Кино-Театр.ру
МЕНЮ
Кино-Театр.ру
Кино-Театр.ру
Кино-Театр.ру мобильное меню

Михаил Носырев

Михаил Носырев фотография
Годы жизни
Категория
Театральный деятель
Театры

Носырев Михаил Иосифович

28 мая 1924, Ленинград – 28 марта 1981, Воронеж.

Композитор, дирижер, член Союза композиторов (1967, по рекомендации Д.Д. Шостаковича).

Окончил музыкальную школу-десятилетку, без экзаменов зачислен в Ленинградскую консерваторию (1941).
Во время блокады скрипач Ленинградского радиокомитета, дирижер-стажер в театре музыкальной комедии.
Необоснованно репрессирован (1943), приговорен к расстрелу, который заменен 10 годами ИТЛ. Был концертмейстером лагерного Коми музыкально-драматического театра (г. Воркута Коми АССР).
Дирижер Коми драматического театра (Сыктывкар, с 1953).
В Воронеже с 1958 года: дирижер театра музыкальной комедии, (театра оперы и балета, с 1961).
Автор многих музыкальных сочинений, в т.ч.: балетов «Песнь торжествующей любви» (по повести И.С. Тургенева, поставлен на сцене Воронежского театра оперы и балета в 1971, шел около 20 лет), «Донская вольница», четырех симфоний, инструментальных концертов, квартетов, произведений для хора, голоса и различных инструментов, многие из этих сочинений записаны фирмой «Olimpia» (Великобритания).

последнее обновление информации: 24.11.18

ЗАПОЛЯРНАЯ ДРАМА...

Небезынтересна и биография музыканта театра М.И. Носырева. Родился Михаил Носырев в мае 1924 года, родом из оренбургских казаков. В доме всегда звучала музыка: его отец, Иосиф Тимофеевич, в юности учился играть на скрипке, поступил в консерваторию, но тяжелая болезнь рук заставила бросить учебу. Сын пошел дальше: занимаясь в школе, одновременно учился и музыке. Закончил обычную школу экстерном, на год раньше и с отличием. Тогда золотых медалей не давали, но без экзаменов в консерваторию он был принят. Играл М. Носырев почти на всех инструментах.

Отец умер, когда Мише было семь лет. Они жили в Ленинграде. Там застала Носыревых блокада. Из-за слабого зрения он не был призван в армию, продолжал учебу в консерватории, рыл окопы, дежурил на крышах...
30 сентября 1943 года в единственном блокадном Ленинграде работающем театре – Театре музыкальной комедии – шла «Принцесса цирка» И. Кальмана. В антракте Мишу Носырева вызвал директор: двое в штатском предложили следовать за ними... Сначала домой, где жил третьекурсник Носырев с матерью и отчимом. Обыск, арест всех троих. Изъята тетрадь, на первом листе которой было написано «М. Носырев. В России». Заставили написать: «Дневник принадлежит мне, мною заполнен и изъят у меня при обыске». 19-летний студент расписался и отправился в Кресты.
Формальным поводом для ареста послужил донос. Преподавательница немецкого языка, с которой Миша был, скорее всего, откровенен, сообщила об анекдоте про товарища Жданова, рассказанном ей студентом.
Спасая его арестом от голодной смерти в блокадном Ленинграде, власть приговорила Носырева к расстрелу и поместила в камеру смертников. Конечно, анекдот не тянул на такой суровый приговор: это была реакция на прочтение дневниковых записей Носырева. Через много лет, уже после смерти М.И. Носырева выдержки из дневника были опубликованы в «Воронежском курьере» в мае 1996 года. Оттуда мы и приведем несколько цитат: они характерны для понятия личности Михаила Носырева. Во-первых, скорей всего, следователям не понравилось, что дневник советского студента озаглавлен «В России». Эта «тоска по царскому режиму» добавила отягчающих оснований в пользу суровости приговора. Но вот мировоззрение Носырева осенью 1941 года:
«Формирование взглядов моих происходило под непосредственным влиянием окружающей меня действительности и уводило в мир недействительный, который я сам пытался создать вокруг себя и в котором я искал убежища и отдыха от окружающей меня мерзкой и отвратительной действительности.
И вот, стремясь уйти от действительности, с которой я, конечно, ужиться и смириться никак не мог, я отстал от эпохи предшествующей и не пристал к эпохе настоящей. Да оно так и должно было получиться, ибо со старой эпохой пришлось порвать в силу социально-бытовых сложившихся условий, а с новой эпохой России, эпохой дикого рабства, угнетения бесчеловечного, эпохой страшного морального упадка народа, особенно молодежи, эпохой наглого и показного разврата, у меня ничего общего быть не может».
Эти строки сами просятся в приговор 43-го года и они были приняты во внимание. Правда, потом расстрел был заменен на 10 лет лагерей и Воркута обрела музыканта Михаила Носырева. Статья 58-я поместила его потом в каторжный «Речлаг», но музыка помогала выжить и на каторге. В то время на Воркуте уже был создан музыкально-драматический театр и Носырев оказывается в составе оркестра театра.

