Кино-Театр.ру
МЕНЮ
Кино-Театр.ру
Кино-Театр.ру

Рецензии на спектакли >>

«Второй акт. Внуки» в сахаровском центре


С ноября 2012-го в московском сахаровском центре проходят показы необычного документального спектакля «Второй акт. Внуки». Это экспериментальный проект Михаила Калужского и Александры Поливановой, в основу которого легли монологи людей, чьи предки виновны в преступлениях советского режима. Какие эмоции испытывают люди, чьи деды были следователями НКВД, членами СМЕРШа, советскими цензорами, идейными коммунистами, составляли расстрельные тройки, возглавляли лагеря заключенных и так далее? Что они думают о своем кровном родстве? Чувствуют ли свою ответственность за преступления родственников? Как живут с этим знанием? Должны ли грехи отцов стать бременем для их сыновей и дочерей?

В спектакле занято 9 актеров: Юлия Ауг, Женя Беркович, Ульяна Коптяева, Анастасия Патлай, Валентин Самохин, Иван Тимофеев, Анна Шмитько, Светлана Михалищева, Сесиль Плеже. Действие протекает в жанре сеанса групповой психотерапии: при входе зрители получают билет с номером стула, которые стоят в кругу в произвольном порядке, рассаживаются, смотрят друг на друга. Актеры и зрители перемешаны. Старт дает светящаяся надпись на табло: вы можете говорить, когда загорится ваш номер.

«Второй акт. Внуки» в сахаровском центре

Номера загораются. Люди рядом с вами, через одного или напротив начинают делиться воспоминаниями. Рассказываются реальные истории, называются реальные фамилии: Ягода, Черток, дело Рауля Валенберга, Андрей Януарьевич Вышинский, Бубнов...
Все здесь в равных условиях. Актеры не подсвечиваются приборами и совсем ничем не отличаются от зрителей (хотя вычисляются наметанным глазом по бутылке с водой в руках, сумочке или около стула). Поневоле волнуешься и даже думаешь, что скажешь ТЫ, когда загорится номер твоего кресла. Потому что каждому из нас есть, что сказать на эту тему. У всех нас в той или иной степени подпорченная генетика, не может быть иначе после столь трудной советской истории. Мы – плоды отрицательной селекции: революция, голод, гражданская война, а следом репрессии, в которых самых лучших уничтожали, ссылали в лагеря, потом тех, кто остался, добивали на войне и после нее. Думать об этом больно. Жить с этим непросто. И что еще хуже - эта тема до сих пор не отрефлексирована нами. Почему выжили наши деды? Какими они были? Какие мы на самом деле? Если мы не будем об этом думать, мы не сможем дальше жить. Ключ от двери в будущее всегда – в прошлом.

"У деда был дом, это называлось «дача». Дед был гостеприимный, любил и хорошо относился к детям, все время приезжали гости, всех кормили, поили. Там были замечательные собаки, лошади, люди — зэки, — которые за всем этим ухаживали. Дед был начальником участка на канале Москва — Волга. В Яхроме. Ну, эта «дача» — это лагерь, собственно, Дмитровлаг»."

«Второй акт. Внуки» в сахаровском центре

«Внуки» являются продолжением предыдущего проекта Михаила Калужского «Груз молчания», основанного на книге израильского психолога Дана Бар-Она, который интервьюировал детей нацистских преступников. На ум приходит и прошлогодний документальный фильм «Дети Гитлера», где свое мнение о своих знаменитых дедах выражают на камеру кровные потомки Гиммлера, Геринга, Ганса Франка и других фашистов. Немцы не только переосознали свою историю, им удалось «перепрограммировать» свой генетический код: спустя десятки лет они ненавидят нацизм, каждый из потомков нацистов чувствует свою личную ответственность за их преступления, каждый стремится искупить вину перед человечеством. Внуки нацистов пишут книги раскаяния и читают их вслух, ездят на встречи с евреями, потомками выживших после Холокоста, а некоторые от боли и стыда ушли в добровольное затворничество и даже прошли стерилизацию, чтобы больше не рожать детей.

А что же НАШИ "внуки"? Многие из них «и ныне там», - пошли во власть и уверенно продолжили бы дела отцов и сейчас, только дай приказ. Правда, таких героев нет в спектакле, для него намеренно выбраны монологи людей, наиболее оппозиционно настроенных к СССР. Они с одной стороны всю жизнь прожили в доме с окнами на Кремль, а с другой - задумываются о необходимости Нюрнбергского процесса над советской властью. Но и в их голосах нет раскаяния, и, хотя они склонны видеть ошибки в действиях своих родных, они остаются причудливыми родственниками, а не преступниками. Внуки не способны их судить.

