Кино-Театр.ру
МЕНЮ
Кино-Театр.ру
Кино-Театр.ру

Рецензии на спектакли >>

О спектакле Андрея Житинкина «Мой бедный Марат» писать нелегко, мысли сумбурны и противоречивы, чувства непричесанны. И ничего тут удивительного нет. О таких вещах хочется говорить либо искренне, либо никак.
Во-первых, это Арбузов. Алексей Николаевич Арбузов, отец советской драматургии, ее некоронованный король. Он был, помнится, ворчливый, тяжелый характером, где-то прижимистый, где-то несговорчивый. Но пьесы сочинял изумительные – с той высоковольтной страстью, с тем тончайшим знанием психологии, с которой никто уже больше не сочиняет, потому что не умеет. Громко звучали социально угаданная «Таня», проблемная «Иркутская история», но зритель любил другое. Он любил про него, про зрителя, написанные «Сказки Старого Арбата», «Старомодную комедию». Потому что только там можно было увидеть непошлую и пробирающую до самого сердца любовь. Рискую вновь показаться брюзгой, но скажу – жаль мне вас, ребята! теперь такой любви не пишут, не играют, да, похоже, и в жизни не испытывают. И «Мой бедный Марат» тоже про нее, поэтому, сколько его ни ставь, все сердце кровью обливается и слезы на глазах.
Во-вторых, это Андрей Житинкин, который знает, что ставит и для чего ставит. А главное – которому всегда удается верно угадать то самое лишнее, без которого невозможно обойтись. Он может казаться коммерческим, слишком громким, слишком вызывающим, да каким угодно он может казаться, но это режиссер, и, в отличие от множества других, называющих себя этим словом, он не особо думает, для миллионов он ставит или для кого-то одного. Видимо, в общем хаосе просто понимает, чего здесь не хватает для мира, покоя и уюта, пусть даже кратковременных, скоротечных. Кто сейчас поставит в столичном театре советскую классику, если она не про революционеров? Всеволода Вишневского, Билль-Белоцерковского еще куда ни шло. Но Арбузова… Справедливости ради следует заметить, что Марата к постановке взял не только Житинкин. В разных городах страны эта пьеса в последние два года появляется довольно часто, но почему-то под другими названиями – «Не бойся быть счастливым» (прямо Островский какой-то!), «Ленинградский романс», «Любовь втроем». В то время как в названии-то и скрыта самая суть произведения. А уж если еще сопроводить такой спектакль осовремененными интермедиями и песнями группы «Уматурман», то дальше можно не комментировать: все и так понятно.
Житинкин не стал менять название и вообще отнесся к эпохе 40-х-50-х-60-х с бережностью человека, который ее помнит. Можно было опасаться – вдруг спектакль получится как в застойные времена и повторит прошлые постановки. Режиссер не побоялся. И получилось не хрестоматийно, а как-то удивительно – и по-старому и по-новому одновременно. Бывалая, опытная публика в зале «Под крышей» смотрит эту старую, популярную в прошлом вещь так, будто в первый раз. И реакция абсолютно непосредственная. А уж на бис вызывают так, что андеграундный зальчик трещит по швам.
В-третьих, это актеры. И тут, при наличии слаженного, деликатного профессионального ансамбля, нельзя все же говорить о них как о едином целом: уж очень они разные и очень разные у них роли. И никого тут обидеть нельзя, потому что задачи оказались тоже очень разные.
Марат – это Домогаров, настоящий премьер, но на этот раз, в отличие от мюзикла «Джекил-Хайд» не бенефициант. Здесь он часть трио, которое очень не хочется называть любовным треугольником – прозвучит пошловато и обеднит идею. У Домогарова роль очень сложная, потому что сверхположительная. Его герой так хорош, что становится за него обидно. Современному человеку поди и непонятно даже, из-за чего жизнь у арбузовских персонажей так несчастливо сложилась. Ведь «девочка Лика и мальчик Марат» так любили друг друга, и это было ясно каждому.
Но вот беда – ясно это было каждому, но не их эпохе. А эпоха оказалась необычная и непростая. Нет, их никто не репрессировал, не ссылал, не преследовал. Просто они сами были другие, более сложные, и предъявляли к себе и друг к другу иные требования. Марат и Лика повстречались в блокадном Ленинграде и полюбили друг друга с нежностью голодных сирот. Радовались простому счастью – маминой посылке с тушенкой и печеньем. Но Лика, как всякая романтическая девушка, читала Тургенева и больше всего любила жалеть. И жалела она каждого, кто в этом нуждался, а кого жалела, того и любила. Так она любила Марата, когда он был у нее один. А потом появился умирающий, обмороженный Леонидик, и Лика любила и баюкала его. А потом – снова Марата, брошенного и одинокого, а потом опять Леонидика, потому что он в этом трио – проигравший, а значит несчастный. В итоге несчастными оказались все. И если бы только это!
Лика еще любила не только жалеть. Она была девушкой старых принципов и любила определенность. С ней может остаться каждый, кто заявит свои права и не захочет уходить. Не захотел Леонидик. А Марат был гордый, благородный, сложный – поэтому ушел.
Не последнюю роль в конфликте сыграла постоянная потребность Марата выворачивать диалог наизнанку, уходить от прямого ответа, что-то выдумывать. Это позднее, у Вампилова в «Старшем сыне», появится Володя Бусыгин, герой своего поколения вольных 60-х, который утвердит новое видение мира незабываемыми словами: «Никогда не врет? Какой ужас!» Именно тогда станет ясно, что прямолинейность и правдивость не самое большое достоинство человека. В эпоху Марата, Лики и Леонидика врать про то, что ловил немецкого парашютиста, еще считалось хоть и маленьким, но преступлением. На это девушка могла искренне обидеться. Люди были воспитаны на простых и ясных принципах. Женщины ждали отчетливых признаний и предложений, мужчины – искренней дружбы и верной любви.
