Кино-Театр.ру
МЕНЮ
Кино-Театр.ру
Кино-Театр.ру

История театра >>

Германа Федоровича Бобровского хорошо знают в Ашхабаде. Это не удивительно. Несколько десятилетий выступает он на сцене. Им создано множество сценических образов. Значительный вклад Германа Федоровича в развитие театрального искусства Туркмении высоко отмечен — ему присвоено звание Народного артиста республики.

Вот уже несколько десятилетий Вы выходите на сцену. Какое чувство при этом испытываете? Каково ваше отношение к профессии актера?
— Да, наступает в жизни актера пора, когда начинаешь задумываться о себе, о своей судьбе, о профессии. Подвести итоги сделанного, заглянуть в будущее. Хорошо помню первую свою встречу с Большим драматическим театром имени М. Горького. Было это в годы моей учебы в Ленинградском театральном институте. Я вошел в театр, как в храм. И трепетное ожидание чуда не проходило. Мы, студенты-практиканты, с благоговением выполняли любую работу, часами могли стоять на репетициях за кулисами. Знали наизусть целые спектакли! И мечтали о том дне, когда будем играть на сцене.
Ничто, пожалуй, не может дать такого ощущения полноты жизни, как сцена. Каждая новая роль — новая судьба. И в этой иной — не твоей жизни — герой может быть душевно щедрым, одаренным замечательными человеческими качествами. Ты стремишься, чтобы зрители полюбили его, тем самым утверждая добро. А если на сцене человек — воплощение порока, ты своей игрой должен помочь разоблачить это зло, чтобы мир стал лучше, совершеннее. Люди нередко задумываются, задают себе вопросы: «Кем я был? Кто я есть? Каким должен быть?». Утолить эту жажду человека познать самого себя и способно искусство актера. Мы должны уметь вести за собой зрителя. «Надо сильно чувствовать, чтобы другие чувствовали», - эти слова Паганини могут служить девизом актеров. Но, чтобы зажечь сердца, одного таланта мало. Только труд, бесконечный, самозабвенный труд приносит высокое мастерство. «Приготовьтесь к тому, что у вас будут трудные моменты. Могут быть полосы невезения, да и от творческих неудач никто не застрахован. Ни никогда не нужно вешать нос. Вы должны работать, пусть только для себя, но работать», — эти слова моего учителя, Народного артиста СССР К. Скоробогатова, я помню всегда. И хотел бы повторить их всем, кто мечтает об актерском поприще.

— Герман Федорович, а что вы понимаете под вдохновением?
— Наверное, это, как музыка. — не рассказать.... Попробую ответить вам словами замечательного ашхабадского поэта Юрия Рябинина:
...А там мгновенным выпадом
за сценой — точно в срок —
Кольнет его пред выходом
волненья холодок.
И он с улыбкой совестной
Шагнет неловко в роль.
Отдастся болью собственной
Чужая чья-то боль.
Забыто все случайное
— И он играет всласть,
Почувствовав печальную
Над тихим залом власть...


— Скажите, какой этап работы над ролью для вас наиболее труден?
— Начало. Я говорю о первых встречах с режиссером. Столько волнующих минут, иногда разочарований. Иногда оказывается, что твое понимание роли совершенно не совпадает с режиссерским видением. Хорошо, если путь постановщика смог передать тебе свои ощущения. Тогда я люблю и умею подчиняться режиссеру, и в этом случае вся последующая работа, как бы она не была трудна, доставляет наслаждение. Пробуешь, пробуешь — и вдруг вместе с режиссером находишь верное решение.

— Вся ваша творческая биография связана с Русским драматическим театром имени А. С. Пушкина. Расскажите немного о некоторых ролях, созданных на сцене театра.
— Сразу после окончания института я играл садовника Абрама в «Заговоре» Н. Вирты, Глумова в «Бешеных деньгах» А. Островского, солдата в «Братьях» Б.Кербабаева. Потом были роли в «Трех сестрах» А. Чехова, «Джахан» К. Сейтлиева, «Великом госте» Г. Мухтарова, «Гнездо глухаря» В. Розова, «Протокол одного заседания » А. Гельмана и многие другие. Мною сыграно за эти годы более трехсот ролей.