«Как относиться к этому, тоже неясно. Гордиться этим? Вот хрен знает. Будешь ли ты гордиться тем, что твои родственники кого-то расстреливали? А с другой стороны — ты думаешь: ну, блин, они так или иначе страну какую-то сделали. Кривенькую, косенькую, но у них были какие-то мечты, они были готовы умереть, они были готовы своих детей сдать».

«Второй акт. Внуки» в сахаровском центре

Монологи нераскаявшихся внуков - не исторически важные факты, а сумбурные мысли людей, которые не ощущают на себе бремени ответственности. Их детские воспоминания заканчиваются рассказами о том, как они узнали правду – в основном от родителей, в основном мимоходом. Их родители замалчивали правду, либо не могли подобрать нужные слова и интонации. А теперь они сами не понимают, как рассказать своему ребенку о том, что их прадед или прапрадед – палач.
Мы не немцы, мы другие. Наша национальная черта, генетический дефект - прощать давние преступления, оправдывать их давностью лет, отпускать виновных. Мы профукали наш Нюрнбергский процесс в начале 90-х и теперь расхлебываем последствия – с нами не случилось покаяния. Мы простили грехи своих дедов и стало быть, простили себе. Из всех «внуков» сознательно одна только дочь Ягоды отказалась реабилитировать своего отца, зная о тех преступлениях, которые он совершал.

«Когда отец называл меня в честь двоюродного деда, он не знал, что двоюродный дед был членом тройки и подписывал смертные приговоры. Откуда он мог это тогда знать?»

Из круга не выйдешь, не дослушав до конца. Тебя не заставляют говорить, но понуждают "отматывать назад" и думать. Психотерапевтический сеанс именно так работает: мы обязаны вернуться и пройти этот путь снова, вычисляя ошибки, принимая их на себя, даже если лично ваши дедушки никого не расстреляли. Если мы не вернемся и не раскаемся, как это сделали немцы, наша болезнь будет прогрессировать.

«Второй акт. Внуки» в сахаровском центре

Билеты на спектакль не продаются, - из-за ограниченной вместительности зрительного зала необходимо зарегистрироваться, используя форму по ссылке. После показа вы можете внести пожертвование, размер которого полностью остается на ваше усмотрение.

обсуждение >>

№ 22
Alex-1967   22.11.2014 - 08:49
Спасибо, Юлия, непременно воспользуюсь Вашим советом))) Причём немедленно)) читать далее>>
№ 21
Юлия всё та же (Саратов)   21.11.2014 - 02:08
Алекс-1967, я посмотрела в поисковике, кто такой Лазарев Сергей Николаевич.. и поняла, что.. вероятно, вы являетесь частым гостем его сайта. А я до вас и знать не знала, что такое есть. Спасибо, просветили!... читать далее>>
№ 20
Alex-1967   20.11.2014 - 18:57
"Юлия всё та же", вы, часом, сайтом не ошиблись. Это Кино-Театр, а не Лазарев Сергей Николаевич. читать далее>>
№ 19
Юлия всё та же (Саратов)   20.11.2014 - 04:18
... Виктора Суворова и иже с ним обчитались?.. ... А ничо, что в благословенной царской Россее евреи жили за чертой оседлости в нищете и полном унижении с 1791 года? ... Не все равно. Эт точно. Понародилось... читать далее>>
№ 18
Alex-1967   12.03.2014 - 15:53
Эвгений, очень достойно написали! читать далее>>
Кино-Театр.ру Фейсбук
Кино-Театр.ру Вконтакте
Кино-Театр.ру Одноклассники
МирТесен

Афиша кино >>

драма, комедия
Беларусь, Германия, Россия, США, 2018
боевик, комедия
Италия, 2017
боевик, научная фантастика, приключения, фэнтези
Австралия, США, 2018
боевик, научная фантастика, приключения
США, 2018
детский фильм, сказка
Китай, США, 2018
биография, музыкальный фильм
Франция, 2017
комедия, семейное кино, фэнтези
Германия, 2016
арт-хаус
Германия, 2018
драма, фэнтези
Германия, Италия, Франция, Швейцария, 2018
приключения, семейное кино
США, 2018
приключения, семейное кино, фэнтези
США, 2018
военный фильм, драма, криминальный фильм
Россия, 2018
все фильмы в прокате >>