А Марат оказался сложнее, витиеватее. Он словно с корнями и без корней одновременно. Он – потерявшийся в океане жизни мальчик в матросском костюмчике. Мальчик в бескозырке со старой фотографии. У него есть детство, и оно никуда не девается на протяжении всей пьесы, сколько бы времени не прошло. И неважно, что Лика в блокаду топила печку дорогими его сердцу фотографиями, на которых был отец на крейсере и сам он в лодке. Важно, что это детство в нем самом и у него на лице. Несмотря на всю привязанность Лики к семейным врачебным традициям или фатальную любовь Леонидика к маме, Марат оказывается единственным, кто по-настоящему в прошлом завяз. Поэтому ему, инженеру-мостостроителю, и снится сон, что никак он не может построить мост от своего прошлого к настоящему. В сущности, Марат абсолютно идеален в своей неидеальности. Он даже врет по-детски. И ему единственному снятся сны. Он до того чувствителен и открыт, что Лика порой кажется дурой.
Домогаров в этой роли хорош, красив, трогателен в своих чувствах и понятен всем зрителям до последнего. Но только не Лике, которая то бросается ему на шею, то прогоняет его подальше. И до чего же сложно играть человека, который по нашим временам выглядит сущим ангелом.
У Ларисы Кузнецовой роль не менее сложная, к тому же она пребывает на сцене беспрерывно – то с одним своим мужчиной, то с другим. Доведя свою Лику до зеркального блеска в финале спектакля, Кузнецова умудрилась провалить начало. Лика в начале постановки – это пятнадцатилетняя девочка, уморенная голодом. Здесь актриса могла в отсутствии личного опыта опираться на что угодно, вплоть до имитации безумия – ее бы все поняли. Но манерные движения руками, которые больше подходят для немой фильмы начала ХХ века, нежели для блокадной эпохи, становятся досадным лицом Лики на долгое время. Она воспринимается фальшиво, потому что, падая в обморок от недоедания, ухитряется бодро проскакать по комнате к двери. Потому что, стесняясь чужого парня, ведет себя почему-то с нелепой развязностью. Кто придумал все это? Сама ли актриса или не она? Роль убогого затравленного зверька, дурочки-уродицы, прибившейся к нормальному Марату и обаявшей его своей незащищенностью, могла бы выйти куда убедительнее, если бы ее с самого начала было жаль. Но Лика из первых сцен нелепа и раздражающе уродлива в своем горбатом белом пальтишке, вот только жалости она не вызывает – скорее досаду.
И снова все спасает драматургия. Кульминация Лики – ее предпоследнее свидание с Маратом, когда он проникает в квартиру незаметно, а она чутьем любящей женщины ощущает его присутствие и, страдая, крадется по дому, а потом кричит от душевной боли: «Опять! Да что же это такое? Нет сил!» И слезы у актрисы настоящие: зальчик маленький, актеры, как в автобусе, впритирку к первому ряду стоят, и все у них на лице видно.
Процесс спектакля эту Лику оправдывает – она не сразу, постепенно раскрывается, расцвечивается разными красками. Она и смешна, и нелепа, и угловата, и глуповата. Но в исполнении Кузнецовой она живая, и в ней много человеческого.
Истинным праздником спектакля становится Леонидик, которого великолепно играет Андрей Ильин. Да и как могло быть иначе. О, все эти внезапно сваливающиеся на голову Леонидики и Лариосики из нашей драматургической классики! О, эти непременные маменькины сынки и везунчики! Они создают неизменный комический эффект и обязательную интригу, которая без них была бы невозможна. Марат – персонаж романтический и героический. Леонидик – характерный. Поскольку Ильин играет типаж, ему заведомо проще. Вот он и купается в роли с видимым наслаждением. Поразительно найденные жесты, трючки, походка сводят публику с ума. По сюжету Леонидик малоприятный герой, да к тому же сразу заявлен как разрушитель. Он еще не пришел в сознание, но уже начал играть свою роковую роль в жизни Лики и Марата, склонившихся над ним. И тут опять спасает хорошая драматургия. Монолог Леонидика о любви к маме, ревности к отчиму и о собственном эгоизме сыгран Ильиным блестяще, но не менее блестяще звучит неприязненная и какая-то брезгливая реплика Марата:
«Странный ты парень! Зачем ты все это рассказал?» Реплика точнейшая, потому что естественная и созвучная тому, что чувствуют зрители.
Зная среду Арбузова и Леонидика, нельзя не поразиться точности, с какой Ильин создает образ литератора – эта походка, капризные требования бумаги и чернил, сидение под торшером (символ мещанства в 50-е), жена в розовом платье-плиссе, ворчание и колкости, как у соседей в коммуналке. Леонидик-поэт, Леонидик с его томами и семинарами для молодых. Это узнаваемый типаж – скучный, пошлый, исписавшийся и изжившийся вконец. Ему будто не тридцать пять, как по сюжету, а все шестьдесят. И тем более интересны внезапные проблески чувства в этом закостеневшем музейном экспонате. Оказывается, благороден Леонидик и совсем он не скотина последняя и не законченный эгоист. Но в том-то и беда, что зрителю, как и Лике, жаль то одного, то другого – и всегда проигравшего.
«Тебе повезло больше», - говорит Леонидик после войны, имея в виду, что Марат вернулся со звездой героя и целый, а он, Леонидик, - без руки.
«Нет, тебе, - отвечает Марат. – Я тебе потом объясню почему». И зрителям понятно, что он имеет в виду: Лика ведь любит того, кого жалеет, а значит – протез Леонидика более весомый аргумент, чем звезда Марата.
Неумение чувствительной, но заурядной женщины положить конец этому кошмару становится трагедией для троих, и лишь в финале, когда Леонидик идет на свой единственный большой подвиг – на отказ от Лики, – она неожиданно для себя принимает решение и твердо говорит благородному Леонидику: «Прощай!» И – вот парадокс! – именно в этот момент кто-то в зале не выдержал и сзади раздался трагический шепот: «Что же она делает?!»
Финал пьесы и финал спектакля – это великолепная находка. Все разрешилось. Любящие друг друга Марат и Лика остались, наконец, вдвоем. А счастья все равно нет. Есть два человека, сидящие спиной друг к другу – будто чужие – и нервно передающие друг другу сигаретку. Без третьего и на его, третьего, несчастье им свое счастье не построить. Кто-то в наше время посмотрит и скажет: «Вот фигня! Дурью маются!» А кому-то взгрустнется: «Да, были люди в наше время!»

