. Брагинского
«Касатка» А.Н. Толстого
«Ходят слухи»

последнее обновление информации: 12.04.14

Сказка о джакузи

Судьба творческой личности складывается не всегда быстро, успешно, ярко, но в нее обязательно вплетены талант, труд, страдания, радости. И весь долгий путь терзают сомнения. И приходит время, когда необходимо, прежде всего, самому себе ответить на вопрос: что же со мной произошло, кем я стал? Ответ на него у каждого свой.

Заслуженная артистка России Светлана Николаевна Глебова, десятилетия выходившая на сцену краевого театра драмы, сегодня, в юбилейную пору, наверняка задает себе эти непростые вопросы. Это ощущается и в предлагаемой читателям беседе с актрисой. Театр - это ее жизнь, рядом с ней всегда шла поэзия, в которой Глебова искала свой голос. Прочтите ее стихи - и вы, наверное, согласитесь с этим.

Мой ранний звонок, боялась, разбудит Светлану Николаевну. Но дело есть дело. Вслушиваясь в гудки, я представила, как телефон настойчиво и бесцеремонно нарушает утреннюю тишину в квартире артистки...

- Здравствуйте, Светлана Николаевна. Простите, разбудила?
- Да что вы, Танечка. Просто из этой джакузи пока вылезешь...

- Светлана Николаевна! У вас скоро юбилей. Правда, для женщин это не такой уж повод для оптимизма, но все-таки... Есть ли у вас какие-то особые чувства, ощущения, эмоции в связи со значимостью даты? Желание задать себе какие-то важные вопросы, подвести итоги?
- Итоги? Да какие там итоги. Мне кажется, желание подвести итоги возникает, ну, я не знаю, при тяжелой болезни, что ли. Итоги - это финиш.

- Ну почему же? Когда вы получили звание заслуженной артистки России, разве таких моментов не было? Кстати, когда это было?
- Лет двенадцать назад. Да, наверное, это так. Действительно, я тогда много думала - за что? Не зря ли? Что сделано?

- Вот давайте попробуем еще раз ответить на некоторые вопросы. Что же сделано на сегодня?
- Если считать студенческие годы, то за 42 сыграно около 160 ролей.

- Впечатляет. Перечисление даже самых любимых, я думаю, займет немало места. Но все же вот так, навскидку - какие приходят на ум самые-самые...
- Безусловно, любимые: Зинаида в «Наваждении» Галина, Любовь в «Последних» Горького, Юлисьевич в «Морали пани Дульской», Нелли в «Колее» Арро, прокурор в «Глазках...» Павловой...

- Все эти героини - женщины сильные. Вам нравятся сильные характеры?
- Пожалуй, да. Но меня, как актрису, в этих образах «задевало» другое: драматическое начало, надломленность, какая-то неустроенность, неблагополучность этих судеб.

- Несмотря на их силу?
- А, может, как раз из-за нее? Кто сказал, что сильному человеку легче жить? Сила, цельность - вовсе не гарантия счастливой жизни. Скорее, наоборот, у таких людей, как правило, непростая судьба.

- А вы сами - сильный человек?
- Я думаю, да. Иначе я бы уже не раз могла просто сломаться. Поводов было предостаточно. Кстати, когда я репетировала роль Нелли в пьесе Арро «Колея», как вы говорите, сильной женщины, дома у меня временно, в связи с болезнью мамы проживали 23 канарейки, кот Кузя, мой пес Бим. Каждый день, до или после репетиции, я спешила в больницу к маме. Кроме того, надо было найти время купить что-то в магазине и приготовить для нее. Ну и, конечно, готовиться к репетициям.

- И в театре никто об этой ситуации не знал?
- А зачем? Со мной параллельно работали над этой ролью еще две исполнительницы, это были мои проблемы, и я хотела выйти на сцену в этой роли.

- Кстати, роль была прекрасна, я вами любовалась. Так же, как и Диной Федоровной в спектакле «Пришел мужчина к женщине» Злотникова. Знаете, этот спектакль, который поставил, кажется, Иосиф Райхельгауз, я могла смотреть с любого места. В нем каждую минуту происходило что-то интересное. Было безумно любопытно наблюдать за актерами. И это при том, что в спектакле работали лишь вы с Эдуардом Мосиным. У вас какие воспоминания связаны с этой работой?
- Море воспоминаний. Кстати, о море. С этим спектаклем мы оказались на самых экзотических подмостках, если так можно сказать.

- То есть?
- В июле 1989 года, когда труппа была на гастролях на Камчатке, нас с этим спектаклем отправили... в Охотское море. Мы играли на плавбазах. Конечно, ни о каких театральных эффектах речи быть не могло. Помните, там в спектакле у нас был листопад, шел дождь, ветер колыхал занавеску, крутился круг, меняя декорации... Но принимали нас просто чудесно.

