Кино-Театр.ру
МЕНЮ
Кино-Театр.ру
Кино-Театр.ру
Кино-Театр.ру мобильное меню

Премьера оперетты Ш. Лекока «Жирофле-Жирофля»

Театральная хроника >>

Московский Камерный театр 3 октября 1922 года показал оперетту Ш. Лекока «Жирофле-Жирофля» про двух испанских девушек-близнецов, которых различали только по цвету банта. Постановка А. Таирова, оформление художника Г. Якулова.
В интервью от 10 октября 1921 года Таиров говорил: «Мы трактуем оперетку как сценическую музыкальную эксцентриаду, а не как комическую оперу. Хотим не выпевания арий, дуэтов и хоров, а, как и раньше, стремимся к новой сценической композиции, основанной на органическом слиянии ощущения, движения, слова и звука».
Этот спектакль стал «родоначальником» целого ряда музыкальных спектаклей Камерного театра, прообразом будущих мюзиклов. Эта веселая оперетта Ш. Лекока помогла ракрыть комическую сторону таланта Алисы Коонен, которая играла двух сестер-близнецов. В этой веселой, но весьма сложной технически театральной шутке актриса вела две роли (Жирофле-Жирофля), весело пританцовывая и исполняя задорные арии. Николай Церетелли с блеском играл Мараскина - «легкое упоение жизнью пронизывало каждое его отточенное движение. Он стремительно появлялся на сцене, танцевал, заражал темпераментом своих театральных кузенов» (П.Марков) Конечно, в спектакле принимал участие Владислав Соколов, актер, способный на самые ловкие трюки, - он играл Болеро. В роли Мурзука - Лев Фенин, Пакиту играла Августа Миклашевская, Матамороса - С. Тихонравов.
Из вопоминаний Алисы Коонен:
«Сценическая площадка, в соответствии с замыслом Таирова, была упрощена до предела, на ней была своеобразная аппаратура для театральной игры: большой экран в центре, вспомогательные небольшие экраны, которые появлялись по мере надобности, выгнутый потолок, имевший акустическое значение, большая, широкая лестница — вот и все оформление. В большом экране неожиданно для зрителей открывались отверстия, из которых по ходу действия вылезали пираты, они стремительно спускались по двум гимнастическим шестам вниз и, запихав перепуганную насмерть Жирофля в рваную корзину, молниеносно скрывались со своей добычей. Лестница, тоже игравшая в спектакле важную роль, чрезвычайно интриговала специалистов: она держалась как бы без всякой опоры, висела в воздухе, в то время как по ней в танце спускались семь пар кузенов и кузин. Сконструировал эту лестницу наш машинист сцены старик Христофоров, великий выдумщик и изобретатель. Он называл себя Кафало — так звали знаменитого в то время фокусника. Сколько у него ни выспрашивали, в чем секрет этой лестницы, он так его и не открыл. Своих секретов он вообще никогда не раскрывал.
Очень интересно были придуманы Якуловым костюмы — забавное смешение испанской экзотики с современной спортивной одеждой. Основной частью мужского костюма было трико, поверх которого Мараскин, Мурзук и кузены надевали фраки, манишки, испанские жабо. {} Женщины были одеты в короткие, широкие юбочки и современные тенниски, наряд дополнялся легкими кастильскими шляпами с очень широкими полями. На Жирофле-Жирофля была короткая белая юбочка, из-под которой выглядывали панталончики, бумажный бант на голове, в руках бумажный веер — розовый для Жирофле и голубой для Жирофля. {} Работать было очень весело. Как и предполагал Таиров, «Жирофле-Жирофля» была великолепной разрядкой для актеров. Спектакль был насыщен танцами. Танцы, поставленные балетмейстером Лащилиным, не имели привычных трафаретных комбинаций, они носили, скорее, иронический характер, органически вытекали из действия, сливаясь с ним, освещались задором и непосредственностью. Таиров широко вводил в действие цирк. Так, например, у папа Болеро, когда появляется Мурзук, наводящий панику на обоих родителей, хохол на голове поднимался дыбом и беспрерывно дрожал, вызывая бурный смех в зале. А когда мавр угрожающе подходил к нему, добиваясь, где его невеста, голова папа скрывалась в огромном жабо и будущий тесть оказывался перед озадаченным женихом без головы. Все в этом спектакле шло наперекор сложившимся традициям. {} «Жирофле-Жирофля» - шутка, но шутка с серьезными намерениями. Пафос художника, ненавидящего рутину, влюбленного в живое человеческое чувство, в могучую, звонкую театральность, всё это вложил Таиров в спектакль.»
С 1922 года по 1940 год спектакль прошел более 600 раз.
Кино-театр.ру на Яндекс.Дзен