В приказе № 452 начальника комбината «Воркутаутоль» от 23 июня 1948 года значится: «Объявить благодарность с занесением в личные дела особо отличившимся работникам театра из состава з/к:
15. Носыреву М.И. – артисту оркестра».
Отсидел Носырев 10 лет, выведен на поселение: вроде и без конвоя, но одновременно и без прав, с регулярными отметками в милиции.
Выступает Носырев и как солист, одновременно и начинает сочинять музыку. Зимой сорок шестого года им написан романс «Прелестная сказка», изъятый при обыске, но зазвучавший в лагерных концертах, а потом вернувшийся к создателю:
«Нас не пугали средь жизни невзгод
ни холод, ни мрак ненастья,
нам ярко сияла, маня все вперед,
прелестная сказка счастья».
Хранится в библиотеке Носыревых в Воронеже и книга Н.А. Римского-Корсакова «Основы оркестровки с партитурными образами из собственных сочинений», М. 1946 г. На книге штамп «Библиотека Речлага МВД СССР». И чернилами: «Разрешено к личному пользованию. Нач. КВЧ л/о № 4 мл. лейтенант (подпись) 9.VIII.51 г.».
В Воркуте, у дальнего родственника Н.А. Островского хранится «Как закалялась сталь» с таким же великодушным позволением читать книгу. Как и здесь не вспомнить: «Читал. Лепарский» но то декабристы и прошлый век...

В Сыктывкаре Носырев работал в филармонии. Дали ему комнатку, он разыскал мать, привез к себе. А в конце 1955 года страну всколыхнула подготовка к Всемирному фестивалю молодежи и студентов; Республике требовался гимн и секретарь обкома комсомола Владимир Злотников, который был хорошо знаком с Носыревым, попросил написать песню. Познакомили его с девушкой из пединститута, которая писала стихи. Через пару месяцев родилась полная оптимизма песня, которая ни намеком не обмолвилась о том, как рождались селенья и города:
«От широт полярных до степных просторов
Выросли селенья, встали города...»
Но рядом родилась и другая песня: поэт и композитор поженились. Эмма Моисеевна стала Носыревой...

В Сыктывкаре нашла Носырева и телеграмма из Воронежа: «Освободилось место дирижера. Срочно выезжай». Носыревы не раздумывали – выехали. А в кабинете директора театра лежала еще и телеграмма из Москвы (власть продолжала следить за обладателем 58-ой статьи), которая требовала отменить вызов Носыреву на работу в театр. Но Владимир Иванович Куксенко своего решения не отменил. И стал Михаил Иосифович дирижером театра музыкальной комедии в Воронеже.
Носырев при жизни не был реабилитирован. Он умер от инсульта в 1981 году и только почти через 8 лет реабилитация посетила его дом. А ее отсутствие не позволяло композитору вступить в Союз композиторов. Дважды рассматривали его заявления и прослушивали сочиненное им, но оба раза отказывали. Тогда Носырев обратился с письмом к Д.Д. Шостаковичу.
Их переписка, общение, понимание друг друга – это отдельная и бережная тема, которой следует касаться только с разрешения родственников композитора. Шостакович незамедлительно откликнулся письмом, попросил прислать магнитофонные записи произведений Носырева. Это был 1967 год. Шостакович сказал свое слово: настоял на принятии в Союз композиторов талантливого музыканта.
...Когда однажды в Воронеж приехал сын Д.Д. Шостаковича Максим Дмитриевич и посетил театр, где Носырев дирижировал оркестром («Лебединое озеро»), его поразила манера дирижирования; Носырев ни разу не заглянул в ноты. После окончания спектакля пошли знакомиться. Оказалось, что Носырев перед самым выходом разбил очки, а память у него всегда была превосходная... Дружба с великим отцом перешла в дружбу с его сыном. «Вы очень похожи на моего отца, – сказал как-то Носыреву Максим Шостакович...

В мае 1999 года Михаилу Иосифовичу Носыреву могло бы стать 75 лет...».

А.С. Клейн, А.А. Попов

дополнительная информация >>

Если Вы располагаете дополнительной информацией, то, пожалуйста, напишите письмо по этому адресу или оставьте сообщение для администрации сайта в гостевой книге.
Будем очень признательны за помощь.
Кино-Театр.ру Фейсбук
Кино-Театр.ру Вконтакте
Кино-Театр.ру Одноклассники

МирТесен
Кино-театр.ру на Яндекс.Дзен