— В творчестве каждого артиста есть такая роль, которая требует от него не только особого мастерства, но и гражданской зрелости. Для вас такой стала роль В. И. Ленина...
— Когда мне предложили сыграть роль Владимира Ильича Ленина, я даже растерялся, хотя давно уже образ великого вождя стал для меня мерилом творческих высот в искусстве. Я преклонялся и преклоняюсь перед Б. Щукиным, М. Штраухом, Б. Смирновым, создавшими образ вождя. Эти роли стали классикой...
Готовясь к работе над образом, я перечитал множество книг о вожде социалистической революции, воспоминания его друзей и соратников, читал ленинские труды. Подолгу вслушивался в грамзаписи его речей, по возможности, смотрел кинофильмы, где запечатлен об раз вождя. Иногда меня спрашивают, какую черту в характере Ленина я хотел бы подчеркнуть. Естественность, непосредственность, искренность, простоту? И все-таки невозможно выделить что-то в характере Ильича. Для всех нас он — воплощение ума, прозорливости, человечности. Я старался идти через внутреннее постижение образа, понимание его сущности.

— В самом начале Великой Отечественной войны был организован фронтовой театр Туркмении. И вы были неизменным участником спектаклей и концертов...
— Давно отгремели залпы войны, но память упорно возвращает нас в то далекое суровое время. Мы, актеры театра имени Пушкина, думали только об одном – как помочь фронту. Организовывались фронтовые бригады, сборы от спектаклей шли в фонд обороны, на подарки воинам. По примеру москвичей был создан фронтовой театр Туркмении.
Актерской труппой драматического театра только за четыре месяца в Карелии было дано 125 спектаклей! Вот что писала газета Карельского фронта «В бой за Родину»: «Нет ни одного уголка на нашем фронте, где бы ни побывали артисты Русского драматического театра имени А. С. Пушкина. Нередко боевая тревога прерывала спектакль, и актеры, не снимая грима, часами ожидали возвращения зрителей. Фронтовой театр Туркмении заслуженно пользуется горячими симпатиями». До самых последних месяцев войны театр выступал на фронтах.
Я и сегодня, как председатель республиканской военно-шефской комиссии, член Республиканского комитета защиты мира, часто бываю у воинов Советской Армии, и всегда с волнением рассказываю о дружбе нашего театра с солдатами Великой Отечественной. О дружбе, прошедшей проверку в огне тех незабываемых лет.

— И традиционный вопрос. Над чем Вы работаете сейчас?
— Зрители видели меня в последней премьере прошлого сезона — в спектакле по пьесе А. Островского «Последняя жертва» в роли Лавра Мироновича. Играю я и в других спектаклях…
Сейчас работаем над инсценировкой по повести В. Шукшина «А поутру они проснулись». Скоро ашхабадскэя публика увидит меня в этом спектакле в роли профессора. Впереди — новые премьеры. Я не мыслю жизни без театра.

Л. Кистович
Газета «Знамя Октября» от 5 октября 1982 года



Ветеран театральной сцены
Наш отечественный театр богат талантами. Властвуя на сцене, они дарят нам мгновения большого искусства? доносят до нас дыхание эпох, покоряют своим обаянием и мастерством. Желанной встречи с ними ждешь всегда. Слова эти, в полной мере, можно отнести к актеру Ашхабадского русского драматического театра имени Л. С. Пушкина Герману Бобровскому. Народный артист республики, ветеран Великой Отечественной войны и труда создал на сцене много образов, запомнившихся своими характерами, широтой и глубиной чувств. Сегодня Г. Бобровский — гость нашей рубрики. Предлагаем вашему вниманию беседу с ним нештатного корреспондента газеты Л. Христоповой.

— Герман Федорович, Вы — ветеран театра, и Вам, безусловно, есть что рассказать читателя». Выделите наиболее существенные моменты в вашей творческой биографии?
— После окончания в 1939 году Ленинградского театрального института имени А. Островского и стажировки в Большом драматическом театре имени А. Горького в Ленинграде получил приглашение в Ашхабадский театр драмы. Скажу сразу, мне повезло. Коллектив принял меня радушно, доверил серьезные роли. Так мне удалось соприкоснуться с; поистине неумирающими шедеврами мировой классики. Играл персонажей Шекспира, Горького, Достоевского. Это были годы приобретения большого сценического опыта и одновременно учебы, вживания в классику, которая «очаровывает» сложностью психологических конфликтов, широтой авторской мысли, эпическим размахом. Вот где пригодились мне уроки моего учителя К. В. Скоробогатова, в студии которого я постигал первые театральные азы, будучи студентом.
Здесь в театре состоялось мое знакомство с туркменской национальной классикой. Много и охотно играл в постановках по произведениям Б. Кербабаева, К. Сейтлиева и многих других авторов, любимых и почитаемых в народе.
Счастлив, что, работая в театре, соприкоснулся с образами любимых мне писателей — В. Шукшина, К. Симонова, А. Вампилова. Их герои требуют от исполнителя очень большого творческого диапазона, постоянных поисков.