- Вероятно, потому что присутствовал главный из «театральных эффектов» - талант. А что из этих «морских» гастролей было самым необычным?
- Не знаю, как у Эдика Мосина, возможно, для него самыми «острыми» ощущениями были те, что посещают нормального человека во время девятибалльного шторма (были у нас и такие спектакли). Я же качку переносила прекрасно. Но вот акробатические прыжки с сейнера на очередную точку... Знаете, когда с одного качающегося пола надо перепрыгнуть на другой и между ними пространство, заполненное холодной водой, глубиной в несколько тысяч метров... Вот когда я вспомнила добрым словом свое босоногое детство. Я ведь до шести лет жила с бабушкой и дедушкой в Тамбовской области в деревне. Папа был военным, и этим все сказано. Так что закалка, в смысле физической подготовки, у меня была достаточная. Видимо, и мышечная память срабатывает через много лет.

- А откуда у деревенской девочки взялись мечты о сцене?
- О, тогда я уже жила на Дальнем Востоке. Во втором классе - это было в Уссурийске - я вдруг решила пойти на вечерний спектакль. Почему - не помню. Но я пошла одна, купила билет, пришла на спектакль. Как сейчас помню - это были «Три сестры» Чехова. Из театра я уже вышла с уверенностью - буду актрисой.

- И после - ни минуты сомнения?
- Были недолгие колебания в десятом классе. Я вдруг захотела стать следователем. Но эта «минутная слабость» не шла ни в какое сравнение со стойкой страстью к театру.

- А не жалели потом, что остались верны своему детскому выбору?
- Никогда! Я очень люблю свою профессию, театр, своих героинь. И не только сильных и волевых, но и характерных. Обожаю комедийное начало в таких образах, как миссис Квикли в «Фальстафе» Шекспира, Макевна в «Кадрили» Гуркина.

- Шекспир и Гуркин... Интересное соседство.
- А я не могу сказать, что предпочитаю что-то одно. Мне по душе и комедия, и трагедия, классика и современные авторы, если, конечно, это талантливо. Очень люблю, например, Островского, с нежностью отношусь к «Талантам и поклонникам», «Бешеным деньгам», «Лесу», где довелось работать. Но также с радостью вспоминаю «Энергичных людей» Шукшина, где сыграла даже две роли - Веры и Соньки. Хотя Шукшин теперь тоже классик... Вообще, критерий, по-моему, один - талант. А уж где он проявляется: в спектакле, на концерте...

- У микрофона...
- О, это моя вторая любовь после сцены! Я не просто люблю радио, обожаю микрофон и, мне кажется, что он меня тоже. Это могут быть стихи в прозе Тургенева и что-нибудь из Тэффи - философские произведения, как я говорю, для «замирания души» и, конечно, юмор. Недавно даже прочитала сценарий по радио. Для меня микрофон - возможность исповеди. Тебя никто не видит, только слышит. Вот я и исповедуюсь с помощью прекрасных авторов.

- Насколько я знаю, в ваших «исповедях» звучат не только чужие слова, ведь пишите стихи. Когда это к вам пришло?
- Мне кажется, я всегда их сочиняла. Эта потребность вылить, выразить на бумаге то, что томит, терзает, если хотите, она то появляется, то исчезает. Когда это чувство пропадает, значит, не надо и пытаться.

- Но для того, чтобы писать стихи, нужно обладать каким-то особым зрением? Видеть то, что видят все, но иначе, чем все, разве нет?
- А мы и видим каждый по-своему. Знаете, однажды в театре я подошла к расписанию, у которого стояла Елена Николаевна Паевская...

- Гордость и легенда нашего театра, жаль, что ее уже нет среди нас.
- Для меня она была еще и подругой. Так вот, Елена Николаевна стоит в зеленых брюках и такой желтенькой веселой кофточке. Я говорю: «Ой, ромашки на лугу!». А Лена смеется и отвечает: «Да? А до тебя подходила Таск, так она сказала: «Ты прямо как яичница с луком!». Так что для кого-то - ромашки на лугу, для кого-то - яичница с луком.

А я подумала: что бы мне пришло на ум при виде женщины в зеленых брюках и желтой кофточке? Эти мысли так заняли меня, что я чуть не уронила на рычаг трубку телефона, но вовремя вспомнила, что никакого телефона у заслуженной артистки России Светланы Глебовой нет. Равно как и джакузи. И разговор у нас был нетелефонный. Живет она в очень скромной однокомнатной квартире, где на полочке с книгами стоит портрет Высоцкого. А на стене большие часы, которые ходят только, когда им вздумается, как пояснила хозяйка. Напротив висит фотография красивой женщины с ясными глазами и открытой улыбкой. Женщина обнимает любимца - венгерскую овчарку безумной пушистости и белизны. «Это Бим. Его украли несколько лет назад. Слишком был красив», - скажет она.

И я задаю последний вопрос:
- Светлана Николаевна, вас посещает чувство обиды? Ведь у каждого человека накапливается свой счет к судьбе: что-то недодала, в чем-то обманула, где-то обделила...
- Никогда. Я ни разу не пожалела ни о чем. И ни на кого не обижена. Я - счастливый человек.

Татьяна КОПЫТИНА

18.12.1999

дополнительная информация >>

Если Вы располагаете дополнительной информацией, то, пожалуйста, напишите письмо по этому адресу или оставьте сообщение для администрации сайта в гостевой книге.
Будем очень признательны за помощь.
Кино-Театр.ру Фейсбук
Кино-Театр.ру Вконтакте
Кино-Театр.ру Одноклассники
МирТесен