Марианна Сорвина, театровед, преподаватель РГГУ
Июнь 2006 года

Фотографии с сайта Театра им. Моссовета
http://www.mossoveta.ru/performance/marat/
Подписаться на рассылку новостей

обсуждение >>

№ 2
Мириям (Иерусалим)   30.11.2012 - 17:26
Интересно... А мне совсем не показалось, что финал говорит о несчастье оставшихся. Им просто не нужно уже ничего объяснять, и финальные слова из пьесы звучали бы лишним пафосом - и так понятно, что Марат... читать далее>>
№ 1
Дарья (Санкт-Петербург)   4.08.2006 - 13:12
Прекрасный отзыв- шикарный профессиональный текст, достойный описываемого объекта:) Только вот уважаемый автор в запале красноречия и похвал в адрес образа Марата перепутала имена актеров... Александр-... читать далее>>
Кино-Театр.ру Фейсбук
Кино-Театр.ру Вконтакте
Кино-Театр.ру Одноклассники

Афиша кино >>

комедия
Россия, 2018
детектив, шпионский фильм
Россия, 2018
боевик, криминальный фильм, триллер
США, 2018
научно-популярный фильм о природе
Австралия, 2017
фильм ужасов, фэнтези
США, 2018
фильм ужасов
Мексика, Чили, 2017
драма, криминальный фильм, триллер, фильм ужасов
Норвегия, 2017
научная фантастика, приключения
США, 2018
триллер, фильм ужасов
Россия, 2018
комедия, криминальный фильм
Великобритания, Канада, США, 2018
боевик, комедия, криминальный фильм
Италия, 2017
биография, драма, криминальный фильм, экранизация
Испания, Болгария, 2017
все фильмы в прокате >>