— Кстати, Герман Федорович, чарджоусцы по-доброму оценили ваши работы в «Провинциальных анекдотах» А. Вампилова (Скрипач) и в пьесе «А поутру они проснулись» В. Шукшина (Профессор)...
— Рад, что знакомство с моими героями не оставило их равнодушными. Вообще же в театре я сыграл за более чем сорок лет свыше трехсот ролей. И каждый персонаж формировал меня как актера, помогал жить в искусстве полнокровной жизнью...

— В ряде спектаклей пушкинцев Вы создали образ дорогого и близкого всем советским людям человека — вождя революции В. И. Ленина. Расскажите об этих ролях?
— Наверное, у каждого артиста есть самые любимые работы. Наши режиссеры предоставили мне возможность, а точнее сказать, доверили сыграть ответственную, трудную, и в то же время почетную для каждого артиста роль гения человечества. В работе над внешним образом мне помогли навыки гримирования. Ими я овладел еще будучи студентом. Но вот внутренний мир Ильича... Он так широк и многообразен. Как передать образ трибуна, вождя, мыслителя революции? Разрешению этого вопроса предшествовала длительная, кропотливая подготовка. Каждый жест, каждая фраза Ленина — это черточка его могучего, титанического характера. Изучал портреты Ильича, воспоминания. Чтобы ощутить дыхание эпохи совершил несколько раз поездки по Ленинским местам. Все это пригодилось на сцене. Сыграл Ленина в «Кремлевских курантах» и «Человеке с ружьем» Н. Погодина, в пьесе М. Шатрова «Именем революции», «Вьюге» А. Раздольского. Постановки эти получили среди театральных критиков высокую оценку.

— Герман Федорович, Вы часто встречаетесь в свободное время со своими зрителями?..
— Люблю эти творческие встречи. Театр во все времена был одним из любимейших видов искусства. Еще раз убедился в этом во время гастролей в Чарджоу. Свое свободное время использовал для общения с молодежью, рабочими, колхозниками. Выступил перед ними с лекциями о театре, о его роли в эстетическом воспитании. Такие контакты обогащают обе стороны. Лично меня они настраивают на творческую волну, помогают в работе над новыми ролями.

— И последний вопрос, Герман Федорович, традиционный: каковы Ваши творческие планы?
— Планы театра — мои планы. Наш коллектив — гастролирующий. Готовимся к очередным поездкам по городам республики, страны. В перспективе — работы над новыми спектаклями по пьесам отечественных и зарубежных драматургов. В них, как всегда, найдут отражение актуальные проблемы современности, волнующие нашего зрителя, дающие ему пищу для размышлений. Словом, работы много. От себя добавлю, что гастроли свои заканчиваем в Чарджоу через неделю. Рад был познакомиться с местными любителями театра. И в мыслях мечтаю о новой встрече с ними.

Газета «Чарджоуская правда» от 22 июня 1985 года
Кино-Театр.ру Фейсбук
Кино-Театр.ру Вконтакте
Кино-Театр.ру Одноклассники

МирТесен

Афиша кино >>

драма, притча
Россия, 2018
триллер
США, 2019
биография, драма, музыкальный фильм, экранизация
Великобритания, Франция, 2019
биография, спортивный фильм
Великобритания, 2019
арт-хаус, комедия, нуар (черный фильм), триллер
США, 2019
приключения, семейное кино, сказка, фэнтези
США, 2019
комедия
США, 2019
триллер, фильм ужасов
США, 2019
драма, комедия
США, 2019
боевик, научная фантастика, приключения, триллер
США, 1999
комедия, приключения
Россия, 2019
драма, мелодрама
США, 2019
все фильмы в прокате >>
Кино-театр.ру на Яндекс.Дзен